ПОЛИТИКА БЕЗОПАСНОСТИ НА ЮЖНОМ КАВКАЗЕ:
ОСНОВНОЙ КРУГ ПРОБЛЕМ

Мартин МАЛЕК


Мартин Малек, научный сотрудник Академии национальной обороны Австрии (Вена, Австрия)


Южный Кавказ не особо интересует общественность западных стран. Однако это не означает, что происходящие в нем события имеют лишь региональное значение. С одной стороны, весьма неоднородный по своему этническому и религиозному составу, он сам по себе является источником кризисов; с другой — находится вблизи горячих точек: Чечни, курдских районов восточной Турции, Ирака. К тому же Южный Кавказ — своеобразный перекресток, своего рода соединительное звено между Европой и Азией, Западом и Востоком, где сталкиваются интересы великих держав. Этому во многом способствует и роль транспортного, в частности нефтяного коридора, которую играет данный регион.

Наиболее сложные проблемы внутренней и внешней безопасности Южного Кавказа связаны с нерешенными политическими и этнотерриториальными конфликтами; с беженцами; с продолжающимся социально-экономическим кризисом; со слабостью и неэффективностью институтов государственной власти (особенно в Грузии); с правонарушениями и коррупцией; а также с низким уровнем демократии. Эти проблемы настолько взаимосвязаны, что решать их необходимо в комплексе, ибо иной вариант вряд ли окажется успешным.

1. Главные участники

Основные участники создания политики безопасности на Южном Кавказе — его независимые и признанные страны: Грузия, Армения, Азербайджан; государства, граничащие с регионом: Россия, Турция, Иран; Соединенные Штаты Америки; международные организации: ООН, ОБСЕ, СНГ, ГУУАМ и НАТО. Кроме того, в этот список можно включить непризнанные, но де-факто существующие страны: Абхазию и Южную Осетию — в Грузии, Нагорный Карабах — в Азербайджане. Но при этом следует помнить, что Азербайджан отказывается признать Карабах в качестве самостоятельного, то есть не связанного с Арменией участника; а в Грузии широко распространено мнение, что Абхазия и Южная Осетия могут отстаивать свои позиции исключительно благодаря поддержке со стороны России.

2. Договор о коллективной безопасности и ГУУАМ

В Договор о коллективной безопасности (ДКБ), известный как "Ташкентское соглашение" 1992 года, был включен пункт об оказании взаимопомощи, который (в отличие от аналогичного документа НАТО) недвусмысленно предусматривает использование военных средств. В 1999 году Грузия и Азербайджан не пролонгировали этот договор в 1999 г., в результате чего они автоматически вышли из него и Армения осталась сталаединственной страной Южного Кавказа, принимающей участие в ДКБ в договоре. В апреле 2003 года на его базе была создана Организация договора о коллективной безопасности (ОДКБ), которая должна стать военным союзом России, Беларуси, Армении, Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана.

ГУУАМ же (в названии использованы начальные буквы стран-членов: Грузии, Украины, Узбекистана, Азербайджана, Молдовы) Москва и Ереван всегда рассматривали как "антироссийскую" структуру и как "троянского коня" НАТО в СНГ. Несмотря на цель этой организации — поддержание мира, ее значение в сфере безопасности государств-участников пока невелико, хотя бы потому, что что остается незначительной.до сих пор не сформированы не только ееНет постоянная организационная структурыа, но, отсутствует и секретариат, не говоря уже приходится говоритьо механизмах оказания военной взаимопомощи, подобных тем, которые предусматривались Договоруом о коллективной безопасности, а ныне и ОДКБ.

3. Отношения с НАТО

Все три страны Южного Кавказа — ассоциированные члены Парламентской ассамблеи НАТО, а также входят в Совет евроатлантического партнерства. В 1994 году они подписали рамочное соглашение по программе НАТО "Партнерство ради мира". АрменияС 1999 года небольшие воинские контингенты Азербайджана и Грузии (около 30 человек в каждом) представлены в миротворческих силах под руководством НАТО "Силы для Косово", а участие Армении в этом процессе предусмотрено лишь с января 2004-го (один пехотный взвод, причем как часть греческого контингента). На этом и заканчивается сходство в отношениях данных стран с НАТО.

Армения ясно дала понять, что не собирается вступать в Североатлантический альянс, хотя и не отвергает возможности сотрудничества на определенном уровне. За последним, несомненно, стоит желание получать финансовую помощь и стремление опередить Азербайджан в контактах с этой структурой. Первые учения НАТО в Армении "Лучшее совместное усилие-2003" прошли во второй половине июня 2003 года. Об уникальности этого события свидетельствует хотя бы то, что турецкий е войскаконтингент (правда, всеготолько три ичастчеловека) впервые вступил на землю независимой Армении. Ведь не следует забывать, что между Ереваном и Анкарой даже не установлены дипломатические отношения, а граница между этими странами все еще на замке. Восемь 8стран-членов альянса и одиннадцать государств-участников программы "Партнерство ради мира", включая Россию, направили на учения по оказанию военной помощи в международной операции по поддержанию мира в общем 400 военнослужащих.

В отличие от Армении, Грузия и Азербайджан стремятся вступить в НАТО. Однако по ряду причин в ближайшее время этого не произойдет. Так, Альянс настаивает на том, чтобы кандидаты разрешили все территориальные споры с соседними государствами, а правительства последних двух государств надежно контролируют лишь часть принадлежащих им территорий. Более того, их вооруженные силы (с точки зрения предъявляемых НАТО стандартов) оставляют желать лучшего, несмотря на то что стремление соответствовать этим стандартам стало одной из политических задач "абитуриентов". К причинам, сдерживающим процесс их вхождения в Альянс, следует добавить влияние "российского фактора": Москва активно возражает против вступления бывших советских республик в НАТО, который ради Грузии и Азербайджана не желает осложнять и без того непростые отношения с Россией. Генеральный секретарь Альянса Джордж Робертсон не оставил сомнений относительно такой позиции. На вопрос о шансах Грузии и Азербайджана на вступление в НАТО он ответил, что не собирается обсуждать подобные "спекуляции"1. А во время своего визита в Баку (июнь 2003 г.) Дж. Робертсон сообщил, что НАТО не планирует создавать свои базы в Азербайджане, хотя многие (в том числе и советник президента этой страны Вафа Гулизаде) полагают, что Баку готов предоставить ему такую возможность.

4. Иракский кризис

В числе 30 государств "коалиции нацеленных на войну", сформированной для борьбы с Саддамом Хусейном, Государственный департамент США назвал (19 марта 2003 г.) Грузию и Азербайджан. Тогдашний президент Грузии Эдуард Шеварднадзе оказал Соединенным Штатам абсолютную поддержку. Очевидно, мотивом этого стала надежда Тбилиси с помощью Вашингтона решить конфликт с сепаратистской Абхазией2. Россия опасалась, что США могут нанести удар по Ираку с баз в Грузии. Ведь Э. Шеварднадзе публично заявил, что не дал бы такое разрешение, однако до этого дело не дошло.ситуация сложилась таким образом, что ему не пришлось принимать окончательного решения.

Что касается Азербайджана, то, согласно заявлению министра обороны страны генерал-полковника Сафаруа Абиевуа, республика предоставила свое воздушное пространство и военные аэродромы в распоряжение Вашингтона и его союзников по антииракской коалиции3.

Министр иностранных дел Армении Вартан Осканян выразил сожаление по поводу начала войны. Ереван был озабочен судьбой армянского меньшинства в Ираке, которое, по различным источникам, составляет 10—30 тыс. человек. В Армении предсказывали, что в результате участия Анкары в антииракской "коалиции нацеленных на войну" возрастет роль Турции в регионе, а это ослабит позицию Еревана в Нагорном Карабахе. Однако, события стали развиваться по иному сценарию, так как турецкий парламент проголосовал против предоставления территории страны армии США для ее вторжения в Ирак. Тем не менее Ереван не изменил основную оценку отношений между Анкарой и Баку: что выгодно им, то пагубно для Армении.

В августе 2003 года Грузия направила в Ирак 70 военнослужащих, Азербайджан — 150. В том же месяце Армения сообщила о свой готовности направить в Багдад трех военных врачей и десять саперов.

Таблица 1

Армии признанных государств

  личный состав* танки бронемашины артиллерия (единиц) боевые самолеты боевые вертолеты военно-морской флот
Грузия 23 400—27 000 (?) 79—90 113—185 около 110 6—9
(частично небоеспособные)
3
(частично небоеспособные)
11—16 сторожевых кораблей береговой охраны,
6 десантных кораблей
Армения около 45 000 110 146 229 8 13
Азербайджан около 77 000 220 210 282 48 15 11 сторожевых кораблей береговой охраны и миноносцев, 2 десантных корабля

Источники: The Military Balance 2002—2003. London, 2002. Р. 64—66, 73; Коммерсант, 16 апреля 2002; Независимая газета, 13 сентября 2002.

* В это число входят военнослужащие армиисухопутных войск, военно-воздушных сил, военно-морского флота, МВД и пограничники.

5. Грузия между Россией и США

Э. Шеварднадзе возлагал большие надежды на двустороннее сотрудничество с США. В частности, в конце апреля 2002 года инструкторы Соединенных Штатов приступили к подготовке грузинского спецконтингента для участия в антитеррористических операциях по программе "Обучи и оснасти". После выполнения этой миссии завершения задачиамериканцы будут отозваны, изэтого чего следует, что их постоянное военное присутствие в Грузии не планируется.

Согласно оценкам независимого московского аналитика по вопросам обороны Павла Фелгенхауэра, общая численность российских войск на Северном и Южном Кавказе составляет 150 тыс. человек, причем от 80 тыс. до 100 тыс. дислоцируются в Чечне4. Таким образом, около 80 американских инструкторов в Грузии, которым к тому же не предоставлены военные полномочия, не смогут повлиять на соотношение сил в регионе. Тем не менее Москва рассматривала их присутствие как попытку Вашингтона ограничить здесь влияние России.

Кремль неоднократно обвинял Грузию не только в том, что она предоставляет убежище чеченским боевикам, прежде всего в Панкисском ущелье (недалеко от чеченского участка российско-грузинской границы), но даже и в том, что она оказывает им помощь. В разгар панкисского кризиса (летом 2002 г.) Москва открыто угрожала Тбилиси, а в российской прессе даже публиковались планы военных операций5.

6. Армения — последний надежный союзник России

В 1999 году одна из московских газет описывала парадоксальность внешней политики Армении следующим образом: "Армения — единственная страна, которая получает вооружение от России, деньги — от Америки и сотрудничает с Ираном"6. Однако, Ннесмотря на то что США финансируют некоторые военные программы Армении, Вашингтон имеет небольшоей степени оказывают влияние на политику Еревана, фактом является то, что США же финансируют некоторые военные программы Армении. Наоборот, много говорится об Кроме того, еще более удивительной выглядит"осьи" Москва — Ереван — Тегеран. На первый взгляд может показаться странным, что Исламская Республика Иран поддерживает не шиитский Азербайджан, а Армению — древнейшее в мире христианское государство. Хотя при ближайшем рассмотрении подоплека совпадения интересов становится очевидной: Тегеран (как Москва и Ереван) стремится уменьшить влияние в регионе стран Запада и Турции.

7. Тяжелое соседство с Азербайджаном

Несмотря на то что отношения между Азербайджаном и Россией порой обострялись, сотрудничество между ними никогда не прерывалось, прежде всего в военной сфере. Так, в конце февраля 2003 года министры обороны этих стран Абиев и Иванов подписали в Баку соглашение, которое, в частности, предусматривает обучение в России азербайджанских военнослужащих. Впрочем, последнее стало уже традицией, а офицеры армии Азербайджана периодически встречают своих армянских коллег из Нагорного Карабаха в российских военных академиях.

Министр иностранных дел Азербайджана Вилаят Гулиев выступил против новой иранской инициативы от 2 мая 2003 года о создании региональной организации по безопасности. Это предложение, озвученное в ходе визита в Армению министра иностранных дел Ирана Камаля Харрази, должно объединять Армению, Азербайджан, Грузию, Иран, Россию и Турцию. В. Гулиев объяснил, что, хотя все эти страны, включая Иран, должны тесно сотрудничать в сфере безопасности на Южном Кавказе, Азербайджан и Грузия стремятся укреплять связи с НАТО, а, по его мнению, "серьезная система безопасности в регионе невозможна без участия евроатлантических структур"7.

8. Этнотерриториальные конфликты и проблема беженцев

В результате вооруженного конфликта 1989—1992 годов Южная Осетия уже отделялась от Грузии. Абхазия последовала ее примеру в 1992—1993 годах. После прекращения огня в Нагорном Карабахе (1994 г.) армяне контролируют около 13,6% территории бывшей Азербайджанской социалистической республики (по официальным данным Баку, — 20%8). Переговоры по разрешению конфликта уже длятся уже около 10 лет, и нет признаков, что в ближайшее время участники этого противостояния смогут найти взаимоприемлемый выход из него. Абхазия и Южная Осетия настаивают на признании их статуса либо как независимых государств, либо как части России, а Карабах стремится к признанию его независимости или же к объединению с Арменией9.

Во всех трех южнокавказских странах до сих пор не решена проблема беженцев. В 1993 году около 250 тыс. грузин были изгнаны из Абхазии или были вынуждены покинуть ее территорию (а это практически половина населения мятежной республики). В Азербайджане насчитывается 800 тыс. азербайджанцев, которым предоставлен статус беженцевец (из Армении, Нагорного Карабаха и других занятых армянами районов Азербайджана), а в Армении находятся около 311 тыс. беженцев из Азербайджана. Власти Абхазии и Нагорного Карабаха, скорее всего, никогда не согласятся на возвращение всех беженцев, поскольку они видят в грузинах и соответственно в азербайджанцах угрозу на пути к своей независимости. А по мнению Баку и Тбилиси, нельзя решать эту проблему до тех пор,как пока Карабах и соответственно Абхазия не будут возвращены под юрисдикцию Азербайджана и Грузии, что в ближайшем будущем практически невозможно. Международному сообществу пока что не удаетсялось ни решить проблемы карабахских армян и абхазовесть (с учетом их интересов безопасности), ни найти выход из трагической с гуманитарной точки зрения ситуации с внутренне перемещенными лицами из Абхазии и Карабаха. Эти проблемы — следствие отсутствия четкой стратегии в преодолении последствий "этнических чисток" на Южном Кавказе.

В Армении и России, а также в разных западных источниках высказываются опасения, что Азербайджан может использовать получаемые от продажи нефти средства для вооружения своей армии, чтобы, по крайней мерекак минимум, пригрозить перспективой решения вопроса о Карабахе силой. Однако упускается из виду тот факт, что у Еревана есть возможность направить баллистические ракеты "SCUD-B" на нефтяные поляместорождения, нефтепроводы и/ (или) нефтеперерабатывающие заводы Азербайджана, что, несомненно, приведет к катастрофе10. Естественно, в случае войны западные корпорации незамедлительно заморозят инвестиции в нефтяную промышленность Азербайджана, о чем Баку прекрасно знает. Именно поэтому сохраняющийся на сегодняшний день независимый де-факто статус Нагорного Карабаха укрепляется с каждым долларом, вкладываемым западными компаниями в нефтяную отрасль Азербайджана.

Таблица 2

Сепаратистские армии

  личный состав танки бронемашины артиллерия (единиц) боевые самолеты боевые вертолеты военно-морской флот
Абхазия 3000—5000 (с ополчением до 45 000) 35—50+
(T-55, T-72)
70—86 80—100 6
(Су-25 и др.)
3 (?) около 20
(малотоннажные суда)
Южная Осетия 2 000 (планируется: 6 000) 5—10
(T-72)
30 25 - - -
Нагорный Карабах около 18 000 (с ополчением до 40 000) 316
(T-55, T-72)
324 322 - - -

Источники: The Military Balance 2002—2003. P. 73, 66; Независимое военное обозрение, 19 октября 2001; Газета, 13 сентября 2002, 30 октября 2001; Коммерсант, 16 апреля 2002; Russia and the CIS // Jane’s Sentinel, 2003, No. 12. Р. 234.

Сопоставление показателей таблице 1 и 2 дает возможность увидеть, что основной военный потенциал Армении сосредоточен в Нагорном Карабахе и вокруг негоНагорного Карабаха. Однако следует отметить, что данные, которыми мы располагаем, пришли из Баку и не подтверждены армянской стороной, а она свои официальные материалы не предоставляет. К тому же в квотах, предусмотренных Договором об обычных вооруженных силах в Европе (ОВСЕ),Конечно, вообще нет сведений о военном потенциале Нагорного Карабаха (как и о вооруженных силах Абхазии и Южной Осетии). Нагорный Карабах выразил готовность передать свою армию под контроль ОБСЕ, что, конечно же, подразумевает международное признание его независимости, а это в ближайшем будущем практически невозможно.

9. Этнотерриториальные конфликты и Россия

Без военной помощи из Москвы Абхазия и Южная Осетия вряд ли смогли бы отделиться от Грузии: Москва оказала им политическую поддержку и направила крупную партию оружия (Карабах надеялся в основном на Армению). По словам Алексея Арбатова, депутата депутата Государственной Думы России, Москва предоставила абхазам "прямую военную помощь"11. В 1992—1993 годах российские войска открыто участвовали в военных действиях на стороне Абхазии (совместно с чеченскими "добровольцами" под командованием Шамиля Басаева, теперь разыскиваемого Россией наиболее известного террориста).

Официальные лица Абхазии, Южной Осетии, Нагорного Карабахеа, Приднестровья (Молдова) часто бывают в Москве, и, когда бы они ни пожелали, их принимают в парламенте и в Министерстве иностранных дел. Практически все взрослое население (и, конечно, политическая элита) Абхазии и Южной Осетии уже давно получило российское гражданство. Если же Тбилиси попытается разрешить конфликт силой, то результатеМосква может осуществить военное вмешательство, в случае если Тбилиси попытпод предлогом защиты российских граждан. К тому же она постоянно предостерегает Тбилисиперед от развязывания войны против Абхазии и/ (или) Южной Осетии, но вместе с тем сама хочет решить проблему сепаратизма в Чечне исключительно военными мерами, чтобы, выражаясь официально, "искоренить" мятежников (российские власти представляют их как "бандитов" и "террористов"). Кремль категорически возражает против переговоров с ними.

10. Военное присутствие Москвы

Базы

В итоговом документе саммита ОБСЕ в Стамбуле (1999 г.) зафиксировано, что Россия согласилась на вывоз части вооружения со своих баз, расположенных на территории Грузии, о чем свидетельствует совместное заявление этих стран, и к 1 июля 2001 года обещала закрыть военные базы в Гудауте и Вазиани. Однако если база в Вазиани была закрыта в срок, то вывод войск из базы, расположенной в Гудауте (Абхазия), в установленное время завершен не был. Согласно официальным российским источникам, основное препятствиея вызваны заключалось в отказоме руководства Абхазии дать разрешение на присутствие в республике международных наблюдателей, а также в негативном отношении к данной операции местного населения.

Даже на сегодняшний деньо сих пор Тбилиси и Москва не могут прийти к соглашению еще по двум действующим российским базам: в Батуми и Ахалкалаки. Тбилиси настаивает, чтобы Москва вывела их в течение трех, а не одиннадцати лет, как хотелось бы России, которая называет свои войска на Южном Кавказе "фактором стабильности". В настоящее время она не желает их выводить, поскольку опасается, что НАТО может войти в Грузию, или же считает, что отсутствие российских баз на ее территории облегчит Тбилиси вступление в Североатлантический альянс.

В Армении, в Гюмри, на постоянной основе дислоцируется 102-я база Министерства обороны РФ, в Ереване — ьавиационное подразделение. Сейчас Россия перебрасывает свой военный контингент из Грузии в Армению, против чего возражает (хотя и не может это предотвратить) Азербайджан, ссылаясь на неразрешенный карабахский конфликт.

Таблица 3

Российские военные базы

 

личный состав

танки

бронемашины

артиллерия (единиц)

боевые самолеты

боевые

вертолеты

Грузия

(Батуми, Ахалкалаки)

4 000—7 000;

возможно, 6 300*

65—153

200—241

около 140

35 (?)

Армения

(Гюмри, Ереван)

2 900—7 000

74—90

146—200

84—100

18—25

до 50 (?)

Источники: The Military Balance 2002—2003. P. 64, 74; Коммерсант, 16 апреля 2002; Russia and the CIS // Jane’s Sentinel Issue, 2003, No. 12, Р. 42—43, 220.

* В апреле 2003 посол Грузии в России, Зураб Абашидзе оценил общую численность российских военнослужащих в Грузии в 8 000 человек, а число 6 300 появилось в результате анализа состава миротворческого контингента (см. табл. 4).

Пограничные войска

В рамках усилий, предпринимаемых Москвой по интеграции СНГ, она придерживалась "стратегии двух границ": с помощью собственных сил лишь хотела,если это возможно по возможности, охранять так называемые "внешние рубежи" (границы бывшего СССР), а границы между двумя государствами СНГ оставить открытыми. Впрочем, большинство государств Содружества (включая Грузию) уже давно отказалось от помощи России в этой сфере. Сегодня российские пограничники дислоцируются лишь на государственных рубежах Армении с Турцией и Ираном.

Габалинская радиолокационная станция

Президенты Азербайджана и России, Гейдар Алиев и Владимир Путин, подписали (25 января 2002 г.) соглашение, согласно которому Москва возьмет в аренду базу "Дарьял" (рядом с Габалой) за сравнительно небольшую сумму (7 млн долл. в год). Срок действия этого документа — 10 лет, а200 и из 1 600 работников станции, которая является частью российской системы противоракетной обороны, 200 — гражданее Азербайджана.

Миротворческие миссии

Тбилиси периодически напоминает о своем желании изменить мандат российских миротворческих сил, с июня 1994 года дислоцированных в грузино-абхазской зоне конфликта на реке Ингури, с тем чтобы они взяли на себя обязательства по возвращению грузинских беженцевпо пути в Абхазию. Россия и, разумеетсяконечно, Абхазия категорически возражают против этого, а также против предложения о замене российского контингента турецкими и/ (или) украинскими миротворческими подразделениями. Москва явно не желает терять контроль над "миротворческой миссией", аргументируя это тем, что после вывода ее подразделений из этой зоны вновь вспыхнет грузино-абхазская война. Впрочем, эта забота о мире не выглядит убедительной на фоне того, что Москва ведет кровавую войну в Чечне. Основная причина присутствия России в районе реки Ингури геополитическая. А для Абхазии ее миротворцы де-факто "пограничные войска". И до тех пор, пока они находятся на данной территории, возвращение этой мятежной республики под юрисдикцию Грузии фактически невозможно. К тому же в отношениях между Тбилиси и Сухуми Москва может выступать как "третейский судья".

Мандат российских миротворческих сил истек 31 декабря 2002 года. Однако под давлением США Э. Шеварднадзе согласился на его продление, не смотря на все трения между Москвой и Тбилиси12. Но это не изменило широко распространенного в Москве мнения о том, что Запад стремится "вытолкнуть" Россию из СНГ, особенно с Южного Кавказа.

Таблица 4

Российские миротворческие силы в Грузии

 

личный состав

танки

Бронемашины

артиллерия (единиц)

боевые

вертолеты

Абхазия

1 600—1 700

7 (?)

127—140

16 (?)

4—6

Южная Осетия

500—650*

36—46

9 (?)

Источники: The Military Balance 2002—2003. Р. 74; Независимая газета, 12 июля 2002; Коммерсант, 16 апреля 2002; Сумеркин Н. Вооруженные силы России. М., 2000. С. 69.

* Часть трехсторонних миротворческих сил.

Российские войска, дислоцированные в районе реки в Ингури, не имеют мандата ООН, однако Москва считает, что ей вполне достаточно мандата СНГ. А основанием для пребывания трехсторонних миротворческих сил в Южной Осетии послужило соглашение 1992 года между Эдуардом Шеварднадзе и тогдашним президентом России Борисом Ельциным. В это соединение, которым командует российский генерал, входят российские, грузинские и осетинские части. Но при этом не учитывается один из основных принципов ООН, выработанных для миротворческих миссий, — не включать в их состав военнослужащих бывших противоборствующих сторон.

11. Значимость нефтепровода Баку — Джейхан для политики безопасности

На безопасность региона значительное влияние оказывает энергетическая политика в целом и отдельные аспекты этой проблемы, касающиеся добычи и транспортировки углеводородов. В этом плане основное внимание привлекает стоящего3 млрд. долларов нефтепровод Баку — Тбилиси — Джейхан протяженностью 1 730 км и стоимостью 3 млрд долл. К его строительству приступили в 2002 году, планируется, что с 2005-го по нему будут ежегодно перекачивать 50 млн т нефти. Пока же (что касается продажи своей нефти) Азербайджан по-прежнему зависит от двух экспортных нефтепроводов: Баку — Супса, проложенному через Грузию, и Баку — Новороссийск, идущему через Россию. В магистрали Баку — Джейхан весьма заинтересованы и США, поскольку она не проходит через Россию и Иран, которые именно поэтому возражают против ее строительства.

Для этого проекта очень важно и то, хватит ли на месторождениях Азербайджана нефти для наполнения нефтепровода настолько, чтобы он не только быстро окупился, но и в дальнейшем работал эффективно. Предполагается, что это произойдет лишь в том случае, если по нему начнут перекачивать нефть из Казахстана. К тому же магистраль пройдет недалеко от Нагорного Карабаха, Южной Осетии, российских баз в Грузии, а также через районы восточной Турции, населенные курдами, в восточной Турции. В связи с этим охрана трассы — одна из важнейших задач политики безопасности, которая стоит перед заинтересованными в работе нефтепровода странами.

Выводы и возможные варианты дальнейшего развития ситуации

Три государства Южного Кавказа далеки от того уровня сотрудничества, который хотелось бы видеть многим на Западе. Пока что не просматривается решения этнотерриториальных конфликтов, так как Москва пытается манипулировать ими в своих интересах, а Запад не прилагает (или почти не прилагает) усилий для их окончательного урегулирования. Грузия и Азербайджан из-за собственной слабости в ближайшем будущем не смогут восстановить (как они это называют) свою территориальную целостность. Не смотря наопределенное присутствиеООН США в регионе (правда, незначительное), Россия сохранит на Южном Кавказе доминирующее положение, что ограничит возможности дальнейшей интеграции его стран в европейские и евроатлантические структуры.


1 Коротченко И. НАТО и Россия образовали противоракетный клуб (интервью с Робертсоном) // Независимая газета, 15 мая 2003.
2 См. также: Wright St. Caucasus States Review Iraq War's Impact, 5 June 2003; International Relations and Security Network [http://www.isn.ethz.ch/infoservice/secwatch/].
3 RFE/RL Newsline — Transcaucasus and Central Asia, 24 March 2003 [http://www.rferl.org/newsline/2003/03/240303.asp].
4 См.: Felgenhauer P. Kremlin's Risky PR Game // The Moscow Times, 7 March 2002. P. 9.
5 См.: Полковников П. Генштаб готовит Блицкриг // Независимая газета, 13 сентября 2002; Сафронов И. Сценарии войны в Грузии // Коммерсант, 16 сентября 2002.
6 Гаджизаде А. Две инициативы // Независимая газета, 18 декабря 1999.
7 Azerbaijan Opposes Iranian Regional Security Proposal // Azerbaijan Daily Digest, 5 May 2003 [http://www.eurasianet.org/resource/azerbaijan/hypermail/news/0012.shtml].
8 См.: Waal Th. Black Garden. Armenia and Azerbaijan through Peace and War. New York — London, 2003. Р. 286.
9 См.: Lynch D. Managing Separatist States: A Eurasian Case Study. Institute for Security Studies — Western European Union. Occasional Papers, Paris, 2001, № 32.
10 Поставки российского оружия в Армению в 1993—1996 годах, включавшие баллистические ракеты "SCUD-B", оцениваются в 1 млрд долл. См. также: Malek М. Armenia. В кн.: Security Handbook 2001. Security and Military in Central and Eastern Europe / Ed. by Hans J. Giessmann and Gustav E. Gustenau. Baden-Baden, 2001, P. 56; Он же. Determinanten der Sicherheitspolitik Armeniens // Berichte des Bundesinstituts für ostwissenschaftliche und internationale Studien, 2000, № 11. P. 11.
11 Арбатов А. Безопасность. Российский выбор. М., 1999. С. 163. См. также: King Ch. The Benefits of Ethnic War. Understanding Eurasia's Unrecognized States // World Politics, July 2001. Р. 538—540.
12 См.: Statement by U.S. State Department Spokesman Richard Boucher on Commonwealth of Independent States Peacekeeping Force in Abkhazia. Public Affairs Section / Embassy of the United States of America (in Georgia), 13 February 2003 [http://web.sanet.ge/usembassy/releases/feb13_03.htm].

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL