СОТРУДНИЧЕСТВО КАЗАХСТАНА И РОССИИ В РАМКАХ ДОГОВОРА О КОЛЛЕКТИВНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Куралай БАЙЗАКОВА


Куралай Байзакова, кандидат исторических наук, завкафедрой международных отношений и внешней политики Республики Казахстан Казахского национального университета им. Аль-Фараби (Алматы, Казахстан)


В новом мировом порядке, возникшем после распада СССР, постсоветское пространство трансформировалось в новое геополитическое и геостратегическое поле, где современная геополитическая обстановка характеризуется принципиальными изменениями, произошедшими в мировом сообществе с окончанием блокового противостояния и становлением новой системы международных отношений. Снижена угроза развязывания мировой войны, применения ядерного и других видов оружия массового поражения, последовательно развивается тенденция формирования многополярного мира, достигнуты серьезные сдвиги в области контроля над вооружениями, в укреплении стабильности и безопасности в мире.

В то же время глобальные изменения обуславливают появление противоречивых факторов. С одной стороны, мировое сообщество предпринимает конкретные меры по расширению сотрудничества, мирному решению спорных вопросов, ограничению гонки вооружения, выступает против распространения ядерного оружия; с другой — возникают новые риски и угрозы безопасности.

Для стран СНГ определись в целом одинаковые (или схожие) основные вызовы: международный терроризм, религиозный экстремизм, наркобизнес, для борьбы с которыми государства Содружества стремятся объединить усилия в целях обеспечения региональной безопасности. Первой попыткой создать такой механизм, который покрывал бы все постсоветское пространство, стал Договор о коллективной безопасности (ДКБ), подписанный 15 мая 1992 года рядом государств СНГ1.

Согласно этому документу, стороны обязались согласовывать свои позиции в данной сфере. Так, в статье 4-й зафиксировано, что агрессию против одной из сторон Договора члены структуры должны рассматривать как агрессию против всех участников ДКБ. А статья 1-я предусматривает, что государства-члены этой организации обязуются не вступать в военные союзы, направленные против других стран, подписавших данный документ. В то же время Договор позволяет его участникам вступать в системы коллективной безопасности в Европе и Азии, а статья 10-я оставляет открытой возможность для присоединения к Договору других государств2.

ДКБ изначально носит лишь политический и открытый характер, не направлен на создание военного блока. Он стал основой для качественно нового решения проблем безопасности государств-участников главным образом мирными средствами, а также для объединения усилий по формированию принципиально новой системы безопасности.

Подписание этого документа — осознанный шаг ряда вновь возникших на постсоветском пространстве независимых суверенных государств, свидетельствующий об их стремлении к наиболее эффективному обеспечению своей национальной безопасности в новых геополитических условиях. Договор имеет особое значение сегодня, когда силовой фактор не утратил значение, а лишь изменил свою направленность.

На этапе становления новых независимых стран ДКБ гарантировал им необходимые внешние условия для независимого государственного строительства, проведения демократических и социально-экономических реформ, содействовал созданию национальных вооруженных сил и укреплению обороноспособности.

Как отмечает известный казахстанский дипломат Т. Мансуров, "все дальнейшее развитие международной обстановки показало, что хотя опасность широкомасштабных региональных и, тем более, глобальных конфликтов существенно уменьшилась, но еще сохраняются очаги напряженности, в том числе и в пограничных с Содружеством регионах"3.

Участие в данном договоре соответствует Концепции национальной безопасности Казахстана. В законе о Национальной безопасности, принятом 26 июня 1998 года, указывается, что в целях получения международных гарантий национальной безопасности Республика Казахстан участвует в обеспечении международной безопасности, составной частью которой является национальная безопасность Казахстана.

По мнению руководства страны, членство в этом объединении очень важно для нашей республики, так как она находится в очень нестабильном и конфликтогенном регионе. Как считают казахстанские дипломаты, "непосредственной угрозы Казахстану нет. Мы принимаем превентивные меры, с тем чтобы наши государства не были застигнуты врасплох"4.

Казахстан изначально один из инициаторов создания Договора о коллективной безопасности. Это входило в общую политику многовекторности, проводимую руководством республики во внешней сфере. Подписание ДКБ должно было прежде всего подготовить почву для создания единого оборонного пространства государств СНГ. Президент Казахстана Н. Назарбаев высказал следующее мнение: "Понятие единого оборонного пространства не нашло отражения ни в ДКБ, ни в Концепции военной безопасности. Вместе с тем без признания единого оборонного пространства практически нельзя планировать военное строительство и развитие Объединенных вооруженных сил, подготовку национальных вооруженных сил, образование военно-стратегических районов. Становятся невозможными разработка совместных оперативных планов, создание стратегических резервов и многое, многое другое. Поэтому можно считать, что идея создания единого оборонного пространства служит дополнением к Договору о коллективной безопасности…"5.

К концу 1999 года сложилась ситуация, которая потребовала изменить подходы к формированию системы региональной безопасности. При этом главным фактором послужило изменение характера угроз. Если до 1999 года безопасность в регионе понималась исключительно как обеспечение защиты от внешней агрессии (основная опасность — конфликты в Таджикистане и Афганистане), то в настоящее время на первый план вышла угроза терроризма.

В таких условиях государства-участники Договора, особенно Россия, предпринимают шаги для сохранения ДКБ и придания ему нового импульса. Безусловно, по военно-политическим параметрам РФ — наиболее сильное государство на постсоветском пространстве, определяющую роль которого в регионе признают сегодня и страны Центральной Азии. И поэтому практически все они, в том числе Казахстан, в деле защиты своих национальных интересов и обеспечения безопасности тесно связаны с Россией в военной области как двусторонними, так и многосторонними договорами и соглашениями.

Как и в Казахстане, в России вопрос обеспечения безопасности государства — один из главных для руководства страны. Именно национальной и военной безопасности уделяет огромное внимание президент Российской Федерации В. Путин, при котором приняты последняя Концепция национальной безопасности и Военная доктрина государства6. Указанные документы реально отражают новую политику РФ этом направлении. В Концепции национальная безопасность определяется как безопасность ее многонационального народа, носителя суверенитета и единственного источника власти в стране.

С первых дней своей независимости Казахстан в качестве основного своего союзника видел Россию, а ее нынешнее руководство заметно изменило политику Москвы в Центральной Азии. Действия РФ стали более активными и, может быть, даже более жесткими, что подвигло большинство государств региона вновь поставить во главу угла свои отношения с северным соседом. Геополитические факторы послужили основой сближения Казахстана и России, причиной развития и углубления их двустороннего сотрудничества, особенно в военно-политической области. Формирующаяся глобальная система не будет жизнеспособна, если она не учитывает национальные интересы, не построена на взаимодействии государств.

Важным механизмом участия России в центральноазиатских процессах остается Договор о коллективной безопасности государств СНГ, который в данном случае Москва может использовать и для укрепления своего влияния в регионе. Вместе с тем и Центральная Азия играет важную роль в обеспечении национальной и военной безопасности РФ. На протяжении длительного времени Россия тесно связана со странами региона и рассматривает его как зону своих жизненно важных интересов. Во-первых, государства Центральной Азии граничат с Россией, и для нее важно сохранять с ними дружественные отношения. Во-вторых, у России и стран региона имеются общие интересы, прежде всего в сфере борьбы с международным терроризмом, исламским экстремизмом, наркомафией и транспортировкой наркотиков7. Наряду с этим следует отметить, что РФ стремится сохранить свое влияние на Каспии, проявляет интерес к региону и как к территории, где проживают русскоязычные граждане.

Среди основных угроз для Москвы, в определенной мере затрагивающих и интересы Астаны, в Концепции названы "возможность появления в непосредственной близости от российских границ иностранных военных баз и крупных воинских контингентов; ослабление интеграционных процессов в СНГ; возникновение и эскалация конфликтов вблизи государственной границы Российской Федерации и внешних границ государств-участников СНГ; притязания на территорию Российской Федерации"8.

Центральная Азия служит для России своеобразным "буфером" для защиты ее южных границ от проникновения прежде всего исламского религиозного экстремизма и терроризма. Поэтому военный аспект взаимоотношений РФ с государствами региона играет ключевую роль. Предложение лидеров его стран относительно присоединения России к их оборонному союзу — следствие того, что данные государства все еще зависят от Москвы. А ее активное участие в системе коллективной безопасности этих стран говорит об особых интересах России в регионе, в том числе в части сохранения безопасности своих южных границ. Москва уверена, что по многим стратегическим, политическим, экономическим, военным и иным параметрам государства Центральной Азии еще долго будут привязаны к ней, а зачастую и зависимы от нее9.

Вместе с тем "военное сотрудничество стран СНГ в силу объективных обстоятельств развивается неравномерно. Нереализованной остается идея создания системы коллективной безопасности в масштабах всего СНГ"10. Сказывается и то, что новые субъекты международных отношений неизбежно должны были пройти через этап национально-государственного самоутверждения с присущей ему своего рода "гипертрофией суверенитета". Это, естественно, не могло не осложнять процесс налаживания многостороннего сотрудничества. Поиск государствами СНГ собственного места в мире порождал расхождения и в подходах к вопросам безопасности, многим региональным и глобальным проблемам. Военное сотрудничество России с Центральноазиатскими государствами в основном соответствовало их возможностям и далеко не во всем совпадающим интересам. К концу 1990-х годов, по сути, произошел раскол постсоветского пространства безопасности, что сказалось, в частности, на центральноазиатском пространстве, где, с одной стороны, действуют структуры с преимущественной ориентацией на Россию, с другой — объединения, стремящиеся к созданию условий для паритетного взаимодействия с западной системой безопасности.

Оценивая роль СНГ и ДКБ, Н. Назарбаев писал, что, "к сожалению, СНГ далеко не в полной мере оправдало возлагавшиеся на него надежды. Создав эту интеграционную структуру, мы не сумели создать систему ответственности за ее судьбу, адекватно учитывающую как реальные изменения интересов государств-участников, так и динамику развития всего постсоветского пространства. Это стало основной причиной того, что многие ранее выдвигавшиеся в рамках Содружества конструктивные предложения не были реализованы"11.

И все же официальная позиция казахстанской стороны в отношении ДКБ сводится к тому, что эта система коллективной безопасности, несмотря на все проблемы и трудности, является реальной базой для формирования системы региональной безопасности и необходимо предпринять дальнейшие меры по повышению эффективности данного объединения12.

Очевидно, что единственная прочная основа многостороннего сотрудничества — совпадение интересов. В настоящее время, когда национально-государственные приоритеты постсоветских стран в основном определились, вырисовываются принципиальные области их совпадения. Так, подписанные за последнее время в рамках ДКБ документы позволили приступить к созданию региональных систем коллективной безопасности на основных стратегических направлениях — восточноевропейском, центральноазиатском, кавказском. Большое значение имеют принятые государствами-участниками ДКБ в Бишкеке (октябрь 2000 года) и Ереване (май 2001 года) решения по формированию и функционированию Коллективных сил быстрого развертывания (КСБР) Центральноазиатского региона коллективной безопасности, которые, в частности, предназначены для использования в контртеррористических операциях. Определен порядок принятия совместных решений на применение сил и средств системы коллективной безопасности. Заложена необходимая правовая основа для временного пребывания воинских формирований государств-участников Договора на территориях друг друга.

Президент России Владимир Путин заявил, что Договор наполняется новым содержанием и все участники ДКБ, без всякого сомнения и исключения, заинтересованы в объединении усилий для борьбы с терроризмом и экстремизмом любой формы, прежде всего с религиозным экстремизмом.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев высоко оценил факт создания КСБР в регионе. Он отметил, что сессия Совета коллективной безопасности в Ереване является прорывом, поскольку приняты три важных документа: о создании сил, о формировании данной структуры, об организации управления этими силами.

Одним из главных итогов юбилейного саммита государств-участников ДКБ, прошедшего в мае 2002 года в Москве, стало решение о преобразовании этой структуры в Организацию договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

В силу своего геополитического положения государства СНГ оказались на переднем крае борьбы с международным терроризмом, экстремизмом и наркомафией, бросившими вызов всему мировому сообществу. Усложнение военно-политической обстановки, что обусловлено увеличением военного потенциала иностранных государств почти по всему периметру СНГ, не уменьшающееся количество вооруженных конфликтов в мире, интенсивное распространение терроризма и рост наркотической агрессии ставят государства Содружества перед императивом налаживания более активного взаимодействия не только для эффективного обеспечения национальной и коллективной безопасности с опорой на много- и двусторонние соглашения, но и для усиления координации своей деятельности на международной арене. Здесь следует констатировать наиболее быстрое продвижение в формате ОДКБ.

Таким образом, наряду с мероприятиями на двусторонней основе, для борьбы с проявлениями в Центральной Азии международного терроризма, религиозного экстремизма, наркобизнеса, незаконного оборота оружия и нелегальной миграции, на первый план должна выйти политика, направленная на создание перспективных региональных и межрегиональных систем безопасности. Поддержание мира и стабильности на пространстве СНГ — необходимая предпосылка социально-экономического и политического развития каждого государства Содружества.

События, произошедшие после 1991 года, продемонстрировали, что государства Центральной Азии не имеют достаточного запаса прочности и не располагают ресурсами, необходимыми для поддержания стабильности на региональном уровне. Главный урок этого периода состоит в том, что развитие многостороннего сотрудничества в СНГ не противоречит процессам укрепления суверенитета новых независимых государств. Очевидно также, что содержательное многостороннее взаимодействие невозможно без опоры на развитие сотрудничества в двусторонних форматах. Наконец, выявилась важность создания эффективных механизмов практической реализации многостороннего сотрудничества. Предстоит совершенствовать внешнеполитическое взаимодействие в рамках ОДКБ с перспективой превращения ее в региональную организацию коллективной безопасности.

Поскольку в условиях глобализации все большее значение приобретает региональный уровень обеспечения безопасности, усиливается необходимость укрепления сотрудничества как между странами Центральной Азии, так и с их внешним окружением. Политическая, военная, а во многом и экономическая стабильность в регионе поддерживается за счет внешних факторов. В роли основных внешних стабилизаторов выступали Россия, Запад и Китай. Глобальные политические игроки пытаются закрепиться в регионе, создавая свои структуры. Так, если ОДКБ — связующее звено Центральной Азии с Россией, то программа "Партнерство ради мира" — связующее звено региона с США.

Сильнейшие игроки, действующие в ЦА, прежде всего США, сегодня пытаются осуществить свои стратегически интересы с помощью "силы своего притяжения", используя разные рычаги: финансовые, идеологические (демократизация и права человека), военно-политические (совместные военные программы и учения), сугубо военные (борьба с терроризмом). Если до 2001 года сложился своеобразный баланс между интересами России, Китая и США, при котором российское присутствие в регионе обеспечивалось, прежде всего, военно-политическим сотрудничеством13, то в настоящее время здесь усиливается военно-политическое присутствие США. В связи с этим Россия стоит перед необходимостью переосмысления своего военно-политического сотрудничества с государствами Центральной Азии. Необходимо вырабатывать индивидуальный подход к каждой из стран. В этом отношении прочное двустороннее военно-политическое сотрудничество России и Казахстана могло бы стать основой для нового уровня двусторонних и многосторонних отношений в рамках ОДКБ.


1 См.: Договор о коллективной безопасности. В кн.: Сборник документов по международному праву. Алматы, 1998.
2 Там же.
3 Мансуров Т.А. Казахстанско-российские отношения в эпоху перемен. 1991—2001. М., 2001. С. 523.
4 Идрисов Е.А. Внешняя политика в условиях глобализации. В кн.: Казахстан и мировое сообщество. Сборник статей. Алматы, 2000. С. 4—17.
5 Назарбаев Н.А. Стратегия вечной дружбы. Казахстан — Россия. М., 2000. С. 246.
6 См.: Концепция национальной безопасности Российской Федерации [http://www.scrf.gov.ru/documents/decree/2000/24-1.html].
7 Интервью с Секретарем Совета Безопасности Российской Федерации С. Ивановым. Деятельность системы "Эшелон" нарушает права граждан России // Независимое военное обозрение, 9 июня 2000.
8 Концепция национальной безопасности Российской Федерации.
9 См.: Разов С. В новой Центральной Азии // Международная жизнь, 1997, № 3. С. 37.
10 Мерзляков Ю.Н. СНГ — опыт 11-летнего сотрудничества // Европейский диалог, 2002, № 4.
11 Назарбаев Н.А. Указ. соч. С. 282.
12 См.: Ашимбаев М.С. К проблеме формирования системы региональной безопасности // Analytic — Аналитическое обозрение, 2001, № 1. С. 8.
13 См.: Analytic — Аналитическое обозрение, 2002, № 2. С. 5.

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL