ГОРНО-БАДАХШАНСКАЯ АВТОНОМНАЯ ОБЛАСТЬ: ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

Назарали ХОНАЛИЕВ


Назарали Хоналиев, кандидат экономических наук, заведующий отделом Института экономических исследований Министерства экономики и торговли Республики Таджикистан (Душанбе, Таджикистан)


Через год, в январе 2005-го, исполнится 80 лет со дня образования Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) в составе Республики Таджикистан. Для истории это лишь короткий миг, для жизни человека — целая эпоха. В былые времена Западный Памир (Шугнан, Рушан, Вахан, а также Гаран и Ишкашим) состоял из ряда мелких независимых владений, управляемых потомственными правителями. В середине ХIX века в Средней Азии столкнулись геополитические интересы Великобритании и царской России. В 1873 году они заключили соглашение об обозначении границ по Западному Памиру, согласно которому Шугнан, Рушан и Вахан не входили в сферу влияния афганского эмирата. Однако в 1883-м, нарушив договор о неприкосновенности границ вдоль реки Пяндж, войска афганского эмира Абдурахман-хана захватили западные районы Памира. Чтобы освободить принадлежащие России владения, сюда был послан военный отряд, полностью восстановивший контроль над этой территорией.

В 1895 году Россия и Англия подписали специальное соглашение по разграничению сферы влияния на Памире. Проведение рубежей — от озера Зор-Куль по Восточному Памиру вдоль реки Пяндж — отвечало интересам обеих стран. В том же году начинается присоединение Памира к России, и с этого момента высшая власть переходит в руки отряда военных. В ноябре 1918 года в результате революционного выступления солдат, рабочих и дехкан-отходников был создан Революционный комитет — первый орган советской власти в Горном Бадахшане1. Памир стал частью Туркестанской автономной республики на правах самостоятельной области (округа) с непосредственным подчинением правительству АССР. А в результате национально-территориального размежевания Средней Азии он вошел в состав образовавшейся Таджикской АССР как автономная область. Придание этого статуса — признание особенностей национального состава и быта населения Памира. К тому же здесь есть все черты, присущие областному самоуправлению: обособленность территории, специфика хозяйственной деятельности, языка, быта, свои традиции, религиозные верования (шиитского направления), а также проживание здесь киргизов и другие отличительные признаки, сохранившиеся до сегодняшнего дня. Например, по данным отдела памирских языков Института гуманитарных наук Академии наук Таджикистана, на Памире насчитывается девять самостоятельных языков и диалектов, которые относятся к древнеиранским группам языков.

В нынешнем административно-территориальном виде ГБАО окончательно сформировалась к 1955 году. В статье 81-й новой Конституции страны, принятой в 1994 году, зафиксировано, что Горно-Бадахшанская автономная область — составная и неделимая часть Республики Таджикистан, то есть еще раз юридически подтвержден автономный статус области.

Современное состояние экономики

За неполные 80 лет со дня образования ГБАО прошла гигантский исторический путь — от феодально-патриархального общества до аграрно-индустриального с относительно развитой социальной инфраструктурой, культурой, системой общего образования населения и сетью научных учреждений. Точно такой же путь проделала и Республика Таджикистан. Эти достижения хорошо известны, поэтому сегодня не о них речь. Гораздо важнее показать, какое место занимает область в социально-экономической жизни страны и какие проблемы предстоит ей решать в обозримой перспективе.

На долю ГБАО приходится 44,9% территории, 25% водных и столько же потенциально пригодных к использованию гидроэнергоресурсов, 2,3% посевной площади и 3,3% населения страны. Вместе с тем за 1996—2002 годы удельный вес автономной области в общем объеме капитальных вложений в народное хозяйство республики составил — 4,0%; в основных фондах — 1,2%; в розничном товарообороте — 1,3%; в реализации платных услуг населению — 0,9%; в производстве промышленной продукции (за 2001 г.) — 0,55%; в валовой продукции сельского хозяйства — 1,8%; в численности занятого населения — 1,5%2. То есть с учетом численности населения ГБАО и всех жителей республики по сельскохозяйственному производству автономная область отстает в 1,8 раза, по промышленности — почти в шесть раз.

Социально-экономическая отсталость ГБАО обусловлена рядом объективных и субъективных причин. Наряду с труднодоступностью и отдаленностью высокогорного края, его полугодовой транспортной изолированностью (до недавнего времени) от южных районов страны, сказываются недостатки в подходах к развитию ее отдельных территорий, когда основное внимание уделяли долинным районам. Природные ресурсы горных, особенно труднодоступных районов Памира, мало или вовсе не изучены, поэтому они в основном до сих пор не освоены. Естественно, хозяйственная деятельность здесь осуществляется в более экстремальных природно-климатических условиях, чем в других горных районах, не говоря уже о равнинных территориях страны. А это, разумеется, изначально требует дополнительных затрат труда и средств, снижает эффективность производства и сдерживает развитие области. Поэтому (при прочих равных условиях с другими районами республики) здесь требуются намного большие капитальные вложения, субсидии, налоговые и таможенных льготы, больше внимания необходимо уделять социальной защите населения и т.д.

За последние 10 лет правительство страны приняло ряд постановлений по стабилизации общественно-политического и социально-экономического развития области, а также создало благоприятные условия для деятельности на Памире международных гуманитарных программ, прежде всего Фонда Ага-хана, Фонда Евразии, Каунтерпарта консорциума, Министерства Германии по экономическому развитию и т.д.

Многое делается и для развития транспорта. С завершением чернового варианта автодороги Куляб — Зигар покончено с полугодовой транспортной изолированностью от южных районов страны, а после сдачи в эксплуатацию трассы Мургаб — перевал Кульма и ее выхода на международное Каракорумское шоссе появится реальная перспектива не только для ГБАО, но и для всей республики выйти из транспортного тупика, на новом качественном уровне развивать экономические и торговые связи с соседними странами.

Кроме того, в 1990-е годы изменилась жизнь села: расформированы нерентабельные хозяйства, земля и скот переданы дехканам в долгосрочную аренду, что позволило не только остановить спад производства в отрасли, но и за короткий срок увеличить выпуск продукции. Созданы дехканские и фермерские хозяйства, заинтересованные в результатах своего труда. Например, за 1991—2001 годы валовой сбор зерновых культур увеличился в 3,3 раза, картофеля — в 2,4 раза, овощей — в 2,5 раза, продовольственной бахчи — в 3,0 раза. В животноводстве результаты скромнее, хотя по производству мяса на душу населения ГБАО опережает средние показатели по республике: в 2001 году в 2,1 раза (10,1 кг — по области и 4,7 кг — по Таджикистану), молока — в 1,5 раза, яиц — в 3,1 раза, шерсти — 2,8 раза и т.д. Однако потребности населения в основных продуктах питания удовлетворяются в среднем до 70% (полностью лишь по картофелю), особенно в большом количестве нужно завозить муку, овощи, бахчевые и т.д. Порой положение доходит до смешного. Так, в 2001 году на каждого жителя области получено по 0,6 кг продовольственной бахчи, хотя есть значительные возможности для ее выращивания, а население ощущает большую потребность в этой культуре.

Что же касается промышленности, то за годы экономической реформы она понесла существенный урон. Если в 1990 году в этой сфере было занято 2,9 тыс. человек и произведено продукции на 24 336 тыс. рублей, то в 2001-м году работало (скорее всего, числилось) 974 человека и выпущено товаров на 10 286 тыс. сомони. В расчете на 1 000 жителей в промышленности области было занято 4,6 чел., а на душу населения произведена продукция на 49,07 сомони (в среднем по республике соответственно 14,0 человек и 298,51 сомони, то есть отставание составляет 3,0 и 6,1 раза).

Еще 10—12 лет назад промышленность ГБАО была многоотраслевой — наряду с гидроэнергетикой работали предприятия легкой, пищевой и камнеобрабатывающей промышленности, а также заводы, выпускающие стройматериалы и т.д., сегодня же она фактически представлена только Горно-Бадахшанским сетевым районом — в основном небольшими гидроэлектростанциями, которые производят более 2/3 промышленной продукции области. Многие фабрики и заводы к 2002 году или полностью свернули производственную деятельность, или же просто числятся в списке. Например, на швейной фабрике г. Хорога в 1990 году работали 646 человек, которые выпустили продукции на 6 002 тыс. рублей (8 418 тыс. долл.), а в 2001-м году здесь работали 102 человека и выпущено продукция лишь на 14 тыс. сомони. На мясомолочном комбинате города в 1990-м работали 120 человек и выпущено продукции на 4 484 тыс. рублей (6 289 тыс. долл.), а в 2001 году соответственно 18 человек и 20,0 тыс. сомони. На заводе железобетонных конструкций Хорога в 1990 году работали 143 человека и выпущено продукции на 2 028 тыс. рублей (2 844,3 тыс. долл.), а к 2001 году предприятие было закрыто. Незавидное положение сложилось на хлебозаводе города, на предприятии "Гарант", комбинатах бытового обслуживания в районных центрах, на птицефабрике села Буни и т.д. А ведь промышленность области практически полностью была ориентирована на удовлетворение нужд местного населения (за исключением швейной фабрики и камнеобрабатывающих предприятий), то есть ее продукция имела гарантированный рынок сбыта. Проблема заключается лишь в снабжении сырьем, материалами и другими компонентами, которые прежде в основном завозили из других областей. С этой задачей местные предприниматели не справились, поэтому промышленные предприятия или приостановили свою работу, или вообще прекратили существование. Естественно, возникает вопрос: как же развивать промышленность, если область не только не может самостоятельно строить новые предприятия, но даже сохранить производственную деятельность созданных прежде?

Низкий уровень развития экономики, падение привлекательности и престижности труда из-за мизерной его оплаты, выталкивающей людей из сферы производства, до критической черты обострили положение с занятостью населения. Кроме того, за последние 11 лет численность жителей в области росла более высокими темпами, чем в среднем по республике. Это связано с притоком сюда в годы смуты граждан из других районов страны и также усилило давление на занятость в экономике. Несмотря на то что за 1991—2001 годы количество трудовых ресурсов в области увеличилось более чем в 1,4 раза, численность занятых в экономике за это же время уменьшилась на 20,4 тыс. человек (на 78,2%), что привело к росту безработицы. К началу 2002 года на Памире насчитывалось 15,2 тыс. официально зарегистрированных безработных3 (35,4% общего их количества по республике). Если в целом по стране за последние пять лет безработица несколько уменьшилась, то в области она почти удвоилась. Более 65% безработных — 18—29-летние. Безработица не только материально ущемляет интересы людей труда, а еще больше морально унижает их. Это самое тяжелое испытание для человека, самая страшная болезнь, порожденная рыночной экономикой.

В поисках работы молодежь и люди среднего возраста покидают свои семьи, уезжают из республики, испытывая все тяготы жизни гастарбайтеров. Правда, в стране сложилось мнение, что внешняя трудовая миграция (ВТМ) — возможность решения проблемы занятости. Большие надежды связываются с повышением квалификации, приобретением новой профессии в стране пребывания, с ослаблением напряженности на внутреннем рынке труда, с переводом денег трудовыми мигрантами семье и возможностью использовать их для инвестиций в народное хозяйство и т.д. Безусловно, определенная выгода здесь есть, особенно для оставшихся дома родственников, ведь многие семьи живут исключительно на денежные переводы из-за рубежа. Однако при этом уехавшие часто вынуждены жертвовать почти всем, порой и самой жизнью. Они меняют семью на труд в обстоятельствах, связанных с обманом, риском, заняты на тяжелой, неквалифицированной работе с низкой заработной платой, плохими бытовыми условиями. Как правило, неорганизованные трудовые мигранты — самая уязвимая, бесправная и социально не защищенная категория работников. Что же касается денежных переводов на родину, то какую бы сумму они ни составляли в целом по республике, она всегда будет в 8—10 раз меньше созданных трудом мигрантов материальных благ и оказанных услуг в стране пребывания. К тому же уехавшие вносят значительный вклад в процветание чужого государства. Не лучше ли создать рабочие места на родине, использовать человеческий капитал на ее благо, а не ограничиваться урезанной сиюминутной выгодой?

Ведь ГБАО располагает значительными природно-сырьевыми ресурсами, разработка которых не только будет способствовать существенному развитию производительных сил самой области, но и повысит ее вклад в решение общереспубликанских задач.

Сельхозугодья

По данным Института "Таджикгипрозем", потенциальные земельные ресурсы ГБАО, которые можно освоить под посевы зерновых, овощей, картофеля и других культур, составляют 10,5 тыс. га. Для Памира это немало, если учесть, что ныне вся орошаемая пашня в области равна 15,7 тыс. га4. Кроме того, есть около 2,3 тыс. га земель, пригодных для закладки абрикосовых садов промышленного типа, плантаций грецкого ореха, тутовника и гранатовых рощ. По данным Областного производственного ремонтно-эксплуатационного мелиоративного объединения, если провести определенные гидротехнические, водохозяйственные, берегоукрепительные и другие работы, то в ближайшие годы на Памире можно освоить до 3,5—4,5 тыс. га новых земель5. Из них 500 га — в Дарвозском районе, 1 000 га — в Бартангской долине, около 800 га — в Рошткалинском районе, свыше 200 га — в Ишкашимском районе и т.д. В Мургабском районе есть природные предпосылки для создания лугов и орошения пастбищ на площади 5,0 тыс. га, что в четыре-пять раз повысит их продуктивность.

Совместно с Программой помощи и развития горных регионов (МСДСП) Фонда Ага-хана в ближайшие годы намечено освоить более 1 000 га орошаемых земель долины Бартанга. При средней урожайности зерновых с 1 га поливных земель в 15,0 центнеров это может дать прирост производства зерна на 1,5 тыс. т. Особенно большие возможности в увеличении производства картофеля. По расчетам ученых-аграрников, его валовой сбор на Памире можно довести до 35—40,0 и более тыс. тонн (в 2001 г. вырастили 27,0 тыс. т). На этой культуре экономически целесообразно целиком специализироваться Ишкашимскому району, частично Шугнанскому, Рошткалинскому и Рушанскому. Увеличение производства картофеля в перспективе должно быть ориентировано не только на удовлетворение потребности населения области, но и на вывоз в южные районы страны в свежем и переработанном виде (картофельные чипсы, палочки, хлопья).

Наряду с расширением посевных площадей, следует рационально использовать имеющиеся земли. Например, в 2001 году из-за нехватки дизтоплива, запасных частей для ремонта насосных станций, семян и по другим причинам в области не использовали более 5,1 тыс. га пахотных земель6. Практически сведено к минимуму внесение удобрений, что резко сокращает урожайность полей. Если в советское время в землю ежегодно вносили 3,5—4,0 тыс. т минеральных и 10—12 тыс. т органических удобрений, то ныне лишь до 900 т минеральных и в 5—7 раза меньше органических. При критическом малоземелье и скудности плодородия почвы это, мягко говоря, непозволительная халатность.

Состояние и перспективы использования водных ресурсов

Еще худшее положение сложилось с использованием воды, в том числе и в сфере гидроэнергетики. В средний по водности год эти ресурсы составляют 409 куб. км (более 25% в целом по стране). Основные запасы — многоводная река Пяндж и ее многочисленные большие и малые притоки — почти не используются. В настоящее время годовой водозабор даже не доходит до 1% стока, формирующегося на территории области. Из этого объема около 90% приходится на полив сельхозугодий, остальное — на нужды жилищно-коммунального хозяйства и промышленности. Для более эффективного использования водных ресурсов области целесообразно расширять площади орошаемых земель, развивать промышленность, а талую и родниковую, хрустально-чистую питьевую воду расфасовывать в небольшие емкости на продажу. Для этого нужно выходить на конкретные заинтересованные страны и фирмы. Ведь многие государства Ближнего Востока остро ощущают нужду в такой воде, она там стоит в несколько раз дороже нефтепродуктов.

Особое богатство ГБАО — гидроэнергоресурсы. Их потенциал равен 8,23 млн кВт мощности (25,7% запасов республики) и 4,9 млн кВт технически возможных к эксплуатации (25,4% аналогичных ресурсов страны). Однако и они используются очень мало. Вся установленная мощность электростанций автономии не превышает 54,0 тыс. кВт (1,2 аналогичных показателей по стране), из которых 29,0 тыс. кВт вырабатывают гидроэлектростанции (0,6% технически возможных) и 25,0 тыс. кВт — дизельные (ДЭС). Но последние с 1992 года не работают из-за отсутствия необходимого для них топлива.

Конечно, сегодня легко обвинить в недальновидности бывших планирующих и руководящих работников республики и области, которые при решении проблемы энергообеспечения Памира не думали об использовании колоссальных запасов гидроэнергетики, а отдавали предпочтение дизельным электростанциям. Однако на то имелись свои причины. Во-первых, капитальные вложения всегда были ограничены, а затраты на единицу вводимых мощностей на ДЭС были намного ниже, чем на ГЭС. Во-вторых, ДЭС давали выигрыш во времени, так как их монтируют и вводят в эксплуатацию за весьма короткий срок, а ГЭС, даже равноценной мощности, строят в несколько раз дольше. В-третьих, немаловажное значение имели низкие цены на нефтепродукты и их транспортировку. Хотя ГЭС вырабатывают самую дешевую энергию и в процессе их эксплуатации затраты окупаются очень быстро, но тогда, исходя из оперативного, сиюминутного решения вопроса, главным образом учитывали сроки строительства. Теперь же из-за отсутствия дизтоплива эти электростанции превратились в мертвый капитал, дешевизна обернулась убытком, время упущено.

С 1994 по 2001 годы в автономной области построена 21 микрогэс, общей мощностью 1 500 кВт и введены в действие первые два агрегата ГЭС Памир-1 общей мощностью 14,0 тыс. кВт.

Развитие энергетики Памира резко отстает от среднего республиканского уровня. В 2001 году все электростанции области выработали 134 млн кВт · час. электроэнергии (0,93% показателей по республике), а на душу населения — 639 кВт · час (в 3,6 раза меньше, чем в среднем по стране)7, что не удовлетворяет потребностям народного хозяйства и сдерживает его развитие. Ведь в области нет других источников энергии — угля, газа, дизтоплива, древесины и т.д., а более 40% населенных пунктов ГБАО не имеют электричества зимой, причем 10% из них лишены электроэнергии круглый год, хотя и подключены к энергосети. Вместо электроосвещения люди там используют керосиновые лампы, а в отдаленных селах даже лучину, то есть в XXI веке вынуждены возвращаться к патриархальному укладу. Еще недавно, когда электроэнергию вырабатывали в достаточном количестве, а численность населения автономной области была намного меньше, чем сейчас, по уровню бытового обслуживания крупные и средние сельские населенные пункты отличались от многих городских поселений лишь отсутствием центрального отопления, горячего водоснабжения и канализации. Ныне же из-за нехватки электроэнергии, особенно в межсезонный период, для приготовления пищи и отопления жилья люди вынуждены вырубать и без того скудные леса и кустарники, защищающие почву от эрозии, а также плодовые и декоративные деревья, а в Мургабском районе даже выкорчевывают терескен — основную кормовую культуру домашних и диких животных. По имеющимся данным, в радиусе 35—50 км от населенных пунктов он почти весь выкорчеван. Ведь на Восточном Памире жилье отапливают круглый год, и одной семье требуется до 126 куб. м терескеновых дров, учитывая их низкую теплотворность8.

По данным Памирского биологического института Академии наук Таджикистана, урожайность терескена (в сухой массе с 1 га) составляет от 0,3 до 0,5 центнеров, для полного возмещения вырубки потребуется 5—8 лет — в зависимости от высоты зон расположения. Эти вырубки приводят к снижению урожайности и без того скудных пастбищ Мургабского района, к ускорению ветровой эрозии почвы, к деградации и опустыниванию земель и к другим нежелательным последствиям.

Учитывая сложившуюся ситуацию, в 2002 году правительство Таджикистана подписало соглашение с Международной финансовой Корпорацией и французской неправительственной организацией АКТЕД о создании в ГБАО частной компании по эксплуатации и развитию энергосистемы края. В ближайшие годы намечается строительство водовыпуска озера Яшил-Куль, ввод в действие двух агрегатов (по 14,0 тыс. кВт каждый) на ГЭС "Памир-1". Если учесть, что в 2001-м на 1 тыс. кВт мощности ГЭС Памира приходилось 4 621 кВт · часов выработанной электроэнергии, то прирост мощности на 14,0 тыс. кВт, допустим, к концу 2007 года может обеспечить выработку еще на 65,0 млн кВт · часов и довести общий объем электроэнергии до 200,0 млн кВт · часов. За эти же годы ежегодный прирост населения области составит как минимум 1,2% и его численность будет примерно 226,3 тыс. человек, то есть на душу населения выпадет 878 кВт · часов (увеличится на 37,4%). Однако это вряд ли существенно скажется на энергообеспечении экономики ГБАО и ее дальнейшем развитии. Чтобы полностью удовлетворить потребности в этой сфере в обозримой перспективе (15—20 лет), целесообразно построить ГЭС "Памир-2" и "Памир-3" общей мощностью 41 тыс. кВт, а также ГЭС Рог в Ванчском районе мощностью 14 тыс. кВт. Учитывая рассредоточенность населенных пунктов, для отдаленных от линии электропередачи сел необходимо строить малые и микрогэс. К тому же выпуск последних освоен на Душанбинском заводе "Таджиктекстильмаш". Наряду с этим важная задача в бесперебойном снабжении электроэнергией — преодоление энергетической изолированности Памира путем подключения его к Душанбинско-Гармской энергосистеме. Для этого нужно построить ЛЭП-110 кВ Дарвоз — Ванч, Хорог — Рушан, а в более отдаленной перспективе — подключить к энергосистеме области Мургабский район, построив ЛЭП-110 кВ длиной 350 км (Памирские ГЭС — Мургаб). Реализация названных проектов потребует значительных капитальных вложений и трудозатрат, но в процессе эксплуатации они сторицей окупятся. Кроме того, на территории области есть два месторождения угля — Куртекинское (Мургабский район) и Равнобское (Дарвозский район). Но запасы первого месторождения отнесены к категории некондиционных, высокозольных, что делает их промышленную добычу экономически неэффективной, а на Равнобском месторождении необходимо провести детальную геологоразведку, которая позволит определить наиболее перспективные для эксплуатации участки, а также построить подъездные пути к ним.

Полезные ископаемые

Памир считается кладовой минерально-сырьевых ресурсов Таджикистана. По имеющимся геологическим оценкам, здесь насчитывается примерно 700 проявлений рудных месторождений и около 1 000 участков нерудных образований: строительных материалов, драгоценных, полудрагоценных, поделочных и облицовочных камней. Но богатыми считаются не просто рудопроявления, а геологически детально обследованные, по которым составлены технико-экономические обоснования (ТЭО). Эти залежи утверждены Государственной комиссией по запасам (ГКЗ) и приняты на баланс для промышленной разработки. В этом плане Памир — наименее изученный регион страны. Из всего набора рудных и нерудных полезных ископаемых разведаны и поставлены на баланс запасы по бору, пьезооптическому кварцу, поваренной соли, строительным материалам, благородным, поделочным, облицовочным камням и минеральным водам. Всего учтено 18 месторождений, из них периодически эксплуатируют семь: строительные пески, лазуриты, благородная шпинель, мрамор, каменная соль, минеральные воды, пьезокварц. Кроме того, ныне организована геологоразведка на камнесамоцветы, попутно отбирают пробы драгоценных и полудрагоценных камней. Вот и вся, к сожалению, добыча полезных ископаемых на Памире.

Поисково-разведочные геологические работы на территории области ведут Памирская геолого-разведочная экспедиция Управления геологии республики, которая скоро отметит свое 50-летие, и экспедиция "Памиркварцсамоцветы" Минпрома Таджикистана. Но из-за отсутствия финансирования с 1992 по 2000 годы геологоразведочные работы экспедиция не проводила. Затем на эти цели ей из госбюджета стали ежегодно выделять 50—60 тыс. сомони. Однако этих средств не хватает даже на содержание управленческого персонала и музея экспедиции. Чтобы сохранить коллектив, квалифицированные специалисты вынуждены заниматься чем угодно, только не геологоразведкой: строительством дорог, туннеля и других случайных объектов.

Некогда крупное объединение "Памиркварцсамоцветы" (основано в 1939 г.), даже в годы гражданской войны в республике не только сохранившее свои производственные мощности, но и выпускавшее продукцию (до 40% от уровня 1990 г.), ведет геологоразведку на камнесамоцветы по всей стране. На его базе в 1996 году при правительстве Таджикистана создан Госкомитет по драгоценным камням и камнесамоцветному сырью. Но в середине 1997-го и в последующие годы к руководству Комитетом пришли некомпетентные, далекие от геологии люди, что привело не только к развалу геологоразведочных работ и к значительному снижению выпуска готовой продукции, но и к потере административного здания и камерального участка экспедиции. Теперь горстка управленческого персонала и оставшихся геологов вынуждена снимать помещение и в связи с задолженностью по арендной плате в любой момент может оказаться на улице. Как говорится, им сейчас не до геологоразведки.

Несмотря на малоизученность Памира, даже собранные геологические материалы свидетельствуют о больших возможностях горнодобывающих и перерабатывающих производств, которые наряду с гидроэнергетикой могут стать главным направлением развития экономики области. В геологическом плане вся ее территория разделена на шесть горнорудных районов, отличающихся своеобразием полезных ископаемых. Например, потенциальные запасы золота в Калай-Хумбском районе составляют около 100 т. Кроме того, здесь можно добывать уголь, мрамор, яшму, офит, офикальцит, серпентинит и т.д. Наряду с высококачественным мрамором и горным хрусталем в Ванчском горнорудном районе есть значительные месторождения меди, никеля, кобальта и платины (Гумастский массив), молибдена, галлия и рения (Сунгатский массив), имеющие, по предварительным оценкам геологоразведки, геологоразведки, промышленное значение. Здесь же обнаружен ряд месторождений и рудопроявлений железа: Джангал, Потов, Сел, Техарв, Ван-Ван и другие. Рушанский горнорудный район отличается богатыми запасами вольфрама, меди, кобальта, золота (месторождение Икар), а также имеются богатые месторождения и рудопроявления золота (Хуф, Худжанд, Яхзев), железа — Барч и других полезных ископаемых. В Ишкашимском горнорудном районе есть драгоценные минералы: рубин, шпинель, клиногумит, лазурит, гранат, сырье для изготовления керамических изделий и т.д. На территории Мургабского района расположены два крупных месторождения: Аличурское и Рангкульское. На Аличурском в свое время обнаружены значительные запасы бора (Ак-Архарское), защищенные еще в ГКЗ бывшего СССР, серебра (Акджилга, Кара-Джилга, Марджонай), олова (Трезубец), меди, лития, вольфрама и т.д. Рангкульский горнорудный район имеет золотые прииски (в Рангкуле), олово и медь (в Заречном), танталий и ниобий (в Ясногорском), драгоценные, ювелирные и полудрагоценные камни — рубин, благородный турмалин, топаз, скаполит, кордиерит, мориен (в Снежном и Кукурте) и т.д. Кроме того, здесь обнаружены признаки наличия технических алмазов, для их подтверждения необходимы дальнейшие поисково-разведочные работы и лабораторные испытания.

Из небольшого геологического экскурса по территории Памира ясно, что область заслуживает гораздо большего внимания и финансирования геологоразведочных работ на перспективных месторождениях. Только в этом случае ГБАО может стать не только потенциальной, но и реальной кладовой полезных ископаемых страны.

В настоящее время наиболее доступна и эффективна промышленная разработка месторождений мраморов, серпентинитов, ограночных и поделочных камней. К тому же в этой сфере созданы определенные производственные мощности по обработке камней, есть высококвалифицированные специалисты и рабочие кадры. Например, на базе разработки мраморов месторождения Даштак (Ванчский район) создано Северо-Памирское предприятие "Хрусталь". В советские годы оно выпускало несколько тыс. кв. м облицовочных, полированных и мозаичных плит, ритуальных изделий, люстры, вазы и подсвечники различных размеров и конфигураций, мраморную крошку и т.д., на которые всегда был повышенный спрос. Но в 2001 году на "Хрустале" работало лишь 10 человек, выпустивших продукции на 8,0 тыс. сомони. Главная тому причина — отсутствие электроэнергии (по 5—6 месяцев в году). Предприятие и ныне располагает дизельными электростанциями общей мощностью 1000 кВт, но из-за отсутствия дизтоплива не работает. Кроме того, не хватает (или вовсе нет) алмазных инструментов для съема и распиловки мраморных блоков, алмазных порошков для шлифовки, полировки мраморных плит и товаров народного потребления. По этим же причинам, а также из-за отсутствия качественного камнесамоцветного сырья (и это на Памире!) влачит жалкое существование другое камнеобрабатывающее предприятие области — фабрика "Лаъл" (село Поршнев). Еще в недавнем прошлом она изготавливала из драгоценных и поделочных камней высокохудожественные и высококачественные товары народного потребления, удовлетворяющие самые изысканные капризы модниц: бусы, колье, четки, серьги, шкатулки, подсвечники, кабошоны и т.д. А в 2001 году на фабрике работал только 31 человек и выпущена продукция на 20 тыс. сомони.

При ритмичной работе фабрика "Хрусталь" и сейчас может, по самым минимальным подсчетам, ежегодно выпускать до 100 тыс. кв. м мраморных облицовочных плит (по цене не менее 25 долл. за 1 кв. м); 10,0 тыс. кв. м мраморных мозаичных плит (по 150 долл. за 1 кв. м); 600 куб. м статуарных блоков для памятников, скульптур и т.д. (по 200 долл. за 1 куб. м); 10,0 тыс. т мраморной крошки, а также товары народного потребления на общую сумму в 4 270 тыс. долл. (не менее чем на 12 млн сомони). Другими словами, если будут преодолены отмеченные недостатки, то только за счет развития камнедобывающего и перерабатывающего производства в ближайшие годы ГБАО сможет исправить положение в экономике.

Учитывая острый спрос на вольфрам, молибден, олово, галлий, кобальт, никель, платину и другие металлы, а также постоянный рост цен на них на мировом рынке, при подтверждении запасов промышленного значения всегда можно будет найти заинтересованных зарубежных партнеров по их совместной добыче. Сам Таджикистан (тем более, разумеется, ГБАО) не располагают ни крупными инвестициями, ни техникой, ни технологией для создания горнодобывающих и перерабатывающих производств на указанных металлах. Единственное, что есть, — неквалифицированная рабочая сила, которая после соответствующей подготовки может трудиться на таких предприятиях. Это направление развития промышленности ГБАО, наряду с гидроэнергетикой, в обозримой перспективе должно стать приоритетным. А на базе богатейших запасов местных строительных материалов можно организовать производство кирпича, извести, асбеста, цемента, добычу гранита и т.д.

Рекреационные возможности

Практически безграничны возможности природы для организации на Памире широкой рекреационной сети общереспубликанского и международного значения: зон отдыха и туризма, альпинизма, профилактики, лечения и восстановления здоровья. Этому способствуют многочисленные источники термальных и минеральных вод, ледники, озера, альпийские и субальпийские луга, природные и исторические памятники. Однако при таких первозданных, не тронутых цивилизацией богатствах, в области нет ни одного учреждения отдыха, ни одной туристической базы. Из-за ложной закрытости территории не только для иностранных граждан, но и для жителей других районов республики, которые без специального пропуска не могут попасть на территорию ГБАО, область лишена одной из важных статей дохода и сферы занятости населения. Ведь обслуживанием одного организованного туриста в среднем заняты 2—3 человека. Конечно, для организации соответствующей базы отдыха и лечения необходимы значительные первоначальные инвестиции, которыми республика также не располагает. Но с чего-то нужно начать, хотя бы, например, с поиска заинтересованных спонсоров, отечественных и зарубежных предпринимателей.

* * *

Итак, чтобы вытащить экономику ГБАО из глубокого кризиса и повысить благосостояние местного населения, необходимо прежде всего разработать и принять специальную программу по социально-экономическому развитию автономной области на предстоящие 15 лет. Программа должна содержать следующие конкретные меры: развитие сельского хозяйства с указанием площади новых орошаемых земель и пастбищ, а также ирригационных работ по отдельным районам области; совершенствование топливно-энергетической сферы (строительство малых, средних и микрогэс, подключение Памира к энергосистеме страны и т.д.); подъем промышленного производства (с выделением приоритетных направлений развития горнодобывающих и перерабатывающих эту продукцию производств); наращивание объема работ по геологическому изучению перспективных массивов и месторождений редких, цветных, благородных металлов и ускоренное принятие их на баланс для промышленной разработки; расширение транспортно-экономических связей области с южными районами страны и близлежащими зарубежными странами; развитие отраслей социальной инфраструктуры с выделением приоритетных направлений: туризма, альпинизма, лечебных учреждений и баз отдыха.

Однако самое главное и сложное, без чего немыслима реализация такой программы, — результативный поиск конкретных источников финансирования (с подключением иностранных инвесторов и благотворительных международных фондов).

Следует подчеркнуть, что в свое время одной из главных причин предоставления области статуса автономии стало более интенсивное развитие экономики, ее выравнивание с другими регионами страны. Но, к сожалению, ныне экономика ГБАО находится в таком же положении, как и прежде.


1 См.: Шергазиев М., Раджабов С.А. Создание и развитие советской государственности в Горно-Бадахшанской автономной области. В кн.: Очерки по истории Советского Бадахшана, Душанбе: Ирфон, 1981. С. 103.
2 Расчеты произведены по кн.: Статистический ежегодник Республики Таджикистан за 2001 г. Госкомстатистики Республики Таджикистан. Душанбе, 2002. С. 23, 195, 220, 222, 239, 243, 300, 330; "Народная газета", 19 февраля 2003.
3 См.: Статежегодник Республики Таджикистан. Душанбе, 2002. С. 74.
4 См.: Материалы Стратегического семинара по устойчивому развитию Таджикского Памира. Хорог, 21—24 октября 2002.
5 Там же (доклад Д.С. Аноятшоева).
6 Там же.
7 Рассчитано по: Промышленность Республики Таджикистан. Статсборник. Душанбе: Госкомстатистики Республики Таджикистан, 2002. С. 63; Статежегодник Республики Таджикистан. С. 23, 205.
8 См.: Материалы Стратегического семинара по устойчивому развитию Таджикского Памира (доклад А. Наврузшоева).

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL