ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ И АДМИНИСТРАТИВНЫЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ В АРМЕНИИ (1991—2003 гг.)

Эдик МИНАСЯН


Эдик Минасиян, кандидат исторических наук, заместитель декана исторического факультета Ереванского государственного университета (Ереван, Армения)


Почти сразу после провозглашения независимости (21 сентября 1991 г.) Армения получила международное признание (декабрь) со стороны США, России, Канады, Румынии и других стран. А 2 марта 1992 года наша республика стала полноправным членом Организации Объединенных Наций, с 25 января 2001-го — членом Европарламента. Буквально с момента объявления своего суверенитета Армения приступила к государственному строительству независимой республики. Большой объем государственных функций, полученный в наследство от распавшегося СССР, невозможно было финансировать собственными силами. В этот трудный переходный период необходимо было создать иную систему государственного управления, которая способствовала бы укреплению экономической мощи и независимости страны, повышению жизненного уровня народа, обеспечению устойчивого развития общественных отношений.

Настоятельной потребностью стало формирование новых органов власти. Этот процесс начался еще в мае 1990 года, после выборов в Верховный совет тогда еще союзной республики Армении. В то время осуществился переход от советских органов власти к парламентским. Для формирования новой системы государственного управления был принят ряд важнейших документов. Так, по новому конституционному закону "Об основополагающих положениях" устанавливался порядок государственного правления, разграничивались исполнительная, законодательная и судебные ветви власти1. 1 августа 1991 года был принят закон "О Президенте Республики Армения"2. Бесспорно, это — важный шаг на пути к политической стабилизации, хотя дискуссии о целесообразности этого института и о полномочиях президента продолжаются до сих пор. В ноябре и декабре того же года законами "О Верховном Совете" и "О структуре управления" были разграничены сферы деятельности верховных органов власти3.

Структура государственной власти республики включает исполнительные органы, а исполнительная власть — прерогатива правительства, которое представляют премьер-министр и министры. В 1991—1992 годах исполнительная власть осуществлялась через посредство премьер-министра, его заместителя, 22-х министерств, 8 государственных управлений. Впоследствии эта структура неоднократно менялась. Только в 1995—2000 годах более 20 раз всевозможные перестановки, слияния и т.д. коснулись 15 министерств. Например, в феврале 2000-го правительство вместо 17 министерств образует 24, в мае — 204, а в июне 2003-го таковых осталось 16. Последнее правительство сформировано 11 июля 2003 года политической коалицией, так как в результате выборов, состоявшихся 25 мая, фактически ни одной политической партии не удалось получить подавляющее большинство в парламенте и сформировать правительство самостоятельно.

Поэтому впервые в истории независимой республики три политические силы — Республиканская партия, партия "Оринац еркир" и Армянская революционная федерация (АРФ) "Дашнакцутюн", — получившие на этих выборах наибольшее число голосов, подписали меморандум о формировании парламентской коалиции и правительства. Другими словами, исходя из единой позиции, они взяли на себя ответственность обеспечить нормальную деятельность органов законодательной и исполнительной власти. Стороны пришли к следующему соглашению о составе нового правительства: министры обороны, иностранных дел и юстиции будут предложены президентом; премьер-министр, руководитель аппарата правительства, министры торговли и экономического развития, охраны природы, энергетики, транспорта и связи, финансов и экономики, а также министр, координирующий территориальное управление и деятельность подструктур, — Республиканской партией; министры градостроительства, образования и науки, культуры и по делам молодежи будут представлены партией "Оринац еркир"; министры здравоохранения, сельского хозяйства и социального обеспечения будут выдвинуты АРФ "Дашнакцутюн".

Кроме того, в меморандуме предусмотрено, что если эти политические структуры не смогут преодолеть принципиальные разногласия путем переговоров, то любая из них получает право в письменном виде оповестить другие о своем выходе из коалиции, при этом отозвать своих должностных лиц, предусмотренных меморандумом5. На принципах данного меморандума и было сформировано 11-е по счету правительство.

Многократно менялась и структура министерств, что зачастую имело негативные последствия. Эти изменения были обусловлены нечетким разграничением задач и полномочий исполнительных органов, необоснованно раздутым штатом их работников.

В ноябре 1991 года председателем Верховного совета был избран Бабкен Араркцян. А премьер-министром еще 13 августа 1990 года стал Вазген Манукян6. Однако политические изменения 1991—1994 годов не были системными, поскольку правящая политическая сила "Армянское общенациональное движение" (АОД) еще не имела окончательной концепции о будущей государственной структуре. Более того, в то время высказывалось мнение, что Армении вообще не нужна новая конституция, а государственная система может формироваться постепенно — посредством принятия ряда конституционных законов. В течение нескольких лет независимости применялись законы и конституционные положения СССР и АрмССР. Однако они и начавшиеся реформы часто противоречили друг другу, порой создавая неразбериху. К тому же одновременно действовали прежняя и новая системы управления с необоснованно раздутым штатом сотрудников аппарата, нечетким разграничением полномочий и часто повторяющимся "неправильным подбором руководящих кадров". Среди причин непродуктивности государственного управления в республике (что, к сожалению, актуально и сегодня) отметим следующие: нет официальной идеологии, не создан механизм постановки целей, отсутствует необходимая и доступная информация между отдельными ветвями власти, не редко наличие неправильных поручений на разных уровнях, дублирование функций исполнительной власти.

Пытаясь исправить положение, руководство страны сконцентрировало свое внимание на эффективности государственного аппарата и на повышении качества обслуживания населения. Для этого в 1999 году была создана и до сих пор функционирует Комиссия по реформам государственного управления. Она разрабатывает "Концепцию структурных реформ государственной системы управления РА", осуществляет широкомасштабные работы в министерствах и других ведомствах государственного управления в целях реализации структурных и функциональных реформ в соответствии с разработанными концептуальными положениями. Комиссия также занимается вопросами перестройки органов территориального управления и местного самоуправления. В этом деле большое значение имеет закон "О гражданской службе", принятый Национальным собранием 4 декабря 2001 года. В качестве верховного органа управления системы гражданской службы создан Совет по гражданской службе, призванный регулировать правовые основы этой сферы. Внедрением последнего правительство предусматривает проводить эффективную кадровую политику, привлекать к работе в государственном аппарате высокопрофессиональных специалистов, наделенных необходимыми моральными качествами, независимых от изменений соотношения политических сил, а также обеспечить государственные гарантии для социальной и правовой защиты служащих7.

Однако замеченные в области преобразований государственной системы ошибки и упущения этими мерами не ликвидированы. Во-первых, не полностью уточнены и разграничены функции и обязанности органов управления. Во-вторых, не обеспечена гласность деятельности государственных органов. В-третьих, несмотря на то, что в 2002—2003 годах отдельные министерства стали представлять правительству годовые отчеты, система отчета государственных органов и чиновников не внедрена. В-четвертых, еще не созданы эффективные антикоррупционные механизмы, которые на основе повышения ответственности чиновников помогли бы уменьшить бюрократическую волокиту и злоупотребления. В-пятых, не осуществляется комплексная программа контроля над системой государственной власти со стороны общественности.

Основные задачи структурных реформ этой системы таковы: установить оптимальное число и структуру органов государственного управления; передать ряд полномочий ее центральных органов другим исполнительным органам, уменьшить вмешательство государства в деятельность хозяйствующих субъектов, укрепить доверие общества к правительству, снизить уровень теневой экономики, создать устойчивую систему управления, повысить личную ответственность государственных служащих, внедрить на местах (в отдельных областях) системы, регулируемые из Центра.

Одно из важных событий государственно-политической жизни — утверждение конституции. Созданная для этого Верховным советом республики Конституционная комиссия (1993 г.) приступила к разработке первого проекта Основного закона. Свои проекты представили также некоторые партии. После всенародного обсуждения (1994 г.) расширенный состав этой комиссии, дополненный представителями политических партий, подготовил новый улучшенный вариант. В соответствии с конституционным законом после одобрения Верховным советом (27 марта 1995 г.) он был вынесен на референдум, который состоялся 5 июля 1995 года, во время парламентских выборов. Тогда за предложенный вариант Основного закона проголосовало 68,4% избирателей8. Таким образом, новая Конституция была принята 5 июля 1995 года. Хотя проведенный референдум нельзя считать безупречным, эта Конституция все же стала правовой основой перехода от тоталитарной и авторитарной системы к демократическому государству. Наиболее очевидные недостатки Основного закона таковы: не созданы механизмы сдержек и противовесов между тремя ветвями власти, велико количество монопольных полномочий, предоставленных президенту, отсутствуют полномочия для контроля исполнительной власти со стороны Национального собрания, независимость судебной власти фиктивна. В целях устранения этих недостатков, а также для других преобразований по указу президента была создана Комиссия по конституционным реформам. Разработанные ею предложения были представлены Национальному собранию и обсуждены Постоянной комиссией по государственно-правовым вопросам. Однако подкорректированный окончательный вариант подготовленного пакета, вынесенный на референдум (он проходил во время парламентских выборов 25 мая 2003 г.), не получил нужного количества голосов9.

В целом же Конституция дала возможность создать устойчивую государственную структуру, благодаря чему удалось преодолеть серьезный политический кризис — отставку первого президента республики Левона Тер-Петросяна (3 февраля 1998 г.). Уже в марте того же года состоялись внеочередные выборы главы государства, на которых одержал победу Роберт Кочарян.

В ходе предвыборной кампании выяснилось, что избиратели намерены голосовать не столько за какого-либо кандидата, сколько против Л. Тер-Петросяна. Четыре претендента от оппозиции объединились вокруг Вазгена Манукяна, которому удалось завоевать доверие недовольного властями электората. Казалось, В. Манукян имеет реальные шансы на победу, однако, согласно объявленным результатам, он набрал лишь 41,29% голосов10. Несмотря на то что международные наблюдатели, зафиксировавшие многочисленные нарушения, поставили под сомнение успех Л. Тер-Петросяна в первом туре выборов, он был провозглашен президентом. Способствующие ему политические силы, на самом деле потерпевшие поражение, прибегли к подделке результатов голосования. Нарушая существующий порядок, они еще до официального обобщения результатов голосования объявили своего протеже избранным президентом и поздравили его.

Массовые протесты граждан против этих фальсификаций, в том числе митинги и акции неповиновения, призванные заставить Центральную избирательную комиссию провести пересчет голосов, не достигли цели: демонстрацию разогнали, многих ее организаторов арестовали. Причем в то время в столице республики появилось большое количество военной техники и было объявлено чрезвычайное положение.

А упомянутые выше внеочередные президентские выборы, состоявшиеся в марте 1998 года, фактически стали результатом кризиса правящей верхушки, вследствие которого она и была отстранена от власти. Еще 1 декабря 1997 года в республиканской прессе президент Л. Тер-Петросян опубликовал статью "Война или мир. Время размышлений", где в вопросе о Карабахе предлагал Азербайджану некоторые уступки. Статья подняла волну отчуждения между обществом и правящими кругами, что в конце концов привело к отставке Л. Тер-Петросяна.

Четвертые президентские выборы состоялись 19 февраля 2003 года. В списке претендентов было девять кандидатов. Во второй тур, согласно подсчетам, прошли Роберт Кочарян (49,8%) и кандидат от оппозиции Степан Демирчян (28,22%). В итоге президентом вновь был избран Р. Кочарян (67,48% голосов), а С. Демирчян набрал 32,53%. Оппозиция оспорила эти результаты, организовала в Ереване митинги протеста и обратилась в Конституционный суд, где, обсудив вопрос, отметили нарушения на отдельных участках и зафиксировали: "Считая недостоверными результаты голосования на 40 избирательных участках, оставить без изменения решение ЦИК от 11 марта 2003 года, согласно которому президентом РА избран действующий президент Р. Кочарян"11. Вместе с тем Конституционный суд предложил будущему Национальному собранию в течение одного года внести поправки в закон "О референдуме", а в качестве эффективного способа преодоления углубленного общественного противостояния, проявившегося во время президентских выборов, рекомендовал провести референдум доверия12. (К вопросу о нарушениях в ходе всех состоявшихся в стране президентских и парламентских выборов мы еще вернемся.)

Итак, еще в начале 1990-х годов приступили к формированию новых государственно-правовых структур. Конституцией страны предусмотрена модель полупрезидентской республики с разделением исполнительной, законодательной и судебной властей. Исполнительную власть представляет всенародно избранный президент. Он назначает премьер-министра, по предложению последнего назначает министров, созывает и ведет заседания правительства, ратифицирует его решения. Президент — гарант независимости, территориальной целостности и безопасности республики, следит за соблюдением Конституции, обеспечивает нормальную деятельность законодательной, исполнительной и судебной властей.

Местное самоуправление обеспечивает формирование гражданского общества, децентрализацию власти, развитие экономики и решает вопросы, связанные с жизнеобеспечением населения. Несмотря на то что Конституция стала законодательной базой для внедрения этой системы, законодательное поле в данной области нуждалось в совершенствовании. Для улучшения структуры территориального управления и местного самоуправления в декабре 1995 года были осуществлены территориально-административные изменения и созданы новые единицы: марзы (губернии) и общины, а 7 ноября 1995 года Национальное собрание приняло закон "Об административно-территориальном делении РА". На его основе объединили 37 административных районов республики и создали 11 марзов: Арагацотн, Ширак, Сюник, Гехаркуник, Лори, Котайк, Армавир, Вайоц, Дзор, Тавуш и получившая статус марза столица республики г. Ереван. Марзы были разделены на 930 общин, 47 из них городские, 12 — квартальные и 871 — сельская13. Они весьма отличались друг от друга по численности населения, географическому положению, уровню развития и т.д. Так, 21% общин — горные (находятся на высоте 1 700—2 000 м от уровня моря), 15,4% — высокогорные (расположены на уровне 2 000 м и выше), 17,7% — приграничные. Определение указанных отличий и специфических черт имеет большое значение для разработки дифференцированной государственной политики по отношению к общинам. В частности, в приграничных общинах действуют режимы определенных привилегий и скидок. Общины отличаются и численностью населения. В среднем в одной общине проживает 4 084 чел., в Ереване — 2 777 чел., а в сельской — 1 443 чел.14 Причем в 36 последних менее 100 жителей, от 101 до 1 000 — в 421, от 1 001 до 3 000 — в 228, более 3 001 — в 9615. В маленьких общинах местному управлению приходится преодолевать большие трудности, поэтому такие общины необходимость укрупнить. Это позволит избежать распыления финансовых средств, эффективнее решать социально-экономические и другие проблемы.

30 июня 1996 года Национальное собрание приняло закон "О местном самоуправлении", а затем и закон "О выборах органов местного самоуправления"16. Между губернаторами (марзпетами) и главами общин начались бессмысленные споры относительно разделения функций власти, территорий, имущества и собственности. А 6 мая 1997 года ратифицированы указы президента "О государственном управлении в марзах РА" и "О государственном управлении в городе Ереване"17, которым предшествовали решения правительства об имуществе республиканских, губернских, городских и сельских общин18.

Реформы системы местного управления были направлены на разграничение круга полномочий и обязанностей, с одной стороны, государства (точнее, назначенного правительством губернатора), а с другой — местных общин (в лице их избранных органов и руководителей). В пределах предоставленных ему законом полномочий губернатор должен осуществлять территориальную политику правительства. Указом Президента ему также предоставлены следующие сферы: финансы, градостроительство, жилищно-коммунальное хозяйство, транспорт и дорожное строительство, сельское хозяйство и охрана природы. Кроме того, губернатор обязан систематизировать согласованную деятельность глав общин и претворять на местах в жизнь решения премьер-министра и правительства. Губернаторы — посредники между правительством и марзом, а не самостоятельно действующие субъекты. Общины и их органы могут принимать самостоятельные решения (в пределах предоставленных им законом и решениями правительства полномочий). Мера их самостоятельности и возможностей зависит в первую очередь от местных налоговых и финансовых средств, которые позволяют выполнять решения и программы, принятые государством и правительством. Избрание руководителей органов местного самоуправления — глав и старейшин общин — путем закрытого, прямого тайного голосования гарантирует независимость общинных властей и право действовать самостоятельно, под личную ответственность, а также право самостоятельно распоряжаться общинным хозяйством и вести разумную кадровую политику. Однако дальнейшее развитие системы местного самоуправления сдерживается отсутствием соответствующей правовой и экономической базы.

Один из конституционных недостатков системы местного самоуправления — отсутствие гарантий становления и обеспечения деятельности общин. К тому же неясно очерчены полномочия власти и минимальные финансовые средства для их реализации. Становлению общин препятствует также конституционное положение, согласно которому правительство (по представлению губернатора) может выразить недоверие главе общины. Фактически получается, что назначенный правительством губернатор может отстранить от должности главу общины, избранного народом. Это существенно ограничивает круг деятельности глав общин и ставит их в зависимость от губернатора.

Кроме того, определенные конституционные положения не только не действуют, но и противоречат некоторым законам. В качестве примера можно привести принятый в ноябре 2001 года закон "О закупках"19, согласно которому создается специальное агентство с целью обеспечить организованную и эффективную систему приобретения продукции для нужд государства и общин. Однако этим законом нарушается право общин самостоятельно распоряжаться своей собственностью. Кроме того, это право, а также право распоряжаться своими финансовыми средствами нередко нарушают госуправление и казначейство. Эффективная деятельность местных органов самоуправления напрямую связана с уровнем их финансовой обеспеченности. Вместо 20,0 млрд драмов (денежная единица республики), предусмотренных планом 2000 года, бюджет общин фактически составил 13,9 млрд драмов (по причине налоговых платежей и сокращения дотаций). За последующие годы положение в данной сфере существенно не изменилось. Для сравнения достаточно отметить, что в европейских странах этот показатель превышает 30%. 2/3 бюджетных средств общин составляют собственные доходы, которые они получают от налогов, податей и неналоговых платежей. В целях обеспечения самостоятельности и хозяйственной независимости общин следует в первую очередь увеличить их собственные доходы. Это можно сделать путем закрепления за общинами определенных отчислений от других типов налогов. Такая практика применяется в европейских государствах, в том числе и в России: в местный бюджет отчисляется определенная часть подоходного налога и налога от добавочной стоимости. Можно увеличить долю местных налогов и платежей (во многих странах Европы она составляет более 25%). Для сбора налоговых поступлений в бюджет целесообразно, с одной стороны, усилить налоговый контроль, с другой — децентрализировать процесс сбора налогов, предоставляя право сбора этих поступлений в бюджет местным общинным органам самоуправления.

Важнейшее условие становления местной системы самоуправления — создание необходимой хозяйственной базы, осью которой служит общинная собственность. Все еще замечается некоторая оторванность между объемом полномочий и возможностью их реализации средствами, выделяемыми общинам. Следовательно, необходимо расширить базу собственности общин и углубить процесс децентрализации. 7 мая 2001 года принят новый закон "О местном самоуправлении", согласно которому предусматривается расширить возможности контроля над старостой общины со стороны старейшины, а также закрепить за бюджетом общин часть налоговых поступлений от хозяйственной деятельности, предоставить общинам право распоряжаться строительством и наделением земельных участков20. Тем самым параллельно с расширением полномочий органов местного самоуправления в определенной мере увеличатся и финансовые возможности общин.

Высший законодательный орган республики — Верховный совет — в июле 1995 года был переименован в Национальное собрание, которое представляет собой однопалатный парламент. Верховный совет первого созыва сформировался в 1990-м году. Тогда Армения еще была советской республикой, выборы проходили (20 мая и 3 июня) согласно Конституции СССР и АрмССР и закону "О выборах в Верховный Совет АрмССР". Однако они уже были организованы по мажоритарной системе, в два тура, и в корне отличались от прежних, проводимых в советское время выборов. Всенародное движение, начавшееся освободительной борьбой за Арцах, поставило перед собой задачу создать независимое государство, разрешить арцахскую проблему и установить демократию. Таким образом, в результате выборов, проходивших в условиях национального подъема, был создан новый парламент, по своему составу и по сути выражавший господствующие в обществе настроения. Однако он носил еще и советские черты, поскольку Армения продолжала оставаться в составе СССР, где, разумеется, действовало советское законодательство. Парламент, состоящий из 260 делегатов, приступил к работе 20 июля. За пять лет в нем сформировались 5 фракций, 12 парламентских групп, 16 постоянных комиссий, в которые вошли более 100 депутатов21. Кроме того, он стал постоянно действующим, что позволило ему выполнять закрепленные Конституцией функции органа высшей законодательной власти. 24 августа 1990 года парламент (согласно своей Декларации) решил Верховный совет АрмССР 12-го созыва считать Верховным советом Армянской республики первого созыва22. Он должен был выполнить большую историческую миссию в деле становления армянской государственности. Несмотря на ряд ошибок, на основе принимаемых решений и законов парламент смог шаг за шагом внести необходимые изменения во все основные сферы общественной жизни, а также создать структуры, которых раньше не существовало. Все эти годы он постоянно занимался коренными социально-экономическими преобразованиями, в том числе становлением рыночных отношений. Были созданы соответствующие государственные структуры и реконструированы экономика, финансы, судебная система, армия, внешняя политика, экология, таможенная служба и т.д. За 10 сессий Верховный совет провел 459 заседаний, из которых 37 — внеочередные, принял 188 законов, 1 211 решений, ратифицировал 151 международный договор.

После парламентских выборов 5 июля 1995 года сформировалось Национальное собрание первого созыва, состоящее из 190 депутатов, 150 из них были избраны по одномандатным мажоритарным округам, 40 — от политических партий. По Конституции парламент избирался на четыре года. Национальное Собрание начало свою деятельность 27 июля 1995 года, в нем было сформировано шесть постоянных комиссий, столько же фракций и депутатских групп. Пятипроцентный барьер, установленный для политических организаций, прошли пять. Среди них депутатские мандаты были распределены следующим образом: Объединение "Анрапетутюн" получило 20 мест, Объединение женщин "Шамирам" — 8, Компартия — 6, Национально-демократический союз — 3, Объединение "Национальное самоопределение " — 3. Председателем Национального собрания был избран Бабкен Араркцян. Основное внимание парламент уделил реформам судебной системы, регулированию налоговой сферы, ратифицировал многочисленные международные соглашения. Было принято около 300 законов, направленных на развитие рыночных отношений.

4 февраля 1998 года (после отставки первого президента страны Л. Тер-Петросяна) подало в отставку и руководство Национального собрания. Новым его председателем был избран Хосров Арутюнян. В результате прошедших 30 мая 1999 года парламентских выборов сформировалось Национальное собрание второго созыва. Его количественный состав — 131 депутат, из них 75 были избраны по одномандатным мажоритарным округам и 56 — от политических партий23. Национальное собрание приступило к работе 10 июня 1999 года, были сформированы шесть постоянных комиссий, столько же фракций и три депутатские группы. Пятипроцентный барьер преодолели шесть политических партий и объединений, а депутатские мандаты распределились следующим образом: объединение "Единство" получило 29 мест, Компартия — 8, объединение "Правопорядок и единение" — 6, АРФ "Дашнакцутюн" — 5, Партия "Оринац еркир" — 4, объединение АЖМ — 424.

Очередные парламентские выборы состоялись 25 мая 2003 года. 56 депутатов прошли в него по одномандатным мажоритарным округам и 75 — от политических партий. И на этих выборах отмечены явные нарушения избирательных прав. Из 21 партии и объединения 5%-й барьер преодолели 6, среди которых депутатские мандаты были распределены следующим образом: от Республиканской партии вошли 23 депутата, от объединения "Справедливость" — 14, от партии "Оринац еркир" — 12, от АРФ "Дашнакцутюн" — 11, от партии "Национальное согласие" — 9, от Объединенной трудовой партии — 625. Свою первую сессию парламент этого созыва провел 12 июня 2003 года.

Председателем Национального собрания был избран руководитель партии "Оринац еркир" Артур Багдасарян, заместителями — от Республиканской партии — Тигран Торосян, и от АРФ "Дашнакцутюн" — Ваан Ованесян. Сформировались шесть постоянных комиссий. Как мы уже отмечали, сессия одобрила идею создания коалиционного правительства.

Таким образом, после провозглашения независимости республики выборы в Национальное собрание были проведены три раза (в 1995, 1999 и 2003 гг.). В 1995-м на них впервые в истории Армении присутствовали многочисленные группы зарубежных наблюдателей. Однако международным требованиям, предъявляемым к миссиям подобного рода, соответствовали лишь представители ОБСЕ и Комиссии по правам человека. А они квалифицировали эти выборы как свободные, но несправедливые: именно с того времени в нашей стране стали фальсифицировать итоги голосования. Так, еще в декабре 1994 года, ссылаясь на противоречия положений Устава АРФ "Дашнакцутюн" действующему законодательству, президент республики Л. Тер-Петросян подписал указ о приостановке деятельности этой организации на шесть месяцев. Между тем она — одна из старых, массовых и авторитетных партий, пользующаяся доверием как в Армении, так и в армянской диаспоре, у нее есть свой устойчивый электорат. Она была в оппозиции к правящему Армянскому общенациональному движению и его руководителю Л. Тер-Петросяну. Верховный суд страны утвердил указ президента. Затем последовали аресты руководящих членов партии. Их обвиняли в создании незаконных военных формирований, закрыли принадлежащие "Дашнакцутюн" газеты и журналы. Но поскольку срок приостановления деятельности истекал в середине июля, то "Дашнакцутюн" искусственным образом выбили из предвыборной борьбы, то есть накануне голосования партию фактически лишили возможности участвовать в пропаганде своих идей среди избирателей.

Нарушение одного из основных принципов демократии — права на всеобщее, равное и прямое голосование стало в Армении традицией. Несмотря на более положительные отзывы международных наблюдателей о парламентских выборах 1999 и 2003 годов, и на них не было ни прозрачности, ни легитимности. Здесь решающую роль сыграли не только властные структуры, но и финансовые рычаги. Так, в 1999 году из-за неточностей в избирательных списках права голоса лишились от ста до двухсот тысяч человек. Не принесли желаемого результата и попытки восстановить их права в судебном порядке, так за весьма короткое время невозможно рассмотреть такое количество заявлений. Для запугивания или поощрения электората использовали разные варианты социального, экономического, политического и даже физического воздействия. Кроме того, в ходе всех парламентских выборов широко применялся подкуп электората. Кандидаты в депутаты предлагали продукты питания, деньги, платили за электроэнергию и коммунальные услуги, асфальтировали дороги. А избиратели, разочаровавшись в справедливости выборов и изолированные от властей, восприняли свой голос как товар, который можно (и нужно) продать подороже: часто простым людям было все равно, кто станет депутатом. Такие настроения наиболее отчетливо проявились во время парламентских выборов 2003 года. Как и во время предыдущих избирательных кампаний, власти оказывали покровительство некоторым кандидатам. С попустительства работников правопорядка, а часто и при прямом их содействии, председатели избирательных комиссий (а порой и квартальные авторитеты) мешали работать наблюдателям от оппозиции. В избирательные урны опускали заранее заполненные бюллетени (иногда целыми пачками), а на некоторых избирательных участках даже воровали урны, чтобы в более комфортных условиях заполнить их необходимым количеством бюллетеней с "голосами" за своих кандидатов. Зачастую у военнослужащих процедура выборов проходила под непосредственным контролем командира. Определенное давление оказывали на избирателей в селах, где часто местный староста, будучи председателем участковой избирательной комиссии, держал под контролем голосование земляков, что мало чем отличалось от голосования военнослужащих. Часто в списках для голосования оказывались имена давно покинувших страну или умерших. Не случайно, что до сих пор официально не опубликованы результаты переписи населения, состоявшейся в 2001 году. По мнению местных наблюдателей, это сделано с целью создания широких возможностей для фальсификаций на выборах 2003 года. Совершаются нарушения и во время подсчета голосов.

Обо всем этом свидетельствуют многочисленные заявления-жалобы, поданные в Конституционный суд гражданами, партиями и политическими объединениями, а также повторные выборы по мажоритарным спискам на четырех избирательных участках и т.д.

Что же касается предусмотренной Конституцией новой судебной системы, то ее формирование завершилось в 1999 году. Важные шаги в этом направлении — создание суда первой инстанции, ревизионного, кассационного, конституционного, хозяйственного, военного суда и других судебных инстанций, а также преобразования в прокуратуре26. Принятие необходимых законов и кодексов способствовало становлению судебной системы27. Судебно-правовые реформы призваны установить полноценные отношения между государственной властью и обществом, создать независимую судебную систему, обеспечивающую защиту прав человека. Трудно переоценить роль Конституционного суда, который сформировался 6 февраля 1996 года. Его председателем был назначен Г. Арутюнян28. Конституционный суд правомочен проверять соответствие законов, решений Национального собрания, указов президента, постановлений правительства, а также обязанностей по международным договорам Конституции РА, компетентен решать вопросы о референдумах, о спорах, связанных с результатами президентских и парламентских выборов, о запрещении или приостановке деятельности какой-либо партии. Право оспаривать нормативные акты Конституционного суда предоставляется только президенту республики и как минимум 1/3 депутатов Национального собрания.

Однако и сегодня явно не обеспечивается независимость судебных властей, поскольку судей, прокуроров и пятерых из девяти членов Конституционного суда назначает парламент, четверых — президент, а кадровые предложения рассматривает Совет по правосудию, которым опять же руководит президент29. В демократических странах судей и прокуроров обычно избирают или назначают соответствующие учреждения представительной власти, обеспечена и незаменимость судей. А в нашей республике полномочия президента преобладают также в области упорядочения взаимоотношений между Национальным собранием и правительством. В Основном законе зафиксировано доминирование полномочий исполнительной власти над законодательной и судебной, что и является одним из основных недостатков Конституции. Из трех основных функций судебной власти: осуществление правосудия, судебный контроль и судебный контроль по отношению к законам — "работают" лишь первые два, да и то не в полной мере. Вместе с тем выбор кандидатуры судьи, назначение или прекращение полномочий осуществляется при преобладающем участии исполнительной власти, что существенно препятствует независимости судей. В результате этого, в частности, за последнее время снижена продуктивность разрешения хозяйственных споров. Ненужная возня и волокита неблаготворно влияют на развитие экономики страны, а опосредованно препятствуют инвестициям. Для выхода из создавшегося положения параллельно с действующей трехступенчатой судебной системой рассмотрения хозяйственных споров в 2001 году была создана двухступенчатая судебная система — хозяйственный суд первой инстанции и кассационный суд. Необходимое условие полной независимости всей судебной сферы — повышение ее социальной защищенности.

Лишенная на протяжении столетий государственности Армения унаследовала традиции и образ мышления негосударственной правовой судебной системы, которые за 12 лет независимости искоренить невозможно. Подобный образ мышления утвердился не только в кругах власти, но и в общественном сознании. Задача заключается в том, чтобы законодательно, то есть через механизмы управления и путем повышения юридической грамотности всего населения способствовать изменениям в общественном сознании и реальному становлению независимой судебной власти.

Необходимые преобразования были осуществлены также в органах безопасности и в полиции. Этому главным образом способствовало принятие Национальным собранием двух законов: "Об органах национальной безопасности" (28 декабря 2001 г.) и "О службе в полиции" (3 июля 2002 г.)30. В декабре 2002 года указом президента "О проведении изменений в структуре правительства РА" Министерство национальной безопасности и Министерство внутренних дел были преобразованы в Службу национальной безопасности при правительстве РА31 и в полицию республики. Кроме того, в соответствии с требованиями Конституции в декабре 2001 года был принят закон "Об общественных организациях", а в августе 2002-го — закон "О партиях"32.

Конституцией утверждены трехцветный флаг (красно-сине-оранжевый) и герб РА — в центре орел и лев держат щит, на котором изображены гора Арарат с Ноевым ковчегом, а также гербы четырех армянских королевств. Ниже щита — меч, ветвь, сноп колосьев, цепь и лента33.


1 См.: Сборник действующих законов Армении (1990—1995), Ереван, 1996, С. 177, 178 (на арм. яз.).
2 См.: Там же. С. 158—162.
3 См.: Там же. С. 189—196.
4 См.: Республика Армения, 29 февраля и 23 мая, 2000 (на арм. яз.).
5 См.: Айастани анрапетутюн, 12 июня 2003.
6 До мая 2000 года в республике было сменено 10 правительств со своими премьер-министрами.
7 См.: Официальный вестник РА, 9 января 2001, № 1 (176). С. 20—25 (на арм. яз.).
8 См.: Вестник Верховного совета Республики Армения, 15 мая 1996, № 9 (185) (на арм. яз.).
9 См.: Республика Армения, 3 июня 2003.
10 См.: Президентские выборы. Армения 2003. С. 15 (на арм. яз.).
11 См.: Республика Армения, 18 апреля 2003.
12 Там же.
13 См.: Сборник действующих законов Республики Армения (1995—1999 гг.). Кн. 1, Ереван, 1999. С. 51—73 (на арм. яз.).
14 Марзы Армянской Республики в цифрах, 1998—2001. Ереван, 2002. С. 14—15 (на арм. яз.).
15 См.: Национальный доклад человеческого развития. Армения, 2001. С. 59 (на арм. яз.).
16 Там же.
17 См.: Официальный вестник Республики Армения. Т. 11. 20 мая 1997, С. 21—42 (на арм. яз.).
18 См.: Сборник решений правительства РА. Т. 7—8. Ереван, июнь — август 1996. С. 38, 39; Официальный вестник Республики Армения. Т. 6. 31 марта 1997. С. 78—90 (на арм. яз.).
19 См.: Сборник действующих законов РА. Кн. Д. Ереван, 2001. С. 967 (на арм. яз.).
20 См.: Официальный справочник РА. "Закон РА о местном самоуправлении", 21 января 2002, № 21 (196). С. 5, 7, 8, 27 (на арм. яз.).
21 См.: Верховный совет РА 1990—1995. Ереван, 1995. С. 115 (на арм. яз.).
22 Там же. С. 6.
23 См.: Конституция Республики Армения. Ереван, 1995. С. 30.
24 См.: Национальное собрание РА, 1999. Ереван, 1999. С. 28—29 (на арм. яз.).
25 См.: Республика Армения, 3 июня 2003.
26 Об этом подробнее см.: Закон, обеспечивающий судебно-правовые преобразования. Ереван, 1998. С. 43—134 (на арм. яз.).
27 Об этом подробнее см.: Официальный справочник РА. Законы РА: "Кодекс гражданских законов РА", 10 августа 1998, № 17 (50); "Кодекс судебно-гражданских законов РА", 9 сентября 1998, № 20 (53); "Кодекс уголовных законов РА", 21 сентября 1998, № 22 (55), "О положении судьи", "О принудительном исполнении судебных актов" (на арм. яз.).
28 См.: Хачатрян М. Первая Конституция Республики Армения. Ереван, 1977. С. 283.
29 См.: Конституция Республики Армения. С. 47.
30 См.: Официальный справочник Республики Армения, 5 февраля 2002, № 6 (181). С. 3—18; 8 августа 2002, № 32 (207). С. 5—34 (на арм. яз.).
31 См.: Там же, 17 декабря 2002, № 55 (230). С. 25.
32 См.: Там же, 15 августа 2002, № 34 (209). С. 3—17.
33 См.: Конституция Республики Армения. С. 11.

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL