ЭКОНОМИКА РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН В ПРЕДДВЕРИИ НОВОГО ЭТАПА РЕФОРМ

Владимир АЛИЕВ


Владимир Алиев, доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой менеджмента Дагестанского государственного университета (Махачкала, Россия)


Начало ХХI века для дагестанской экономики, как, впрочем, и для российской, ознаменовалось приостановкой спада, общей стабилизацией и начавшимся ростом большинства макроэкономических показателей. Тем не менее, прежде чем начать разговор о возможных путях экономического подъема, необходимо оценить сложившиеся стартовые условия, с которых начинается новый этап экономического и социального развития республики.

За 10 лет рыночных реформ объем промышленного производства в Дагестане сократился в 4,5 раза, в том числе в машиностроении — в 1,52 раза, в пищевой промышленности — в 5,1 раза, в легкой — в 11,6 раза, в сельском хозяйстве — в 2,5 раза. Последнее десятилетие ХХ века завершилось глубоким обвалом экономики республики и беспрецедентным падением уровня жизни подавляющего большинства ее населения. Это было обусловлено, прежде всего, институциональной неприспособленностью государственной экономики республики к рыночным условиям хозяйствования, ее структурным несовершенством, неблагоприятными геополитическими условиями, возникшими после распада СССР. Оказалось, что промышленность и сельское хозяйство республики менее развиты, менее самостоятельны и более социализированы, чем в других субъектах Федерации.

Кроме того, Дагестан оказался регионом, с одной стороны, близко расположенным к "горячим точкам" Кавказа, с другой — значительно удаленным от зон реального и потенциального экономического роста в России. Заметную роль сыграли и внутренние причины — в частности, значительная неоднородность размещения производительных сил. Весь производственный потенциал республики сосредоточен на равнинной и в предгорной зонах. В горной же части нет достаточно развитых промышленных и аграрных предприятий, которые могли бы обеспечить здесь самостоятельное выживание в условиях рынка. Для этой территории характерно натуральное хозяйство, слаборазвитая производственная и социальная инфраструктура, суровые климатические условия, особенно в зимний период. Бросить эти районы в рынок без соответствующей экономической и социальной поддержки — значило бы поставить их на грань вымирания.

Неодинаковые условия экономической жизнедеятельности во многом определяют различие в "экономической ментальности" горских народов, что вызывает необходимость выработать особую тактику внедрения рыночных отношений. Сейчас уже очевидно, что отказ от мероприятий, облегчающих переход от плановой экономики к рыночной, — одна из наиболее значимых причин, обусловивших резкий спад хозяйственной активности в 1990-е годы.

Специфические особенности развития определили и повышенную уязвимость промышленного организма к радикальным реформам, что проявилось не только в экономике, но и во внутриполитической сфере. Крайне болезненно повлиял на Дагестан и распад Советского Союза. Из внутренней территории СССР наша республика превратилась в порубежный российский ареал, оказавшийся в эпицентре жесткого геополитического давления со стороны некоторых сопредельных стран, да и других государств, преследующих на Северном Кавказе свои интересы. Вместе с тем надежды, возлагавшиеся на интенсификацию экономического развития республики за счет обретения ею статуса "ворот" России в страны Среднего Востока и Южной Азии, до сих пор не реализованы. Наоборот, разрыв производственных связей российских хозяйствующих субъектов с предприятиями закавказских республик привел к резкому снижению объемов грузоперевозок по территории Дагестана, а впоследствии во многом определил реальное уменьшение его "транспортной доступности" по отношению к другим регионам страны. Ситуация в этой сфере еще больше обострилась с развитием чеченского конфликта. Фактически можно было говорить о транспортной блокаде республики, что не могло не отразиться на режиме производственной деятельности ее предприятий, на межрегиональном экономическом обмене, в конечном счете на ее общем социально-экономическом положении.

Перечисленные факторы предопределили резкое ухудшение экономического имиджа региона и снижение его инвестиционной привлекательности. В результате этого Дагестан лишился значительной части финансовых вливаний в экономику, что в немалой степени привело к ее длительной стагнации. По большинству ключевых показателей развития экономики и социальной сферы в 1990-е годы имело место превышение критических параметров, принятых в мировой практике, и возник ряд крайне негативных тенденций (см. табл. 1).

Таблица 1

Соотношение предельно критических и реальных показателей развития республики (показатели 2000 г.)

Экономика

Предельно-критические показатели

Показатели по Дагестану

1

Уровень падения промышленного производства

30—40%

77,7%

2

Доля товаров, ввозимых из других регионов и стран

30%

77%

3

Доля в экспорте продукции обрабатывающей промышленности

45%

12%

4

Доля в экспорте высокотехнологичной продукции

10—15%

1,5%

5

Доля трансфертов и субсидий в региональном бюджете

30—40%

87,7%

Социальная сфера

   

6

Доля населения, живущего за чертой бедности

10%

43,1%

7

Соотношение минимальной и средней заработной платы

1:3

1:8

8

Уровень безработицы (с учетом скрытой безработицы)

8—10%

20,1

9

Расходы на природоохранные мероприятия, в % к ВРП

5%

0,009%

Согласно имеющимся расчетам, исходя из ситуации на конец 1990-х годов, для достижения среднероссийского душевого уровня валового регионального продукта (ВРП) при его ежегодном темпе роста в 3% республике потребуется 54 года (если среднегодовые темпы роста дагестанской экономики составят 6%); 33 года — при темпах в 8% и 24 года — при темпах 10%. Если же темпы прироста душевого среднероссийского ВРП составят 5%, то эти значения увеличатся соответственно до 116, 55 и 33 лет, а другим республикам Южного федерального округа для достижения указанных целей потребуется значительно меньше времени1.

Взлеты и падения валового регионального продукта

В последние годы в целом по России и в регионах внедряется система расчетов ряда макропоказателей количественной оценки экономической деятельности. Применительно к регионам эта система включает в себя:

  • показатель валового регионального продукта, характеризующий результат производственной деятельности экономических единиц-резидентов за определенный период;

  • показатель фактического конечного потребления домашних хозяйств, отражающий конечное использование товаров и услуг. При этом учитывается, что домашние хозяйства потребляют товары и услуги за счет собственных доходов, а нерыночные услуги (здравоохранение, образование, культура и т. д.), передаваемые в виде трансфертов в натуральной форме, за счет государства и некоммерческих организаций. Данный показатель важен для анализа уровня благосостояния и уровня жизни населения региона;

  • показатель валового накопления, отражающий изменение нефинансовых активов (основного капитала, запасов материальных оборотных средств, ценностей), в процессе производства;

  • показатель счета образования доходов (оплата труда наемных работников, чистые налоги на производство, валовая прибыль экономики и валовые смешанные доходы), отражающий выплату и получение первичных доходов институциональными единицами-резидентами, непосредственно участвующими в производстве товаров и услуг.

Все перечисленные показатели выполняют функции важных индикаторов социально-экономического развития, а их сопоставление в расчете на душу населения по различным регионам позволяет получить сравнительную характеристику состояния экономики данного региона. Однако центральное место занимает показатель ВРП, характеризующий конечный результат производственной деятельности в регионе в виде валовой стоимости всех продуктов и услуг (в т.ч. нематериальных) в заданном календарном периоде за вычетом стоимости их промежуточного потребления.

Подчеркнем, что по своему экономическому содержанию валовой региональный продукт — региональный аналог показателя валового внутреннего продукта, который в свою очередь "выражает совокупную стоимость конечных товаров и услуг, произведенных на территории данной страны в рыночных ценах. По своей натурально-вещественной форме ВВП — совокупность предметов и услуг, используемых в течение данного года на потребление и накопление"2.

В условиях открытости административных границ и информационных ограничений межрегиональный обмен отражается в региональной статистике далеко не в полной мере, в связи с чем некоторые компоненты ВВП (из-за крайней сложности их определения) не включаются в ВРП. Среди них:

— добавленная стоимость нерыночных коллективных услуг, оказываемых обществу в целом (национальная оборона, федеральное государственное управление, правоохранительная и международная деятельность, охрана окружающей среды, гидрометеорология, картография и геодезия, предупреждение и ликвидация чрезвычайных ситуаций и последствий стихийных бедствий, обслуживание государственного долга, пополнение государственных запасов и резервов, мобилизационная подготовка экономики, проведение выборов и референдумов, финансовая поддержка территорий и т.д.), или услуг, информация по которым отсутствует;

  • добавленная стоимость услуг финансовых посредников (банков, инвестиционных фондов, бирж и т.д.), деятельность которых не ограничена отдельными регионами;

  • добавленная стоимость услуг внешней торговли, рассчитываемая только на федеральном уровне (величина налогов на экспорт и на импорт). Из-за специфики учета этих налогов их общий размер невозможно точно разделить между отдельными регионами.

Данные компоненты ВВП распределяются между регионами пропорционально численности населения в каждом субъекте Федерации. В силу этого пока не представляется возможным достичь баланса между показателями валового внутреннего и валового регионального продукта.

Не вдаваясь в подробности расчета величины ВРП, отметим, что традиционно его оценивают, как правило, по двум методам. По так называемому производственному методу он рассчитывается как разность между суммой выпусков во всех отраслях экономики и суммой промежуточного потребления. Методом конечного использования ВРП рассчитывается как сумма расходов всех экономических секторов на конечное потребление, валового накопления и чистого (за вычетом импорта) экспорта.

В качестве обобщающего макроэкономического показателя валовой региональный продукт можно использовать для определения величины налоговых поступлений в бюджеты всех уровней и основных показателей качества жизни в регионе (доходов, потребления, сбережений), применять при оценке динамики экономического роста, определения колебаний экономической конъюнктуры, реальных изменений в структуре производства. А с помощью других вышеназванных показателей, входящих в систему национальных счетов, можно анализировать динамику производительности труда, эффективность использования экономических ресурсов и иных факторов, воздействующих на эффективность общественного производства. Валовой региональный продукт измеряется в натуральной и в стоимостной форме. Для оценки его величины в стоимостном выражении используются два вида цен: текущие и постоянные.

Пересчет показателя ВРП и его компонентов из текущих (рыночных) цен в постоянные — одна из центральных задач статистики валового регионального продукта, обеспечивающая достоверность и сравнимость результатов, получаемых в разные периоды времени. Это особенно важно в условиях продолжающейся и относительно высокой инфляции, окончательно обуздать которую пока не удается. Наряду с инфляцией необходимо учитывать сложившуюся в разных регионах покупательную способность рубля, что позволяет более точно определять весомость показателя ВРП, приходящегося на душу населения в том или ином субъекте Федерации. Чем выше покупательная способность рубля в данном административном образовании, тем относительно большая масса товаров и услуг приходится в нем на один и тот же объем среднедушевого ВРП.

Здесь же отметим, что в статистике различают номинальный валовой региональный продукт, рассчитанный в текущих ценах, и реальный, представляющий собой физический объем производства товаров и услуг, рассчитанный в ценах предыдущего периода, то есть в постоянных ценах. Если в текущем периоде общий уровень рыночных цен повысился, то реальный объем ВРП будет ниже номинального (если общий уровень рыночных цен снизился, то наоборот). Для перевода валового регионального продукта из текущих цен в постоянные социально-экономическая статистика рекомендует использовать методы дефлятирования (с помощью индексов цен) и экстраполяции показателей базисного периода (с помощью индекса физического объема), а также метод переоценки по элементам затрат.

Целесообразность применения текущих или постоянных цен необходимо определять, исходя из задач проводимых расчетов. Об этом приходится напоминать, так как в практике проведения расчетов часто допускается методическая ошибка, когда динамика изменения валового регионального продукта во времени определяется не в постоянных, а в текущих ценах (без учета влияния инфляции), что существенно искажает расчеты и, как правило, приводит к неверным выводам. Проиллюстрируем это на реальном примере (см. табл. 2).

Таблица 2

Объем и динамика роста номинального валового регионального продукта республики за 1996—2002 годы (в текущих ценах)

 

1996

1997

1998

1999

2000

2001

2002

К 1996 (в разах)

ВРП — всего,

млн руб.,

(до 1998 г. — млрд руб.)

6019,3

8636,1

8494,2

13 243,4

21 327,9

31 507,9

42 560,5

7,07

ВРП на душу

населения, руб.

(до 1998 г. — тыс. руб.)

2925,3

4143,8

4030,5

6 203,9

9 885,0

14 479,7

19 400,0

6,63

Рост ВРП в разах

по отношению

к предыдущему году

1,0

1,43

0,98

1,56

1,61

1,48

1,35

7,03

Как видно из таблицы, за семь прошедших лет номинальный валовой региональный продукт вырос с 6 019,3 млрд неденоминированных рублей до 42 560,5 млн деноминированных, то есть более чем в семь раз, а на душу населения соответственно в 6,6 раза. Если это действительно так, то выходит, что установки президента России В. Путина в ближайшие 10 лет увеличить производство ВВП (ВРП) в два раза легко выполнимы. Но тогда возникает вопрос: зачем главе государства ставить перед страной столь простые задачи? На самом же деле реальное удвоение ВВП (ВРП) за столь короткий период — задача довольно сложная, так как достичь двойного роста нужно не в текущих ценах, которые ежегодно растут как на дрожжах, искусственно завышая стоимость произведенного ВВП, а в постоянных (сопоставимых), скорректированных методом дефлятирования и привязанных к определенному базовому периоду. А это далеко не одно и то же. Чтобы убедиться в этом, рассмотрим таблицу 3, полученную из таблицы 2 путем пересчета ВРП из текущих цен в постоянные. И тогда картина кардинально меняется.

Таблица 3

Динамика реального роста ВРП республики за 1996—2001 годы (в сопоставимых ценах в % к предыдущему году)

 

1996

1997

1998

1999

2000

2001

К 1996 (в разах)

ВРП в %

100

100,9

91,9

104,8

115,0

127,9

138,0

Как видно, динамика роста ВРП в постоянных ценах существенно замедляется, а сам рост уже не столь впечатляющий. Если в текущих ценах ВРП в 2002 году по отношению к 1996-му увеличился в семь раз, то его реальный рост в постоянных ценах за 6 лет оказался всего 1,38 раза. Приведенные данные взяты из официальной статистики и вполне доступны для ознакомления (см. статистический ежегодник "Дагестан-2001"). Но устранение методических огрехов — лишь одно из направлений преодоления разрыва между расчетной и достигнутой величиной ВРП в рассматриваемом календарном периоде. Не менее важное условие объективности и адекватности такой оценки — учет результатов проведенной в 2002 году переписи населения в Дагестане, показавшей существенный прирост его численности, что, в свою очередь, не может не повлиять на уменьшение ВРП, приходящегося на одного человека, и, как следствие, вызвать некоторое снижение уровня жизни дагестанцев.

К другим факторам, влияющим на темпы и величину прироста ВРП, относятся трансферты, дотации, субвенции, поступающие из федерального Центра на восполнение дефицита бюджета республики, играющие существенную роль в его структуре. Федеральная помощь составляет в среднем 80% доходной части консолидированного бюджета Дагестана, то есть 30% от ВРП (в 2001 г. 9 млрд руб., при объеме ВРП в том же году — 31,5 млрд руб.). Рано или поздно эти средства придется замещать путем наращивания объемов выпуска продукции, в результате чего ВРП Дагестана может "похудеть" еще приблизительно на 30%. Так что задача — к 2010 году реально удвоить валовой региональный продукт республики — действительно не имеет простых решений.

Сколько "стоит" удвоение ВРП в текущем десятилетии?

Как мы уже отмечали, удвоение ВВП в России и ВРП в Дагестане не сократит отставание нашей республики в экономическом развитии от среднероссийского уровня. Чтобы уменьшить этот разрыв, нужны более высокие темпы роста республиканского ВРП, нежели темпы роста ВВП в целом по стране. В этой связи за 10 предстоящих лет необходимо, как минимум, обеспечить изначальные условия для функционирования в республике самодостаточной экономики, то есть экономики, дотационность бюджета которой не превышает 40%. Как показывают расчеты, приведенные в коллективной монографии "Перспективы развития дагестанской экономики в ХХI веке", чтобы решить эту задачу, необходимо к 2010 году довести объем ВРП республики до 1 000—1 200 долл. на душу населения (в 2001-м было 316 долл.). Другими словами, не удвоить, а хотя бы утроить его.

Внутренние резервы для такого приращения ВРП есть: производственно-экономический потенциал Дагестана вполне достаточен для 3—4-кратного увеличения объемов валового регионального продукта за десятилетний период. Однако для этого необходимо задействовать недогруженные мощности, бездействующие инвестиционные ресурсы, повысить эффективность управления национальным хозяйством. Наибольший вклад в достижение таких результатов могут внести топливно-энергетический комплекс, способный в 2010 году обеспечить прирост ВРП в размере 187 долл. на душу населения; промышленность (125,5 долл.); сельское хозяйство (53,1 долл.). Существенный прирост можно получить и за счет привлечения инвестиционных ресурсов населения (на 164,2 долл.), а также использования ресурсов кредитных учреждений (на 128,9 долл.).

Новые горизонты развития дагестанской экономики

Указанные меры относятся к временным. Они вызваны к жизни не запуском новых механизмов роста, а фоновыми последствиями "девальвационной акселерации" экономики после дефолта (август 1998 г.). Поэтому ко второму десятилетию необходимо создать реальные условия для дальнейшего устойчивого и долгосрочного роста ВРП. Этого можно добиться на основе структурно-институциональной перестройки экономики — через освоение прогрессивных высокотехнологичных производств, наращивание мощностей электроэнергетического комплекса, задействование перспективных нефтегазоносных месторождений, нетрадиционных источников энергии (ветровой, солнечной, геотермальной), более эффективного использования рекреационного потенциала республики и т.п.

В начале перехода к рынку структурные и институциональные преобразования сводились к становлению различных форм собственности (как условия возникновения рыночных отношений) и к созданию соответствующей инфраструктуры (как основы задействования механизмов рыночного регулирования). А сегодня проблемы реструктуризации уже связаны с преодолением организационного несовершенства производственной структуры, ныне неадаптивной к постоянно меняющейся рыночной среде. Необходимость структурных преобразований всей хозяйственной системы республики обусловлена и следующими обстоятельствами:

— за первые 10 лет реформ (1992—2002 гг.) так и не сложился единый, целостный хозяйственный комплекс. По сути, экономика и сегодня представляет собой конгломерат не связанных между собой предприятий различных отраслей, выступающих либо сырьевыми, либо функциональными придатками аналогичных отраслей Федерации. Такая иррациональная, негибкая структура не может обеспечить эффективное обслуживание современного диверсифицированного рынка;

  • низкий уровень качества выпускаемой продукции резко снижает конкурентоспособность региональной экономики, тормозит ее развитие;

  • слабая восприимчивость экономики к потребностям населения привела к тому, что внешняя экспансия многократно увеличила импорт над экспортом товаров и заняла господствующее положение на потребительском рынке, создавая тем самым угрозу экономической безопасности республики;

  • крайне обострившаяся проблема занятости местного населения и нерешенность многих других социальных проблем — причины сохранения социальной напряженности в обществе.

В связи с этими факторами структурную перестройку необходимо проводить на основе создания многофункциональной, конкурентоспособной, открытой экономики, взаимосвязанной, гибкой, иерархически выстроенной системы отраслей, способных быстро адаптироваться к непрерывно меняющимся запросам рынка и ориентированных на обеспечение устойчивого роста, на повышение благосостояния дагестанцев. В первую очередь назовем следующие группы отраслей: "прорывные", профильные, жизнеобеспечивающие, вспомогательные и местного значения.

"Прорывные" (отрасли будущего) призваны обеспечить масштабное присутствие региона на общероссийском рынке и определять его экспортный потенциал. Основные критерии их выделения — базирование указанных отраслей на передовых достижениях науки и техники и соответственно высокая доля добавленной стоимости в конечной продукции. Именно за счет этих компонентов может быть достигнута необходимая конкурентоспособность региона в условиях максимально открытой экономики.

Определение набора "прорывных" отраслей представляет собой наиболее сложную задачу и должно учитывать общие тенденции и перспективы развития наукоемких производств на общегосударственном уровне, конкурентные преимущества региона, наличие и потенциал развития научно-исследовательской инфраструктуры и ряд других условий. Применительно к Дагестану в качестве таких отраслей можно предложить следующие: биотехнология и производство лекарственных препаратов из местного минерального и растительного сырья; комплексное использование ресурсов Каспия, включая извлечение ценных компонентов из морской воды; создание новейших производств для переработки высокоминерализованных геотермальных вод, богатых кадмием, стронцием и другими редкоземельными металлами; использование нетрадиционных источников энергии; строительство предприятий точного и электротехнического приборо- и машиностроения, а также ряд других. С точки зрения использования возможностей трудоизбыточности территории может оказаться целесообразным создание сети сборочных предприятий по выпуску персональных компьютеров, интегральных схем и т.д.

Профильные отрасли экономики определяют специализацию субъекта Федерации на внутреннем рынке. К ним прежде всего следует отнести пищевую и легкую промышленность, металлообработку и ряд других традиционных отраслей, сложившихся в экономике республики.

К жизнеобеспечивающим ("фоновым") отраслям можно отнести секторы, использующие природноресурсную базу и производящие продукцию в объемах, значительно превышающих республиканские потребности (нефте- и газодобывающая промышленность, электроэнергетика). Их жизнеобеспечивающая функция заключается прежде всего в финансовой "подпитке" республиканского бюджета, за счет чего можно создать своего рода инвестиционный резерв для содействия развитию "прорывных" и профильных отраслей.

Вспомогательные отрасли предназначены для выполнения сугубо производственных функций: для "запитки" предприятий перечисленных выше отраслей сырьем и материалами (металлургия, нефтехимическая промышленность, разработка месторождений полезных ископаемых), тарой (деревообрабатывающая и стекольная), а также для удовлетворения потребностей регионального рынка в отдельных товарах (промышленность стройматериалов, легкая и т.д.).

К отраслям местного значения относятся многочисленные кустарные промыслы: ковроткачество, производство ювелирных изделий, национальной одежды, раритетного оружия и т.д.

Приведенную классификацию не следует рассматривать как статичное построение. С течением времени и в зависимости от конкретных условий хозяйствования те или иные отрасли могут менять свой статус.

Структурная перестройка в регионе, равно как и техническое перевооружение отраслей, очевидно, потребует тесного финансового, организационного, информационного взаимодействия между федеральными и республиканскими органами власти, ведомствами и организациями. Так, в современных условиях масштабное развертывание "прорывных" отраслей на территории Дагестана невозможно без действенной поддержки Центра. В данном случае проблема не сводится лишь к увеличению межбюджетных трансфертов и других видов финансовой помощи, а также к повышению субсидирования республиканских предприятий. Речь, по всей видимости, должна идти о централизованных закупках за рубежом соответствующих технологий, технического опыта и отдельных видов оборудования. Такой подход предполагает разработку и реализацию особой региональной программы развития наукоемких производств.

Что же касается других перечисленных отраслей, то в их отношении, как мы полагаем, необходимо соблюдать следующий принцип: с уменьшением их иерархической значимости в региональной структуре федеральное участие должно сокращаться, уступая место рыночным механизмам хозяйствования.

Для структурной перестройки на региональном уровне необходимо предусмотреть определенное финансовое обеспечение, одним из источников формирования которого, как уже отмечалось, могут стать "фоновые" и в определенной степени "профильные" отрасли. При этом неизбежно будет затронут и частный сектор, прежде всего в плане изменения пропорций в распределении доходов от эксплуатации природных ресурсов. В сфере углеводородного сырья эти доходы сегодня распределяются между частными компаниями, федеральным и региональным бюджетами в пропорции приблизительно 65:27:8. Такой уровень аккумуляции природноресурсной ренты в бюджетах субъектов РФ не может стать основой для создания фонда финансирования структурной перестройки региональной экономики. В связи с этим должна идти речь об увеличении региональной составляющей в распределении ресурсных платежей от эксплуатации месторождений полезных ископаемых в пользу регионов.

Еще одна возможность решить указанную проблему связана с расширением сферы деятельности энергетических корпораций, вовлечением в нее "прорывных" и "профильных" отраслей за счет применения разнообразных стимулов и льгот, в том числе используемых в мировой практике. Благодаря этому можно добиться определенного выравнивания нормы прибыли в отраслях различных "этажей" экономики и создать предпосылки для реструктуризации компаний, действующих в "первичном" секторе, включая образование относительно нового для России типа производственно-предпринимательских структур, основанных на горизонтальной интеграции производства. Такие структуры призваны обеспечить более-менее свободный перелив капитала из относительно капиталоизбыточных (топливно-энергетических) отраслей в "прорывные", профильные и вспомогательные — эти отрасли крайне нуждаются в инвестициях.

Выводы

Обобщая изложенное, можно сделать заключение: приоритеты формирования стратегии удвоения ВРП должны быть отданы не количественному, а качественному, стабильному и долговременному экономическому росту, обеспечивающему реальное приумножение богатства республики и страны. Это можно сделать не столько за счет повышения цен, сколько на основе непрерывного приращения производства товаров и услуг высокого качества, в строгом соответствии с разумными потребностями общества и за счет уравновешенности цен. В общем, на основе того, что сегодня находит отражение в едином понятии — устойчивое развитие экономики. Естественно, отмеченные общие концептуальные подходы нуждаются в дальнейшей разработке и конкретизации. Очевидную сложность также представляет их практическое воплощение, что будет иметь смысл только в том случае, если предлагаемые направления совершенствования структуры региональной экономики найдут отражение в соответствующих решениях органов законодательной и исполнительной власти республики. Все эти факторы необходимо учесть при выработке долгосрочной структурной политики Дагестана.


1 См.: Путь в ХХI век. Стратегические проблемы и перспективы российской экономики. М.: Экономика, 1999. С. 584.
2 См.: Большой энциклопедический словарь, 2-е изд. М., 2000. С. 176.

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL