СОВРЕМЕННЫЙ ТЕРРОРИЗМ: АСПЕКТЫ ФИНАНСИРОВАНИЯ

Орозбек МОЛДАЛИЕВ


Орозбек Молдалиев, кандидат политических наук, директор Аналитического центра "Седеп" (Бишкек, Кыргызстан)


В условиях глобализации мир все чаще сталкивается с нетрадиционными формами конфликтов, разрушительные процессы которых зачастую заключены в феномене "сила слабых", то есть в возможности агрессивного меньшинства терроризировать "большие" страны и навязывать им свои правила игры. Терроризм становится одним из активных средств борьбы различных политических сил за власть и влияние. "Терроризм — это форма борьбы тех, кто не имеет или не видит для себя возможности легитимными и легальными средствами заявить о своих интересах и отстаивать их. В этом смысле терроризм вечен, и борьба с ним, точнее — усилия по его предупреждению должны разворачиваться прежде всего в социально-экономической сфере. Речь идет о необходимости признания глубокого кризиса современной цивилизации, поиска новых форм ее устройства и развития"1.

Если до последнего времени под международным терроризмом понималось множество различных организованных явлений трансграничного характера, зачастую не связанных между собой, но взаимодействующих на международном уровне, то в настоящее время он, все больше соответствуя значению своего названия, становится организацией с единым центром управления. В октябре 2003 года шесть террористических группировок заявили о своем объединении в организацию "Каида аль-Джихад" ("База джихада") и объявили войну "сионизму и крестоносцам". В этот террористический "интернационал" вошли "Аль-Каида", "Египетский джихад", "Йеменский джихад", "Исламская армия Адена-Абьяна", "Внуки сподвижников Мухаммеда на земле полуострова" (Аравия) и "Салафитская группировка призыва в Алжире". Лидером нового альянса избран Аль-Муатазз Аль-Ямани2.

Современные террористы сделали выводы из горьких уроков своих предшественников, самым уязвимым местом которых была зависимость от источников финансирования, в первую очередь от государств-спонсоров. Последние со временем по ряду причин лишали террористов своего покровительства, прекращали финансирование и даже выдавали их другим странам. В этой связи террористические организации стали изыскивать любые возможности достижения материальной независимости, то есть самофинансирования.

Важная особенность современного терроризма — его хорошо структурированный и организованный характер. 11 сентября 2001 года в США террористы продемонстрировали высокий профессионализм в разработке, подготовке и проведении террористических операций огромного масштаба. Так, они сумели создать надежное тыловое обеспечение, в том числе и на территории других государств; глобальные, региональные и национальные системы финансирования своих деяний; каналы поступления оружия и боеприпасов; учебно-тренировочные центры и лагеря по подготовке боевиков, механизмы взаимодействия с аналогичными организациями.

Таким образом, современный терроризм трансформировался во вполне самодостаточную силу, имеющую собственные интересы. Во-первых, он создал совершенную военно-политическую организацию, главное преимущество которой — ее финансовая независимость. Во-вторых, его сетевые структуры в разных странах финансируются по изощренным каналам, что затрудняет их выявление даже ведущими в мире спецслужбами. Террористы активно используют современные технологии, оффшорные Интернет-банки, в которых они создали трудные для обнаружения системы денежного обеспечения и передачи информации. В-третьих, для финансово-материального обеспечения своих организаций они не гнушаются никакими формами преступной деятельности. В годы "холодной войны" политический терроризм, как правило, не занимался другими криминальными деяниями, а сегодня он стал весьма прибыльным бизнесом глобального масштаба с развитым "рынком труда" и приложения капитала, составляющего миллиарды долларов (поставки оружия, контрабандная торговля наркотиками и т.д.). Например, во время войны на территории бывшей Югославии хорватским и албанским силам ежегодно поставляли оружие и военную технику на сумму, превышавшую 2 млрд долл. Основной поток наркотиков также попадает на мировые рынки через зоны активной деятельности террористических группировок.

Сложность выявления источников и каналов финансирования заключается в том, что сбор средств организован через третьи лица или организации под благовидными прикрытиями. На этом этапе практически невозможно выявить истинные цели ни спонсоров, ни спонсируемых.

Военный успех США и их союзников в Афганистане, сплошной натиск сил антитеррористической коалиции на боевые и финансовые структуры "Талибана" и "Аль-Каиды" привели к тому, что они утратили свои позиции в стране, лишились значительной части своих денежных и кадровых ресурсов. С 11 сентября 2001 по ноябрь 2003 года активы террористов (более 200 млн долл.) заморожены в 148 странах мира, арестовано свыше 1,4 тыс. банковских счетов, принадлежащих 300 организациям, связанным с ними3. В результате этих мер террористам пришлось отказаться от крупных акций и прибегать в основном к малоэффективным, но многочисленным "демонстративным" вылазкам.

Однако их организации постепенно восстанавливают каналы финансовой и политической подпитки, продолжают добывать и переводить деньги своим активистам, используя для этого самые изощренные способы. Об этом, в частности, свидетельствует проявляющаяся в последнее время активность движения "Талибан".

В ближайшей перспективе полностью победить терроризм не удастся, к тому же пока и не созданы механизмы надежной защиты от него. Но данную угрозу можно минимизировать, лишив ее апологетов финансовой подпитки. Это одна из важнейших проблем, требующая срочного разрешения. Речь здесь должна идти не о выявлении и предотвращении отдельных акций, а о пресечении всей террористической деятельности.

Источники поступления

Для создания и функционирования террористической организации необходимы в первую очередь деньги, оружие и надежное убежище (ДОУ). А чтобы созданная организация эффективно действовала, нужны время, пространство и (снова) деньги, на которые воспроизводится и наращивается мощь ее людских и материальных ресурсов. Финансовые средства используются на следующие цели:

  • создание материально-технической базы (компьютерное обеспечение, современные средства связи, транспорт, современное оружие);

  • вербовка новых членов;

  • боевая подготовка ударных отрядов и наемников;

  • подготовка и проведение акций;

  • обеспечение поддержки членов организации на местах и за границей (подготовлены "спящие", т.е. скрытые агенты, они ждут команду, но не знают, какое им дадут задание, и находятся в постоянной готовности);

  • проведение социальных кампаний с целью переманить на свою сторону сочувствующих (строительство больниц, школ, приютов; материальная помощь остро нуждающимся людям);

  • PR акции в СМИ для придания своим организациям имиджа борцов за свободу, справедливость и защиту интересов широких слоев населения.

Согласно официальным сведениям КНР, "террористические силы бен Ладена оказывали "восточно-тюркским" террористам большую денежную и материальную помощь"4.

Доступ к оружию подразумевает также наличие сети учебных центров с квалифицированным персоналом. Для подготовки террористов и диверсантов нужны эксперты специального профиля, которыми располагают только государственные структуры в сфере обороны и безопасности.

Надежное убежище означает наличие государств-спонсоров, поддерживающих террористов в своей стране и за ее пределами. По мнению западных экспертов Казимира Ковальски, Джозефа П. Кенджеми, Роберта Лукабо и Эдварда Фукуа, сегодняшние террористы представляют собой обученные военизированные группы, имеющие свои военные базы и получающие поддержку от наций и правительств.

Современные террористические организации финансируются за счет внешних и собственных (внутренних) средств путем создания сетевой инфраструктуры источников. Самофинансирование достигается именно за счет внутренних источников — доходов от легальной деятельности, а также денег, поступающих от полулегальных и криминальных структур. Немалую долю составляют и внешние источники: помощь государств-спонсоров, денежные инъекции религиозных, гуманитарных, благотворительных и иных организаций, состоятельных частных лиц; целевой сбор пожертвований, которые в основном осуществляются через определенные религиозные и социальные группы стран Запада и Ближнего Востока.

Практически все известные исследователи-террологи едины в том, что финансовые потоки террористов отслеживать очень сложно.

Государства-спонсоры

Финансовая независимость современных террористов не означает, что они отказываются от помощи отдельных стран. Довольно часто государства-спонсоры предоставляют им деньги, оружие, свои территории, создавая все условия для функционирования. По версии Государственного департамента США, терроризм сегодня поддерживают семь стран: Ирак, Иран, Куба¸ Ливия, Северная Корея, Сирия и Судан. Несмотря на давление со стороны Соединенных Штатов, эти государства не приняли (а некоторые не полностью приняли) меры, необходимые для полного разрыва своих связей с террористами5.

Иметь страну-спонсора террористам удобно в том плане, что они сами не отвлекаются на поиски средств для реализации своих преступных замыслов, однако связь с таким государством — самое уязвимое для них место. Во-первых, на почве финансовой зависимости они становятся орудием политики стран-спонсоров. Об этом, в частности, свидетельствуют примеры Ливии и палестинских организаций, а также известных террористов, среди которых: Абу Нидаль, Ахмед Джибриль, Ильич Рамирес Санчес (он же Карлос, он же Шакал). В поисках покровителей они меняли страны, а иногда и свои убеждения. Во-вторых, при давлении со стороны других государств или международных санкций страны-спонсоры прекращают поддерживать "опекаемых", высылают их, а порой даже выдают другой стороне. (Так, правительство Судана выдало Карлоса Франции, где он осужден на пожизненное заключение.) Поэтому современные террористы стремятся к независимости, в том числе и финансовой.

Интересно отметить, что по рекомендации Усамы бен Ладена руководитель "Талибана" мулла Омар не занимался строительством афганского государства, в частности перестал собирать Кабульский совет, исполнявший роль правительства страны. "Мулла Омар, казалось, сделал свой выбор между строительством афганского государства и восприятием тезисов бен Ладена, согласно которым до тех пор, пока мусульманское сообщество в целом подвергается угнетению, нет нужды создавать исламское государство в какой-то отдельно взятой стране. Интернационализм взял верх над национализмом"6.

Полагаем, что это было продуманной стратегией Усамы бен Ладена. В случае создания в Афганистане государства мировое сообщество получило бы возможность оказывать политическое, дипломатическое и иное давление на его правительство для выдачи "террориста № 1", ликвидации баз и лагерей подготовки террористов. Можно было бы даже определенным образом влиять на Кабульский совет, будь он дееспособным. По этой причине неоднократные требования США о высылке Усамы бен Ладена из Афганистана, подкрепленные международными санкциями против "Талибана", не достигали цели. Мулла Омар просто игнорировал их.

Говоря о странах-спонсорах, необходимо отметить, что обвинения в поддержке терроризма нередко используют и в политических целях. Так, журналист из Германии О. Шрём описывает факт официального обвинения администрацией президента США Р. Рейгана Советского Союза в участии в целевой программе подготовки международных террористов, в оказании им помощи, в том числе и оружием. За основу таких утверждений была взята книга Клэр Стерлинг "Террористическая сеть. Секретная война международного терроризма". Однако экспертиза материалов этого издания, проведенная агентами ЦРУ, показала, что с целью дезинформации некоторые западные спецслужбы подсунули журналистке ложные сведения7.

Частные лица и НПО как спонсоры

Деньги могут поступать как помощь диаспоры, единомышленников, религиозной группы за границей (например, от проживающих в США выходцев из Северной Ирландии, поддерживающих Ирландскую республиканскую армию). По некоторым данным, один их источников финансирования Исламского движения Узбекистана (ИДУ) — потомки эмигрантов из Ферганской долины — около 700 тыс. саудовских и примерно 2 млн афганских узбеков. Организации типа "Аль-Каиды" в значительной мере получают деньги от богатых частных фондов и физических лиц из нефтедобывающих стран. По подсчетам экспертов, на территории стран СНГ религиозным экстремистам и террористам помогают около 60 международных исламистских организаций, более 100 зарубежных компаний и десятки банковских групп. Эксперт Московского центра Карнеги А. Малашенко считает, что ситуация в Чечне обусловлена солидарностью с чеченскими сепаратистами таких международных исламских организаций как "Тайба", "Саар фаундейшн", "Аль-Игаса" (со штаб-квартирами в Саудовской Аравии), "Аль-Каида", "Братья-мусульмане", кувейтское "Общество социальных реформ", палестинская группировка "Хамас", Благотворительное общество Катара, алжирская "Аль-Джамаа аль-мусалляха" ("Вооруженная община") и другие8.

Согласно данным Федеральной службы безопасности России, ключевая структура негласного финансирования наемников и экстремистов в Чечне, а также ваххабитов в Дагестане — международная исламистская организация "Аль-Харамейн" (штаб-квартира в Эр-Рияде, генеральный директор — шейх Акиль бен Абдул Азиз аль-Акиль). Она создана для поддержки моджахедов в Афганистане; с 1997 года активно финансировала дагестанских ваххабитов, стремящихся свергнуть конституционный строй, создать на территории Чечни и Дагестана "великое исламское государство" и выйти из состава России. Ее филиалы находятся в Грузии и Азербайджане, в последние годы она нелегально действует и в России — под видом международной благотворительности ведет разведывательно-подрывную работу против РФ. Эта структура создала фонд поддержки Чечни, сотрудники которого из приграничных районов снабжают бандформирования оружием, продовольствием, медикаментами, оплачивают наемников, воюющих на стороне экстремистов, контролируют расход средств, направляемых якобы для "использования в религиозных мероприятиях и праздниках". Эмиссары "Аль-Харамейн" — подданные королевства Саудовской Аравии — находятся при штабах полевых командиров9.

В числе спонсоров ИДУ — представители известных религиозно-политических организаций "Братья-мусульмане", "Хезболлах", "Хизб ут-Тахрир", а также небольшие группировки и частные лица в Афганистане, Иране, Пакистане, Саудовской Аравии, Судане, Турции и в других странах. Как утверждают аналитики Узбекистана, руководитель турецкой партии "Рефах" ("Благоденствие") Н. Эрбакан, бывший одно время даже премьер-министром Турции, в 1997 году выделил Т. Юлдашу 100 тыс. долл. А действующая под патронажем Н. Эрбакана в Германии (г. Кельн) коммерческая организация турецких эмигрантов "Миллий гуруш" (Национальное возрождение) в том же году подписала с Т. Юлдашем договор на приобретение и безвозмездную передачу ИДУ оружия, стоимостью в сотни тысяч долл.10 Верховный суд Узбекистана установил, что деятельность боевиков, 16 февраля 1999 года организовавших взрывы в Ташкенте, финансировал руководитель ИДУ Тахир Юлдаш, выделив на эти цели 920 тыс. долл.11 Некоторые узбекские эксперты заявляют о необъективности сведений официального Ташкента, однако, к сожалению, собственных версий на сей счет у них нет.

Автор статьи "Кто разыгрывает козырную карту веры…" заявляет, что денежный поток, направляемый исламским экстремистам в Ферганской долине, течет из Англии и США. "Именно там, как известно, находятся все крупные центры агрессивно настроенных мусульманских организаций"12.

Согласно данным спецслужб Кыргызстана, в 2003 году ИДУ получило от международных спонсоров 400 тыс. долл. на то, чтобы перенести конфликт из Афганистана на территорию стран Центральной Азии. Эксперты утверждают о причастности отдельных членов этой организации к взрывам на рынке "Оберон" в Бишкеке (конец 2002 г.) и в г. Ош (начало 2003 г.).

Благотворительные организации освобождены от налогов, под прикрытием гуманитарных акций собирают и могут переводить крупные суммы кому угодно. Как правило, в этих целях ими используются исламские банки. Считается, что исламисты манипулируют (зачастую без их ведома) такими гуманитарными организациями, как афганская "Хезб и-Ислами", "Комитет благотворительности и солидарности" во Франции, "Исламское агентство помощи" и "Спасем Боснию сегодня" в США.

Основываясь на данных, полученных от осведомленных чиновников администрации США, на закрытых документах (в том числе представленных агентами американских спецслужб, которые они обнаружили у пойманного ими 28 марта 2002 года в Пакистане Абу Зубейды — одного из ближайших сподвижников Усамы бен Ладена), а также на результатах своего 18-месячного расследования, автор бестселлера "Почему Америка проспала" Джеральд Познер сделал вывод: к финансированию операций "Аль-Каиды", в частности теракта 11 сентября 2001 года, были причастны три члена саудовской королевской семьи, а также маршал ВВС, один из бывших руководителей разведки Пакистана Мушаф Али Мир.

15 августа 2002 года 600 родственников жертв теракта 11 сентября, включая погибших пожарных и спасателей, создавшие ассоциацию "Семьи, объединившиеся, чтобы обанкротить терроризм" подали в американские суды гражданские иски на трех саудовских принцев. Среди них: султан бин-Абдуль-Азиз Аль Сауд (министр обороны и авиации), Турки аль-Файсал Аль Сауд (бывший начальник службы Общей разведки), Мухаммад аль-Файсал Аль Сауд (глава трех банков, действующих за рубежами королевства). Кроме того, в этом списке фигурировали восемь исламских благотворительных организаций, а также ряд саудовских компаний, обвиненных в финансировании "Аль-Каиды". Претензии к этим физическим и юридическим лицам обоснованы на 259 страницах. В тот же день Окружной суд округа Колумбия принял иск к рассмотрению. И в случае положительного вердикта (суммарно это десятки миллиардов долларов) гипотетически могут быть арестованы отдельные саудовские активы в США13.

Впрочем, упомянутые принцы пока опровергают все обвинения в свой адрес, подчеркивая (как это, например, от лица всей королевской семьи сделал богатейший из них — аль-Валид бен Талал), что этого не может быть, а у подавших иски в принципе нет никаких шансов14. Но, судя по сообщениям западных СМИ (в частности "Файнэншл таймс"), саудовские олигархи начали выводить свои деньги из США.

Доходы от легальной деятельности

В этом плане наиболее востребованы сферы с быстрой оборачиваемостью капитала (банковское дело, торговля, ресторанный бизнес, строительство). Международные террористы создают свои производственные предприятия; финансовые структуры (например, Банк кредитования и международной торговли (BCCI), инвестиционные концерны, фонды); строительные и транспортные компании; сельскохозяйственные фермы; лесозаготовительные учреждения и т.д.

Большинство этих предприятий принадлежит членам террористических организаций, а также их единомышленникам. В самофинансировании "Аль-Каиды" были задействованы предприятия по добыче алмазов и драгметаллов в Конго и Сьерра-Леоне; рыболовецкая компания и ферма по разведению страусов в Кении; экспортно-импортные фирмы в Великобритании, Кении, Люксембурге, России, США, Германии и в других странах; морские торговые суда (от 23 до 80), грузовые самолеты. Есть сведения, что Усама бен Ладен использует в Йемене и в других государствах Ближнего Востока бизнес по продаже меда для переброски наркотиков, наличных денег и оружия. Касаясь источников финансирования ИДУ, председатель его политического дивана (совета), заместитель Тахира Юлдаша по религиозным вопросам Зубайр ибн Абдурахман заявлял: "Мы имеем свои предприятия, в том числе в Ташкенте, и они помогают нам"15.

Использование банковской системы

Через банковскую систему "грязные" деньги "отмываются" в интересах террористов. Одна из главных составляющих этого механизма — операции через исламские банки с использованием "системы двойной бухгалтерии". Об уровне внедрения в эту сферу свидетельствует большое количество активов на тысячах счетов, принадлежащих террористам. Западные эксперты, в частности президент Наблюдательного комитета по проблемам терроризма и Центра исследований современных факторов угрозы Р. Жаккар, располагают сведениями о том, что для перевода значительных финансовых средств Усама бен Ладен и его советники начали использовать банковскую систему бывших советских мусульманских республик"16.

В связи с увеличением цен на нефть (начало 1960-х гг.) у добывающих ее стран появилась необходимость вкладывать свои нефтедоллары в мировую экономику, что они хотели делать, минуя западные финансовые структуры. Идею создания системы исламских банков предложил король Саудовской Аравии Фейсал в 1964 году, на первом заседании Организации исламской конференции (ОИК). В 1975 году в Джидде был открыт Исламский банк развития (ИБР) с общим капиталом 2 млрд исламских динаров (1 динар приравнивался к 1 расчетной единице европейских сообществ)17.

Система исламских банков весьма богата на вклады. Но ни один из ее банков не входит в десятку крупнейших в мире, никогда не использовался для авуаров нефтедобывающих стран. По мнению Р. Жаккара, причины этого отчасти заключаются в том, что "мировая экономика, в первую очередь Соединенные Штаты, никогда бы не согласилась на массированный отток арабских вкладов, а Саудовская Аравия никогда бы не осмелилась противостоять США или даже другим западным банкам в этом деликатном вопросе. Из-за подобной двойственной и робкой позиции Саудовской Аравии... исламские банки ограничены тем статусом, который они имеют сегодня: богатые и финансово могущественные банки, которые почти всегда находятся на втором плане международных финансовых рынков"18.

Непростое отношение Запада к этим финансовым структурам можно проследить и на примере известного банка "Дар Мал Ислами" (ДМИ), филиала Исламской банковской группы Фейсала. При начальном капитале в 315 млн долл., ДМИ и его инвестиционные общества ворочали на международных финансовых рынках миллиардами. Свое Женевское бюро они хотели использовать в качестве моста в западный мир, однако натолкнулись на недружелюбность властей европейских стран. А вот на африканском континенте двери перед ним широко распахнули.

Подобное относительно изолированное положение данных банков вынуждает их искать другие возможности для выживания. В большинстве случаев наряду с основными депозитными функциями они создают обменные пункты, через которые переводят в твердую валюту деньги теневых структур и выручку, полученную на черном рынке. Эти огромные суммы, естественно, ускользают от классической банковской системы.

Столь незавидный в мире статус исламского банковского сектора вполне устраивает международных террористов, которым сложно приспособиться к жестким системам контроля и декларирования международных финансовых структур. (Западные банки, как правило, не пропускают ни одну операцию с установленной суммы, не убедившись в том, что происхождение денег не вызывает сомнения, а плательщик и получатель известны.) Через посредников или под прикрытием юридических лиц исламисты используют эти структуры для финансирования своих организаций. Считается, что данные банки в большинстве случаев и не подозревают об этом.

Предпринимательская деятельность в полулегальных сферах — доходы от проституции, азартных игр и "революционный налог": крупные террористические организации требуют от своих приверженцев периодически платить им.

Криминальные способы финансирования

Раньше политический терроризм, как правило, не занимался другими криминальными деяниями, прибегая к ним лишь в крайних случаях. Например, в Колумбии террористические группы занимались наркотиками, меняя их на оружие. Однако сегодня большинство групп все чаще использует криминальные способы самофинансирования, стараются легализовать капиталы, необходимые для организации и проведения своих акций. В этой связи отдельные эксперты стали говорить о появлении в современном терроризме криминального компонента, что в корне неверно. Неуголовного терроризма не существует, всякий терроризм — преступное деяние, кровавое убийство.

Вместе с тем не следует путать криминальный терроризм с криминальными способами финансирования современного терроризма. По мотивации последний классифицируется как политический, религиозный, криминальный и т.д., поскольку насилие может выражаться либо в форме политической борьбы, либо в сугубо криминальной деятельности. Криминальный терроризм отличается от политического тем, что его цель — получение прибыли от любых форм противоправных деяний. Криминальные способы финансирования терроризма — использование любых форм преступной деятельности для добывания денег на подготовку и проведение акций террора.

На состоявшемся 28—30 октября 2003 года в Бишкеке заседании Совета руководителей органов безопасности и специальных служб государств СНГ директор ФСБ России Н. Патрушев подчеркнул, что доходы от незаконной экономической деятельности — один из источников финансирования террористических групп, как и доходы от торговли наркотиками.

Значительная часть финансовых средств террористических организаций поступает от преступной или теневой неформальной деятельности по следующим направлениям: контрабандные операции с драгоценными камнями и металлами (специалисты утверждают, что "Аль-Каида" занималась контрабандой золота и бриллиантов через Объединенные Арабские Эмираты и Пакистан), а также с контрафактными товарами; нелегальная переправка иммигрантов; изготовление, сбыт фальшивых денег и ценных бумаг; мошенничество в финансовой сфере (налоги, страхование, кредитные карточки); ограбление банков, касс предприятий и фирм, инкассаторов; кражи картин и грабежи музейных фондов. Так, за последние семь лет из Грозненского художественного музея (Чечня) исчезли около 500 полотен художников с мировым именем. По требованию Интерпола в ноябре 2001 года две картины из этого списка были сняты с торгов салона "Сотбис" в Лондоне (их начальная аукционная стоимость — 90 тыс. долл.) и возвращены в Россию19. Не гнушаются террористы и торговлей крадеными автомобилями. Их прибыль от этого вида преступности превышает доходы автомобильных гигантов и составляет примерно 21 млрд долл. в год.

27 марта 2003 года в автобусе, который следовал из Бишкека в Кашгар, были расстреляны из автомата и сожжены 19 китайских коммерсантов, имевших при себе крупные суммы денег. По данным правоохранительных органов, это преступление совершили боевики "Организации освобождения Восточного Туркестана".

В последние годы террористы все чаще взаимодействуют с организованной преступностью на основе взаимной заинтересованности. При этом каждая сторона использует возможности "партнеров" для достижения своих целей. Наиболее активно террористы участвуют в нелегальном производстве, транзите и обороте наркотических веществ. Структуры же организованной преступности заинтересованы в использовании террористических методов для устранения своих конкурентов, раздела сфер влияния и т.д.

Наркобизнес

Анализ ситуации в Афганистане показывает, что при военно-политической и экономической нестабильности между терроризмом, наркобизнесом и незаконной торговлей оружием возникает устойчивая связь. Результаты антитеррористической операции в этой стране пока не сказываются на уровне производства опия и героина, а также их транзита через государства Центральной Азии. С приходом к власти новой администрации производство наркотиков в Афганистане даже в несколько раз увеличилось20.

Согласно ежегодному обзору ООН по мониторингу незаконных посевов опиумного мака за 2003 год, Афганистан производит более 75% его мирового объема. Наркотики опасны и для самого Афганистана, так как препятствуют стабилизации ситуации в стране, а их контрабанда связана с организованной преступностью и терроризмом, которые представляют угрозу для всего мира. Международный комитет по контролю над наркотиками (МККН) ООН выражает обеспокоенность тем, что "продолжающееся производство опия в Афганистане и, как следствие, незаконный оборот опиатов и смежная преступная деятельность подрывают экономическую и социальную стабильность, создают угрозу миру и безопасности в этом регионе".

По данным ООН, ежегодные доходы транснациональной преступности от незаконной торговли наркотиками достигают 400 млрд долл. В странах "золотого полумесяца" суммарный доход от наркобизнеса составляет около 45 млрд долл. в год. Если в Афганистане 1 кг героина стоит 1 тыс. долл., то в Бишкеке — 6—8 тыс., в Москве — оптом до 50 тыс., в розницу 100—170 тыс. долл., а в Европе и США цена увеличивается в 200 раз. Поэтому наркодельцам выгодно доставлять героин в страны Запада, где имеется большой наркорынок21.

По оценкам специалистов СНГ, главным источником финансирования "Талибана" были доходы афгано-пакистанской наркомафии (свыше 10 млрд долл. в год), а эксперты США оценивают ежегодные доходы талибов в 7 млрд долл.22 Часть из них выделяется на террористическую деятельность в регионе. Вначале исламисты скрывали свою причастность к наркобизнесу, затем стали говорить, что наркотики — тоже джихад против неверных: во-первых, поставки идут неверным; во-вторых, на полученные деньги закупается оружие для войны с неверными.

Наркобизнес создает предпосылки для коррупции в правоохранительных органах стран региона: велик соблазн получить хотя бы часть огромных сумм, вращающихся в этой сфере. Нередко таким бизнесом занимаются те, кто родственными узами близко связан с государственными служащими. Преступные группы постепенно сращиваются с коррумпированными должностными лицами, в том числе (что наиболее опасно) с работниками силовых структур, призванных бороться с наркобизнесом.

Государства Центральной Азии должны рассматривать борьбу с наркотиками и коррупцией как важную часть мероприятий по борьбе с терроризмом.

Захват заложников, похищение людей, вымогательство, рэкет, шантаж

В СНГ первый заложник ради выкупа был захвачен на Кавказе летом 1994 года (сын кизлярского казачьего атамана Эльзона), за его освобождение пришлось заплатить 50 тыс. долл. А в 1999 году на Северном Кавказе было уже 1 500 случаев похищения людей. Общая сумма выплат за похищенных, по мнению экспертов, составляет 200 млн долл. (больше, чем бюджет Российской Федерации по Чечне). Господин Б. Березовский способствовал выкупу журналистов, заплатив миллионы долларов. Другие наиболее известные похищения: брат Руслана Хасбулатова выкуплен за 100 тыс. долл.23; съемочная группа НТВ — за 2 млн долл., съемочная группа ОРТ — за 1 млн долл., итальянский фотокорреспондент Мауро Галлигани — за 800 тыс. долл., два офицера ФСБ Ингушетии — за 1,5 млн долл. Полномочный представитель президента РФ В. Власов был освобожден только после выплаты 7 млн долл.24 В 1999 году, во время вторжения бандформирований ИДУ в Кыргызстан, захваченных в плен парламентеров выкупили за 50 тыс. долл.25

В том же году за организацию серии взрывов в кыргызском городе Ош был задержан член террористической группы гражданин России Н. Чотчаев, находившийся в федеральном розыске за похищение людей, в том числе 13-летнего сына главы одного из районов Ставрополья, за которого потребовали 1 млн долл.26 Интересно отметить, что в эту преступную группу также входили трое граждан КНР и один гражданин Турции — члены подпольной антикитайской сепаратистской структуры "Свободный Туркестан", тесно связанной с турецкой террористической организацией "Боскурт".

Арестованные в Бишкеке члены террористической "Организации освобождения Восточного Туркестана" похитили китайского бизнесмена Хайрулло Имина, за которого они получили выкуп у его брата в г. Урумчи, КНР, — 100 тыс. долл. Эти деньги через Турцию были переправлены в лагеря для подготовки террористов в Пакистане27.

Наряду с похищениями террористы используют рэкет и вымогательство. За "безопасность" платят даже крупные корпорации, нефтедобывающие и авиакомпании. В июле 1999 года в Алматы был задержан вооруженный пистолетом Макарова гражданин КНР, занимавшийся организованным рэкетом на центральном рынке города. В качестве своих жертв преступник выбирал только уйгуров, периодически выезжал на родину — в Синьцзян-Уйгурский автономный район (СУАР) Китая, где, согласно версии органов национальной безопасности Казахстана, за счет доходов от рэкета этот "гастролер" финансировал подпольную террористическую организацию28.

Аналогичный факт имел место в Бишкеке, где члены экстремистской организации обманным путем получили от уйгурских коммерсантов 55 тыс. долл. В ноябре 2001 года в Бишкеке завершился судебный процесс по уголовному делу членов террористической группы "Организация освобождения Восточного Туркестана" ("Шарк Туркестан азатлык ташхилаты"). На скамье подсудимых оказались граждане КНР Мухаммад Тохтонияз и Аблемит Керим, гражданин Узбекистана Отабек Ахадов и гражданин Турции Касарджи Джалал Махмуд. Наряду с другими преступлениями они убили председателя Общества уйгуров Кыргызстана Нигмата Базакова, отказавшегося финансировать их деятельность, и похитили китайского бизнесмена (с целью получения выкупа).

Эти факты свидетельствуют, что, пока мировая общественность ищет способы объединить усилия для борьбы против новых угроз глобальной безопасности, интернациональные группы террористов слаженно проводят совместные акции, в том числе добывают средства для финансирования своих вылазок.

Инвестирование в законный бизнес

Значительные прибыли, полученные преступными методами, отмываются окольными путями и в конечном счете включаются в легальный торгово-экономический оборот. Для этого террористы создают фирмы "прикрытия"; специальные перевалочные пункты (под видом различных агентств и благотворительных организаций), собственные (или контролируемые ими) финансово-кредитные и коммерческие организации (банки, фирмы, фонды, страховые общества и т.д.). Кроме того, инвестирование в законный бизнес террористические организации проводят, используя некоммерческие благотворительные организации.

При этом используются следующие основные каналы:

  • сеть финансово-кредитных структур, с помощью которых деньги переводят подставным лицам или организациям (основные силы и средства борьбы с финансированием терроризма сосредоточены именно на этом канале, а рекомендации Международной комиссии по борьбе с отмыванием денег (FATF)29 нацелены на него); системы исламских банков, распространенных практически по всему миру;

  • нетрадиционные финансовые операции (в том числе с помощью подпольных "банкиров": структура действует на "джентльменских условиях" — переданные "банкиру" средства поступают указанному им лицу); небанковские операции — перевод средств через туристические агентства; работа с финансовыми посредниками (адвокатами, нотариусами), перевод денег по Интернету; перевозка наличной валюты специальными курьерами; обмен наличных через обменные бюро (по данным специалистов Великобритании, порядка 4 млрд фунтов стерлингов ежегодно).

Современные террористы используют следующие государства и территории, где расположены центры легализации их незаконных финансовых средств: Вануату, Гонконг, Западная Самоа, Камбоджа, Науру, Сингапур (Азиатско-Тихоокеанский регион); Замбия, Маврикий (Африка); Великобритания, Гибралтар, Кипр, Украина, Швейцария и остров Мэн, расположенный в Ирландском море (Европа); Антигуа и Барбуда, Аруба, Багамские острова, Британские Виргинские острова, Доминика, Каймановы острова, Нидерландские Антильские острова (Карибский бассейн); США (Северная Америка); Объединенные Арабские Эмираты (Юго-Западная Азия); Аргентина, Венесуэла, Панама, Чили, Эквадор (Южная Америка).

В число стран и территорий, не сотрудничающих с FATF в сфере противодействия легализации преступных доходов и финансированию терроризма, вошли Украина, Египет, Гватемала, Индонезия, Мьянма, Науру, Нигерия и Филиппины.

Борьба с финансированием терроризма

Масштабность и жестокость современного терроризма обусловили необходимость создания международной системы противодействия этой угрозе. А борьба с ее финансированием — одна из важнейших проблем, требующих срочного разрешения, к тому же она не менее сложна, чем борьба против самого терроризма.

Во-первых, в большинстве случаев для организации и совершения терактов, по сравнению с другими видами международной преступной деятельности, не требуется больших финансовых средств. Специалисты считают, что на подготовку терактов 11 сентября было затрачено 500 тыс. долл. Однако в среднем расходы на один теракт не превышают 10 тыс. долл., что затрудняет их выявление. Во-вторых, чрезвычайно сложно отследить потоки денежных средств, направляемых на эти цели. В-третьих, у новых независимых стран нет опыта в отслеживании "перекачки" денег по разным каналам.

Тем не менее стратегия антитеррора, в том числе и борьбы с финансированием терроризма, практически выработана. На саммите "большой семерки" и России (Лион, июль 1996 г.) был принят пакет мер из 40 рекомендаций. В этом пакете содержатся конкретные предложения по четырем основным направлениям: отказ в предоставлении убежища; лишение преступников и террористов необходимых ресурсов (страны должны обмениваться информацией о борьбе с отмыванием денег); защита национальных границ (речь идет об усилении борьбы с организациями, занимающимися незаконной торговлей оружием и контрабандной перевозкой людей); выявление и профилактика преступлений, в том числе террористических актов, совершаемых с применением передовых технологий30.

В Итоговом документе совещания министров, ответственных за борьбу с терроризмом в странах "восьмерки" (Париж, 30 июля 1996 г.), рекомендовано принять меры по борьбе с финансированием террористической деятельности, предусматривающие:

  • предотвращение и пресечение с использованием внутригосударственных средств финансирования (прямого и косвенного) террористов и их организаций через структуры, имеющие благотворительные, социальные и культурные цели или заявляющие о таких целях, или те, которые при этом вовлечены в незаконную деятельность — незаконный оборот оружия, оборот наркотиков или вымогательство. Эти внутригосударственные средства могут включать, когда это предусмотрено, мониторинг и контроль над денежными переводами и процедурой раскрытия банковской тайны;

  • усиление обмена информацией о международном движении финансовых средств, направляемых из одной страны (или получаемых в другой стране) и предназначенных для лиц, организаций или групп, подозреваемых в том, что они осуществляют или поддерживают террористические операции;

  • принятие мер регулирующего характера, когда это целесообразно, для предотвращения переводов денежных средств, в отношении которых есть подозрения, что они предназначены террористическим организациям, не препятствуя при этом законной свободе движения капитала31.

К тому же соответствующие меры предпринимаются и со стороны международного сообщества. Так, Европейский союз спонсировал конференцию по проблеме финансирования терроризма (Люксембург, 1997 г.) и аналогичный семинар в Вене (1998 г.). На Лондонской конференции по терроризму (7—8 декабря 1998 г.) сформулированы принципы государств "Группы восьми", включающие и план действий. Он предусматривает "обеспечение того, чтобы все органы, участвующие в борьбе с финансированием терроризма, сотрудничали и обменивались информацией друг с другом", и другие конкретные меры. В декларации Второй межамериканской конференции по терроризму, принятой в 1998 году в Мар-дель-Плата (Аргентина), содержатся рекомендации странам-членам Организации американских государств (ОАГ) по сдерживанию финансирования терроризма.

Поиск эффективных форм сотрудничества привел к созданию Международной конвенции ООН о борьбе с финансированием терроризма (принята резолюцией 54/109 Генеральной Ассамблеи 9 декабря 1999 г.). Согласно статье 8-й этого документа, "каждое государство принимает в соответствии с принципами своего внутреннего права необходимые меры, чтобы определить, обнаружить, заблокировать или арестовать любые средства, используемые или выделенные в целях совершения преступлений, входящих в сферу действия Конвенции, а также средства, полученные в результате таких преступлений, для целей возможной конфискации".

Эта конвенция определяет, как нужно вести себя в отношении коммерческих предприятий, средства которых могут использоваться для поддержки терроризма. В ней также сказано о мерах, необходимых в отношении поддерживающих терроризм. Все деньги, которые проходят через территории государств, подписавших конвенцию, должны быть тщательно отслежены. Суммы, конфискованные в соответствии со статьей 8, должны использоваться для компенсации последствий террористических актов.

Международные организации, в частности ОБСЕ и ООН, принимают меры по изучению в странах Центральной Азии проблемы "отмывания" денег, используемых для финансирования деятельности террористических организаций, а также по разработке правовых и административных механизмов борьбы с ними. Например, с 10 по 12 октября 2003 года в Душанбе проходил семинар по техническим и законодательным аспектам борьбы с "отмыванием" денег и вопросам, связанным с финансированием терроризма, инициатором которого выступили Центр ОБСЕ в Душанбе, Управление ООН по контролю над наркотиками и предупреждению преступности (УКНПП) и Генеральная прокуратура Таджикистана. А 14 октября 2003 года в Ташкенте под эгидой ОБСЕ, УКНПП и Центрального банка Узбекистана было проведено консультативное совещание по борьбе с "отмыванием" денег и финансированием терроризма. В ходе его работы представители ОБСЕ подчеркнули, что в этой сфере главная проблема стран Центральной Азии — отсутствие четкой законодательной базы для борьбы с данными видами преступлений, а также выразили готовность оказывать Узбекистану необходимое содействие по этим вопросам.

В чем же причина того, что международному сообществу не удается эффективно противостоять финансированию терроризма? Во-первых, еще не преодолено известное со времен "холодной войны" утверждение: "для одного — террорист, а для другого — борец за свободу". Так, Россия называет террористом и требует экстрадиции того или иного человека, а другие страны считают его представителем национально-освободительного движения и отказывают в этом. Во-вторых, одна из основных причин низкой эффективности поиска связи разных фондов с террористами — недостаточно высокий уровень сотрудничества и взаимодействия между странами, борющимися против терроризма, в том числе и в сфере перекрытия финансовых потоков его поддержки. (Это основное препятствие для международного сотрудничества.) В-третьих, устарели методы финансового контроля над отмыванием денег, полученных криминальным путем. К тому же борьбу следует вести не только с терроризмом, но и с сопровождающими его видами организованной преступности: наркобизнесом, контрабандой оружия, нелегальной миграцией и т.д.

Война с этим злом требует больших финансовых средств. Чем больше государство или антитеррористическая коалиция тратит денег на антитеррористическую войну, тем борьба будет успешнее. Здесь уместно привести высказывание китайского мыслителя Сунь-цзы, который еще в пятом веке до н. э. сказал: "…жалеть титулы, награды, деньги и не знать положения противника — это верх негуманности. Тот, кто это жалеет, не полководец для людей, не помощник своему государю, не хозяин победы"32.

Когда речь заходит о борьбе с этим злом, общественность надеется, что специалисты найдут универсальный способ, "волшебный рецепт" его искоренения, однако это практически невозможно. Необходимо создать международный механизм, способный в мировой монетарной системе надежно отслеживать и перекрывать все каналы финансирования международного терроризма, политического и религиозного экстремизма. Нельзя ограничиваться лишь публикациями списков таких организаций и наиболее опасных преступников, необходимы соответствующие санкции против стран-спонсоров и укрывателей террористов.

Мировое сообщество должно повернуться лицом к проблемам бедности и нищеты, в первую очередь разорвать порочный круг несправедливости. Как сказал К. Либкнехт, "всякая несправедливость действует развращающе на обе стороны: развращается и тот, кто терпит несправедливость, и тот, кто несправедливость совершает".

Необходимо выявлять корни социально-экономического и политического неравенства, создающего благоприятную среду для восприимчивости экстремистских идеологий. Без реформирования сложившегося веками и ставшего привычным уклада "богатый Север — бедный Юг" маргиналы будут постоянной социальной базой, питающей терроризм и другие проявления экстремизма.


1 Бельков О.А. Международный терроризм — слова и смыслы // Власть, 2002, № 2. С. 24.
2 См.: Аналитическая справка АТЦ СНГ за октябрь 2003 года.
3 См.: Washington ProFile, 19 сентября 2003.
4 Террористическим силам "Восточного Туркестана" не уйти от ответственности за преступления // Пресс-канцелярия Госсовета КНР. Пекин, 21 января 2002. С. 22.
5 [http://usinfo.state.gov/].
6 Руа О. Военная цель достигнута? Бен Ладен приближает кончину движения "Талибан" // Internationale Politik, декабрь 2001, № 12. С. 96.
7 См.: Шрём О. Под тенью шакала. Карлос и зачинатели международного терроризма. Бишкек: Ай-Эркин, 2002. С. 207—208.
8 См.: Internationale Politik, март 2002, № 3. С. 67.
9 См.: Комсомольская правда, 27 июня 2000.
10 См.: Клыч Cаид Бурхониддин. Исламское движение Узбекистана: хроника преступлений [www.stability.uz].
11 См.: Слово Кыргызстана, 10 июня 1999.
12 Правда, 28 июля 2000.
13 [http://news.findlaw.com/cnn/docs/terrorism/burnettba81502cmp.pdf].
14 См.: Независимая газета, 5 сентября 2003.
15 Радио "Азаттык", 8 июня 2001.
16 Жаккар Р. Именем Усамы бен Ладена. Секретное досье на террориста, которого разыскивает весь мир. М.: ОЛМА ПРЕСС, 2002. С. 226.
17 См.: Восток/Запад: Региональные подсистемы и региональные проблемы международных отношений. Уч. пособ. / Под ред. А.Д. Данилевского. М.: МГИМО (У); "Российская политическая энциклопедия" (РОССПЭН), 2002. С. 276.
18 Жаккар Р. Указ. соч. С. 230.
19 См.: Бажанов С. Закупают оружие на средства от кражи картин // Новости разведки и контрразведки, 2002, № 5—6 (165).
20 См.: Спирин Ю. Жертва чужого компромисса // Известия, 29 августа 2003.
21 См.: Содействие стабильности в Центральной Азии // Труды международной конференции 15—19 мая 2000 г. Ташкент, 2000. С. 39.
22 См.: Комсомольская правда, 5 октября 1999.
23 См.: Хасбулатов Р. Я выкупил в Чечне брата за 100 тыс. долл. // КП, 25 февраля 1998.
24 Выступление А. Шмид. Материалы международной научно-практической конференции 18—19 апреля 2001 года. "Международный терроризм: истоки и противодействие" // Под ред. Е.С. Строева, Н.П. Патрушева. Секретариат МПА государств-участников СНГ. 2001. С. 54.
25 См.: Омуралиев Н., Элебаева А. Баткенские события в Кыргызстане // Центральная Азия и Кавказ, 2000, № 1 (7). С. 25.
26 См.: Дело №, 8 декабря 1999.
27 См.: Киллеры джихада // Вечерний Бишкек, 4 января 2002.
28 ИТАР-ТАСС, 21 июля 1999.
29 FATF была учреждена в 1989 году "семеркой", в которую входили ведущие индустриальные державы (США, Япония, Германия, Великобритания, Франция, Италия) и Европейская комиссия. В настоящее время членами FATF являются 31 страна и две международные организации.
30 См.: Шейффер Дж. Страны "большой семерки" принимают пакет мер по борьбе с преступностью и терроризмом // ERF20 4 7 USIA Wireless File. 3 July 1996. P. 5—6.
31 См.: Коммюнике министров стран "Группы восьми". Париж, 1996.
32 Конрад Н.И. Избранные труды. М., 1977. С. 44.

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL