ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ ТУРКМЕНИСТАНА: ПРОБЛЕМЫ И НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ

Рустам БУРНАШЕВ
Ирина ЧЕРНЫХ


Рустам Бурнашев, кандидат философских наук, заместитель директора Центра анализа международных отношений и гуманитарных исследований при Казахском университете международных отношений и мировых языков им. Абылай хана (Алматы, Казахстан)

Ирина Черных, кандидат политических наук, доцент кафедры международных отношений и внешней политики Национального университета им. аль-Фараби (Алматы, Казахстан)


Военно-политический курс

Военно-политический курс и военное строительство в Туркменистане регулируются Конституцией и рядом других законодательных актов. Среди них можно выделить законы: "Об обороне", принятый 1 октября 1993 года, "О воинской обязанности и военной службе" — тогда же (новая редакция — август 2002 г.), "О статусе и социальной защите военнослужащих и членов их семей" — 8 октября 1993 года, Конституционный закон "О постоянном нейтралитете Туркменистана" — 27 декабря 1995 года, "О мобилизационной подготовке и мобилизации" — 10 декабря 1998 года, "О пограничных войсках" — тогда же, Конституционный закон "Об исключительных полномочиях первого Президента Туркменистана Сапармурата Туркменбаши" — 28 декабря 1999 года. Наряду с ними действует военная доктрина, утвержденная в марте 1994 года.

В силу специфики современных международных отношений и особенностей внутреннего развития страны к законодательным актам, определяющим ее военно-политический курс, можно отнести также закон "О милиции" (29 мая 1991 г.), закон "Об органах национальной безопасности " (12 апреля 1993 г.), Таможенный кодекс (8 октября 1993 г.) и закон "О защите государственных секретов", принятый 24 ноября 1995 года.

Туркменистан исходит из того, что главную военную опасность для страны представляют возможные локальные войны и вооруженные конфликты в сопредельных государствах. При этом в сфере обеспечения военной безопасности республики можно выделить три основных направления: каспийское, афганское и узбекское. Военно-политический курс базируется на принципе "позитивного нейтралитета", определяющего следующее: республика не относится ни к одному государству как к своему противнику; не вступит ни в один коллективный блок; не применит свои вооруженные силы против любого государства, кроме как для самообороны; не будет содержать на своей территории иностранные войска; будет содействовать мировому сообществу в предотвращении войны и вооруженных конфликтов1.

Политическое руководство обороной и вооруженными силами

Согласно Конституции страны (статья 45) Верховным главнокомандующим ее вооруженными силами является президент республики. Он отдает распоряжения о всеобщей или частичной мобилизации, об использовании вооруженных сил с последующим утверждением этих действий Меджлисом, назначает высшее командование вооруженных сил. С. Ниязов не только ныне действующий президент, но и председатель Кабинета министров. На совместном заседании Народного совета и Совета старейшин республики, которое состоялось в конце декабря 1999 года, ему было дано право оставаться президентом без ограничения срока. Если же у него не будет возможности выполнять эти обязанности, то, согласно Конституции, до новых президентских выборов их будет исполнять председатель Меджлиса (в настоящее время — Овезгельды Атаев).

При президенте действует Совет обороны и национальной безопасности.

Вооруженные силы

Вооруженные силы республики начали формироваться на базе частей и подразделений Туркестанского военного округа2, дислоцированных на ее территории на момент распада Советского Союза. В их состав входили следующие подразделения3: крупнейшая в Центральной Азии авиационная группировка, включавшая в себя 156-й авиаполк истребителей-бомбардировщиков (Мары), 179-й истребительный авиационный полк (Небит-Даг), 152-й истребительный авиационный полк (Ак-Тепе), 366-ю отдельную вертолетную эскадрилью (Чарджоу), 217-й авиаполк истребителей-бомбардировщиков (Кызыл-Арват); части сухопутных войск — 68-я мотострелковая дивизия (Кызыл-Арват), пятая мотострелковая дивизия (Кушка), окружной учебный центр, созданный на базе 61-й мотострелковой дивизии (Ашхабад), артиллерийская бригада, полк реактивной артиллерии, противотанковый артиллерийский полк, инженерно-саперная бригада и некоторые другие части.

В настоящее время к военно-силовым и военизированным структурам страны можно отнести подразделения Министерства обороны (министр — Р. Аразов, он же — заместитель председателя Кабинета министров по силовым ведомствам4, начальник Генерального штаба), подразделения Государственной пограничной службы (руководитель — А. Мамедгельдыев5), войска Министерства внутренних дел (министр — А. Атаев6), подразделения Министерства национальной безопасности (министр — Б. Бусаков7) и Службу личной охраны президента (глава — А. Реджепов).

Подразделения Министерства обороны

В эту структуру входят сухопутные войска, ВВС и войска ПВО. По данным Лондонского международного института стратегических исследований (IISS), общая численность подразделений этого министерства — 19,3 тыс. чел.8, по данным Jane's Information Group, — 17 тыс. Территория республики разделена на пять военных округов9.

По сведениям IISS, в сухопутных войсках насчитывается 14,5 тыс. чел.10 (по данным Jane's Information Group, от 14 до 16 тыс.). Их состав: четыре мотострелковые дивизии (одна учебная), артиллерийская бригада, полк реактивных систем залпового огня, полк противотанковой артиллерии, инженерно-саперный полк, две бригады зенитно-ракетных комплексов и отдельный десантно-штурмовой батальон. Jane's Information Group дополнительно к этим частям и подразделениям относит бригаду ракетных комплексов, вертолетную эскадрилью, подразделения связи, разведки и тыла. Кроме того, Министерству обороны подчинены автоинспекция и пожарные части.

В стране начата трансформация дивизий в бригады, и в настоящее время сухопутные войска имеют смешанную структуру. Как правило, дивизии (бригады) укомплектованы личным составом не полностью (в основном — силами охраны и обслуживания) и по своим функциям приближаются к мобилизационным пунктам и складам оружия. Исключением является 84-я элитная мотострелковая дивизия им. С. Ниязова11.

По данным Jane's Information Group, подразделения и части сухопутных войск дислоцированы: в районе Кушки — 357-я мотострелковая дивизия (танковый, большей частью недействующий, и два мотострелковых полка); в районе Кызыл-Арвата — 84-я элитная мотострелковая дивизия им. С. Ниязова (танковый и мотострелковый полки), артиллерийская бригада; в районе Ашхабада — мотострелковая дивизия (три мотострелковых полка, один — большей частью недействующий), учебная мотострелковая дивизия, инженерно-саперный полк, бригада зенитно-ракетных комплексов, вертолетная эскадрилья, мотострелковый батальон, штабной корпус; в Красноводске расположен мотострелковый полк.

На вооружении частей и подразделений сухопутных войск находятся12:

    IISS Jane’s IG
Танки Т-72 702 570
Боевые машины пехоты БМП-1/-2 930 156/405
  БМД-1 120  
  БМД-2 9  
  БРМ 12 51
Разведывательные БРДМ/БРДМ-2 170 50
Бронетранспортеры БТР-60/-70/-80 829 728
Орудия полевой артиллерии Д-30 (122 мм) 180 190
  Д-1 (152 мм) 17 76
(в строю 25)
  Д-20 (152 мм) 72 72
Самоходные артиллерийские установки 2С1 (122 мм) 40 30
  152 мм 2С3   16
Комбинированные установки пулемет/миномет 2С9 (120 мм) 17 12
Реактивные установки БМ-21 (122 мм) 56 60
  9П138 (122 мм) 9  
  9П140 (220 мм)   54
(в строю 10)
Минометы 82 мм 31 500
  ПM-38 (120 мм) 66 42
Противотанковые управляемые ракеты AT-3 Sagger, AT-4 Spigot, AT-5 Spandrel, AT-6 Spiral 100  
Противотанковые пушки T-12/MT-12 (100 мм) 72 48
  85 мм Д-44   6
  РПГ-7   400
Зенитные орудия ЗСУ-23-4 СП (23 мм) 48 60
  С-60 (57 мм) 22 24
Пусковые установки зенитно-ракетных комплексов СА-8
СА-13
40
13
 

Военно-воздушные силы и войска противовоздушной обороны

Эта структура считается наиболее боеспособной в вооруженных силах. Ее дальнейшее развитие, связанное с укреплением баз в Ашхабаде и Мары, призвано обеспечить надежную защиту энергетических интересов страны на Каспии. Авиацию используют для патрулирования моря, компенсируя тем самым недостаточную мощь флота13. В состав ВВС и войск ПВО входят три авиационных полка, зенитно-ракетная бригада, три зенитно-ракетных полка, две отдельные радиотехнические бригады. Их общая численность 3 тыс. чел.14

По данным Jane's Information Group, они дислоцированы: на авиабазе Мары-2 — 67-й полк штурмовой авиации (бывший 156-й авиаполк истребителей-бомбардировщиков) — МиГ-29 и Су-17М3; в Небит-Даге (Балканабат) — 55-й истребительный авиаполк ПВО (бывший 179-й истребительный авиаполк) — Миг-23М; в Ак-Тепе — 107-й истребительный авиаполк ПВО (бывший 179-й истребительный авиаполк) — МиГ-23М и МиГ-25ПД; в Ашхабаде — 47-я отдельная специальная авиаэскадрилья — Ан-24, Ми-24, Ми-8; в Туркменабаде — 31-я специальная авиаэскадрилья (бывшая 366-я отдельная эскадрилья) — Миг-21, Су-7, Л-39, Як-28, Ан-12; в Кызыл-Арвате — 56-я база хранения (Миг-23, Су-25) — бывший 217-й авиаполк истребителей-бомбардировщиков.

На вооружении частей и подразделений ВВС и войск ПВО находятся:

    IISS Jane’s IG
Истребители / истребители-бомбардировщики МиГ-29 22 24
  МиГ-29У 2  
  Су-17 65 65**
  Су-25 46* 46***
  МиГ-23 120* 230
(58 в строю)
  МиГ-23У 10*  
  МиГ-25 24 24
  МиГ-21   3***
Транспортные / общего назначения Aн-26 1  
  Ан-24   1
  Ан-12   3
  Ми-24 10 10
  Ми-8 8 8
Учебные Л-39 2 2
  Су-7Б 3 3***
  Як-28   3***
Пусковые установки зенитно-ракетных комплексов СА-2/-3/-5 50 50
Примечание:      * в резерве
   ** часть в резерве
 *** недействующие

По последним данным, в стране готовится военная реформа, цель которой — "создание мобильной армии, оснащенной самым современным оружием". Согласно официальным документам, правительство пошло по пути формирования малочисленной, но боеспособной армии, "достаточной для защиты государственной целостности и национального суверенитета от возможной агрессии"15. При этом, как заявил президент С. Ниязов, главной задачей армии будет "не допустить внутренней розни"16.

Государственная пограничная служба

По данным Jane's Information Group, численность ее подразделений — 12 тыс. человек. После объявления о прекращении действия соглашения о совместной охране государственной границы Туркменистана, в свое время подписанного Ашхабадом и Москвой, республика начала усиливать эту службу. Сегодня действуют четыре погранотряда, дислоцированные на границе с Афганистаном (Кушка и Койтендаг), Афганистаном и Узбекистаном (Керки) и Казахстаном. Кроме того, командованию пограничных войск подчинен военно-морской флот. Численность его личного состава (вместе с береговыми службами) — около 2 тыс. человек, главная база (300 человек, семь катеров и один тральщик17) располагается в порту Туркменбаши, а база речной флотилии дислоцирована в местечке Келиф, на Амударье.

На данный момент флот страны — самый слабый на Каспии. Несмотря на малую вероятность масштабных боевых действий, здесь возможны взаимные провокации из-за неопределенности правового статуса моря. В связи с этим развитие флота правительство считает одним из приоритетов военного строительства.

Учитывая, что основные угрозы государству исходят не извне, а изнутри страны, общее реформирование вооруженных сил предусматривает усиление Службы личной охраны президента (численность около 2 тыс. чел.), Министерства внутренних дел (столько же) и Комитета национальной безопасности (2,5 тыс. чел.)18.

Министерство внутренних дел, Комитет национальной безопасности, Служба охраны президента

МВД и его подразделения, а также КНБ в основном сохранили структуру милиции и КГБ Советского Союза. Их основная задача — борьба с преступностью. При этом КНБ концентрируется на серьезных уголовных, включая борьбу с коррупцией, и политических преступлениях. В июне 2000 года С. Ниязов высказал идею о создании совета, охватывающего КНБ, МВД и МИД и контролирующего передвижение иностранцев, временно проживающих в Туркменистане. Подразделения МВД и КНБ развернуты по всей территории страны, но основные их группы сосредоточены в Ашхабаде, Кызыл-Арвате и Ташаузе.

К 2002 году выходцы из КНБ, в свое время пришедшие в государственные структуры управления, фактически создали теневую вертикаль власти. Все силовые ведомства были "укреплены" их представителями. Так, заместителем Генерального прокурора стал бывший начальник следственного управления КНБ Б. Отузов, заместителем министра внутренних дел — бывший заместитель председателя КНБ Х. Оджаров, министром обороны был Г. Бегенджов, возглавлявший до того управление военной контрразведки КНБ, начальником Государственной пограничной службы стал бывший заместитель председателя КНБ Т. Тырмыев.

Осенью 2001 года штат КНБ был увеличен на 1 тыс. человек и доведен до 2,5 тыс. (за счет Министерства обороны). При этом С. Ниязов отметил, что силы КНБ должны сосредоточиться на проблемах внутренней безопасности (борьба с торговлей наркотиками и контроль над иностранными гражданами, находящимися на территории республики), а всех тайных агентов, находящихся за границей, необходимо отозвать. В это же время глава КНБ М. Назаров стал также советником президента по национальной безопасности и координации деятельности правоохранительных и военных органов. Кроме того, ему поручено курировать работу МИД. Единственным заместителем министра иностранных дел назначен Б. Худайкулиев, кадровый офицер государственной безопасности19. Учитывая неоднократно отмечавшуюся в прессе связь дипломатических представительств страны с наркоторговлей, можно предположить, что КНБ установил контроль над мощнейшим денежным потоком.

Параллельно шла работа по укреплению дисциплины в органах безопасности, выдвижению чекистов на "гражданские" должности, чистке рядов полиции, армии и государственных органов. Весной 2002 года чистки начались в самом КНБ, а также в Министерстве обороны и в Государственной пограничной службе20. В частности, 5 марта, на расширенном заседании Совета министров была обсуждена работа КНБ, где деятельность его руководства признали неудовлетворительной, а председателя комитета М. Назарова, его заместителей Х. Какаева, возглавлявшего столичное Управление, и О. Бердыева освободили от занимаемой должности. Кроме того, уволены начальник Управления по Балканскому велаяту Г. Аннадурдыев и начальник Управления по Марыйскому велаяту Б. Худайкулиев. На сегодняшний день репрессии затронули около 80% руководства КНБ.

Говоря о спецслужбах, нельзя обойти вопрос о покушении на С. Ниязова (ноябрь 2002 г.). Как бы ни определяли его организаторов, оно продемонстрировало серьезный кризис спецслужб, не сумевших либо предотвратить столь плохо подготовленную операцию, либо организовать ее на должном уровне.

Комплектование и подготовка кадров

Вооруженные силы строятся на принципах кадровой регулярной армии. В соответствии с новой редакцией закона "О воинской обязанности и военной службе", в армию призывают в возрасте от 18 до 30 лет, однако на основе личного заявления воинскую службу можно начинать с 17 лет. Для рядового и сержантского состава она продолжается 24 месяца (для имеющих высшее образование — 18 месяцев). Отметим, что по аналогичному закону от 1993 года она составляла 1,5 года. На флоте и в частях берегового обеспечения срок службы ныне установлен в 30 месяцев. Упразднена отсрочка от призыва для студентов вузов, военные кафедры и факультеты высших учебных заведений закрыты, альтернативная служба не предусмотрена. Из-за недостатка финансовых средств с 2001 года отменена служба по контракту. Считается, что потребности вооруженных сил могут быть покрыты на основе всеобщей воинской обязанности. Таким образом, предполагается омолодить личный состав и увеличить число юношей призывного возраста. По оценкам, ежегодный контингент призывников может быть доведен до 100 тыс. человек.

Как и в других государствах Центральной Азии, в Туркменистане разрушена система военно-патриотического воспитания, упал престиж воинской службы. Вооруженные силы комплектуются призывниками, имеющими слабое здоровье, морально и физически не подготовленными к воинской службе. К тому же снижается их образовательный уровень. Для снижения в армии влияния кланово-племенных и региональных групп, укрепления национальной идентичности, как правило, молодые люди служат за пределами округа, из которого они призывались.

В настоящее время создают специализированные подразделения из числа призывников срочной службы для работы в различных сферах народного хозяйства страны. В первой половине 1990-х годов было принято решение о переходе вооруженных сил на продовольственное самообеспечение (Программа "продовольственной независимости" армии)21, благодаря чему, по мнению С. Ниязова, военнослужащие смогут овладеть гражданской специальностью и после демобилизации подыскать себе соответствующую работу. Причем военной подготовке президент предложил отводить одну неделю в месяц, а остальное время посвятить трудовым подвигам.

Отток, по различным причинам, из республики офицеров Советской Армии в конце 1980-х — начале 1990-х годов создал проблему комплектования личного состава и подготовки кадров вооруженных сил. Для ее решения в октябре 1992 года в Туркменском государственном университете им. Махтумкули (Ашхабад) был открыт военный факультет, готовящий офицеров для танковых, пехотных и авиационных подразделений, а также для служб тыла и связи. В сентябре 1993 года открыт Ашхабадский военный институт, в котором в настоящее время обучается около 600 человек. Основные же тренировочные базы вооруженных сил республики — учебная мотострелковая дивизия (Ашхабад) и авиабаза в Мары.

На основе межправительственных соглашений с Россией, Украиной, Турцией, Пакистаном военные кадры готовят и на базах зарубежных учебных центров, где в настоящее время обучаются более 450 человек (около 200 — в Турции, 200 — в Украине, остальные — в Пакистане и России). Обучение, как правило, проводится в обмен на поставки природного газа или в счет связанных с ними долгов. Помощь в подготовке военных специалистов оказывают и США — согласно соответствующим программам НАТО. Так, в 1999—2000 годах в рамках программы "Международное военное образование и обучение" при Министерстве обороны Соединенных Штатов прошли стажировку 13 военнослужащих Туркменистана22.

Поскольку главным критерием при отборе руководящих кадров провозглашена чистота родословной в трех поколениях, политика в этой сфере по сути направлена на вытеснение лиц нетитульной национальности из системы государственного управления. Такая практика уже привела к тому, что на ответственные должности назначают не профессионалов, а лояльных президенту людей23.

В 2001 году расходы на оборону составили 226 млн долл. (хотя в бюджете на эти цели было предусмотрено 163 млн долл.) — 3,2% от ВВП, но все же, по сравнению с 2000-м, сократились на 22%24.

Международное военное и военно-техническое сотрудничество

Внешняя политика страны весьма специфична — в 1995 году она провозгласила свой нейтралитет, что было подкреплено резолюцией "Постоянный нейтралитет Туркменистана" Генеральной Ассамблеи ООН. Президент республики С. Ниязов неоднократно отмечал, что период конфронтации в мире закончился, поэтому основными политическими приоритетами должны стать мирное сотрудничество, политика невмешательства в дела других государств и полное разоружение25. Туркменистан подписал международные договоры и конвенции о нераспространении ядерного и других видов оружия массового поражения.

Нейтральный статус позволяет стране уходить от решения многих внешнеполитических и внешнеэкономических проблем, возникающих на уровне субрегиона и в более широком международном плане. Как нейтральное государство, Туркменистан не является членом какого-либо военного или военно-политического союза, полагает, что обладает гарантиями в области безопасности со стороны ООН. Однако такие подходы слишком ненадежны, чтобы ставить в зависимость от них национальное выживание.

Туркменистан дистанцируется от многостороннего сотрудничества в военной и военно-технической сферах, предусмотренных Уставом СНГ, предпочитая развивать двусторонние связи. Представители силовых структур республики присутствуют на всевозможных совещаниях в рамках СНГ, но, как правило, ограничиваются лишь ролью наблюдателей. Возможно, единственное исключение — участие в работе Координационного комитета по вопросам ПВО при Совете министров обороны государств СНГ.

Как и большинство стран Центральной Азии, Туркменистан не производит вооружение и военную технику, поэтому наиболее распространенная форма его военно-технического сотрудничества — закупка, ремонт, а также распродажа излишков оружия и военной техники, доставшихся ему при распаде СССР. Отмечены и факты реэкспорта. Так, в первой половине 1990-х годов Ашхабад провел ряд международных посреднических операций. Оружие и военную технику он закупал, как правило, в Болгарии, Чехии, Словакии, Молдове, Румынии, Беларуси, Украине, а продавал в Турцию, Иран, Южный Йемен, Судан.

В настоящее время республика имеет договор на ремонт штурмовиков Су-25 в Грузии (на АО "Тбилавиастрой") в счет долга этого государства за туркменский газ. В 2001 году завершены ремонтные работы по 22 машинам26. Кроме того, грузинские специалисты участвуют в подготовке туркменских летчиков на авиабазе Мары-2.

Активно развивается сотрудничество и с Украиной, где в сферу обоюдных интересов входит бартер: в счет поставок газа Киев выделяет Ашхабаду военную технику и комплектующие, а также обучает военных специалистов. Для усиления флота Туркменистан в 2001 году принял решение закупить в Украине боевые патрульные катера (десять 40-тонных "Грифов", оснащенных пулеметной установкой 12,7 мм, и десять 8-тонных катеров "Калкан-М"). В 2002 году в республику уже поступили четыре катера "Калкан-М". На Львовском авиаремонтном заводе планируется отремонтировать четыре МиГ-29.

Сотрудничество с НАТО осуществляется по программе "Партнерство ради мира" и на двусторонней основе — в обычном для стран Центральной Азии формате. При этом интересно отметить, что Туркменистан был первым в регионе государством, присоединившимся к этой программе (май 1994 г.)27. В рамках данного сотрудничества организована подготовка и переподготовка военных специалистов, а также поставка техники (все — в незначительных объемах). Из последних поступлений можно отметить патрульный катер класса "Поинт Джексон", переданный Центральным командованием Министерства обороны США. С 1999 года в республике работают американские инструкторы, которые занимаются подготовкой специального подразделения пограничных войск для борьбы с контрабандой наркотиков.

Военное сотрудничество с другими странами, исключая Россию, носит характер разовых договорных поставок, не имеющих большого влияния на развитие вооруженных сил страны и совершенствование военной инфраструктуры.

Наиболее интенсивные контакты в военной сфере налажены с Россией и Афганистаном.

Сотрудничество с Россией

Реформируя вооруженные силы в условиях нехватки людских ресурсов, дефицита финансовых средств и учебных баз, Ашхабад попытался найти неординарное решение этих проблем, создав объединенное командование с Москвой. Так, 31 июля 1992 года был заключен Договор о совместных мерах по созданию вооруженных сил Туркменистана. В соответствии с этим документом Москва выступила гарантом безопасности Ашхабада. Также отмечалось, что части и подразделения пограничных войск, ВВС и ПВО остаются под российским командованием и организационно входят в состав Вооруженных сил России, а другие воинские формирования переходят под объединенное командование с постепенной их передачей (в течение 10 лет) Туркменистану. На переходный период Москва обязывалась оказывать Ашхабаду военно-техническую и оперативно-тактическую помощь и выплачивать компенсацию за право размещения на территории Туркменистана своего оборудования. Последний брал на себя расходы по содержанию и обеспечению частей совместного подчинения28. В 1992 году при Министерстве обороны Туркменистана начала действовать Оперативная группа Министерства обороны России (ее руководство было дислоцировано в Ашхабаде), обеспечивающая сотрудничество и координацию действий в военной сфере. В прямом подчинении группы находились отдельный батальон связи (145 чел.), узел связи "Автоклуб" (65 чел.), рота охраны (60 чел.) и отдельная транспортная эскадрилья (48 чел.). До 1994 года в Туркменистане находились два российских полка пусковых установок зенитно-ракетных комплексов.

23 декабря 1993 года был подписан российско-туркменский Договор о совместной охране государственной границы Туркменистана и о статусе военнослужащих пограничных войск России на его территории, в соответствии с которым в марте 1994 года была создана Оперативная группа Федеральной пограничной службы (ФПС) России (штаб в Ашхабаде). В ней насчитывалось от 2 до 3 тыс. человек (из них 1,5 тыс. — офицеры и прапорщики). В состав группы входили отдельный батальон связи (Ашхабад), школа сержантского состава (Ашхабад), 170-й отдельный авиационный полк (Мары) и 46-й отдельный дивизион пограничных сторожевых кораблей и катеров (Туркменбаши). Она обеспечивала охрану сухопутных и морских рубежей Туркменистана (морскую границу с Ираном охраняли два сторожевых корабля со смешанными российско-туркменскими экипажами). Кроме того, ФПС России готовила офицерские кадры и младших специалистов для пограничных войск Туркменистана.

В декабре 1994 года Служба внешней разведки России подписала соглашение о сотрудничестве с КНБ Туркменистана, где продолжал действовать расположенный в Багире Отдельный узел связи особого назначения Федеральной службы безопасности России (125 чел.), ведущий радиоразведку стран Ближнего и Среднего Востока.

Однако различия в понимании процессов военного строительства и военно-политического курса привели к тому, что в январе 1994 года Объединенное командование упразднили. 20 мая 1999 года руководство Туркменистана объявило о своем решении прекратить действие Договора от 1993 года. Одна из основных тем встречи главы ФПС России К. Тоцкого с президентом С. Ниязовым (июль 1999 г.) — порядок вывода с территории Туркменистана российских пограничников и пересмотр Договора о пограничном сотрудничестве. И к 20 декабря того же года российские пограничники полностью покинули территорию республики29, что некоторые аналитики связывают с переориентацией Ашхабада на сотрудничество с Вашингтоном. Однако это может быть обусловлено и желанием самостоятельно контролировать финансовые и торговые потоки, проходящие через границу с Афганистаном.

В настоящее время Туркменистан имеет свыше 22 договоров и соглашений с Россией, предусматривающих широкий спектр военных связей. Среди них следующие: о сотрудничестве между Главным разведывательным управлением Генерального штаба России и Разведывательным управлением Министерства обороны Туркменистана, о подготовке его кадров в учебных заведениях России, о совместном аэродромно-техническом обеспечении воздушных судов и др. Особенно активное сотрудничество отмечается в сфере использования объектов военной инфраструктуры.

Специфично складываются отношения между этими странами после упомянутого выше покушения на С. Ниязова. С одной стороны, он обвинил Россию в покровительстве организаторам этой акции. Так, в ходе своего выступления на национальном телевидении (2 декабря 2002 г.) он сообщил "о двух самолетах с российскими спецназовцами, которые ожидали сигнала к вылету в Туркменистан, чтобы утопить его народ в крови"30. С другой стороны, Москва не выразила официального протеста по этому поводу. А в ходе своего визита в Туркменистан (январь 2003 г.) секретарь Совета Безопасности России В. Рушайло даже предложил С. Ниязову помощь в расследовании покушения.

Контакты с Афганистаном

До октября 2001 года Туркменистан активно развивал военно-техническое сотрудничество с противоборствующими в Афганистане группировками, в частности поставлял им горюче-смазочные материалы, стрелковое оружие и боеприпасы. (С зимы 1994 г. действовала железнодорожная ветка от Кушки до Тургунди.) С 1997-го эти поставки осуществлялись систематически. Вместе с тем республика подчеркнуто придерживалась нейтралитета в афганском конфликте, поддерживая тесные политические и экономические отношения с правительством Раббани и с движением "Талибан".

По утверждению российских спецслужб, основа тесных отношений Ашхабада и группировок в Афганистане — торговля наркотиками и оружием. По мнению экспертов ООН, через Туркменистан сегодня пролегает один из основных маршрутов нелегального транзита наркотиков из Афганистана. Кроме того, на позицию Ашхабада влияла возможность реализовать выдвинутый в 1994 году американской компанией "Юнокал" и саудовской фирмой "Дельта" проект строительства газопровода, соединяющего Туркменистан с Пакистаном, с возможным его продлением в Индию. Эта магистраль (протяженностью около 1,5 тыс. км) предназначалась для доставки газа, добываемого на Довлетабадском месторождении на юге Туркменистана, через территорию Афганистана до распределительной системы в пакистанском городе Мултана.

С началом контртеррористической операции в Афганистане, С. Ниязов, ссылаясь на нейтральный статус своей страны, отказался предоставить аэропорты для дислокации сил антитеррористической коалиции. МИД Туркменистана распространил заявление, в котором подчеркнул, что республика не собирается предоставлять свою территорию и военные объекты для проведения иностранными государствами военных действий. Ее воздушное пространство также не было открыто для пролета военных самолетов альянса. При этом официальный Ашхабад предоставил наземные и воздушные коридоры для доставки гуманитарных грузов в Афганистан31. В результате сегодня Туркменистан стал вторым (после Пакистана) государством по объему транзита гуманитарной помощи в эту страну.


1 См.: Грунин М., Гушер А. Центральная Азия: проблемы и перспективы развития политической и экономической ситуации [http://www.e-journal.ru/bzarub-st5-4.html].
2 Упразднен 30 июня 1992 года в связи с распадом СССР.
3 См.: Ленский А.Г., Цыбин М.М. Сухопутные войска в последний год Союза ССР: Справочник. СПб., 2001.
4 До того — Д. Копеков, К. Касымов, Б. Сарджаев и Г. Бегенджов (в прошлом начальник управления военной контрразведки). До своего назначения на пост министра обороны Р. Аразов занимал должность председателя Меджлиса.
5 С 5 марта 2002 года. До того данный пост занимал Т. Тырмыев, А. Мамедгельдыев был заместителем министра обороны по тылу.
6 С 21 февраля 2003 года. До того данный пост занимал А. Какабаев, до 1998-го — К. Касымов.
7 С сентября 2002 года.
8 См.: The Military Balance 2002/2003. Oxford: Oxford University Press for International Institute for Strategic Studies, 2001. P. 137.
9 Там же.
10 Там же.
11 До декабря 1992 года — 5-я гвардейская мотострелковая Зимовниковская дивизия.
12 См. также статистику, приводимую в "Независимой газете" от 24 декабря 1999 г. и 12 февраля 2003 г.
13 См.: Алексеев А. Вооруженные силы Туркменистана [www.cast.ru/russian/publish/2002/may-june/alexeev.html].
14 См.: Грунин М., Гушер А. Указ. соч.
15 Красная звезда, 27 января 2001.
16 Интерфакс, 2 февраля 2001.
17 См.: Грунин М., Гушер А. Указ. соч.
18 Численность указана по данным Jane's Information Group.
19 См.: Арзыбов К. Туркменбаши начинает "чистки"? [www.iwpr.net/_tur/tur_01_09_18.html].
20 Время новостей, 8 апреля 2002.
21 См.: Михайлова П. Туркменскую армию косит голод [www.iwpr.net/2001/_tur/tur_12_15.html].
22 См.: FAS, Foreign Military Training and DoD Engagement Activities of Interest, Vol. 1, Joint Report to Congress, March 2000, DOS Foreign Policy Objectives [www.state.gov/www/global/arms/fmtrain/toc.html].
23 См.: Независимая газета, 21 января 2002.
24 См.: The Military Balance... P. 292.
25 См.: Эфегил Э., Олжай А.М., Кыдык Х. Сотрудничество Туркменистана с международными и региональными организациями // Центральная Азия и Кавказ, 2000, № 5 (11).
26 Интерфакс-АВН, 23 апреля 2002.
27 См.: Oliphant J.C. Partnership for Peace — A Progress Report [gopher://marvin.nc3a.nato.int/00/secdef/csrc/g52.txt].
28 См.: Эсенов М. Формирование внешнеполитического курса Туркменистана [www.ca-c.org/datarus/capitel3.shtml].
29 См.: Независимая газета, 24 декабря 1999.
30 Независимая газета, 5 декабря 2002.
31 См.: Независимая газета, 6 октября 2001.

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL