ТАШКЕНТ — МОСКВА: ВЛИЯНИЕ ЭКОНОМИКИ РОССИИ НА ЭКОНОМИКУ И ВНЕШНЮЮ ТОРГОВЛЮ УЗБЕКИСТАНА

Джахангир КАХАРОВ


Джахангир Кахаров, преподаватель экономического факультета Национального университета Узбекистана, консультант Азиатского банка развития (Ташкент, Узбекистан)


Введение

На протяжении ста лет экономики России и Узбекистана были частью единой системы. К тому же за эти годы Москва и Ташкент смогли установить прочные отношения в экономической, научной, культурной и военной областях. Технические и коммерческие связи налаживали и укрепляли не только их предприятия, но и в ряде случаев промышленные отрасли. И, несмотря на заметное свертывание узбекско-российского экономического сотрудничества после распада СССР, развитие экономики Узбекистана все еще во многом зависит от соответствующих показателей в России. Даже невзирая на то, что число партнеров в этой взаимовыгодной сфере уменьшилось, сама сеть двусторонних экономических отношений не нарушена. Хорошие макроэкономические результаты, отмечаемые ныне в России, позитивно влияют на экономику Узбекистана. В этом отношении показательным был 2001 год. В условиях глобального экономического спада и резкого падения цен на мировом рынке по основным товарам, производимым в Узбекистане, постоянный спрос на них в России и в других странах СНГ спас нашу республику от глубокого экономического кризиса.

I. Сотрудничество после распада СССР

Со времени обретения Узбекистаном независимости можно говорить о трех этапах узбекско-российских отношений. С развала СССР (1991 г.) и приблизительно до 1995 года (первый этап) Россия отдалялась от Узбекистана и других бывших советских республик, не считала экономические связи с ними выгодными, поскольку в их основу были заложены не рыночные отношения, а уступки и бартер1. Кроме того, Москва была занята решением внутренних проблем, которые сопутствовали начальной фазе экономических и политических реформ. Переход в расчетах с Узбекистаном на мировые цены незамедлительно сказался на объеме поставок между этими странами. Так, если в 1992 году на долю России приходилось 53,1% экспорта и 52,9% импорта во внешней торговле Узбекистана со всеми странами СНГ, то к 1995-му эти показатели сократились соответственно до 38,6% и 36,3%2. Узбекистан начал ориентироваться на развитые государства Запада и налаживать торгово-экономические связи с Соединенными Штатами, Германией, Японией, Францией, Италией и т.д. Получилось так, что он демонстрировал более высокие темпы развития внешней торговли со странами, не входящими в СНГ, нежели другие постсоветские республики Центральной Азии3. Дальнейшее ухудшение двусторонних отношений с Москвой произошло из-за предъявленного Ташкенту требования разместить значительную часть его золотых запасов в Центральном банке России, для того чтобы наша страна осталась в рублевой зоне. Это требование оказалось неприемлемым для Узбекистана. В 1993 году правительство республики вышло из рублевой зоны и ввело национальную валюту.

В течение второго периода (приблизительно с 1994 по 2000 г.) Россия предпринимала меры, направленные на восстановление своего политического и военного влияния в Центральной Азии, а Ташкент понял, что ему целесообразно восстановить прежние связи Москвой. Их возобновление наиболее наглядно было продемонстрировано в ходе гражданской войны в Таджикистане, когда основной задачей узбекских и российских военных стало восстановление мира в этой стране. Именно Узбекистан и Россия сыграли основную роль в успешном завершении этого процесса. Укреплению военного сотрудничества способствовала и друга общая цель — борьба против исламских фундаменталистов, от которых исходит наиболее серьезная угроза южным рубежам обеих стран. Это сотрудничество подготовило почву и для значительного улучшения двусторонних экономических связей, в результате чего были подписаны торгово-экономические договоры с Россией. Тем не менее, несмотря на значительный прогресс в этой сфере, не удалось достичь того уровня двусторонних экономических отношений, который существовал до обретения Узбекистаном независимости.

Третий период начался с приходом к власти в России В. Путина (2000 г.). С того времени Москва строит свои отношения с Ташкентом, основываясь в первую очередь на экономических аспектах взаимовыгодного сотрудничества. А позднее эти связи стали служить противовесом усиливавшемуся присутствию и влиянию США в регионе. Москва пытается использовать зависимость инфраструктуры Узбекистана от предприятий России как козырную карту для укрепления своей геополитической роли в Центральной Азии. Во время неофициальной встречи глав 11 государств СНГ, которая состоялась на горнолыжной базе "Шимбулак" (недалеко от Алматы) 1 марта 2002 года, В. Путин взял на себя инициативу и открыл дискуссию о возможном сотрудничестве России, Казахстана, Узбекистана и Туркменистана в газовой отрасли. В частности, он предложил заключить договор о добыче газа и его доставке на западные рынки.

II. Анализ нынешних тенденций

Несмотря на то что от времени распада СССР нас отделяет уже более 13 лет, экономика России до сих пор продолжает оказывать влияние на экономическое развитие Узбекистана. В 2000 году товарооборот между РФ и странами Центральной Азии оценивался в 7 млрд долл., что составило всего около 5% внешней торговли России4. Тем не менее Узбекистан всегда был (и остается) традиционным поставщиком хлопка для российских предприятий, которые примерно 90% потребностей в нем импортируют из нашей республики5. Кроме того, Узбекистан поставляет в Россию машины, текстиль и продукты питания, а закупает у нее для своих нужд промышленное оборудование, древесину и другие строительные материалы.

По объему продаж (около 10 тыс. штук) выпускаемые на совместном предприятии "УзДЭУавто" автомобили "Нексия" в 2001 году заняли одно их первых мест в России. (В том же году россияне приобрели 8,5 тыс. машин "Шкода Октавия" и "Шкода Фабия"6.) К тому же наряду с официальной торговлей между этими странами существует и неучтенный товарооборот, в котором Россия также остается ключевым партнером Узбекистана7. Тысячи челноков на грузовиках, поездах и самолетах доставляют в Россию тысячи тонн узбекских фруктов и овощей.

Для расширения своей экономической роли Москва принимает активное участие в приватизации и развитии добычи нефти и газа в Узбекистане. При этом она стремится развивать экономические связи на двусторонней основе, а не в рамках СНГ. Например, Госкомимущество Республики Узбекистан и Российский фонд социальной поддержки и защиты военнослужащих подписали соглашение о продаже 51% акций узбекского открытого акционерного общества "Фотон". Российская сторона внесет 2,88 млн долл. в виде поставок "Фотону" технологического оборудования, а также обязалась сохранить основной профиль деятельности предприятия — производство элементной базы для электронной техники. ГКИ республики ведет переговоры еще с одной российской компанией о продаже 39% акций АО "Узкабель", крупнейшего предприятия страны, специализирующегося на производстве кабеля. В то же время российские компании "ЛУКойл" и "Итера" планируют в ближайшем будущем приступить к разработке трех газовых месторождений нашей страны.

Значимость этих двусторонних связей для Узбекистана можно проиллюстрировать на примере экономического кризиса 1998 года в России. Согласно ежеквартальным отчетам по проекту "Узбекские экономические тенденции", резкий спад спроса на экспорт из Узбекистана в Россию был вызван кризисом, который вынудил узбекских экспортеров направить часть своей продукции в страны, не входящие в СНГ8. Однако столь резкая смена рынков не обошлась без потерь. В результате, как констатирует упомянутое издание, предложение товаров, превысившее спрос на 100 млн долл., российский рынок "проглотить" не смог. Кроме того, в связи с повышением транспортных и страховых издержек Узбекистан потерял дополнительно 15—20 млн долл. К тому же кризис привел к снижению цен на поставки из Узбекистана на 16,4%, в результате чего потери валютной выручки за экспорт приблизились к 44 млн долл. Согласно оценкам, потери доходов от экспорта в результате российского кризиса составили для Узбекистана 150—160 млн долл. Следует отметить, что сложившаяся тогда ситуация негативно сказалась на всех странах СНГ, она привела к сокращению импортного спроса не только в России, но и в других странах Содружества, входящих в круг экономических партнеров нашего государства. Так, во второй половине 1998 года его поставки в республики СНГ (не считая Россию) снизились на 16,3%, а импорт — на 16% (в годовом исчислении)9. По подсчетам МВФ, в 1998 году фактические поступления от экспорта были на 23% ниже планируемых, а в 1999-м — на 30%10.

В 2001 году макроэкономические показатели в России значительно улучшились: ВВП вырос на 5,2%, а его совокупный прирост (со времени кризиса) составил свыше 20%11. С другой стороны, с 1999 по 2001 год товарооборот между Ташкентом и Москвой увеличился на 38%12. Долгосрочные торговые соглашения, подписанные в 2000 году, способствовали укреплению двусторонних связей в этой сфере. Так, по данным Росзарубежцентра, в 2001-м товарооборот между этими странами повысился на 20%, достигнув 1,2 млрд долл., что составило 18—20% от всего товарооборота Узбекистана. Статистические показатели внешней торговли Узбекистана, систематизированные по географическому принципу, подтверждают, что российская доля во внешней торговле республики во время кризиса сократилась и увеличилась после него (см. табл. 1). В том что касается торговли Узбекистана с другими странами, то здесь ситуация была прямо противоположной: объем торговли во время этого кризиса увеличился, а после его завершения — сократился. Это может означать, что Москва — приоритетный партнер Ташкента и что во время кризиса он был вынужден искать новые рынки сбыта для своей продукции13. Но как только экономическая ситуация в России начала меняться в лучшую сторону, Узбекистан возобновил торговые отношения с ней. Впрочем, как следует из приведенных ниже таблиц, общий внешнеторговый оборот, платежный баланс, да и в целом экономическое развитие Узбекистана, улучшающееся под влиянием экспорта, в значительной степени зависят от колебания цен и от объема производства его основных товаров (хлопка и золота). Макроэкономическая ситуация в России и, как ее следствие, развитие торговли между Ташкентом и Москвой — важные факторы, определяющие объем экспортных доходов14 и экономические показатели Узбекистана (см. табл. 1 и 2).

Таблица 1

Избранные макроэкономические показатели за 1994—2001 годы по Узбекистану и России (данные приводятся в млн долл., за исключением случаев, когда указано иное)

 

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

2001

Внешнеторговый оборот

5 299

6 602

9 311

8 911

6 817

6 347

6 212

6 401

Экспорт товаров и услуг

2 690

3 720

4 590

4 388

3 528

3 236

3 264

3 265

Импорт товаров и услуг

2 609

2 892

4 721

4 523

3 289

3 110

2 947

3 137

Торговый баланс

81

828

–131

–135

239

125

317

128

Урожай хлопка (1 000 тонн)

3 938

3 934

3 350

3 641

3 206

3 600

3 002

3 300*

Экспорт хлопчато-бумажного волокна

1 508

1 584

1 539

1 390

1 198

833

897

 

Добыча золота (в тоннах)

65

63

60

62

70

80

   

Экспорт золота

375

611

906

738

788

810

809

 

Доля России во внешней торговле Узбекистана

   

16,4

18,1

14,9

13,4

16,6

19,9

Рост ВВП в Узбекистане

–4,2

–0,9

1,6

2,5

4,3

4,4

4,0

4,5

Рост ВВП в России

–12,7

–4,1

–3,4

0,9

–4,9

5,4

8,3

5,2

* По оценке.

Источники: МВФ; The Economist Intelligence Unit, Uzbekistan country reports and updates. 2001, 2002; Основные показатели социально-экономического развития Республики Узбекистан за 2001 г. Ташкент: Министерство макроэкономики и статистики, 2002; "Узбекские экономические тенденции".

Таблица 2

Цены на хлопок и золото (долл. США) (изменения указаны в % по сравнению с предыдущим периодом)

1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001
Хлопок 23,8 25,9 –16,5 –7,0 –4,8 –19,7 +14,2 –18,7
Золото 6,8 0,0 0,8 –14,7 –11,2 –5,2 0,07 –2,9

Источник: "Узбекские экономические тенденции"; Всемирный банк.

III. Перспективы

Как крупные газодобывающие страны и транзитные государства, имеющие свои трубопроводы, Узбекистан и Россия могли бы лишь выиграть от регионального союза республик, экспортирующих голубое топливо. По мнению некоторых экспертов, поступления от его экспорта из Центральной Азии через Россию значительно превысят размер финансовой помощи, оказываемой Соединенными Штатами странам региона в качестве вознаграждения за их лояльность. Не исключено, что и Китай, обладающий огромным энергетическим рынком, со временем мог бы присоединиться к данному проекту15. Россия, несомненно, будет играть в нем ведущую роль не только как основное транзитное государство, но и в качестве крупнейшего инвестора16. Реализация этого замысла позволит Узбекистану экспортировать газ не только бедным и неплатежеспособным потребителям (Кыргызстану и Таджикистану), но и получить доступ на европейские рынки, в том числе в Россию, а также на рынки Турции. Однако, по мнению многих аналитиков, поставки газа более выгодным его покупателям возможны лишь на основе определенного политического сотрудничества17. С открытием экспортного пути, Россия получит возможность политического контроля над бывшими советскими республиками региона, включая и Узбекистан. Если же Ташкент будет проводить проамериканскую политику, то Москва сможет оказывать на него давление путем создания трудностей в доступе (даже в прекращении такового) к своей экспортной инфраструктуре.

Совместными усилиями вполне реально осуществить и другой проект, идея которого появилась еще в советское время. Он связан с поворотом сибирских рек и решением проблемы Аральского моря. Этот проект сейчас пытаются возродить Росзарубежцентр и Международный фонд экологии и здоровья "Экосан", для чего, по их мнению, необходимо создать Международный форум по Аральскому морю. Широко известно, что Россия обладает огромными запасами воды, в то время как Узбекистан и другие страны Центральной Азии стоят перед решением вопроса ее острейшего дефицита. Это одна из серьезнейших проблем сельского хозяйства и экономики Узбекистана. Осуществление проекта поворота рек могло бы помочь Узбекистану в решении многих связанных с нехваткой воды проблем экономического, экологического и социального характера.

По мнению Кристофа Рюля, главного экономиста Московского представительства Всемирного банка, в первой половине 2003 года зависимость российской экономики от добычи природных ресурсов стала уменьшаться18. Это означает, что развитие российской экономики определяется не только ценами на углеводороды, но и другими факторами. Иными словами, теперь она не столь уязвима от колебаний цен на нефть, которая является основной статьей российского экспорта. Более диверсифицированная экономическая база и нынешняя стабильность в РФ начинают играть все более важную роль в ее экономике, что может благоприятно сказаться и на положении дел в Узбекистане. Ведь повысившийся спрос на импорт в России способен расширить границы экономического сотрудничества между Ташкентом и Москвой и таким образом оказать благотворное влияние на развитие экономики нашей республики.

IV. Выводы

Последовавшая за распадом СССР эпоха, в которой преобладающую роль играли центробежные силы, привела к распаду связей, в свое время налаженных между предприятиями и отраслями промышленности России и Узбекистана. Однако такие факторы, как простая экономическая выгода, географическое соседство, культурное взаимодействие и стоящие на повестке дня проблемы внешней политики привели к необходимости восстановления и развития экономических связей между этими двумя странами. Несмотря на значительный рост контактов с другими государствами, доля Москвы во внешней торговле Ташкента остается весомой, что оказывает влияние на узбекскую экономику. Сотрудничество весьма перспективно в таких областях экономики, как добыча нефти и газа, сельское хозяйство, текстильная и авиационная промышленность, машиностроение и строительство. Отношение Москвы к Центральной Азии, которая, по мнению многих российских политиков, с конца XIX века была "мягким подбрюшьем" России, меняется в связи с геополитическими трансформациями, произошедшими после событий 11 сентября 2001 года. Некоторые российские наблюдатели даже сравнивают геополитическое значение размещения баз США в Узбекистане и Кыргызстане с объединением Германии. В связи со сложившейся ситуацией российские политики стали уделять региону больше внимания. Москва начинает вести себя здесь, в том числе и в Узбекистане, более активно.

Хорошие макроэкономические показатели в России, рост цен на основные узбекские товары (как следствие экономического подъема в США и ЕС), а также развитие основной отрасли Узбекистана — сельского хозяйства (что, разумеется, во многом зависит от погодных условий) — залог успешного развития экономики нашей страны. Однако нельзя надеяться на то, что все эти благоприятные факторы проявятся одновременно, да к тому же в назначенный срок. Впрочем, ожидаемый в России экономический рост удержит экономику Узбекистана на плаву, благодаря спросу на узбекские товары.


1 См.: Abbas N. Uzbekistan Splitting Ways with Moscow // Marco Polo Magazine, 1999, No. 2.
2 См.: Ivanov Ed.M. The New Reality in Uzbekistan and the Economic Position of Russia // Marco Polo Magazine, 1999, No. 3.
3 См.: Abbas N. Op. cit.
4 См.: Russia Rethinks its Central Asia Strategy. 20 March , 2001[www.eurasianet.org].
5 См.: Ivanov Ed.M. Contemporary Russian-Central Asian Countries Economic Relations // Marco Polo Magazine, 1999, No. 1.
6 См.: Народное слово, март 2001.
7 См.: Pastor G., Damjanovic T. The Russian Financial Crisis and its Consequences for Central Asia // IMF Working Paper WP/01/169, 2001.
8 См.: "Узбекские экономические тенденции". Номера за 1998, 1999, 2000, 2001 гг.
9 См.: "Узбекские экономические тенденции", октябрь — декабрь 2000.
10 См.: Pastor G., Damjanovic T. Op. cit.
11 См.: Московское представительство Всемирного банка. Экономические доклады по России, январь 2002.
12 См.: "Узбекские экономические тенденции"; Росзарубежцентр.
13 За столь короткий период это оказалось возможным благодаря тому, что основная статья узбекского экспорта в Россию — хлопок, пользующийся спросом на мировом рынке.
14 Согласно ежеквартальному изданию "Узбекские экономические тенденции", в 1999 и 2000 гг. Узбекистан имел с Россией активное сальдо торгового баланса.
15 См.: Yermukhanov M. CIS Leaders Meet at a Summit in Kazakhstan // Central Asia Caucasus Analyst, 13 March 2002.
16 Все газопроводы из Центральной Азии в Европу проходят по территории России.
17 См.: Yermukhanov M. Op. cit.
18 Интервью с К. Рюлем. Московское представительство Всемирного банка. Москва, 25 ноября 2003 г. ("Прайм-ТАСС").

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL