МИГРАЦИОННЫЕ НАСТРОЕНИЯ НЕМЦЕВ КАЗАХСТАНА И ВОЗМОЖНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

Олег СИДОРОВ


Олег Сидоров, кандидат политических наук, директор общественной организации "Миротворчество" (Алматы, Казахстан)


Нынешняя ситуация

По данным последней в Советском Союзе переписи населения, которая проводилась в 1989 году, в СССР тогда насчитывалось 2,038 млн немцев (примерно 0,7% граждан страны)1. Следует отметить, что основная их масса проживала в Казахстане, в советских республиках Средней Азии и в Сибири. После распада СССР многие уехали на историческую родину, бросив все нажитое годами. Этот процесс постепенно набирал обороты и вовлекал в свою сферу все больше и больше людей. Для Казахстана как суверенного государства вопрос об эмиграции становился все более актуальным, да и сейчас он стоит остро.

Из-за депопуляции и эмиграции численность европейского населения в республике уменьшилась на 2 млн, а восточного, наоборот, увеличилась на 1,6 млн. Если прирост количества казахов составил 1 488,1 тыс. человек (22,9%) и в общей численности их доля увеличилась с 40,1% до 53,4%, то русских стало меньше на 1 582,4 тыс. человек (26,1%), немцев — на 593,5 тыс. человек (62,7%), украинцев — на 328,6 тыс. (37,5%), татар — на 71,7 тыс. (22,4%), белорусов — на 66 тыс. (37,1%)2. Сам факт того, что выезжают из страны больше, чем въезжают, свидетельствует о серьезных проблемах в социально-политической и экономической жизни казахстанского общества. Социально-экономическая и политическая ситуация в республике, как и в других государствах Центральной Азии, по-прежнему остается напряженной. Это подтверждает и перепись населения, проведенная в феврале 1999 года. Ее результаты показали, что численность немцев в Казахстане снизилась до 350 тыс. человек.

Квазиблагополучие в социально-политической сфере, рекламируемое на государственном уровне, конечно, может оказать значительное влияние на мнение представителей международных организаций и стран дальнего зарубежья, но факт остается фактом — люди уезжают. И уезжают как в дальнее, так и в ближнее зарубежье. Комитет по статистике и анализу Агентства по стратегическому планированию и реформам республики отмечает, что основные миграционные потоки направляются в страны ближнего зарубежья. Около 80% эмигрантов выехали в страны ближнего зарубежья; в том числе в Россию — 72,4%, Узбекистан и Украину — по 2%, Беларусь — 1,8%. Что касается дальнего зарубежья, то в Германию выехали 18,4% эмигрантов, Израиль — 0,6%, США — 0,3%. Значительные миграционные оттоки населения за пределы республики наблюдаются из промышленно развитых областей: Северо-Казахстанской (51,3 тыс. чел.), Костанайской (39,5 тыс. чел.), Акмолинской (34,4 тыс. чел.)3. Здесь следует учитывать, что данные Агентства по стратегическому планированию и реформам отражают лишь видимую часть проблем и нескончаемого пока потока людских ресурсов, который в основном втянул в себя высококвалифицированных специалистов, в результате чего в стране уже ощущается дефицит профессиональных кадров.

Германия не раз говорила о своем стремлении поддерживать казахстанских немцев. Представители правительства и бундестага почти каждый год приезжают в нашу республику в составе различных делегаций. В одной из таких поездок уполномоченный по вопросам переселенцев федерального правительства Йоханн Вельт выразил благодарность за заботу о немецком меньшинстве. Говоря о целях визита, г-н Вельт сообщил о намерениях его страны наладить экономические отношения с казахстанскими немцами. Другими словами, Германия стремится, чтобы они оставались в нашей республике, и готова поддерживать их4. Но насколько реальна и действенна эта помощь? Над этим вопросом, на наш взгляд, предстоит серьезно задуматься как в самой Германии, так и в Казахстане.

Открыты ли двери на историческую родину?

Не безоблачно обстоят дела у прибывших из Казахстана немцев и на исторической родине. Психологический барьер, который появляется у них сразу же, как только они становятся гражданами Германии, растет, и в настоящее время ощущается недовольство коренных немцев по отношению к так называемым "советским собратьям" (в Казахстане их называют немцами, а в Германии — русскими). Однако этот барьер не интересует государственных чиновников, в результате чего в самом немецком обществе назревает потенциальный конфликт, который невозможно решить путем издания нормативно-правовых актов. Ведь данная проблема проявляется как на бытовом, так и на профессиональном уровне, и не секрет, что прибывших считают рангом ниже коренных немцев. В настоящее время есть основание говорить о том, что последние никогда не примут в свой круг поколение, уже родившееся в этой стране в семьях переселенцев. Даже если принимать во внимание и то, что это поколение имеет гражданство, владеет государственным языком, впитало местный диалект и образ мыслей, оно останется поколением "русских".

Создается парадоксальная ситуация, в которую казахстанские немцы попадают по пересечении германской границы: "чужие среди своих". И без вмешательства государственных органов такая ситуация будет сохраняться много лет. В этом случае непонятна позиция немецкого правительства, которое фактически оставило приехавших наедине с их проблемами. Психологической реабилитации "русских" немцев уделяется ничтожно малое внимание, в результате чего большинство переселенцев подвержены психологическим стрессам и психологическому давлению со стороны коренного населения. Правда, необходимо отметить, что и многие отъезжающие из Казахстана плохо представляют свою жизнь в Германии. Едут в надежде, что там "лучше", полную, систематизированную, разностороннюю информацию получить трудно.

В итоге уехавшие на постоянное жительство из Казахстана (и не только) оказываются в Германии в двойственном положении. С одной стороны, по многим показателям (важнейший из них — язык) местные жители причисляют их к иностранцам, с другой — на государственном уровне их признают немцами, они гораздо легче, нежели представители других национальностей, получают гражданство. Но в то же время приехавшие все больше и больше испытывают на себе как скрытое, так и открытое желание властей всеми силами ограничить дальнейший въезд немцев из бывших республик Советского Союза. Среди многих вопросов, остро волнующих коренных немцев, особое место занимает проблема иммигрантов, ведь с ними связывается и рост безработицы, и рост преступности, и сокращение социальных пособий. Для примера можно привести официальную статистику, согласно которой на 75 млн граждан Германии приходится 7 млн иностранцев. Но из 3 млн человек, живущих на социальную помощь, они составляют 700 тысяч. Другими словами, среди населения бывшие иностранцы составляют 9%, а среди получателей социальной помощи — около 25%. Причем только за 2002 год число живущих на социальное пособие увеличилось на 7%. Если же рассматривать только западную часть страны, то за годы правления коалиции Г. Коля количество живущих на социальное пособие выросло на 170%.

Правовое обеспечение приехавших из бывшего СССР

По данным Министерства внутренних дел Германии, только в 1997 году из республик бывшего СССР в страну прибыло 131 895 этнических немцев. Больше всего переехало из Казахстана — 74 тыс. человек, из России — 47 тыс., Кыргызстана — 4 тыс. переселенцев, Украины — 3 153 человека, а меньше всего из Азербайджана — 20 человек. Все это, вместе взятое, гораздо меньше, чем допускает ежегодная квота приема — 220 тыс. человек. Специалисты утверждают, что приток сдерживается экзаменом по немецкому языку, который кандидаты в переселенцы теперь сдают в обязательном порядке. На основании результатов этого экзамена и выдают разрешение на въезд в качестве переселенцев5.

Если мы обратимся к нормативно-правовой базе, то и здесь возникают вопросы. Так, согласно Конституции Германии (статья 116), переселенец является немцем, если он принят "в качестве беженца или перемещенного лица немецкой национальности или как супруг или потомок такого лица на территории Германской империи по состоянию на 31 декабря 1937 года". Большинство немцев из бывшего СССР легко доказывают, что они "настоящие", их нелегкая судьба и бесконечные репрессии тому подтверждение: вплоть до 1950-х годов в Советском Союзе им запрещали пользоваться родным языком и жить по своим традициям. Именно по этой причине многие немцы оказались по паспорту русскими6. В связи с этим казахстанские немцы сталкиваются с очередной проблемой на пути обретения гражданства Германии.

После вступления в силу Закона ФРГ об урегулировании причиненного войной ущерба от 1 января 1993 года в страну ежегодно могут въезжать не более 220 тысяч (плюс-минус 10%) переселенцев. С этой даты германское гражданство не передается по наследству, то есть те, кто родился после 1 января 1993 года, уже не могут стать переселенцами. Кроме того, с 1990 года желающие приехать должны ждать, пока обработают их анкеты.

С 1992 года начал действовать Закон о ликвидации последствий Второй мировой войны, уточняющий некоторые положения закона об изгнанных. Например, подчеркивается, что немецкий язык — один из главных критериев, определяющих принадлежность к немецкому народу. Но, как мы уже отмечали, многие немцы Советского Союза под страхом осуждения вынуждены были ограничить сферу применения родного языка, что без повседневного общения сводит на нет его знание, особенно в следующих поколениях.

Поэтому неясно, чем руководствовался Федеральный административный суд, который в 1996 году подчеркнул особое значение проверки знаний немецкого языка переселенцев7. А в последнее время Германия ввела еще ряд ограничений для въезда репатриантов. Они должны не только знать немецкий язык, народные традиции или быть когда-то репрессированными. Немцу может быть отказано в том случае, если в СНГ он занимал высокую должность. В это число может попасть, например, бывший директор школы или совхоза, представитель силовых структур (в звании выше капитана). К тому же уезжающие на историческую родину лишаются пенсии, заработанной честным трудом в стране, где они родились, учились и трудились8.

Проблема, с одной стороны, носит конструктивный характер — забота о знании гражданами Германии государственного языка, с другой — она деструктивна, так как хотя немецкое правительство и утверждает, что оно всегда радо возвращению на историческую родину своих соотечественников, но вместе с тем создает для них определенные трудности.

Постановление, согласно которому все переселенцы, независимо от возраста и национальности супруга (супруги), должны сдать экзамен по языку, напрямую ущемляет их права, так как в случае неудовлетворительной оценки выезд откладывается более чем на три года, до следующего приглашения от федерального ведомства на собеседование. Из сказанного ясно, что переезжающие отнюдь не становятся автоматически "истинными немцами", то есть историческая родина не так уж и открыта для них, как это кажется на первый взгляд.

Профессиональный уровень

Общеизвестно, что выезд граждан за границу (кратковременный, на длительный срок или на постоянное жительство) — потребность людей в перемещении из одной страны в другую. Гарантии свободы перемещения граждан, а также вопросы, касающиеся воссоединения семей, возвращения на историческую родину, отражены и в законодательстве Казахстана. Но это вовсе не означает, что интересы государства и личности здесь тождественны. Необходимо учитывать, что уезжают лучшие, квалифицированные трудовые ресурсы, и не просто ресурсы, а интеллектуальный потенциал страны, то есть происходит "утечка умов". (Плохие работники и просто антиобщественные элементы никуда не поедут — это, на наш взгляд, бесспорно.) В любом государстве внешние миграционные потоки определяются социально-экономическими, политическими, национальными, религиозными и другими факторами, а сегодня они отнюдь не в пользу правительства Казахстана.

Государственная программа поддержки немецкой диаспоры на примере Российской Федерации

В процессе интеграции представителей немецкой национальности в казахстанское общество целесообразно учитывать опыт сопредельных стран, в частности России. Так, одним из проектов улучшения жизни немецкой диаспоры в РФ стала Программа создания компактного поселения для российских немцев в поселке Стрельна. Она реализуется в рамках соответствующей межправительственной российско-германской комиссии, у нее есть определенные шансы возродить национально-культурный этнос российских немцев как части населения, живущего под Санкт-Петербургом, развить инженерную и социальную инфраструктуру упомянутого поселка, расширить производство и создать дополнительные рабочие места для переселенцев и местных жителей. По окончании первого этапа программы "Нойдорф – Стрельна" будет представлять собой жилой комплекс для 50 семей из 38 домов коттеджного типа с приусадебными участками и полным инженерным обеспечением. А для создания на первом этапе рабочих мест (не менее 250) предусматривается организация предприятий различных форм собственности. Для реализации этого проекта создано ООО "Агентство территориального развития Нойдорф – Стрельна". Общий объем капиталовложений на первом этапе программы — 13,6 млн марок. Из российской казны выделено 3,4 млн марок, из федерального бюджета Германии — 10,2 млн. Отбор переселенцев ведет специальная российско-германская комиссия9.

Но это лишь малая доля того, что надо сделать для улучшения быта, повышения уровня жизни, сохранения и возрождения традиций диаспоры. Конечно, можно утверждать, что вдали от исторической родины представители любой национальности утрачивают свои традиции, культуру, язык. Но люди, осознающие, что они оторваны от исторической родины, психологически подготавливают себя к сохранению накопленного ими опыта, народных традиций, культуры. Немало есть примеров того, что диаспоры сохранили свою культуру, язык, традиции лучше, чем это было сделано на исторической родине.

Несомненно, по примеру России правительство Казахстана могло бы организовать аналогичное проживание немцев и на территории нашей республики, но сегодня мы только констатируем факт их выезда за границу. Вместе с тем, при высказываемом желании помочь казахстанским немцам в решении проблем, правительство Германии постепенно сокращает субсидирование деятельности их организаций. Так, на одной из пресс-конференций председатель Ассоциации немцев Казахстана г-н Дедерер признался журналистам, что все труднее убеждать федеральное правительство не сокращать объемы финансирования их деятельности из-за того, что число проживающих в республике немцев сильно сократилось10.

Реальность и перспективы

Только в 1997 году Германия выделила немцам Казахстана солидную помощь — 6 млн марок. Сегодня в нашей стране насчитывается 300 тыс. немцев. Эмиграция на историческую родину продолжается, хотя этот процесс уже замедлился. Г-н Дедерер полагает, что в нашей стране их останется не меньше 150 тысяч и они будут нуждаться в поддержке11.

Неудивительно, что наметившийся в 1970-е годы их отъезд на историческую родину в начале 1990-х принял массовый характер, в результате чего Казахстан потерял самую трудоспособную и созидательную часть своего населения. Оставшимся Германия оказывает значительную помощь, призывая их не уезжать, а стремление к отъезду продиктовано в основном неэкономическими причинами.

Следует отметить, что в настоящее время немцы считаются стареющей нацией: нигде не встретишь столько людей преклонного возраста, как в Германии. Молодежь же не торопится заводить детей. В этом плане переселенцы спасают ситуацию. В 1995 году 38% из них были не старше 20 лет, среди коренного населения — 21%. В группе 20—45-летних — 41% переселенцев. И только каждый пятый вновь приехавший был старше 45 лет (среди коренных жителей — 42%). Фактически переселенцы в два раза моложе коренного населения, они выгодны с точки зрения формирования фондов социального обеспечения и вовсе не являются их главными потребителями12.

Учитывая, что статистические данные отражают лишь официальную позицию по отношению к миграции населения за пределы нашей республики, в том числе и представителей немецкой национальности, можно сделать вывод о грядущей неизбежной потере для казахстанского общества квалифицированных специалистов, с одной стороны, а с другой — об уменьшении численности населения Казахстана.

Для Германии людской поток, пытающийся найти себя и реализовать свои возможности на исторической родине, также будет иметь двоякое значение. С одной стороны, это пополнение генофонда немцев и снижение среднего возраста стареющего населения, с другой — отторжение и неприятие коренными немцами переселенцев, что на начальном этапе сулит потенциальные конфликты на бытовом уровне, а в перспективе и на других уровнях общественных отношений.

Оставшихся в Казахстане может ожидать потеря связи со своей исторической родиной, полная ассимиляция языка и культуры, утрата профессиональных навыков и высокой квалификации, что будет усугубляться препятствиями, появляющимися в процессе трудоустройства на руководящие должности на всех уровнях государственной службы. Все это в конечном счете способствует росту миграционных настроений. Если представители немецкой национальности поставят перед собой лишь одну задачу — выехать за пределы Казахстана, то, вполне вероятно, они сделают выбор в пользу России, нормативно-правовая база которой более привлекательна с точки зрения их профессионального роста, более высокого уровня жизни и отлаженной пенсионной системы.


1 См.: 5-й пункт, как он есть // Советская торговля, 30 января 1990.
2 См.: Угроза депопуляции // Almaty Times, 2000, № 1.
3 См.: Колосов А.В. Прошлое и настоящее немецкой диаспоры в Казахстане. Ч. 2. Алматы, 1998.
4 См.: Германия будет поддерживать казахстанских немцев // Индустриальная Караганда, 5 апреля 2000.
5 [www.prostor.samal.kz].
6 См.: Колосов А.В. Указ. соч.
7 См.: Поздние переселенцы Sprachtest. Йоханн Вельт: "Экзамен отменить нельзя, но "очеловечить" процедуру его проведения можно" [http://recht.germany.ru].
8 См.: Латыпова Е. В Казахстане осталось 300 тысяч немцев // Панорама, 28 августа 1998, № 33.
9 См.: Нойдорф – Стрельна. Этнические немцы возвращаются на родину своих предков [http://runnet.dux.ru].
10 См.: Латыпова Е. Указ. соч.
11 См.: Там же.
12 См.: Колосов А. Переезжать в Германию? [http://prostor.samal.kz/texts/num0601/kol0601.htm].

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL