ШИИТЫ-ИСМАИЛИТЫ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ: ЭВОЛЮЦИЯ, ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ, ПЕРЕМЕНЫ

Сарфароз НИЁЗОВ


Сарфароз Ниёзов, координатор отдела изучения проблем Центральной Азии Института исследования исмаилизма (Лондон, Великобритания)


Что побуждает нас поднимать вопрос об исмаилитах региона?

Причин для изучения проблем мусульман шиитов-исмаилитов Центральной Азии несколько: в географическом плане этот регион занимает огромную территорию, на которой проживает большая часть исмаилитов планеты. Их представителей, живущих в Центральной Азии, можно разделить на три группы: хорасанские, населяющие восточную провинцию Хорасан в Иране; хазарейцы, проживающие в основном в центральной части Афганистана (Кабул и долина Кайан в провинции Баглан); бадахшанские, предки которых жили в горных долинах — между северо-восточным Афганистаном, северными территориями Пакистана, провинцией Бадахшан в Таджикистане и Ташкурганским районом китайской провинции Синьцзян.

В культурно-историческом плане Центральная Азия всегда отличалась интеллектуальным динамизмом и плюрализмом в сфере культуры, а как перекресток Великого шелкового пути регион был точкой столкновения основных мировых религий: зороастризма, буддизма, несторианства, манихейства и ислама. Это способствовало тому, что данная территория стала одной из самых пестрых в религиозном отношении частей средневекового мира. С историей распространения ислама на этой территории (с VIII в. н.э.) связано возникновение многочисленных мусульманских направлений, в том числе раскол данной конфессии на суннитов и шиитов, раздробленных в свою очередь на множество толков и течений. Кроме того, огромную роль в распространении ислама к востоку и северу от Центральной Азии играли и некоторые наиболее крупные суфийские ордена: накшбандийя, кадирийя, ясавийя1. Среди мусульманских течений, оставивших большой след в исламе, были и мусульмане-исмаилиты. Они активно расселялись на землях, простирающихся от Фатимидского государства с центром в Каире на западе, до Памира — на востоке и Мултана — на юге2.

История исмаилизма продолжается уже более тысячи лет, она полна не только бесценных открытий и прозрений, но и неразгаданных тайн и вопросов, на которые до сих пор нет однозначных ответов. И хотя в даъва (призыв людей к истине, добродетели и покорности Аллаху; вовлечение в исламскую общину новых людей) среднеазиатских исмаилитов раннего периода можно найти много общего, последующая политическая история региона затрудняет их объединение. Поэтому не следует рассматривать среднеазиатский исмаилизм как нечто монолитное. Несмотря на то что его апологетов объединяют общие принципы и культурное наследие, исмаилиты отличаются по многим признакам. Одна из причин такого отличия связана, по всей вероятности, с этнической принадлежностью исмаилитов разных толков, обусловленной географией, языком и организационной структурой. Причем термин "исмаилит" нельзя воспринимать как единственный, обозначающий приверженцев этого направления ислама. История знает немало названий ("шиа", "шиат Али", "рафизи", "батини", "талими", "ахли-хак", "паирвони рохи рост", "панджтани", "Алипараст"), используемых для определения этой общины как с эзотерической, так и с экзотерической точки зрения.

Поскольку рамки данной статьи не позволяют охватить весь перечень вопросов, мы остановимся на одной из важнейших проблем — исмаилиты Таджикистана: их прошлое, настоящее и будущее. Таджикские исмаилиты принадлежат к крупному бадахшанскому исмаилитскому кругу, где ярко представлены и общие принципы членов многочисленной общины, и их различия.

Краткий исторический экскурс

Исмаилиты Таджикистана, населяющие земли по обеим сторонам реки Пяндж и окружающие ее горные массивы, — одна из крупнейших и древнейших исмаилитских общин. Ее историю можно разделить на три периода: от начала распространения идей исмаилизма (VIII в. н.э.) до конца XIX века, с конца XIX века до распада Советского Союза, постсоветский период.

Распространение исмаилизма в Трансоксании (по-арабски Ма-вара-ан-нахр) связано с расширением рамок влияния даъва шиитов-исмаилитов. Средняя Азия была средоточием мятежей сторонников Али (алидов). Одно из выступлений, которое возглавил Абу Муслим Хурасани, привело к свержению оммейядов (750 г.). После захвата власти аббасидами и последовавшими репрессиями в отношении алидов в Средней Азии началось обновление даъва. Некоторые знаменитые худжаты и даъи3 начали пропагандировать идеологию исмаилизма. Среди худжатов и даъи наиболее популярными были такие проповедники, как Абу Абдулла аль-Хадим, Хусейн бин Али аль-Марвази, Абу Якуб Сиджистани и Мухаммад бин Ахмад ан-Насафи (известный также под именем аль-Нахшаби). В целом, этим даъи удалось распространить идеи исмаилизма среди представителей династии саманидов, пришедших к власти в 819 году, и даже обратить в эту веру эмира саманидов Насра II бин Ахмада Самани (914–943). Многие великие ученые того времени, например знаменитый поэт Рудаки4 и визирь Бальами, служивший при дворе саманидских правителей, в конце концов приняли исмаилизм. Кроме того, идеология исмаилизма легла в основу творчества таких известных мыслителей мусульманского мира, как Абу Али ибн Сина (Авиценна), Аль-Бируни и Фирдоуси. Они либо были исмаилитами5, либо поддерживали их веру, дух справедливости, интеллект.

Газневидские (962—1186) и сельджукидские (1034—1300) правители проводили против исмаилитов жестокие политические и военные кампании во имя джихада против ереси на всей территории Средней Азии, вплоть до провинции Синд. А багдадский халиф Аль-Кадир даже узаконил право султана Махмуда преследовать любую несуннитскую секту и поддержал его зверства, "одарив" султана различными титулами: Низам уд-дин, Насер уль-Хак и пр. Репрессии против исмаилитов восточной "окраины" мусульманского мира они мотивировали тем, что борются за истинную веру в Бога, за чистоту религии и справедливость. Современник Низама уль-Мулька так оправдывал зверства против инакомыслящих во времена Насира Хосрова: "Убийство их (батинидов и еретиков. — С.Н.) чище дождевой воды и обязательно для султанов и царей, которые должны их осудить, и казнить, и очистить землю от их нечистот… С ними не должны водить дружбу и разговаривать, есть забитый ими скот, а пролить кровь еретика предпочтительнее, чем убить 70 неверных румийцев"6.

Все это привело к исходу приверженцев исмаилизма из долин и городов Хорасана и Трансоксании и их миграции в отдаленные горные районы — Мазандеран и Бадахшан. И поэтому не случайно, что великий исмаилитский мыслитель и посланник имама Аль-Мустансира би-Аллаха — Насир Хосров — нашел убежище в Бадахшане, где и провел остаток своей жизни7. Он смог успешно распространять идеологию исмаилизма благодаря тому, что правитель Бадахшана Али ибн Асад принял ее еще раньше. Следующая волна исмаилитских беженцев в Бадахшан связана, скорее всего, с закатом исмаилизма в Мултане, а позднее и в Аламуте. История четырех легендарных дервишей-миссионеров Бадахшана — Шох Хомуша, Шох Бурхона, Шох Маланга и Шох Кошона — часто ассоциируется именно с этим периодом8.

Послемонгольский период развития Средней Азии совпадает с созданием в регионе этнорелигиозных государств (суннитов-тимуридов и шайбанидов, а также сефевидов — в Иране). Многочисленные нападения монголов и тюркских правителей во имя ислама привели к самому настоящему геноциду тех, чья вера не вписывалась в "каноническое" толкование этой религии. Преследования исмаилитов продолжались и в доновейший период — с созданием Афганистана, который, можно сказать, соревновался с Бухарским эмиратом в покорении и гонениях на исмаилитов региона. Все это значительно снизило влияние исмаилизма в Средней Азии. На протяжении послемонгольского периода и в более позднее время исмаилизм смог выжить в основном благодаря географической удаленности и существованию института пиров, структуры которого (в части скрытости от мира главы исмаилитской общины — Имама Времени, когда большинство общинников не знало о конкретном месте существования их духовных мэтров) напоминали суфийские тарикаты.

К середине XIX века "большая игра", затеянная Великобританией и Россией, привела к дальнейшему дроблению региона и превратила его в зоны интересов великих держав. Кроме того, российско-британское соперничество помешало налаживанию здесь религиозных и культурных отношений. В результате территории с проживающими на них исмаилитами были как бы поделены между Россией, Афганистаном, Великобританией и Китаем. И с тех пор судьбы исмаилитов тесно связаны с политической историей региональных наций-государств. Гилгит и Читрал, а также их субрегионы, в прошлом входившие в состав британских колоний, отошли к Индии, а позднее к Пакистану. Афганский Бадахшан пережил (и ныне переживает) бурный период своей истории, начиная с дней царствования афганских королевских династий — от Амира Абдуррахмана Хана до Мохаммеда Давуда, кончая коммунистическим режимом (1979—1992 гг.) и последующими войнами между моджахедами и талибами (1992—2001 гг.). Исмаилиты, проживающие в горах Восточного Памира (Сарыколь), были присоединены к Китаю и вместе со всем его населением пережили культурную революцию, воинствующий атеизм, а с 1980-х годов и относительное культурное возрождение.

Теперь остановимся на положении и проблемах исмаилитов, проживавших в царской России, а затем и в Советском Союзе. Их история отмечена бесконечными подъемами и спадами, когда относительно спокойные времена сменялись болезненными социальными катаклизмами. Здесь необходимо отметить и положительную сторону: Россия спасла исмаилитов от жестоких репрессий и обращения в чужую веру соседями-неисмаилитами. Опираясь на ранние российские источники, А.В. Постников приводит пример из жизни исмаилитов Бадахшана, ярко свидетельствующий о бедствиях местного населения вследствие нападений соседей по региону, в свою очередь вызванных господством и соперничеством имперских держав: "В 1889 году афганцы вновь завоевали отложившиеся было Шугнан и Рушан, причем завоевание это сопровождалось неслыханною даже в Средней Азии жестокостью. Население в занятых местностях вырезалось поголовно, селения выжигались, поля вытравливались и пр. Уходя перед афганцами, некоторая часть населения Шугнана вышла к озеру Яшилькулю, предполагая частью перейти в Сарыколь (в Китае. — С.Н.), частью же в Ош, в русские пределы. Китайские власти в Кашгаре, опасаясь, чтобы за шугнанцами не последовали в Сарыколь афганцы, выслали на оз. Яшилькуль лянзу [войско] под началом Чэнь-Дзарина, который силой заставил шугнанцев вернуться на родину и о возвращении их предупредил афганцев, вышедших навстречу и перерезавших всех бежавших"9.

Страдания и преследования исмаилитов, их борьбу и упорство аналогично описывает и один из первых исследователей исмаилизма У. Иванов: "Мои друзья в Европе, ученые, мне абсолютно не поверили, когда я написал им об этой общине. Они никак не могли представить, что жесточайшие преследования, массовые убийства, веками продолжающиеся подавление и искоренение не смогли уничтожить общину, которая, даже будучи на пределе, все-таки сумела сохраниться в стране, хотя и в очень малом количестве. И лишь позднее, когда мои контакты с общиной исмаилитов стали более тесными, я понял причины этой удивительной живучести. Это и непостижимая вера и верность традициям предков, и необыкновенное терпение, с которым они переносили беды и невзгоды, не питая никаких иллюзий по поводу того, что ждет их в будущем среди большинства населения, не разделяющего их веру. Благоговейно, с удивительной осторожностью они столетиями продолжали поддерживать тот Огонь, о котором говорится в Коране и который Господь всегда защищал от Его врагов, пытавшихся погасить пламя. Редко встречал я такую поразительную преданность, с которой в бедных грязных хижинах в горных селениях или в убогих деревеньках на пустынных землях они сохранили свои древние традиции"10.

Царская Россия и Советский Союз рассматривали Бадахшан (называемый также Памиром) как наглядный пример успехов социалистической революции на мусульманском Востоке и вкладывали немалые средства в его восстановление. При советской власти (1917–1991) он был переименован в Горно-Бадахшанскую автономную область и вошел в состав Таджикской Советской Социалистической Республики, в государственном строительстве которой исмаилиты сыграли значительную роль11. В советское время на территории области появились современные школы, больницы, культурные центры, электростанции, дороги, аэропорты, была создана система бесплатного образования — от детских садов до получения докторских степеней. Грамотность стала практически 100%-й: число умеющих читать и писать выросло с 2% в 1913 году до более 99% — в 1984-м. Бадахшан занимал одно из первых мест среди республик и областей Советского Союза по количеству людей, закончивших вузы, дал путевку в жизнь большому числу высокообразованных профессионалов, внесших весомый вклад в построение таджикского общества12. Улучшение здравоохранения, образования, социального обеспечения и системы безопасности привело к изменениям в демографической сфере, способствовало мобильности населения. Многие исмаилиты переехали в долины Таджикистана и в другие районы Советского Союза.

С другой стороны, в период коллективизации сельского хозяйства в 1920-х годах все земли были национализированы, а выращивание некоторых культур, например табака, людям просто навязывали. В 1950—1960-х годах вынужденная миграция исмаилитов из горных районов в долины, на юг республики, и резкая смена климатических условий привели к гибели тысяч людей. Под различными предлогами (необоснованные обвинения в буржуазном национализме, в нелояльности, навешивание ярлыков, например таких, как "агент" британского империализма) через сталинские чистки, унесшие жизни многих людей, прошли и представители исмаилитской политической, интеллектуальной и культурной элиты. Более того, влияние социалистической индустриализации оказалось малоэффективным: кроме нескольких электростанций и предприятий легкой промышленности значительных производственных мощностей введено не было. Основные потребности людей удовлетворялись за счет поступлений товаров извне, так как местная промышленность обеспечить всем необходимым не могла. Поощрялся отъезд молодежи в другие районы Советского Союза в связи с нехваткой там рабочей силы. К тому же проводили и культурную революцию во имя создания "советского человека нового типа", который был бы выше всяких религиозных, национальных и культурных "предрассудков". Смысл заключался в том, чтобы в конце концов этот "новый советский человек" мало чем отличался от сегодняшнего образованного россиянина13. И хотя образование было всеобщим и бесплатным, его качество и значимость для развития общины вызывали сомнения.

Самый сильный удар советская власть нанесла в духовной сфере — искореняла веру людей. Коммунисты с завидным упорством навешивали на религию всевозможные ярлыки: "миф", "предрассудок", "фанатизм". В 1936 году закрыли таджикско-афганскую границу, в результате чего связи исмаилитов Таджикистана с братьями и сестрами по вере были разорваны. Поддерживать отношения со своим имамом (духовным лидером) на официальном уровне они уже не могли, но вместе с тем никогда их не порывали. Под давлением воинствующего атеизма местные пиры либо оказались в тюрьме, либо покинули страну. Халифы ушли в подполье, отправление ритуалов было запрещено. В тот период совершение основных религиозных обрядов, желательных для верующих, например, суннат-намазы, хадж, иди-курбан, пост, или таких ритуалов, как джаназа, хатна, никах, чарогравшан и мадохони (об этом речь пойдет ниже) было сопряжено с большим риском.

Во времена Хрущева людям дали некоторое послабление. Когда стало понятно, что верования искоренить невозможно, власти сменили тактику, сохранив и даже усилив при этом свою репрессивную политику в отношении религии: для полного контроля над этой сферой начали создавать специальные официальные структуры. Халифов назначало государство, но, несмотря на это, религиозная практика оставалась делом частным и скрытым от общества. И все же религиозность людей возрастала. Один из наглядных уроков советского времени заключается в том, что невозможно искоренить верования людей, навязывая им какую-либо новую теорию как высшую и "научную" истину14. Последние десятилетия советской власти свидетельствовали о провале идей коммунистов относительно осуществления принципов справедливости, равенства и процветания для большинства. Этот период характеризуется полным системным кризисом, который нашел проявление в упадке экономики, образования и духовности народа. В результате Бадахшан, несмотря на некоторые существенные перемены и реализацию ряда проектов на его территории, оставался беднейшей частью бывшего Советского Союза.

В 1980 и 1990-х годах исмаилиты, окрыленные перспективами, которые якобы открывали перестройка и гласность, начали активно участвовать в повсеместно появлявшихся политических, культурных и религиозных движениях. Они шли вместе с демократическими, а также с другими исламскими силами Таджикистана, но последние борьбу за политическую власть проиграли. В результате погибло много людей, затрачены значительные материальные средства. Немало приверженцев исмаилизма стали жертвами гражданской войны, в ходе которой (и после нее) многие исмаилиты, жившие на равнинах, нашли убежище в Горном Бадахшане и на иных территориях бывшего Советского Союза. С 1992—1993 годов Бадахшан оказался отрезанным от остальной части Таджикистана и от других республик распавшегося СССР и предоставленным самому себе. Именно в это время многие стали анализировать недавние события, вспоминать далекое прошлое, пытаясь понять причины и источники своих бедствий. Как получилось, что община высокообразованных людей оказалась в нищете? Как могли такие образованные люди поверить популистским лозунгам, ввергшим общину в пучину все разрушающей гражданской войны? Что с нами теперь будет? Неужели опять начнется старая вражда? Как строить отношения с другими в Таджикистане и в России? Как прокормить население, количество которого за годы советской власти заметно увеличилось, в том числе и за счет перемещенных лиц? Вот основные вопросы, волновавшие людей в то время.

Однако постсоветский период ознаменовался приходом и хороших новостей, а также массовым оживлением, вызванным тем, что в Бадахшане начала свою деятельность Сеть развития Ага-хана, устанавливались связи с Имамом и с всемирным сообществом исмаилитов. С 1993 года Фонд Ага-хана обеспечивает население Горно-Бадахшанской автономной области продуктами питания и одеждой, что спасло ее жителей от гуманитарной катастрофы15. С тех же пор Фонд Ага-хана оказывает местным властям огромную помощь, в частности, привлекает широкие массы населения к построению нового общества, включая и техническую поддержку проводимых реформ, а это приватизация земли, технологическое обеспечение сельского хозяйства, улучшение здравоохранения, совершенствование системы связи, энергосистемы, вложение инвестиций в развитие малого бизнеса и мелкосерийного производства. Участие Фонда в поддержке и развитии системы образования стало решающим в годы независимости. С 1997 года структуры Ага-хана оказывают помощь Областному отделу образования в сфере повышения профессионализма учителей, укрепления руководящего состава образовательных учреждений, привлечения родителей и всей общины к участию в развитии системы обучения, в частности выделяют средства на создание возобновляемого образовательного фонда и реконструкцию Института усовершенствования учителей в Хороге.

Приведем несколько фактов. Этот фонд предоставляет ежегодную стипендию студентам Хорогского государственного университета для получения ими степени бакалавра в Москве и Бишкеке. Совместно с Университетом Ага-хана оказывает помощь в подготовке преподавательского и руководящего состава учебных заведений Горно-Бадахшанской автономной области, приглашает зарубежных лекторов, участвует в работе курсов по подготовке магистров при Институте развития образования упомянутого выше университета. В 1999 году при поддержке созданной Ага-ханом Организации по развитию образования в Горном Бадахшане открылась первая частная школа. В ответ на просьбу таджикской интеллигенции Траст (Фонд) Ага-хана по культуре разработал гуманитарную программу для Центральной Азии. Цель этого проекта — закрепить успехи, достигнутые усилиями трех цивилизаций, соприкоснувшихся на территории региона: ислама, советской системы и западной демократии, заполнить вакуум, образовавшийся с исчезновением коммунистической идеологии. В 1996 году Лондонский институт исследования исмаилизма выдвинул инициативу по реализации в Таджикистане крупного проекта в сфере образования, суть которого — гармоничное развитие граждан с помощью преподавания различных наук и этики. Для воплощения этого проекта в жизнь предполагается использовать возможности существующей системы образования и привлечь уже имеющихся преподавателей. В разработанный курс включены учебники, пособия для практических занятий, руководства для учителей и родителей. Кроме того, Институт исследования исмаилизма предоставляет стипендии для подготовки большого числа студентов Центральноазиатских государств с целью овладения ими основами знаний по гуманитарным наукам и в области исмаилизма, чтобы впоследствии эти молодые люди могли получить высшее образование в западных странах. В 2001 году в столицах некоторых республик региона был основан Университет Центральной Азии — первое учебное заведение, занимающееся изучением жизни горных народов (однако самый крупный центр создан в Хороге).

Для жителей области очень важными событиями стали визиты в регион (в 1995 и 1998 гг.) Его Высочества Ага-хана IV. Первый раз за многие века исмаилиты Бадахшана встретились со своим Имамом Времени. Эти визиты оказались весьма значимыми еще и в связи с тем, что совпали16 с духовными ожиданиями морально сломленного населения Бадахшана, с трудом приходящего в себя после недавнего кровопролития, человеческих жертв и большого материального урона. Вот что сказал по этому поводу один из местных жителей в ходе проводимого автором данной статьи исследования жизни и работы учителей Бадахшана: "Некоторые думали, что в результате нашего поражения в гражданской войне мы или все вымрем, или станем чьими-то рабами. Но с приездом к нам Имома мы все поняли, что, хотя мы маленький и очень бедный народ, у нас есть сильный защитник и духовный лидер. С 1993-го по 1997 год больших проблем с продовольствием не было. К тому же Фонд Ага-хана обеспечивал нас одеждой, обувью, учебниками. Мы, учителя, были очень тронуты словами Хозир Имома17, когда в своей речи о необходимости и важной роли образования он назвал труд учителя благороднейшей из профессий. Он обратился к нам с просьбой продолжать нашу работу и стремиться к знаниям…"18

Во время визитов в Таджикистан Его Высочество Ага-хан подчеркивал важную роль мирного сосуществования, образования и этического воспитания. А духовная, финансовая, материальная поддержка со стороны Сети развития Ага-хана, ее вклад в укрепление системы образования помогли памирцам влиться в послевоенный Таджикистан в качестве возрожденной и прочно стоящей на ногах общины.

Помимо многих других перемен визиты Ага-хана укрепили уверенность жителей Горного Бадахшана в своих силах, возродили надежду и внесли огромный вклад в процесс мирного развития. Кроме того, приезд Имама способствовал укреплению отношений между исмаилитами и их соседями-неисмаилитами как в Таджикском, так и в Афганском Бадахшане. Об этих улучшениях М. Хану рассказал один из участников реализации программы, приверженец исмаилизма: "К счастью, в Бадахшане мы теперь не сталкиваемся с проявлением вражды и преследованием по религиозному признаку, в отличие от положения исмаилитов в других регионах. В одной и той же деревне мирно живут исмаилиты и сунниты. Приведу такой пример. Ожидая приезда Хазир Имама в Ишкашим в 1998 году, сунниты работали бок о бок с исмаилитами, также таскали в подоле камни на постройку подмостков, которые возводили для его выступления. В день приезда Имама не только исмаилиты, но и сунниты, и их дети шли все вместе в три часа утра, а затем сидели под палящим солнцем"19.

Чтобы не было никаких сомнений в достоверности этих слов, автор данной статьи приводит высказывание человека, не являющегося исмаилитом: "Наши муллы были совершенно озадачены, когда увидели нескончаемый поток трейлеров с товарами… они везли и везли предметы первой необходимости прямо из Америки и Канады, причем абсолютно бесплатно. Это изменило их отношение к исмаилитам. Они перестали относиться к ним как к кафирам. Они перестали запрещать нам жениться на девушках из Рушана и Шугнана. Они восприняли Ага-хана как заботливого и благословенного мусульманина"20.

Такова реакция на деятельность Фонда Ага-хана по реализации программы помощи, направленной на содействие мирному сосуществованию представителей разных религиозных течений. Это высказывание особенно важно в постсоветский период, когда определенные силы пытаются раздуть старую вражду, преследуя свои собственные политические цели.

Сегодня около 200 тысяч исмаилитов живут в Горном Бадахшане и столько же на остальной территории Таджикистана. К тому же многие эмигрировали в Кыргызстан (в Ош и Бишкек), Казахстан (в Алматы) и Россию (в Москву, Санкт-Петербург, Саратов и другие города).

Специфические черты исмаилитской общины Горно-Бадахшанской автономии

Исмаилиты Бадахшана считают себя исторически законной частью мусульманской уммы, что подтверждается не только их приверженностью общим принципам ислама, но и тем фактом, что ими руководит Имам, а также наследием их проповедника Насира Хосрова и его учеников разных столетий. Несмотря на то что в Центральноазиатских странах исмаилиты составляют меньшинство населения, им удалось установить дружеские отношения с большинством мусульман региона, которые не являются сторонниками исмаилизма.

В то же время исмаилиты региона составляют значительное большинство в своих собственных географических ареалах, власти здесь представлены приверженцами исмаилитского вероучения, соблюдаются правовые нормы тех государств, в которых живет община. Во-первых, все это позволило исмаилитам сохранить собственную идентичность. Во-вторых, следуя традициям Насира Хосрова, они живут в основном в горных районах, что создает довольно большие проблемы для развития общины и ее связи с остальным миром. В-третьих, важные принципы учения великого мыслителя и философа Насира Хосрова — стремление к знаниям, развитие образования, интеллекта. Здесь мы видим синтез откровений ислама и идей неоплатонизма21, развитие же интеллекта стало центральным принципом фатимидского периода22. Образование и интеллект видятся как мощные средства, позволяющие общине с честью выстоять перед такими явлениями рыночной экономики и неолиберализма в постсоветском Таджикистане, как стремление к наживе, потребительство, индивидуализм, конкуренция и пр., сохранить интеллектуальные и этические аспекты как центральные для существования и развития общины. В-четвертых, исмаилиты Таджикистана — одна из старейших исмаилитских общин — творчески ассимилировала некоторые доисламские митраистские, зороастрийские обряды и ритуалы ряда других религий. Эти традиции настолько вжились в исмаилитское вероучение, что некоторые исследователи считают их изначально исламскими23.

Одна из таких традиций — чарогравшан (циров-питхид на шугнанском языке24). Люди собираются в доме умершего на третий день после его кончины, поют песни в жанре "мадохони" (религиозно-философское воспевание Бога) на стихи известных поэтов прошлого: Руми, Хафиза, Насира Хосрова, Аттара, Саноя и др. К концу церемонии зажигают свечу из жира и шерсти только что убитого барана, сопровождая все это речитативом особых молитв. Считается, что с их помощью, а также благодаря пламени свечи и религиозной поэзии душа умершего очистится, покинет жилище и найдет вечный покой.

Еще одна интересная деталь — особая архитектура памирского дома (чид или чод на местных языках). По мнению некоторых историков, пяти его опорам, прежде названным в честь митраистских или зороастрийских ангелов, даны имена членов Священной семьи: Пророка Мухаммада, его дочери Фатимы, его двоюродного брата и зятя Имама Али, и их детей Хасана и Хусейна. Исмаилиты Бадахшана также празднуют Навруз, отмечаемый по всему Таджикистану. Со дня визита в Бадахшан Его Высочества Ага-хана (1995 г.) местные исмаилиты 25 мая отмечают руз нур (День света). В этот праздник происходит единение религии и культуры. И наконец, таджикские исмаилиты следуют некоторым суфийским традициям — в первую очередь это поклонение гробницам и почитание мазаров (могил святых), что позволило им сохранить свою идентичность и связь с Богом в советское время, когда власть вела борьбу против религии.

* * *

Стремительные перемены, вызванные внезапным распадом Советского Союза и развитием рыночных отношений, застали врасплох население всех бывших республик СССР, включая исмаилитов Таджикистана и автономного Бадахшана, которые помимо всего прочего пережили ужасы гражданской войны. Кроме позитивных моментов, о которых мы говорили выше, эти изменения обусловили появление ряда новых проблем: нищету, безработицу, вооруженные конфликты, распространение наркотиков, усиленную миграцию и т.д. Сегодняшняя приверженность ценностям неолиберализма и свободного рынка (индивидуалистический подход, конкуренция, жажда наживы, коммерциализация ценностей) ухудшают материальное положение этнических меньшинств и маргинализированных общин, и без того живущих в неблагоприятных физико-географических и экономических условиях. Тем не менее, несмотря на все это, любовь к своему Имаму, вера в него и оказываемая им помощь, а также сотрудничество Сети развития Ага-хана с местными властями, поддержка со стороны других международных структур всего мира вселяют в исмаилитов Бадахшана уверенность в том, что и в дальнейшем они смогут вносить позитивный вклад в развитие своих обществ, найти свое место в мусульманской общине планеты и в мировом сообществе в целом. И это вполне реально, учитывая сохранившиеся традиции исмаилитов, их интеллектуальные возможности, исторический вклад, терпимость, умение много трудиться и переносить невзгоды.


1 См.: Bennigsen A. Mystics and Commissars: Sufism in the Soviet Union. London: C. Hurst & Company, 1985.
2 См.: Daftary, F. Ismailis. Their History and Doctrines, Cambridge University Press, Cambridge, 1990.
3 Худжат (даъи) — одна из главных фигур в исмаилитской иерархии, проповедник исмаилизма. В определенное время он служит свидетельством (лучше сказать, доказательством) воли Бога на Земле. Худжат также означает ранг, следующий сразу после имама. Доктрина исмаилизма делит Землю на 12 областей; на верхней ступени исмаилитской иерархической лестницы каждой области стоит худжат (см.: Poonawala I. Ismaili ta'wil of the Qur'an. В кн.: Approaches to the History of the Interpretations of the Qur`an / Ed. by A. Rippin. Oxford: Clarendon Press, 1988. P. 216).
4 Рудаки (856—941) — родоначальник поэзии на фарси.
5 Абу Али ибн Сина (980—1037) — родился в Бухаре в семье исмаилитов. О принадлежности Фирдоуси к исмаилитам см. его комедию о газневидском султане Махмуде.
6 Арабзода Н. Насир Хосров. Изучение философских теорий. Душанбе: Маориф, 1994. С. 41 (на тадж. яз.).
7 См.: Hunsberger A. Nasir Khusraw. The Ruby of Badakhshan. A Portrait of the Persian Poet, Traveler and Philosopher. London: IB. Tauris in association with the Institute of Ismaili Studies, 2000.
8 См.: Болдырев А. История Бадахшана. Л.: Издательство Ленинградского университета, 1959.
9 Постников А.В. Схватка на "Крыше Мира": политики, разведчики и географы в борьбе за Памир в XIX веке (монография в документах) / Общ. ред. и предисл. В.С. Мясникова. М.: Памятники исторической мысли, 2001. P. 273—274.
10 Ivanow W. My First Meeting with the Ismailis in Persia. В кн.: Shi'a Imami Ismailia Association for Tanzania, Dar es Salam Committee, Read and Know, Dar es Salam, s.a. P. 3—4.
11 См.: Masov R. The History of National Catastrophe. Minneapolis: University of Minneapolis, 1996.
12 См.: Назаршоев М., Назаршоев Н. Сохтмони мадани дар Бадахсони Совети (Культурное строительство в Советском Бадахшане). Душанбе: Маориф, 1984 (на тадж. яз.).
13 См.: Belkanov N. Russian Education for Non-Russian Peoples. A Sample of Colonial Policy? // Russian Education and Society, 1997, Vol. 39, No. 9. P. 29.
14 Niyozov S. Understanding Teaching in Post-Soviet, Rural and Mountainous Tajikistan: Case Studies of Teachers’ Life and Work. Unpublished Ph. D. Thesis. Toronto: University of Toronto, 2001. P. 138—139.
15 Трудно даже себе представить, что произошло бы с Горным Бадахшаном и даже с Таджикистаном без помощи извне. С 1993 года только в одном Горном Бадахшане против голода и эпидемий боролись несколько международных организаций — Сеть развития Ага-хана, Всемирная продовольственная программа ООН, "Врачи без границ", Красный Крест, Красный Полумесяц, гуманитарная организация "Спасите детей".
16 Более подробно о визитах Ага-хана в Таджикистан см. журнал "Исмаили" (Лондон) за 1995 год.
17 Хозир Имом или Хазир Имам (Имам Времени) — теософическое понятие в исмаилизме, означающее вечную истину: Имам Времени — духовный лидер мусульман со дня смерти Пророка Мухаммада.
18 Niyozov S. Op. cit.
19 Khan M. Ismaili Traditions in Nasir Khusraw Context: A Study of the Ismaili Practices in Afghan Badakshan. An Internal Report Available at the Institute of Ismaili Studies. London, UK, s.a., p. 105.
20 Niyozov S. Op. cit. P. 135.
21 См.: Hunsberger A. Op. cit.; Poonawala I. Op. cit. P. 199—222.
22 См.: Halm H. The Fatimids and their Traditions of Learning. London: IB. Tauris in association with the IIS, 1993.
23 См.: Hunzai N. Chiraghi Rawshan. Karachi: Khonai Hikmat, 1993. P. 11.
24 Шугнанский язык — один из основных национальных языков в Бадахшане.

SCImago Journal & Country Rank
  •  Бренд ruban  Бренд кухонной мебели rubancouture.com
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL