ЮЖНЫЙ КАВКАЗ: ПОЛИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРОБЛЕМЫ НЕЗАКОННОГО РАСПРОСТРАНЕНИЯ ЛЕГКОГО И СТРЕЛКОВОГО ОРУЖИЯ

Рауф ГУСЕЙНОВ


Рауф Гусейнов, доктор исторических наук, профессор Бакинского филиала Московского государственного открытого университета (Баку, Азербайджан)


Введение

Распространение легкого и стрелкового оружия (ЛСО) — неотъемлемая часть общих негативных процессов на постсоветском пространстве, в том числе на Южном Кавказе. Вместе с тем оно — элемент планетарного феномена, который для краткости можно определить как расползание.

Этот процесс — угроза и вызов человечеству, государствам, политическому существованию тех из них, которые открыто и последовательно борются с расползанием ЛСО. Данная угроза не менее опасна, нежели наркоторговля и терроризм, похищение людей и коррупция, сепаратизм и экстремизм, криминалитет и отмывание "грязных" денег и т.д. К тому же она напрямую связана с соблюдением прав человека, с уровнем признания государствами международных юридических норм и политических обязательств.

Наиболее ярко феномен расползания ЛСО проявляет себя в зонах напряженности, в государствах с псевдодемократическими режимами — тоталитарными и военно-политическими (типа хунты), в слаборазвитых странах "третьего мира", в зависимых и псевдосуверенных государствах-лимитрофах. Короче говоря, там, где значительны негативы и нет единения на политико-государственном поле.

На Южном Кавказе ЛСО "исчезало" из арсеналов дислоцированных в Азербайджане, Армении и Грузии частей Советской Армии еще до распада СССР, а в 1990-е годы этот процесс интенсифицировался, в результате чего в руки нелегитимных структур попало неучтенное количество такого оружия. Оно проявилось в регионе в локальных и межгосударственных конфликтах. А их последствия общеизвестны, следует лишь напомнить, что в этом процессе ощущалось присутствие (или вмешательство) заинтересованных внешних сил, в частности США, России, Ирана, Турции, а также некоторых арабских государств.

Столь сложная и неоднозначная ситуация оказалась питательной средой для расползания ЛСО, что, в свою очередь, создало условия для проявления в регионе и в его субъектах коллизий и конфликтов с участием внутренних фигурантов и внешних факторов. Как правило, значительную роль в расползании ЛСО играют переломные периоды в жизни страны или региона. Для Южного Кавказа и его субъектов это развал социалистического лагеря, распад СССР и последовавшие за ними события, зревшие еще в недрах как мира социализма, так и многонационального Советского Союза — государства-колосса.

Вообще-то данная проблема возникла с появлением этого класса вооружений, тогда же возник и ее политический аспект. Закономерен вывод о том, что политическая компонента этого феномена и расползание ЛСО взаимосвязаны.

Проблема нарастала во времени и пространстве и прошла несколько этапов. Наивысший по сложности и опасности, причинам и последствиям пришелся на вторую половину XX века, продолжается он и сегодня. Вместе с тем в этом периоде отмечены пики обострения, один из которых связан с распадом СССР, что довольно четко и жестко ощущается на Южном Кавказе. И чем дальше от истоков проблемы к сегодняшним реалиям, тем острее и опаснее расползание ЛСО, все рельефнее проступает его политический аспект. В первую очередь это связано с зонами и дугами нестабильности и конфликтов, локальных войн и региональных столкновений, что подтверждает и ситуация в нашем регионе.

Ответственность за расползание ЛСО и за его последствия, наряду с другими силами, несет и политическая элита причастных к данному явлению государств. Политическая воля для борьбы с расползанием рассматриваемой опасности на Южном Кавказе декларирована в Заявлении государств ГУУАМ (апрель 1999 г.) о контроле над циркуляцией ЛСО.

ООН и ОБСЕ, со своей стороны, координируют в этой сфере усилия региональных и местных политических, правовых и силовых структур, что зафиксировано в Документе ОБСЕ по ЛСО (ноябрь 2000 г.), Протоколе ООН по огнестрельному оружию (март 2001 г.), в Программе действий ООН (июль 2001 г.). Эти официальные материалы имеют непосредственное отношение к ситуации с расползанием ЛСО на Южном Кавказе и в его субъектах, представляют собой политико-правовые схемы действий мирового сообщества, обеспокоенного бесконтрольным распространением такого оружия и последствиями этого процесса. Однако по ряду объективных и субъективных причин, в том числе и политических, означенные документы пока что не дают ожидаемого эффекта.

Основные проблемы законной и нелегальной торговли ЛСО можно разделить на две категории. К первой относятся факторы, породившие расползание, ко второй — последствия этого процесса. Таким образом, налицо причинно-следственная связь, трансформация которой может иметь, в зависимости от ситуации, различные конфигурации, вплоть до замещения причины следствием и наоборот.

Причины расползания

В этой проблеме есть два аспекта: официальное распространение ЛСО и неофициальное. Они дополняют друг друга, взаимодействуют, взаимозависимы и даже, как мы уже отметили, могут взаимно трансформироваться. В данном случае неважно, понятно ли это участникам процесса. Принципиально, такая взаимозависимость — следствие логического развития ситуации в конкретной точке или в регионе, на континенте, даже в мировом масштабе.

Вместе с тем следует учитывать и другие стороны проблемы. Во-первых, санкционированное расползание ЛСО в интересах официальных режимов и структур, не желающих либо не имеющих возможности афишировать свое участие в процессе. В данном случае необходимо выяснить, кому это выгодно. Вспомним эпопею "Иран-контрас"; активность террористической организации "Хезболла", финансируемой иранским государством; разнообразную помощь США "повстанцам" в Афганистане в связи с присутствием там "ограниченного контингента Советской Армии". Тогда расползание ЛСО имело явный политический оттенок, ибо позволяло решать щекотливые проблемы официальных режимов средствами, непозволительными для них иными путями. Во-вторых, более опасна другая сторона проблемы — несанкционированное распространение ЛСО, квалифицируемое как инициатива и деятельность неофициальных структур: криминальных и террористических, сепаратистских и экстремистских, националистических и фундаменталистских. Они используют такое оружие для решения собственных задач или для реализации деликатных целей официальной власти.

В связи с этим можно говорить о логической цепочке, протянувшейся от частного к общему и наоборот. Например, от сепаратистов Кашмира, поддерживаемых Пакистаном, до террористической организации "Аль-Каида", либо от нее до террористов-сепаратистов на Филиппинах. Поэтому порой нельзя определить, где легитимная форма торговли ЛСО, а где — нет, где кончается одна ее линия и начинается другая. Обе они могут создавать единое пространство, напоминая двуликого Януса.

Таким образом, распространение ЛСО зависит от конкретной ситуации в данной стране, регионе, на континенте, от кем-либо поставленной задачи и преследуемой цели. Ситуация порождает процесс, влияет на него, его же и подпитывает. В свою очередь, расползание ЛСО воздействует на ситуацию. В данном случае под ситуацией подразумевается комплекс негативных явлений в определенной зоне. Уровень распространения ЛСО в такой зоне обратно пропорционален состоянию безопасности в ней, стабильности местных политических режимов либо характеру и методам их действий. Кроме того, распространение ЛСО имеет стратегический и тактический аспекты. Первый — долговременный, рассчитанный на перспективу, то есть на достижение широкомасштабных целей, второй способствует решению сиюминутных задач, достижению локальных целей. Оба аспекта могут иметь, как вообще торговля и расползание ЛСО, законный и нелегитимный характер.

Эффектом спускового механизма, "крючка" в расползании ЛСО можно считать следующие причины: цели и задачи великих держав по решению собственных стратегических и тактических проблем, глобальных намерений геополитического и геоэкономического свойства. Сюда же следует добавить планы местных режимов и структур для реализации своих локальных намерений; намерения их соседей — крупных государств, преследующих собственные интересы; негативы, доминирующие в конкретных странах, зонах; последствия процессов глобализации, геополитики, геоэкономики.

В этом перечне важное место занимают политические сюжеты: борьба за власть, не вполне легитимный правящий режим, личная позиция его лидера, место и роль НПО и СМИ, а также основной конфессии. Не менее важен уровень демократизации и развития гражданского общества.

Таким образом, расползание ЛСО — процесс многоликий и многоплановый. Вместо с тем его причины можно разделить на внутренние и внешние. В целом же торговля ЛСО, ее формы, цели и партнеры взаимно пересекаются, взаимодействуют, взаимовлияют. Все зависит от места и времени, ситуации и намерений участников процесса. В данном случае неважно, идет ли речь о законной или нелегитимной торговле этим оружием.

Среди внешних причин расползания ЛСО на Южном Кавказе отметим также нежелание великих держав отказаться от идеи проникновения в регион любыми способами, в том числе политическими, подкрепленными неофициальными акциями разного пошиба; их воздействие на местную политическую элиту и ситуацию с использованием экономических, финансовых, торговых, информационных, конфессиональных, дипломатических, научно-культурных и военных рычагов.

Среди внутренних причин, способствующих расползанию ЛСО в регионе, отметим слабость политических, военных, экономических, этноконфессиональных структур местных государств; недостаточный уровень развития в них гражданского общества; внутриполитическую борьбу как в недрах официальных режимов, так и между ними и НПО; нерешенность комплекса негативов на локальном и региональном уровнях.

Если взглянуть на проблему расползания ЛСО широко, сознавая, что Южный Кавказ лишь часть целого, то следует отметить, что ситуация в регионе и вокруг него во многом зависит от причин более общего плана:

  • кардинальных изменений в мире после развала социалистического лагеря и распада СССР;
  • окончания "холодной войны";
  • появления на постсоциалистическом пространстве, в том числе на постсоветском, новых государств;
  • перехода геополитического и геоэкономического соперничества между великими державами на новый уровень;
  • эскалации локальных и региональных конфликтов, в чем немалая "заслуга" принадлежит великим державам и крупным государствам, решающим ныне свои проблемы средствами ноу-хау;
  • роста в глобальном масштабе негативных социально-политических, экономических, этнических, конфессиональных и иных явлений;
  • сращивания организованной преступности, наркобизнеса, экстремизма, терроризма, сепаратизма и других негативов с некоторыми официальными режимами;
  • поддержки и подпитки некоторыми официальными режимами таких негативов.

Таким образом, начиная с 1990-х годов очевиден результат в интересующей нас области: процесс расползания ЛСО, носивший до того относительно локальный и даже латентный характер, обрел планетарный масштаб. Поэтому борьба с ним также стала глобальной, о чем свидетельствуют упомянутые выше документы ООН, ОБСЕ и ГУУАМ.

Вместе с тем среди причин расползания ЛСО следует указать также (имея в виду конкретную страну или регион) политический хаос, характерный для переходного периода в новых государствах как на постсоветском пространстве, так и в других зонах планеты (например, на Балканах). Как правило, этот хаос сосуществует с военной и гражданской нестабильностью, ибо перечисленные факторы нередко зависят друг от друга, взаимодействуют, взаимовлияют.

Не менее важно заметить, что в субъектах Южного Кавказа НПО и СМИ пока фактически не поддерживают попытки политических режимов пресечь расползание ЛСО в регионе. Это результат отсутствия взаимного доверия между названными структурами, что снижает эффективность борьбы с проблемой.

Таким образом, наш регион не исключение из правила, а подтверждение его. На Южном Кавказе те же причины, что и в любом другом месте, страдающем от расползания ЛСО и связанных с ним негативов. Различия преимущественно в деталях, обусловленных местной спецификой, что есть следствие локальной истории, разнообразия этносов, формы реализации взаимных претензий. Вместе с тем следует отметить, что расползание ЛСО во многом связано с правящими политическими режимами и элитами, отношениями с НПО, великими державами, крупными соседними государствами.

Исходя из уровня политической стабильности и ответственности, влияющего на процесс расползания ЛСО в регионе, отметим, что в Грузии есть политическая воля для сужения масштабов процесса, но она не подкреплена реальными возможностями страны. К тому же в этой республике разрешено иметь на руках пистолеты и ружья на законодательной основе1. Фактическая слабость политических режимов и расползание ЛСО налицо также в Азербайджане и Армении.

С началом перестройки в СССР (1985 г.) Южный Кавказ превратился в зону напряженности и нестабильности, уже в то время подогреваемыми как внутренними, так и внешними причинами и силами. В итоге возникла реальная угроза для безопасности региона и его субъектов. Это проявилось в различных формах: утрата территориальной целостности, межэтнические коллизии, деятельность полевых командиров, усугубление комплекса негативных явлений в обществе.

Вместе с тем Южный Кавказ стал дестабилизирующим фактором для Северного Кавказа, то есть для Российской Федерации. Вот почему она активно задействовала свои информационные, конфессиональные, политические, военные средства и вмешалась в события, происходившие в государствах нашего региона, последствия чего хорошо известны. Однако это не уберегло от негативов Северного Кавказа саму Россию, что также хорошо известно, вплоть до случившегося 23—26 октября 2002 года в Москве, в Театральном центре на "Дубровке".

Таким образом, целенаправленное расползание ЛСО в нашем регионе — итог событий локального, регионального масштаба, а также активности внешних сил, заинтересованных в этом процессе. В результате сложились сопряженные антагонистические политико-военные пары:

  • Ереван — Баку, "горячая фаза" противостояния которых отмечена армянской агрессией и войной 1988—1994 годов против Азербайджана;
  • Степанакерт — Баку, итогом чего стало провозглашение нелегитимной НКР, поддержанной и признанной Арменией;
  • коллизии по линии Сухуми — Тбилиси, приведшие к годичной войне и фактическому отделению Абхазии от Грузии;
  • противостояние Цхинвали — Тбилиси, с тем же исходом: появилась Югоосетинская Республика, фактически отделившаяся от Грузии;
  • "фаза ожидания", сопровождаемая трениями по линии Джавахети — Тбилиси, что привело к появлению фактической широкой армянской автономии на грузинской территории, прежде заселенной турками-месхетинцами, депортированными отсюда в 1944 году и до сих пор не получившими территориальной реабилитации;
  • противостояние по линии Батуми — Тбилиси, ознаменованное фактическим конфликтом между Аджарией и Грузией;
  • "фаза ожидания" может быть отмечена также по линии (и в позиции) талышского, лезгинского, аварского национальных меньшинств Азербайджана в их взаимоотношениях с Баку;
  • в той же "фазе ожидания" пребывает ситуация с азербайджанцами, испокон веков проживающих в Грузии.

Не меньшую опасность представляет собой раскол общества в Азербайджане, Армении и Грузии, в первую очередь в политической сфере, но не менее ощутим он в экономической, информационной, этнической областях. В итоге официальные режимы существуют как бы сами по себе, в отрыве от остальной массы, а также от зачатков гражданского общества, которое "проклюнулось" в этих государствах. Отсюда, как следствие, отсутствие полного контроля правящих режимов над всей территорией; дальнейшее расползание ЛСО, вызванное состоянием как самих субъектов Южного Кавказа, так и активностью в регионе внешних сил, соперничающих за столь "лакомый кусок".

Вместе с тем следует отметить, что если речь идет о судьбе страны и народа (как в политическом, так и в других аспектах), то в Армении налицо единение официального режима с НПО и СМИ, в Грузии — открытое противостояние разнополюсных политических фигурантов, в Азербайджане — внешне обманчивое спокойствие в политической и иных сферах, но вместе с тем нет подлинной оппозиции, что обеспечивает официальным структурам относительно спокойное существование, хотя на латентном уровне не все гладко.

Последствия расползания

В странах региона опасность расползания ЛСО стали осознавать лишь тогда, когда прошла эйфория от обретенной независимости, завершился процесс перераспределения власти в масштабе нового государства, отдельных его частей и всего Южного Кавказа. Однако к тому времени "поезд ушел": оружие расползлось в таких масштабах, что уследить за ним и его новыми обладателями стало сверхзадачей, которую официальные структуры не могут решить до сих пор.

Тогда наступило отрезвление и осознание того, что ЛСО — один из катализаторов конфликтов в горячих точках. К тому же наличие ЛСО у неформальных военизированных структур и просто в частных руках, да еще в массовом количестве, стало опасным для правящих режимов.

Эксперты отмечают: "Запасы ЛСО + политическая нестабильность дополняют друг друга, превращаясь в замкнутый круг, неизбежно порождающий конфликт"2. К этому можно добавить, что налицо эффект бумеранга, с которым необходимо бороться, если политическая власть хочет оставаться легитимной и долгосрочной. В ином случае, хочет она того или нет, правящий режим сращивается с криминалитетом.

Таким образом, последствия расползания ЛСО на Южном Кавказе, связанные не в последнюю очередь с политическим фактором, таковы: дестабилизация ситуации в целом и в странах региона, в том числе на разных уровнях; относительно легкое проникновение великих держав и крупных соседних государств; простор для деятельности организованной преступности, полевых командиров и нелегальных вооруженных формирований; слабость политической власти в субъектах региона; негативы в военной и правовой сферах новых государств.

Итоги

История нелегитимного распространения ЛСО состоит из ряда этапов. Первый можно отнести к периоду, начавшемуся после Второй мировой войны. В особо крупных масштабах он не представлял ощутимой угрозы для общества и политических режимов, а носил сугубо региональный характер (Ольстер, Корсика, Сицилия и т.д.). Ситуация усугубилась, когда рухнула мировая колониальная система, появились новые государства, активизировались национально-освободительные движения.

Следующий этап пришелся на время после окончания "холодной войны", то есть начался после 1991 года, когда развалился мир социализма и распался СССР. На необозримых пространствах вооружение осталось без фактического контроля. Тогда же произошло сращивание процесса расползания ЛСО с широко распространившимися на означенном пространстве негативами, что затронуло и другие регионы мира. Свою лепту в процесс внесли борьба великих держав за зоны влияния и присутствия, а также глобализация, интенсификация геополитики и геоэкономики.

В какой-то момент политические режимы великих держав как главных фигурантов в мировом сообществе упустили возможность воспрепятствовать расползанию ЛСО. Однако не исключено, что они сознательно не замечали его. Таким образом, расползание стало фактически бесконтрольным, а его последствия — почти фатальными.

Внешние силы ныне пугает расползание этого оружия на Южном Кавказе, так как оно мешает им реализовывать в регионе свои стратегические и тактические планы, да и местные силы обеспокоены тем же процессом, ибо официальные режимы озабочены сохранением своих позиций. Что же касается НПО, то их волнуют низкие темпы становления в республиках Южного Кавказа гражданского общества.

Процесс расползания ЛСО, как и общие интересы неофициальных и официальных структур государств в его использовании, особенно заметны по дуге нестабильности и напряженности от Балкан (Европа) до Тихого океана (Азия), включающей, наряду с другими горячими зонами, Южный Кавказ. Это как раз те пространства, где зафиксирована негативная обстановка.

Менее подвержены расползанию ЛСО благополучные зоны, хотя и там есть условия, способствующие его теневому распространению.

Говоря о необходимости транспарентности в проблеме распространения ЛСО на своих территориях, официальные политические структуры Азербайджана, Армении и Грузии на деле избегают полной гласности. Поэтому их заявления грешат общими рассуждениями, в них нет должной конкретики. Об этом можно судить хотя бы по выступлениям официальных лиц субъектов региона на международном семинаре "Контроль над распространением ЛСО: взгляд из России", который состоялся в декабре 2001 года. В определенной мере самокритичным был представитель МИД Грузии, но и он выступил однобоко, назвав Россию главным злом в распространении ЛСО на грузинской территории, включая Абхазию, Южную Осетию и Джавахетию, даже не упомянув при этом о других каналах поступления такого оружия. Вместе с тем, к чести грузинского руководства, следует отметить, что правящий режим признает недостаточность собственных усилий и обращается к международным структурам за содействием в борьбе с расползанием ЛСО в республике3.

Тем не менее основная вина за распространение ЛСО в любом государстве лежит на официальной власти, которая обязана использовать все доступные средства для ликвидации проблемы на своей территории. Вместе с тем определенная доля ответственности лежит на НПО и СМИ.

Рекомендации

По мнению экспертов, "нынешняя ситуация (после 11 сентября 2001 г. — Р.Г.) создает весьма благоприятный "идеологический фон" для решения проблемы, поскольку ЛСО — классическое оружие террористических и повстанческих групп. Необходимо воспользоваться этим для закрепления на международном уровне юридически обязательных договоренностей по данной проблеме и перенести их в национальные законодательства"4.

Следует добавить, что политические режимы стран Южного Кавказа должны сделать для себя соответствующие выводы из событий 11 сентября 2001 года в США и 23—26 октября 2002 года в России. Им необходимо прийти к важным решениям в борьбе с незаконным распространением ЛСО в регионе. Однако пока что больше разговоров, нежели результативных действий.

Официальным властям Азербайджана, Армении и Грузии следует воспользоваться ситуацией, сложившейся в сфере борьбы с расползанием ЛСО в регионе, создать свои государственные программы в этой сфере, причем для их составления и последующей реализации целесообразно привлечь НПО. Ведь в отличие от официальных режимов, неправительственные организации порой лучше осведомлены о путях движения ЛСО на нелегальном уровне, об их получателях и источниках поступления на черный рынок.

Итак, что можно еще противопоставить расползанию ЛСО? Во-первых, объединить усилия в планетарном масштабе, как это произошло в борьбе с терроризмом после 11 сентября 2001 года и доказало необходимость этого после 23—26 октября 2002-го. Во вторых, для решения проблемы необходимо, чтобы у политических режимов, опирающихся на правовую и силовую базу, было желание справиться с ней политическими средствами. Начинать следует с национального уровня и переходить на региональный. Именно в этих рамках находится "золотое сечение" комплекса способов, позволяющих достичь успеха.

Политический взгляд на проблему незаконного распространения ЛСО на Южном Кавказе имеет три уровня: национальный, региональный, международный. Отталкиваясь от международного и регионального уровней, можно решить проблему на национальном. Причем последний самый важный, ибо он наиболее приближен к конкретной жизни страны, расползанию ЛСО, путям его поступления.

Однако при любых вариантах проблему можно решить лишь при наличии политической воли и желания, без которых силовые методы не дадут нужного эффекта.


1 См.: Материалы международного семинара "Контроль над распространением ЛСО: взгляд из России". М., 2002. С. 28.
2 Там же. С. 20.
3 См.: Там же. С. 37—42.
4 Там же. С. 20.

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL