УКРАИНА, РОССИЯ И СТРАНЫ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ: ПРОБЛЕМЫ СОТРУДНИЧЕСТВА В ГАЗОВОЙ СФЕРЕ

Давид ПРЕЙГЕР
Ирина МАЛЯРЧУК
Таисия ГРИНКЕВИЧ


Давид Прейгер, доктор экономических наук, профессор, заведующий отделом проблем развития транспортных коммуникаций Национального института проблем международной безопасности (Киев, Украина)

Ирина Малярчук, кандидат экономических наук, государственный эксперт отдела проблем развития транспортных коммуникаций Национального института проблем международной безопасности (Киев, Украина)

Таисия Гринкевич, старший консультант отдела проблем развития транспортных коммуникаций Национального института проблем международной безопасности (Киев, Украина)


Украина относится к нефтегазодефицитным странам: объемы потребления углеводородного сырья существенно превышают собственную добычу, и страна вынуждена изыскивать пути покрытия этой разницы в условиях явного дефицита финансовых ресурсов для их закупки. Выручает выгодное географическое положение республики между богатой нефтью и природным газом Российской Федерацией (через нее, транзитом — с Казахстаном, а по его территории — с Узбекистаном и Туркменистаном) и крупными потребителями этих ресурсов на западе — странами Восточной, Центральной и Западной Европы, балканскими государствами и даже Турцией. В совокупности с имевшимися еще к середине прошлого столетия в Украине существенными извлекаемыми ресурсами нефти и газа это способствовало тому, что с конца 1940-х годов здесь были построены крупные магистральные нефте- и газопроводы, ориентированные на поставку украинского сырья в другие республики СССР (Белоруссию, Литву, Латвию, Эстонию, Россию), а затем (после извлечения наиболее доступных ресурсов) используемые для перекачки углеводородов РФ на экспорт — в западном и юго-западном направлениях.

После распада СССР за оказание транспортных (транзитных) услуг поставщики вынуждены платить деньгами или теми же ресурсами, которых в Украине не хватает. Скажем, за транзит газа ныне Москва ежегодно отдает Киеву примерно 25 млрд куб. м, что составляет более трети годового потребления Украины. Вместе с тем транзитные возможности нашей республики в этой сфере пока полностью не используются, что нацеливает ее на поиск новых продавцов газа, которого (с учетом собственной добычи и взимаемой натуроплаты с "Газпрома") явно не хватает. Однако, не имея общих границ со странами Центральной Азии, Украине и ее потенциальным поставщикам голубого топлива приходится договариваться с Россией, выступающей теперь уже в качестве транзитного государства. В этой связи уместно более детально рассмотреть ситуацию, складывающуюся вокруг газотранспортной системы Украины, эффективное использование которой должно способствовать не только развитию ее экономики, но и реализации важных геополитических и геостратегических интересов Киева.

В настоящее время газотранспортная система (ГТС) республики занимает второе место в Европе после Российской Федерации. На начало 2002 года общая протяженность этой системы превышала 37,1 тыс. км, из которых 23 тыс. км — магистральные трубопроводы. В нее к тому времени также входили 72 компрессорные станции (КС), имевшие 112 компрессорных цехов общей мощностью 5 600 МВт, 13 подземных хранилищ (ПХГ) и 1 332 газораспределительные станции (ГРС), 229 тыс. км распределительной сети, 14,8 тыс. сетевых станций. Пропускная способность системы на входе определялась в 290 млрд куб. м в год, на выходе — 175 млрд куб. м. Нынешние возможности позволяют ежегодно передавать в западном направлении (сегодня это 18 стран Европы) до 140 млрд куб. м газа. ПХГ (их общая проектная емкость хранения 34,5 млрд куб. м) расположены преимущественно на западе — своеобразный аккумулятор газа и демпфер колебаний его поступлений, что обеспечивает регулярную и гарантированную подачу голубого топлива потребителям. ГТС служит для транспортировки до 75—80 млрд куб. м газа, подаваемого внутренним потребителям Украины, включая примерно 7 млрд куб. м, расходуемых на технологические нужды самой сети.

Стоимость всей этой системы (с учетом зарубежных аналогов) колеблется от 22 млрд до 28,7 млрд долл. (в зависимости от методики оценки и целей, которым она служит). Она способна ежегодно приносить до 2,5 млрд долл. дохода за счет перекачки российского газа к европейским странам и примерно 1,3 млрд гривен за оказание транспортных услуг украинским потребителям. Однако основное предназначение системы — обеспечение растущих поставок с востока, как того требует экономика активно развивающегося Запада.

Скажем, в настоящее время страны ЕС покрывают свои потребности за счет собственной добычи (в целом) на 60%. Эти государства закупают газ у России — 40,7% внешних поставок, Алжира — 23,3% и Норвегии — 20,1%. По прогнозам, к 2020 году зависимость стран Евросоюза от этих поставок увеличится до 67%, а с учетом расширения ЕС на восток — до 73%. Предполагается, что потребность в газе наиболее высокими темпами будет расти в Германии, поскольку она отказывается от использования энергии атомных станций (в газовом балансе страны доля России уже сегодня составляет 37%). При этом перспективные возможности Алжира и Норвегии ограничены, поэтому важнейшими поставщиками, наряду с РФ, очевидно, будут Центральноазиатские республики: Туркменистан, Узбекистан и Казахстан. У них есть выход на российскую газотранспортную систему и возможность интегрироваться в украинскую ГТС.

В этом плане важнейшей артерией может служить система трубопроводов Средняя Азия — Центр, способная подавать в северо-западном направлении до 60 млрд куб. м газа в год. Ее пропускную способность планируется довести до 70 млрд куб. м.

Однако увеличение зависимости стран ЕС от одного поставщика (у Центральноазиатских государств нет своих транспортных артерий, не проходящих через РФ) вынуждает их (для обеспечения национальной энергетической безопасности) искать альтернативных поставщиков, транспортирующих газ по другим маршрутам. Так, в соответствии с решениями совещания в Барселоне (март 2002 г.), с 2004 года ограничиваются поставки с территории РФ по долгосрочным контрактам, а с 2005-го европейский газовый рынок либерализуется, то есть в этом плане предоставляется возможность выйти на него иным производителям. В связи с этим ожидается, что Россия попытается создать международную организацию типа газового ОПЕК. Такую идею поддерживают ряд Центральноазиатских государств, Алжир и Иран. Помимо североафриканских стран в качестве альтернативы в ЕС рассматривают Иран и даже Ирак с их достаточно большими запасами природного газа. Не исключено, что в этом случае может оказаться востребованной ГТС Украины, пропускные способности которой, как мы уже отмечали, сейчас используются не полностью (примерно на 60—70%, резерв мощности в западном направлении оценивается в 50 млрд куб. м газа в год, возможности ПХГ реализуются на 55 — 60 %) и могут быть увеличены. Очевидно и то, что Украине придется выдержать конкуренцию с другими транзитными государствами, через территорию которых также можно прокачивать газ в Европу: Беларусью, Польшей, Турцией, балканскими странами. Проигрыш в конкурентной борьбе может пагубно сказаться на функционировании украинской ГТС и постепенно вывести ее из обеспечения газом европейских государств.

Пока же Украина увеличивает пропускную способность своей ГТС: реализует программы по модернизации и расширению сети, что позволит перекачивать дополнительно до 40 млрд куб. м газа в год. Речь идет о возведении компрессорных станций на построенной линейной части газопровода Торжок — Долина, создании условий для полной реализации проектных возможностей газопроводов Ивацевичи — Долина и Хуст — Сату-Маре. По данным компании "Нефтегаз Украины", в 1990-х годах построено и введено в эксплуатацию 5 тыс. км магистральных газопроводов и ответвлений, девять компрессорных цехов общей мощностью свыше 400 МВт. Позже были введены в эксплуатацию реконструированные компрессорные станции "Долинская" и "Ужгородская", модернизировались и реконструировались магистральные газопроводы Новопсков — Аксай — Моздок, Дашава — Минск — Шебелинка — Днепропетровск — Одесса, Долина — Ужгород — Госграница, Ананьев — Тирасполь — Измаил. Кроме того, выполнены и другие мероприятия, предусмотренные Программой реконструкции компрессорных станций и Программой реконструкции линейной части газотранспортной системы, разработанные в рамках национальной программы "Нефть и газ Украины до 2010 года". Все это позволяет повысить эффективность работы компрессорных станций, увеличивать объемы закачивания и отбора голубого топлива в подземных хранилищах, расположенных на западе республики, уменьшить расходы топливного газа на технологические нужды, сократить выбросы вредных веществ в атмосферу, приблизить эти параметры к общеевропейским показателям, что весьма важно в преддверии формирования Международного консорциума по управлению и развитию газотранспортной системы Украины (МГТК).

В 2002 году транзит газа через украинскую ГТС составил 121,4 млрд куб. м, в том числе к странам Европы (помимо СНГ) — 106,1 млрд куб. м (см. табл.).

Таблица

Объемы перекачки газа Украинской ГТС в 2000—2002 годах (млрд куб. м)

Показатель

2000

2001

2002

Транзит

123,6

124,4

121,4

в страны Европы

112,3

105,3

106,1

в страны СНГ

11,3

19,1

15,3

Потребителям Украины

65,7

63,4

62,2

Импортные поставки в Украину, всего

60,7

60,9

56,5

от "Газпрома"

27,9

26

25,3

от "Итеры" (Туркменгаз + "Итера")

32,8

34,9

31,2

Технологические расходы

7,7

7

7,5

Собственная добыча

18,1

18,35

18,6

Источник: [http://www.Energo.Net.Ua/novost/php?id=372].

Эти данные свидетельствуют, что система магистральных газопроводов Украины — важное звено в обеспечении экспорта российского природного газа в Европу (ныне до 90%). В перспективе этот объем можно увеличить, поскольку, как отмечалось, потребности Европы в этой сфере будут расти. Российские источники приводят оценки аналитиков Министерства энергетики США, которые утверждают, что в 2010 году европейской экономике понадобится в совокупности 640 млрд куб. м газа, по другим данным, — 610 млрд куб. м по сравнению с нынешними 450 млрд куб. м (по некоторым оценкам, уже в 2002 году Европа потребила 516,6 млрд куб. м). При этом эксперты полагают, что к 2010 году Западная Европа будет завозить 205—220 млрд куб. м, к 2020 году — 270—300 млрд куб. м, а страны Центральной Европы соответственно 84—94 и 114—130 млрд куб. м. Вместе с тем ожидается, что в ближайшие 7—10 лет снизится добыча на действующих месторождениях Северного моря. По оценкам экспертов, Норвегия и Великобритания смогут (в совокупности) обеспечить максимум 28% потребностей континента (в 2002 г. они поставили 34%). Суммарная добыча газа в Европе и доля традиционных экспортеров — России и Алжира — составят лишь 534 млрд куб. м (87,5% прогнозируемого спроса). Таким образом, Европа будет нуждаться в дополнительных поставках из иных внешних источников — ориентировочно 76—106 млрд куб. м газа1. Существенная часть общего импорта будет приходиться на Россию и Центральноазиатские страны, в том числе и прикаспийские. Аналитики Центра международных исследований в области энергетики считают, что в казахстанском секторе Каспия сосредоточено 16% всего природного газа этого региона, столько же составляют запасы Узбекистана, еще 25% — Туркменистана, 27% — России, 13% — Азербайджана и 3% — Ирана2.

Россия имеет 42% общих мировых ресурсов и 34% разведанных запасов природного газа. Уже в 2000 году она экспортировала 208 млрд куб. м, сейчас эти объемы наращиваются. В 2003 году, по предварительным данным, только через Украину Москва перекачала 127,8 млрд куб. м, а в перспективе до 2013 года (в соответствии с долгосрочным соглашением между нашими странами) эти объемы увеличатся. Уже в 2005 году они достигнут 143,8 млрд куб. м, из них к государствам Балканского региона — 36,7 млрд куб. м. Что касается 2004 года, то по сетям компании "Нефтегаз Украины" российский "Газпром" поставит 127,8 млрд куб. м газа, из них 110 млрд — в страны Европы, 17,8 млрд — в республики СНГ, в том числе и в РФ. По условиям его транзита Киев получил право экспортировать 6 млрд куб. м газа, из которых 5 млрд куб. м прямо на границе Украины и Словакии в обязательном порядке должен выкупить российский "Газэкспорт"3.

"Нефтегаз Украины" и "Газпром" согласовали также условия оплаты транзитных услуг Украины, предоставляемые Российской Федерации: оплата за транзит на 100 км —1,09375 долл. за 1 000 куб. м. В счет этой суммы будет поставлено 24 млрд куб. м газа по 50 долл. за 1 000 куб. м, остальное — деньгами. В соглашении предусмотрена схема возможного сокращения объемов импорта Украиной газа республик Центральной Азии (планируется 36 млрд куб. м) и компенсация его российской стороной по 50 долл. за 1 000 куб. м.

По предварительным данным, в 2003 году только "Газпром" добыл 540 млрд куб. м газа (на 20 млрд куб. м больше, чем в 2002-м, и на 28 млрд больше, чем в 2001-м). Если учесть и другие газодобывающие компании страны, то РФ может выйти на уровень в 600 млрд куб. м4.

Следует отметить, что активное использование Россией газотранспортной системы нашей страны для поставок своего газа в Европу обеспечивается соответствующим уровнем развития собственной единой системы газоснабжения (ЕСГ) протяженностью до 150 тыс. км. (В РФ, в отличие от других стран, магистральные газопроводы представляют собой единою систему поставок голубого топлива на экспорт и внутренним потребителям, в которую входят 3 633 газораспределительные станции местной системы, 253 компрессорные станции общей мощностью 42,6 млн кВт, производительностью свыше 600 млрд куб. м в год, то есть около 1,75 млрд куб. м в сутки.)

Всемирно известный "Газпром" практически монополист на газовом рынке России. Его долгосрочные экспортные контракты определяются в 2,3 трлн куб. м газа, при этом к 2010 году в Европу должно поступать до 195,9 млрд куб. м российского газа (в 2002 г. — 156,5 млрд куб. м, что составило свыше четверти потребления). При этом Россия, сохраняя свое ведущее положение в этой сфере, сможет увеличить экспорт как за счет собственных ресурсов, реализуя ряд проектов по наращиванию добычи, так и за счет реэкспорта газа, закупаемого ею в странах Центральной Азии. Однако в последнем варианте скрыты некоторые потенциальные угрозы для Москвы при выполнении ею своих долгосрочных обязательств по поставкам газа. И эти угрозы будет усиливаться по мере повышения доли газа Центральноазиатских государств в качестве составляющей общего российского экспорта.

Обращает на себя внимание и техническое состояние ЕСГ России, поскольку значительная часть ее магистральных систем построена и введена в эксплуатацию в 1970—1980 годах и средний возраст трубопроводов составляет 23 года (только 30% эксплуатируется до 15 лет, 37% — примерно 20 лет, 16% — более 30 лет). Поэтому их необходимо реконструировать, а также до 2020 года построить почти 27 тыс. км новых трубопроводов, на что нужны значительные инвестиции (считается, что 1 км обходится примерно в 1 млн долл.). Среди новостроек — получающий все большую популярность и поддержку Евросоюза Североевропейский газопровод (СЕГ), который планируется проложить по территории России, дну Финского залива и Балтийского моря к берегам Германии, пропускной способностью (по разным вариантам) от 19,7 млрд до 30—45 млрд куб. м в год, реконструкция (вторая фаза) трассы Ананьев — Тирасполь — Измаил — Румыния — Болгария — Турция (проект "Газтранзита"), газопровод-перемычка Кобрин — Велке Капушаны пропускной способностью до 30 млрд куб. м (в обход Украины), вторая нитка магистрали Ямал — Европа (через Польшу в Германию) также до 30 млрд куб. м и т.д. Реализация этих проектов возможна лишь при вводе в эксплуатацию новых, преимущественно труднодоступных месторождений. По оценкам экспертов, в комплекс работ по увеличению добычи, созданию и техническому совершенствованию внутренней газотранспортной инфраструктуры только компании "Газпром" до 2005 года необходимо вложить 32—35 млрд долл., что существенно превышает ее инвестиционные возможности. Так, в 2000 году она смогла направить на эти цели всего 2,7 млрд долл., а общая задолженность по кредитам под будущие (вплоть до 2020 г.) газовые поставки превысила 14 млрд долл.

Дефицит финансовых средств и падение добычи на основных месторождениях (при недостаточном фронте разведки новых) может поставить Россию перед необходимостью пересмотреть приоритеты в развитии своего добывающего и транспортного секторов с ориентацией на маршруты, проходящие преимущественно по ее территории, экономя на оплате транзитных услуг других государств, в первую очередь Украины. Вполне очевидно, что официальному Киеву следует учитывать складывающуюся ситуацию и принимать меры, выводящие страну в ранг самостоятельного игрока на европейском газовом рынке. Необходимо вести активные переговоры как с потенциальными поставщиками газа в ГТС республики, так и с его потребителями в Европе, прежде всего с государствами ЕС. Способствовать этому может в первую очередь то, что украинская ГТС тесно связана (наряду с российской) с системами соседних европейских стран: Польши, Беларуси, Румынии, Молдовы, Венгрии, Словакии — а через них интегрирована в общеевропейские газотранспортные сети. Эти преимущества можно использовать при поставках российского, центральноазиатского, а в перспективе и каспийского газа в Европу, а также учитывать при подготовке документов, касающихся формирования и функционирования будущего международного газового консорциума.

В таком контексте целесообразно более подробно рассмотреть состояние и перспективы сотрудничества Украины с Центральноазиатскими республиками, имея в виду, что общих границ у нас с ними нет, а отношения в данной сфере можно строить только через третьи страны.

К крупнейшим Центральноазиатским производителям природного газа относится Туркменистан, который по ряду объективных причин не форсирует идею самостоятельного выхода на рынок Европы, а продает голубое топливо Украине и России (с правом реэкспорта). Так, по двустороннему соглашению с Москвой от 10 апреля 2003 года (так называемый "газовый контракт", рассчитанный до 2028 года, к которому предлагают присоединиться и Киеву), российские закупки будут увеличиваться. К 2007 году они составят примерно 50 млрд куб. м (покупатель "Газпром"), к 2010-му — 80 млрд куб. м, а за весь период — примерно 2 трлн куб. м (в первые три года по 44 долл. за 1 000 куб. м). Часть этих закупок Россия будет использовать для поставок своим потребителям, остальной газ (в режиме замещения) — экспортировать. Можно предположить, что приобретение "Газпромом" такого количества газа в Туркменистане, а также по другим договорам со странами Центральной Азии и Каспийского региона вынуждает данную компанию искать варианты увеличения пропускных способностей своей ЕСГ в западном направлении (прежде всего через Украину). Это непосредственно корреспондируется с необходимостью учитывать перспективы реализации национальных интересов в создаваемом с Киевом международном газовом консорциуме. Именно в этом плане следует рассматривать выдвинутые Россией и практически согласованные с украинской стороной предложения по строительству новой ветки магистрального трубопровода Новопсков — Ужгород пропускной способностью до 28 млрд куб. м в год (ориентировочная сметная стоимость 2—2,5 млрд долл.).

Как уже отмечалось, потенциальные возможности украинской ГТС по транзиту газа в западном направлении используются далеко не в полной мере. Поэтому новое строительство вызвано к жизни иными мотивами, среди которых, очевидно, стремление Москвы стать совладельцем имущества части системы нашей республики к моменту окончательного оформления МГТК. Не исключено, что в этой ситуации у Киева практически не было повода игнорировать предложения РФ, поскольку Украина уже длительное время пользуется транзитными услугами "Газпрома" при закупках газа в Туркменистане, а также намеревается приобретать его и в других Центральноазиатских государствах, а затем, возможно, и в Иране. Вероятно, в принимаемом решении учтены и интересы Ашхабада.

Что касается интересов Киева, то они зафиксированы в подписанном с Туркменистаном в мае 2001 года договоре о поставках газа в Украину в 2002—2006 годах (250 млрд куб. м)5. Реализация договора позволит Ашхабаду решить несколько проблем: поступление валюты в бюджет, осуществление за счет газовых поставок важных строительных работ, на которые денег сегодня нет, формирование у европейского потребителя имиджа надежного поставщика энергоресурсов. Этот договор выгоден и Украине, поскольку за неимением валюты на закупку всего газа, позволяет ей компенсировать часть этих поставок строительством или модернизацией в Туркменистане промышленных и транспортных объектов, жилищно-коммунального сектора, инфраструктуры ТЭК и т.д. Например, соглашение между компаниями "Нефтегаз Украины" и "Туркменнефтегаз" предусматривает возможность продажи Киеву в 2004 году 31,5 млрд куб. м газа, а 4,5 млрд куб. м должны поступить в качестве оплаты Ашхабадом работ, выполняемых украинскими предприятиями на инвестиционных объектах в Туркменистане. Свою выгоду в заключенных договорах видит и Москва, поэтому в сентябре 2003 года было подписано специальное трехстороннее соглашение по транспортировке туркменского газа в Украину.

На долю Туркменистана приходится около 2% разведанных мировых запасов природного газа (2,86 трлн куб. м). Потенциал туркменского шельфа Каспия оценивается, по последним данным, еще в 11 трлн куб. м, общие же прогнозы колеблются в пределах от 15,53 до 23 трлн куб. м. На сегодняшний день в республике открыто 144 месторождения, а перспективные площади составляют около 80% ее территории. В 2001 году в стране было добыто 47,9 млрд куб. м, из которых 37,2 млрд куб. м поставлено в РФ, Украину, Иран. Доля природного газа в структуре экспорта Туркменистана достигает 56%. При этом на собственное потребление уходит примерно 11 млрд куб. м в год.

По утверждению туркменского руководства, республика уже в 2003 году добыла, согласно предварительным данным, около 80 млрд куб. м газа (по другим источникам6 — 67,6 млрд куб. м), а к 2010-му этот показатель может увеличиться до 120 млрд куб. м. В соответствии с перспективными планами к 2005 году на экспорт намечается отправить 75 млрд куб. м, а к 2010-му — 100 млрд куб. м в год. Однако возможности страны в этой сфере жестко ограничены пропускной способностью трубопроводов7. Поэтому актуальная для нее проблема — поиск маршрутов вывода своего природного газа на внешние рынки (при условии выполнения всех договоров, заключенных в рамках СНГ). В этой связи следует напомнить, что в настоящее время газотранспортная система Туркменистана включает два магистральных газопровода, существенно отдаленных друг от друга. Северный маршрут обеспечивает перекачку из восточных газодобывающих районов по трубопроводной системе "Средняя Азия — Центр" через Узбекистан и Казахстан в Россию, далее в Украину (с возможной поставкой в Европу). А по южному маршруту, Корпедже — Курткуи, ныне используемому для экспорта газа из западных добывающих районов в Иран, можно также организовать его перекачку в Турцию и далее — в Европу. Этот путь в перспективе дает возможность выхода и на азиатский рынок.

Как утверждают российские эксперты, туркменская часть магистрали "Средняя Азия — Центр" нуждается в существенных инвестициях, поскольку ее первоначальная пропускная способность (50 млрд куб. м в год) снизилась до 35—36 млрд куб. м, износ фондов составляет 72—87%. Аналогичная ситуация и на других участках этой системы, проходящей по территории Казахстана (протяженностью 836 км) и Узбекистана. Вероятно, в модернизации магистрального газопровода прежде всего заинтересован "Газпром", предусматривающий (по российским источникам) выделить на эти цели до 2 млрд долл., из них только для туркменского участка — 600 млн долл.8 Очевидно, что эти средства можно получить и за счет разницы между ценой закупки газа в республиках Центральной Азии и его продажи на Западе. Поэтому продавцы голубого топлива, во всяком случае Туркменистан, пока не оказывают "Газпрому" активной поддержки. Правда, до сих пор Туркменистан и Узбекистан не определили общего подхода к этому вопросу, поскольку они выступают в некотором смысле конкурентами.

Ашхабад уже многие годы озабочен решением проблемы экспорта газа в южном направлении, где рассматривается как минимум два варианта: проекты Транскаспийского (Прикаспийского) и Трансафганского газопроводов. В реализации последнего заинтересованы также Пакистан и Афганистан. На первом этапе (март 1995 г.) Туркменистан и Пакистан подписали двустороннее соглашение о строительстве газопровода, которое затем поддержали Афганистан и Узбекистан, планировавший со временем по этому же маршруту экспортировать собственный газ. К тому же предусматривается возможность продления магистрали в Индию. Проект поддерживали и США. Более того, в октябре 1997 года американская компания "Юнокал" (Калифорния) учредила соответствующий консорциум "Центральноазиатский газовый трубопровод".

Справка: в состав консорциума должны были войти правительство Туркменистана (17%), "Юнокал сентрал эйша лтд" — 36,5% (сейчас эта доля свободна), "Дельта (Саудовская Аравия) — 15%, "Сиеко Трансазия Газ" / "Иточу корпорешн" / "Индонезия петролеум" / "Инпекс" — 13%, "Хюндай инжиниринг" (Южная Корея) — 5%, "Кресцент групп" (Пакистан) — 3,5%. Еще 10%, по данным аналитиков, Туркменистан оставил для новых инвесторов, прежде всего для РФ. Общая длина трассы — от туркменского газового месторождения Довлетабад — Донмез через афганский Кандагар до пакистанского г. Мултан, где трубопровод планируется соединить с местной газопроводящей системой, и далее к порту Гвадар на побережье Аравийского моря — свыше 1 500 км. Пропускная способность магистрали — 15 — 25 млрд куб. м в год. Ориентировочная стоимость — 2 млрд долл. (без учета участка до Индии, оцениваемого в 600 млн долл.).

Правда, в августе 1998 года фирма "Юнокал" приостановила проектные работы и покинула Туркменистан, не решив вопрос о финансировании газопровода. Сегодня проект возрождается, однако до сих пор не определен маршрут магистрали, не обеспечены гарантии ее финансирования, до конца не решены вопросы политической стабильности в регионе. Надежду вселяет лишь новое трехстороннее соглашение, подписанное в декабре 2002 года Туркменистаном, Афганистаном и Пакистаном, к которому в свое время предлагали присоединиться и Украине (правда, особой реакции это предложение не вызвало).

Что касается Транскаспийского газопровода (ТКГ), предусматривающего возможность ряду стран Каспийского региона экспортировать 30—32 млрд куб. м газа в год по маршруту, проходящему от туркменского газового месторождения Шатлык через Каспийское море, Азербайджан и Грузию в Турцию, то соответствующее соглашение при поддержке США (что обусловлено стремлением Вашингтона ослабить влияние Москвы в регионе) в 1999 году подписали президенты Туркменистана, Турции, Азербайджана и Грузии. К тому же Ашхабад и турецкая компания "Ботас" заключили договор о поставках (с 2002 г.) по 16 млрд куб. м газа в год в Турцию. (Реализация ТКГ существенно повлияет на позиции РФ в Турции, куда проведен газопровод "Голубой поток", который в проектном режиме пока не работает, а также на возможность Ирана увеличить поставки газа как турецким потребителям, так и транзитом — в Европу.) Могут возникнуть и существенные экологические проблемы. Так, в совместном заявлении России и Ирана от 12 марта 2001 года отмечается, что прокладка по дну Каспийского моря каких-либо трубопроводов "экологически опасна в условиях чрезвычайно активной геодинамики". Учитывая изложенное, можно сказать, что до решения проблемы статуса Каспийского моря говорить о практической реализации ТКГ нецелесообразно. Вероятно, поэтому Туркменистан сейчас работает над другими амбициозными проектами экспорта природного газа, в том числе в Армению через территорию Ирана в обход Каспия, а также сжиженного природного газа, применение которого в мировой практике растет высокими темпами и, по некоторым данным9, уже в 2001 году составило 30% (147 млрд куб. м) мирового объема торговли этим видом топлива.

Принимая во внимание экономические интересы Украины в этом регионе, Киеву следует активизировать сотрудничество с Ашхабадом по разработке его газовых месторождений на правом берегу Амударьи и свое участие в переговорном процессе между Туркменистаном, Ираном, Афганистаном, Пакистаном (в частности, внести предложение по формированию нового интегрированного маршрута поставок газа Центральноазиатских стран на европейские рынки). Это могло бы не только усилить энерготранзитный потенциал нашей республики, но и способствовать укреплению как ее, так и общеевропейской энергетической безопасности. Пассивность может привести к бесповоротному вытеснению Украины с рынка транспортных услуг в регионе, замещению ее потенциального места другими игроками во главе с США, которые должны поддерживать свои компании, работающие на Каспии, либо Азербайджаном, озабоченным продвижением своего природного газа с месторождения Шах-Дениз до Эрзурума (Турция).

Справка: в настоящее время Азербайджан покупает природный газ в России (в первом полугодии 2003 г. 2,119 млрд куб. м), перекачиваемый по магистрали МоздокКази-Магомед. Делается это для экономии нефти, которую Азербайджан поставляет по обязательствам перед РФ в нефтепровод БакуНовороссийск. Что касается месторождения Шах-Дениз, то летом 2003 года французская нефтяная компания "Текнип-Кофлексип" (TKP) получила контракт (300 млн долл.) на его разработку. Компания будет сотрудничать с "БП", обладающей 25,5% акций, "Статоил" (25,5%), Государственной нефтяной компанией Азербайджана, "ЛукАджип", "Тоталь" (все по 10%) и ТПАО (9%).

Важным партнером Украины может стать набирающий "энергетический вес" Казахстан. Его потенциал позволяет уже к 2010 году довести добычу голубого топлива до 50—70 млрд куб. м. Существенное наращивание добычи ожидается на Карачаганаке (до 26,8 млрд куб. м), Тенгизе (до 14,1 млрд куб. м ) и Кашагане (до 8 млрд куб. м). Особые надежды Астана связывает с освоением Каспийского шельфа, что отражено в специальной Государственной программе, утвержденной президентом страны 16 мая 2003 года. Продолжаются переговоры с российскими компаниями о совместной разработке месторождения "Хвалынское", о проведении разведки на "Центральном", о реализации проектов на структурах "Нурсултан", "Улытау", "Ракушечное — море" и "Дархан".

Через российский "Газпром" Украина имеет возможность активизировать свое сотрудничество в газовой сфере и с Узбекистаном. Как отмечают российские источники10, по разведанным запасам природного газа Узбекистан занимает третье, а по жидким углеводородам — второе место среди стран СНГ и восточноевропейских государств. Подтвержденные потенциальные ресурсы газа составляют почти 5,1 трлн куб. м. Ныне голубое топливо добывают на 27 месторождениях, преимущественно в юго-восточной части страны, где к наиболее крупным месторождениям относятся Шуртан и Кокдумалак (стареющие, с большой степенью выработки), а также на осваиваемых перспективных структурах Кандым и Гарби.

Развитие этой отрасли Узбекистана сдерживается отсутствием достаточных мощностей для доставки газа даже собственным потребителям (на юге республики до недавнего времени сеть проходила частично по территории Туркменистана; сейчас построен трубопровод Шуртан — Шерабад пропускной способностью до 1 млрд куб. м, позволивший не только отказаться от услуг Ашхабада, но и поставлять газ в Таджикистан и в другие страны. (Правда, только по магистрали Бухара — Урал. Поэтому Ташкент заинтересован в расширении пропускной способности действующей магистрали, а также в строительстве новых как в северном, так и южном направлениях.)

В последнее время при сотрудничестве с Российской Федерацией вопросы повышения добычи (прежде всего на Кандымском месторождении с запасами свыше 100 млрд куб. м), местного газоснабжения и экспорта Узбекистан решает более активно. Уже сегодня он продает голубое топливо "Газпрому": в 2003 году, по предварительным данным, — 5 млрд куб. м, в 2004-м планируется поставить 7 млрд куб. м, а с 2005-го — по 10 млрд куб. м. Что касается Киева, то в 2003 году компания "Нефтегаз Украины" закупила в Узбекистане, у компании "Истерн дистрибюшн лимитед", 2 млрд куб. м (при благоприятной рыночной конъюнктуре поставки могут быть увеличены до 3 млрд куб. м).

В перспективе возможна активизация сотрудничества Киева и с Тегераном (по перекачке его природного газа в Европу через украинскую территорию). Особую актуальность такому варианту придают санкции США против Ирана. Реальность такого сотрудничества подтверждается свободными транзитными мощностями украинской ГТС. Однако официальные переговоры с Ираном по данному вопросу, начатые еще несколько лет назад, необходимо скорректировать, исходя из новых реалий, связанных с предстоящим формированием международного газового консорциума. Вместе с тем проблема строительства газопровода от Ирана до Украины (наиболее вероятный маршрут — через Южный Кавказ по дну Черного моря с выходом на Крымский полуостров) связана прежде всего с необходимостью поиска инвесторов, созданием специального международного консорциума, участники которого приняли бы соответствующее решение о финансировании строительства в условиях сохранения негативного отношения к Ирану со стороны США и других государств, поддерживающих политику Вашингтона в регионе.

О риске быть подвергнутым обструкции со стороны названных влиятельных игроков говорит и опыт Украины, испытавшей на себе действия США в 1998 году, когда ей пришлось отказаться от сотрудничества с Ираном. Речь шла об участии Харьковского "Турбоатома" в поставках оборудования для иранской АЭС в Бушере. По некоторым данным, стоимость контракта составляла около 130 млн долл. Утраченная Украиной выгода так и не компенсирована.

Иран активно работает и по другим проектам экспорта природного газа и нефти, прежде всего своих запасов Каспийского региона. Наиболее реальным представляется проект газопровода Иран — Армения. В конце декабря 2001 года эти страны подписали соглашение о его строительстве (первый вариант соглашения подписан еще в 1992 г.). Подтверждены намерения сторон ускорить завершение подготовки проектной документации и начать строительные работы (по территории Ирана 100 км, Армении — 41 км, участок Мегри — Каджаран). Запланировано создать международный консорциум с привлечением российского "Газпрома", компании "Газ де Франс", Национальной газовой компании Ирана и Министерства энергетики Армении. Ориентировочная стоимость строительства (мощность газопровода до 1 млрд куб. м в год) — 120 млн долл. Киев мог бы принять участие в этом консорциуме или хотя бы в будущих тендерах на строительные работы, а также поставлять и монтировать специальное оборудование, производимое в Украине.


1 См.: Тер-Саркисов Р., Рогинский С. Газовый рынок Европы’2010 // Нефтегазовая вертикаль, 2003, № 6.
2 См. [http://www.ngv.ru/magazin/fullview.hsql?id=1188].
3 См.: "Газпром" купит газ у Украины [http://www.riatec.ru/].
4 См.: Зеркало недели, 27 сентября — 3 октября 2003, № 37.
5 См.: Правительственный курьер, 15 апреля 2003 (на укр. яз.).
6 См.: Томберг И. Энергетическая политика стран Центральной Азии и Кавказа // Центральная Азия и Кавказ, 2003, № 4 (28). С. 84.
7 См.: Огибенин Е., Графов П. Заветная мечта Туркменбаши // Мировая экономика и политика, 29 октября 2002, № 8
8 [http://www.gundogar.org/?topic_id=12&id=146].
9 См.: Огибенин Е., Графов П. Попадет ли туркменский газ в Европу? // Мировая экономика и политика, 29 октября 2002, № 8.
10 См.: Независимая газета, 11 июля 2000.

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL