К ВОПРОСУ О ПРИЗНАНИИ ФАКТА ГЕНОЦИДА АРМЯН НА ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЙ ДОСКЕ ЗАКАВКАЗЬЯ, БЛИЖНЕГО И СРЕДНЕГО ВОСТОКА

Тигран МАРТИРОСЯН


Тигран Мартиросян, независимый исследователь (Ереван, Армения)


Отношение к проблеме в рамках геополитического треугольника Армения — США — Турция

После восстановления политической независимости Армении руководство республики многократно подчеркивало важность государственного содействия процессу международного признания факта геноцида армян и необходимость возмещения огромных потерь, вызванных армяноцидом. Это выражено в Декларации о независимости Армении. Но в 1992—1997 годах, "благодаря" некоторым политическим деятелям, в кругах армянской элиты пытались забыть об этом. Более того, актуальной стала проблема установления "тесных дружественных" или хотя бы "добрососедских" отношений между Турцией и Арменией, что, дескать, необходимо для обеспечения национальной безопасности РА. Однако развитие событий показало, что Турция восприняла такое поведение нашей страны как признак ее слабости и не осознала всю серьезность последствий международного признания геноцида 1915—1923 годов, а также проблематичность всех тех вопросов, которые в этом случае могли возникнуть перед Анкарой в сфере международных отношений. По этой причине Турция усилила эмбарго против Армении, обуславливая его решением "карабахской проблемы" в пользу Азербайджана.

Режим же президента Армении Левона Тер-Петросяна выражал готовность обсуждать эту проблему таким образом, чтобы не "обидеть" западного соседа, то есть страх перед Турцией вынудил главу государства по возможности исключить из геополитики страны фактор международного признания геноцида. Первый президент РА отправил в отставку министра иностранных дел Раффи Оганесяна, когда последний на конференции в Стамбуле посмел затронуть эту проблему. Затем "серый кардинал" Жирайр Липаритян1 неоднократно посещал Турцию, уверяя ее руководство в преданности идее армяно-турецкого сотрудничества. Более того, тогдашний режим нашей республики пытался помешать международному признанию геноцида. Так, председатель Союза политологов Армении Амаяк Оганесян заметил, что, когда он занимался вопросами осуждения в Государственной Думе России (в законодательном порядке) геноцида армян в Османской империи, ему неоднократно звонили некоторые депутаты парламента РА и настоятельно требовали отказаться от этой идеи2.

"В этот период сторонники независимости Армении, руководители Армянского общенационального движения (АОД) пришли к выводу, что отношения с Турцией можно (и необходимо) нормализовать, и ни геноцид, ни его признание не должны стать политической основой для армянской внешней политики и взаимоотношений с Турцией.

Странно, но после объявления независимости Армении Турция первая затронула эту проблему. Ее официальные представители обусловили установление дипломатических отношений с Арменией тем, что она должна отказаться от факта геноцида и от деятельности, направленной на международное признание оного. Более того, было отмечено, что Армения должна уговорить диаспору следовать ее позиции по данному вопросу"3.

Однако закрепление в Декларации о независимости положения о том, что государство обязано содействовать процессу международного признания факта геноцида армян, превращало этот документ в мину замедленного действия для Турции. Применение данного рычага в геополитике армянских государств (Республика Армения и Нагорно-Карабахская Республика) было лишь делом времени. По мере же укрепления обороноспособности нашей страны ее правительство ужесточало свою позицию по этому вопросу.

Бывший министр иностранных дел республики Р. Оганесян так охарактеризовал первый период в выработке позиции государства по обсуждаемой проблеме: "а) Первым серьезным испытанием для армянской дипломатии стала пражская встреча министров иностранных дел стран СБСЕ в январе 1992 года, где Армения была принята в эту организацию. Только ее принципиальная позиция заставила Турцию, стремившуюся к тому, чтобы Армения отказалась от требований, связанных с геноцидом, снять угрозу применения права "вето";

б) и такими же причинами было обусловлено энергичное давление Турции на Совет Европы с целью лишения Армении статуса "особого гостя" и возможности стать постоянным членом данной организации. Эта позиция была справедливо раскритикована министром иностранных дел РА на встрече министров Совета Европы, состоявшейся в сентябре 1992 года в Стамбуле"4.

Современные требования армянского народа относительно Западной Армении (территория современной Турции) основаны на признании мировым сообществом в качестве международной нормы положения о "Необходимости ликвидации последствий геноцида". А это, в свою очередь, исходит из уставов международных (военных) трибуналов, резолюций Генеральной Ассамблеи ООН и Конвенции о предотвращении преступления геноцида и наказании за это (9 декабря 1948 г., вступила в силу с 12 января 1951 г.). Однако богатый опыт международных отношений свидетельствует, что свои суверенные права над территорией может установить то общество, которое ее населяет и является самой сильной этнической группой на данной территории. Другими словами, независимо от исторических и юридических факторов, над территорией может властвовать та этническая группа, которая в состоянии сконцентрировать и применить силовые и другие средства, необходимые для установления суверенитета и его сохранения в данной стране (в географическом смысле). Учитывая это, РА стремилась избежать территориальных споров со своим соседом. Однако политика "непреклонной блокады" Армении и растущее военное сотрудничество нашей республики со странами региона, особенно с Россией, сделало бессмысленным дальнейшее применение установленного первым президентом РА "табу" на обсуждение данного вопроса в отношениях между Ереваном и Анкарой.

После "бархатного переворота" 1998 года во внешней политике РА произошли определенные изменения, в частности относительно международного признания геноцида армян в Османской империи, а также необходимости возмещения его последствий. Став одним из ключевых в геополитике нашего государства, данный вопрос, по мнению автора этих строк, был поднят для решения следующих задач: 1) надавить на Турцию и попытаться ослабить военно-политическую и экономическую "осаду" со стороны соседних тюркоязычных государств; 2) усилить "армянский фактор" в регионе; 3) помочь диаспоре в деле возвращения и восстановления своих прав на родине (в Западной Армении). Следует добавить, что хотя руководство РА и отказалось от территориальных претензий к Турции, однако, думаю, в перспективе оно хотело бы вернуть территории Армянского нагорья под контроль автохтонной нации.

Второй президент РА Роберт Кочарян занял достаточно жесткую позицию по данному вопросу, решив, что он должен войти в число приоритетных во внешней политике страны. Так, на заседании 53-й Ассамблеи Организации Объединенных Наций Р. Кочарян заявил о необходимости решения этой проблемы, подчеркнув, что она имеет важное моральное значение, так как геноцид является преступлением не только перед армянским народом, но и перед всем человечеством, и нельзя допустить, чтобы подобная трагедия могла повториться в какой-либо части света. Своими заявлениями президент РА пытался вернуть в сферу международных отношений "армянский вопрос", который после геноцида в начале XX века фактически был предан забвению. Официальный Ереван начал поддерживать усилия диаспоры по международному признанию и осуждению факта уничтожения армян на их родине, в Западной Армении.

Обращаясь к теме снятия с повестки Конгресса США (под давлением исполнительной власти) резолюции о геноциде, Р. Кочарян отметил: "Я не думаю, что можно говорить о поражении… Такого широкого обсуждения вопроса о геноциде никогда не было ни в США, ни в мировых СМИ. И даже не ясно, что для нас лучше: то, что произошло, или если бы в течение одного-двух дней спокойно проголосовали бы и законопроект прошел. День-два, может быть, печать писала бы об этом, после чего наши силы в Армении и в диаспоре начали бы работу в направлении принятия резолюций о факте геноцида в других странах. Несомненно, это является достижением. Мы это должны рассматривать как шаг, направленный на улучшение армяно-турецких отношений. Поскольку без решения этого вопроса трудно представить формирование отношений в будущем. …А что мы получили, избегая обсуждения вопроса, и что мы можем потерять? Дипломатических отношений нет, блокада Армении со стороны Турции продолжается. Более того, Турция даже не оставила нам иных путей в отношении данного вопроса. …Цель, в первую очередь, — привлечь внимание. Возможно, все мировое сообщество признает факт геноцида, но очень важно, чтобы и турецкий народ узнал правду о событиях тех лет. В плане будущего, далеко идущих целей, уверен, что мы поступаем правильно. Повторю, мы не желаем приобрести врага, наоборот, пытаемся таким путем положить конец той вражде, которая в межгосударственных отношениях сегодня проявляется как продолжение блокады со стороны Турции и ее отказ установить дипломатические отношения с Арменией"5. Эти слова отражают современную политику нашей страны и указывают Турции на все те проблемы, которые она приобрела, упустив шанс установить с РА дипломатические отношения и уклоняясь от двустороннего обсуждения вопроса о геноциде и ликвидации его последствий.

Процесс международного признания факта геноцида армян, который начался в 1970—1980-x годах, теперь уже получил статус одной из важнейших целей геополитики РА. При содействии ее руководства диаспора многократно увеличила свои усилия в данном направлении, увенчавшиеся определенным успехом. Так, с начала 1990-х процесс признания международным сообществом этого преступления, совершенного правительством младотурок, стал неотвратим, а после прихода к власти Р. Кочаряна он принял просто угрожающие размеры для принятия Турции в европейское сообщество. Приведем несколько фактов. 19 апреля 1990 года парламент Республики Кипр провозгласил 24 апреля днем памяти погибших во время геноцида армян в Турции и осудил османское правительство младотурок. 22 апреля 1994 года Государственная Дума России приняла заявление, заклеймившее геноцид, а 14 апреля 1995-го обсудила резолюцию, осудившую уничтожение армян в 1915—1923 годах. 23 апреля 1996 года парламент Канады принял решение отмечать период с 20 по 27 апреля как дни памяти жертв преступлений, совершенных против человечества. 25 апреля 1996 года парламент Греции, 3 апреля 1997-го парламент Ливана, 26 марта 1998-го сенат Бельгии, 30 марта 2000-го парламент Швеции признали факт геноцида в Османской империи, а 11 мая 2000 года парламент Ливана к тому же принял резолюцию о признании и осуждении геноцида армян. 17 ноября 2000 года палата представителей Италии приняла решение признать факт геноцида и обратилась к правительству страны с призывом потребовать от Турции признать факт геноцида. 18 января 2001 года геноцид армян признали Национальное собрание, Сенат и президент Франции. Парламент Швейцарии сделал это в марте 2002 года.

Такая политика уже приносит свои положительные плоды в плане восстановления исторической справедливости, а также воздействия на Турцию, то есть способствует налаживанию дипломатических отношений и снятию блокады. Особенно большое значение имело решение Европейского парламента, в котором повторялось требование к Турции признать факт геноцида, а также признание его Францией и Россией, государствами, играющими в Европе первостепенную роль. Кроме того, представители диаспоры (при поддержке из Армении) пытались провести резолюции по геноциду в законодательном органе США6 и даже в Иране (в последнем тюркоязычные депутаты составляют значительную часть парламента)7.

Говоря об обсуждающемся в Конгрессе США "армянском законопроекте" и событиях, происходивших вокруг него и связанных с позицией бывшего режима Л. Тер-Петросяна по данной проблеме, один из влиятельнейших в Армении и диаспоре политиков Р. Оганесян отметил: "Если мы хотим когда-либо добиться установления нормальных взаимоотношений с Турцией, а не "улаживания" их, если хотим выйти из закавказского лагерного мышления, то необходимо найти точку соприкосновения между национальной безопасностью и исторической справедливостью. Исходя из этого, Турция и Армения должны решать свои вопросы, не уклоняясь от фактов истории, а принимая историческое наследство"8. В другом выступлении Р. Оганесян подчеркнул: "Официальное американское признание геноцида армян будет одним из важнейших вкладов, который Вашингтон может внести в пользу будущих взаимовыгодных отношений Армении и Турции и во имя установления стабильности по линии границы двух стран, следовательно, для развития новой системы региональной безопасности, в которой обе страны станут реальными партнерами"9.

Эти события сказались и на турецко-американских отношениях. Так, 5 июня 1996 года палата представителей США на 3 млн долл. сократила помощь, предназначенную официальной Анкаре на 1997 год (25 млн долл.), — до признания последней факта геноцида, что вызвало в Турции большой переполох. Это решение стало основой для дальнейших обсуждений вопроса о геноциде в комитете Конгресса Соединенных Штатов. Директор Ереванского института-музея геноцида армян Л. Барсегян отмечал, что все последние процессы, происходившие в Конгрессе США, к сожалению, показали, что пока Турция является членом НАТО и тесно сотрудничает с Соединенными Штатами в военно-политической сфере, весьма сомнительно справедливое решение данного вопроса в Вашингтоне10. К такому выводу этот видный армянский ученый пришел из-за постоянного вмешательства исполнительной власти США в дела власти законодательной, чтобы не допустить принятия решения о признании геноцида, дабы не испортить отношения со своей союзницей, имеющей в НАТО вторую по численности армию.

После того как этот вопрос был снят с повестки дня Конгресса США, официальный Вашингтон пытался предотвратить его обсуждение и в парламентах ряда стран, где вероятность положительного решения была достаточно велика. Кроме того, президент США, понимая, какие последствия для региональной политики Белого дома11 может иметь принятие факта геноцида, особенно в плане отношений с Турцией, начал предпринимать шаги, чтобы снизить напряженность. В частности, при непосредственном воздействии Госдепартамента была создана так называемая "Армяно-турецкая примирительная комиссия", в которую вошли представители "интеллигенции"12. На Стамбульской второй и Нью-Йоркской третьей встрече уже стало ясно, что данная комиссия организована по примеру турецко-греческой примирительной комиссии, по планам, намеченным в кулуарах власти Вашингтона, и она не может решить какой-либо национальной или государственной проблемы, во всяком случае — для армян. Ее цель — на основе взаимных уступок добиться увеличения своего влияния в Турции, а в еще большей мере — в Армении. Подавляющее большинство армянской общественности однозначно осудило деятельность этой комиссии. Хотя, если бы в ее состав вошли представители государственных деятелей и ученых обеих сторон, вероятно, она удостоилась бы другой оценки армян. Думаю, что армянская общественность, исходя из опыта начала ХХ века, не верит в установление нормальных отношений с Турцией. Конечно, политическое руководство РА понимает, что без диалога с Турцией многих проблем не преодолеть, но, учитывая общественное мнение, решило отмежеваться от деятельности членов этой комиссии. Так, в ответ на "беспочвенные" обвинения в том, что РА не была безучастна к организации этой комиссии, глава внешнеполитического ведомства республики В. Осканян официально заявил, что правительство, МИД страны и вообще армянское государство не принимали участия в работе вышеназванной комиссии, организованной в Женеве в начале июля 2001 года. К тому же он согласился с мнением о том, что существование комиссии может стать для Турции рычагом торможения процесса международного признания факта геноцида армян. Но есть и другая сторона медали. В частности, министр отметил: "Считаю, здесь все согласны, что в результате деятельности этой комиссии в вопросе о признании геноцида не будет ощутимого сдвига. Скажем, через полгода или год спустя мы сможем обратить на сей факт внимание мира, особенно США, сказав: смотрите, мы, армяне, даже на это пошли, но положительного результата нет, турки не готовы. Единственный путь — признать факт геноцида армян в Турции со стороны США и со стороны ООН. Только тогда турки поймут, что не смогут ощутимо противодействовать данному процессу"13.

Во время встречи с президентом республики Р. Кочаряном, состоявшейся в Ереване 22 августа 2001 года, американский конгрессмен Адам Шиф высказал свое мнение о работе данной примирительной комиссии. А Кочарян, отстаивая идею диалога, тогда же заметил: "Учитывая, что это тонкая и чувствительная проблема, желательно, чтобы вопросы армяно-турецких отношений обсуждались или на государственном уровне, от чего Армения никогда не уклонялась, или с наиболее возможным широким охватом политических сил"14.

Руководство нашей страны понимает, что современная международная ситуация и международное право не допускают территориальных изменений и денонсации пакта "Ленина — Ататюрка", то есть Московского договора о разделе Армении, подписанного в марте 1921 года Турцией и РСФСР15, а также Карсского договора (октябрь 1921 г.), по которому Армении были навязаны пункты Московского договора. Ведь нарушение этих документов может привести к тому, что политическая элита Запада навесит на нашу страну ярлык "агрессивности". В частности, в беседе с турецким журналистом президент РА отметил, что речь идет не о территориальных притязаниях, а о моральном, финансовом и имущественном возмещении пострадавшим и их наследникам, а также о возвращении потомков высланных, территориальный же вопрос может возникнуть при реанимации Севрского договора 1920 года16. Здесь президент, несомненно, имел в виду заявление лидера Рабочей партии Курдистана Абдуллы Оджалана17 о вышеуказанном договоре и хотел указать, что вопрос может возникнуть при признании автономии курдов в Турции или при установлении суверенитета какой-либо другой страны на территории Западной Армении.

Поскольку финансовые и имущественные потери по ценам 1919 года составляли 19,1 млрд французских франков (по нынешним — около 70—80 млрд долл.)18, то ясно, что сегодня Турция не сможет возместить их, поскольку только ее внешний долг в последние годы превышал 100 млрд долл.

Здесь следует отметить, что население так называемой "Восточной Анатолии" достаточно активно эмигрирует, иногда даже целыми селами продает свое недвижимое имущество и уезжает из Западной Армении в связи экономической отсталостью этой части Турции. Анкара же не разрешает армянам скупать оставленные земли. Становится ясно, что при признании факта геноцида, а также исходя из необходимости возмещения потерь армянского народа, Турция будет вынуждена позволить армянам выкупить эти села, более того, в счет возмещения имущественных потерь определенные территории передать армянам, предки которых были уничтожены или депортированы из родных краев, где они жили несколько тысячелетий.

С 1998 года Республика Армения в своей внешней политике придерживается принципа "комплементарности", то есть взаимодополнения. Так, в Передней Азии она развивает отношения с Ираном и арабским миром, одновременно предлагая политический диалог и сотрудничество Израилю. Участие Тель-Авива в решении проблемы геноцида, возможно, сблизило бы позиции армянского и еврейского лобби в США, что, в свою очередь, дало бы возможность более эффективно защищать интересы армян в мире. Однако попытки к такому сближению вызывают сильное недовольство Анкары, особенно ее возмутило то, что в Ереване высокопоставленный израильский дипломат возложил венок к Мемориалу жертвам геноцида в Османской Турции 1915—1923 годов19.

Четырехугольник Армения — Израиль — Азербайджан — Турция и проблема признания уничтожения армян

В плане исследования региональных перипетий, возникающих вокруг вопроса о геноциде армян, весьма важно учитывать отношение к данной теме ряда стран, среди которых одну из ключевых ролей играет Израиль. По мнению автора этих строк, отношения Армении с Израилем могут иметь гораздо большее значение для обеспечения национальной безопасности нашей страны, чем ее отношения с осью Иран — Сирия. Сегодняшняя же позиция Израиля в вопросе геноцида сдерживает процесс сближения Еревана и Тель-Авива. Но если они найдут общий язык по данной проблеме, то Израиль может иметь ощутимые выгоды.

По мнению аналитиков, признание факта геноцида армян двумя членами правительства Израиля, а также позиция его некоторых политических деятелей и представителей интеллигенции в пользу признания20 может внести определенную лепту в решение вопроса о судьбе земельной собственности Армянской апостольской церкви в Иерусалиме. (Она составляет треть центра Иерусалима, и вопрос ее будущей принадлежности — Израилю или Палестине — один из важнейших вопросов арабо-израильского конфликта.) Как Израиль, так и Палестина пытаются перетянуть армян на свою сторону. Однако наличие в регионе военно-политического треугольника Израиль — Турция — Азербайджан21 и нежелание еврейского лобби США допустить признание факта геноцида армян в законодательном органе Соединенных Штатов толкает армян на сторону Палестины. Разумеется, Тель-Авив придает большое значение этому вопросу в общем спектре армяно-израильских отношений. Например, замминистра иностранных дел Израиля, член кнессета Наваф Массалах встречался в Ереване с президентом нашей республики Р. Кочаряном, с руководителем МИД В. Осканяном и его заместителем Л. Мкртчяном. В ходе этих встреч обсуждался нынешний уровень взаимоотношений Армении и Израиля, в частности вопросы, касающиеся армянского квартала Иерусалима (в контексте ситуации на Ближнем Востоке). Главная тема их переговоров — урегулирование ближневосточного кризиса, в том числе и так называемый "армянский аспект". Под последним имелась в виду судьба армянского квартала в Иерусалиме. Он контролируется армянским патриаршеством, что имеет большое значение и для армяно-палестинских отношений. Этот вопрос обсуждался и на "саммите тысячелетия", во время встречи Р. Кочаряна и Я. Арафата. Тогда лидер палестинцев "напомнил" президенту РА, что армянский и палестинский народы всегда были братьями и "ослабление" армянского квартала неприемлемо22. Слова Арафата больше означали просьбу-требование оставить армянский квартал в палестинской части Иерусалима, как поступили бы все христианские общины и как намечалось ранее. Но такая позиция не соответствует интересам Израиля, который стремится оставить эту территорию под своим контролем.

Необходимо осознать, что для РА проблема заключалась отнюдь не в принадлежности земельных участков армянской церкви тому или иному государству — она следствие взаимоотношений стран региона. И Армения, как любая другая страна, преследовала свои геополитические цели в этом вопросе. Однако, имея свои интересы одновременно во взаимоотношениях с еврейскими структурами и с арабским миром, РА не могла однозначно поддержать ни тех ни других. Малейший контакт между Арменией и Израилем вызывает весьма резкую отрицательную реакцию арабского мира и Ирана. Например, визит В. Осканяна в Тель-Авив (1998 г.) чуть было не сорвал партнерские взаимоотношения с Тегераном. Однако необходимо осознать, что Израиль, Турция и Азербайджан — стратегические союзники23. Это подтверждает и поведение еврейских политических деятелей в Конгрессе США, поскольку на формирование их политической ориентации имеет большое влияние позиция правительства Израиля. Огромные суммы, направляемые Турцией для срыва решения по упомянутому вопросу24, а также взаимодействие Анкары с некоторыми еврейскими структурами подрывают попытки РА и армян диаспоры провести в ряде государств законопроекты по геноциду. Более того, некоторые израильские политические деятели предпочитают правде "защиту военно-политических интересов Израиля". Так, вице-спикер кнессета Израиля Нуверман (он же руководитель парламентской группы Азербайджан — Израиль) заявил в Баку, что отношения между близлежащими государствами должны формироваться на основе добрососедства, а не на резолюциях по признанию геноцида. Он также отметил, что Израиль не признает факт геноцида армян, потому что это нанесет вред отношениям Тель-Авива с Баку25.

24 апреля 2000 года (когда исполнилось 85 лет с начала трагедии в Западной Армении) перед армянской общиной Иерусалима выступил министр образования Израиля Йоси Сарид. Он, в частности, сказал: "Члены армянской общины, по случаю вашего Дня поминовения, когда, собравшись, вы отмечаете 85-ю годовщину вашего геноцида, я присоединяюсь к вам как человек, еврей, израильтянин и как министр образования государства Израиль"26. А 12 мая того же года газета "Джерусалем пост" опубликовала статью Леора Эрена Фрухта "Трагедия больше не за кулисами"27. Как отметил ее автор, выступление и программа министра ознаменовали резкий поворот в традиционном подходе Израиля к геноциду армян, который является в основном "следствием возражений турок"28. В Израиле годами (даже сейчас) преобладает турецкая позиция, будто бы в Турции не было геноцида, а лишь плохо организованное принудительное переселение. Исходя из этой позиции, израильское правительство постоянно подавляло обсуждение этих черных страниц Османского государства. Фактически желание израильского руководства сохранить тесные связи с Турцией подталкивало Тель-Авив к тому, чтобы противодействовать проведению симпозиумов по вопросу геноцида армян, упоминать о нем в учебных и в телевизионных программах. Руководящий орган трансляций Израиля (IBA) неоднократно запрещал ранее намеченные программы, касающиеся геноцида армян, в том числе английский документальный фильм "Переход к Арарату" и ленты об армянах, живущих в старом квартале Иерусалима. Бывший лидер партии "Шину" и член кнессета Йосеф (Томи) Лапид признался в том, что когда он был генеральным директором "IBA", то под давлением тогдашнего министра иностранных дел Израиля Дэвида Кимхе ему пришлось запретить показ одного документального фильма об армянах. (Кимхе объяснял это тем, что если Тель-Авив вызовет недовольство Анкары, то Израиль не сможет организовать побег евреев Сирии через территорию Турции.)

Примечательно, что с 1989 года посольство Израиля в Вашингтоне активно препятствовало внесению на обсуждение предложений конгрессменов о признании факта геноцида армян. Официальная политика Израиля также (хотя и без особого шума) держала официальных лиц в стороне от участия в мероприятиях по осуждению геноцида.

Упомянутый выше Й. Сарид был вторым после министра Яира Цабана (1995 г.) высокопоставленным лицом, который участвовал в подобном мероприятии. Его заявление вызвало в Турции большой резонанс, на что МИД Израиля ответил: "Сожалеем, что столь деликатную тему Сарид затронул без предварительного согласования с нами". Такая позиция Израиля понятна: как сторонник Турции по данному вопросу, он фактически пришел к соглашению со страной, отрицающей факт геноцида.

Известный общественный деятель, директор руководящего органа памяти жертв и героев Холокоста "Яд Вашем" профессор Ехуда Бауер, приветствовавший заявление Сарида, отметил: "Да, здесь, в Израиле, была тенденция предать забвению тему геноцида армян, некоторые израильтяне и сегодня защищают позицию отрицания. Но ведь только на основе сравнения можно говорить об уникальности Холокоста". Если бы тему о геноциде армян включили в образовательные программы, как обещал Сарид, то ее бы преподавали как факультативный курс, в одном ряду почти с 20-ю другими темами. К сожалению, оказавшись под огромным давлением, Сарид был вынужден отказаться от этих планов.

26 мая 2000 года в Анкаре было опубликовано сообщение агентства "Снарк" о том, что Тель-Авив не признает геноцид армян (об этом якобы свидетельствовало официальное заявление МИД Израиля, направленное турецкому правительству)29. Министр иностранных дел Израиля Дэвид Леви заявил, что проблему геноцида армян в Османской империи в 1915—1923 годах должны обсуждать историки, а не политики и дипломаты, подчеркнув, что мнение двух министров страны по этому вопросу не является позицией ее правительства. Таким образом, послание Д. Леви следует оценивать, как шаг, направленный на сохранение дружественных отношений между Тель-Авивом и Анкарой.

Прибывший в декабре 2000 года в Армению заместитель министра иностранных дел Израиля Наваф Масалах (по национальности араб) посетил Мемориал геноцида и Музей геноцида армян. В журнале почетных гостей музея он сделал такую запись: "То, что мы только что увидели, ужасно и потрясает. Никто не может остаться безразличным, стоя лицом ко всему этому. Я почувствовал на себе мучения армянского народа и желаю, чтобы он продолжал жить как сильный, независимый и свободный народ, который выжил и создал свою великолепную культуру. Выражая наше искреннее сочувствие, мы призываем весь мир не забывать эти уроки истории и делать все возможное, чтобы такое никогда не повторилось"30.

Обычно аккредитованные в РА дипломаты считают своей первостепенной задачей посетить мемориал, построенный в память жертв геноцида 1915—1923 годов, и музей, экспонаты которого свидетельствуют о геноциде армян. Это посещение — акт вежливости, который, однако, не выполнили новый посол Израиля в РА и сотрудники посольства. Более того, 8 февраля 2002 года посол Израиля в Армении и Грузии мадам Ривка Кохен в своем первом интервью, которое она дала в Ереване армянскому телевидению, повторила известные слова министра иностранных дел Шимона Переса, назвав геноцид армян "трагедией, коей должны заниматься историки", настаивая на том, чтобы ее не сравнивали с Холокостом31. И не случайно, что еще до того (20 декабря 2001 г.) второй секретарь израильского посольства Гарри Клейман, выступая на организованном в Ереване брифинге и отвергая факт геноцида, заявил: "Израиль признает перенесенные армянским народом мучения, однако мы считаем, что обсуждение вопроса о геноциде армян должны начать историки и уточнить, когда, что и где произошло. Сегодня вряд ли будет полезно смешивать этот вопрос с политикой. Лучше пусть он останется важным, но академическим вопросом"32. Интересно, что же этот дипломат думает о Холокосте? Ведь именно из-за безнаказанности преступников, действовавших в начале ХХ века в Османской Турции, перед началом геноцида еврейского народа в фашистской Германии и именно по этому поводу Гитлер заявил: "Надо применить все методы, со всей жестокостью, ведь через два поколения все забудется, кто сейчас помнит, что сделали с армянами".

В связи с заявлением Р. Кохен и выступлениями других израильских дипломатов 15 февраля 2002 года Министерство иностранных дел Армении направило МИД Израиля ноту протеста. В ней, в частности, отмечалось, что Армения считает неприемлемой любую попытку отрицания или умаления факта геноцида армян, с какой бы целью или причиной это ни делалось. Более того, Армения никогда не пыталась провести параллель между геноцидом армян и Холокостом евреев, так как преступления, совершенные против человечества, "уникальны" по своим особым историческим, политическим, юридическим и нравственным последствиям. Через три дня (18 февраля) внешнеполитическое ведомство Израиля дало на эту ноту следующий ответ: "Как евреи и израильтяне мы выражаем свою скорбь из-за убийств и трагедий, произошедших в 1915—1916 годах. Мы понимаем чувства обеих сторон, знаем, что было большое количество жертв, информированы об огромных мучениях армянского народа. Исследование этой темы требует большого обсуждения при участии широких слоев общественности, диалога историков, который будет основан на фактах и свидетельствах". Кроме того, в этом ответе отмечалось, что Холокост был запланированным и единичным явлением в истории человечества и что "Израиль признает трагедию армян и резню армянского народа, однако не нужно сравнивать это с геноцидом и это отнюдь не умаляет всю огромность трагедии"33, а также подчеркивался факт теплых отношений между Турцией и Израилем.

Комментируя ноту протеста МИД Армении и обусловленный ею перенос сроков визита министра иностранных дел Израиля в нашу страну, турецкая газета "Радикал" писала, что позиция Армении в вопросе признания геноцида ужесточилась, так как реакция РА на аналогичное заявление британского посольства в Анкаре годом раньше была намного мягче. Газета отмечала, что общественные круги Израиля в основном воздерживаются "от квалификации событий, связанных с армянами, как геноцида".

Однако совсем иная точка зрения на этот вопрос распространена в среде передовой еврейской интеллигенции. Так, директор института Холокоста и геноцида (Иерусалим), главный редактор "Энциклопедии геноцида" профессор Исрайел Чарни послал министру иностранных дел Израиля Шимону Пересу специальное письмо. Одновременно он направил письма заместителю министра иностранных дел Михайелу Мелхиору и послу Израиля в Армении Р. Кохен, в которых высказал свое мнение и обеспокоенность по поводу их позиции отрицания геноцида армян. В частности, он написал: "Как еврею и израильтянину мне глубоко стыдно за вашу позицию отрицания геноцида армян, так как его отрицание равносильно отрицанию Холокоста"34. Профессор напоминал руководству министерства о втором решении Европарламента (28 февраля 2002 г.) по признанию геноцида армян, которое потрясло турецкую делегацию, а также о признании факта геноцида армян 126 специалистами Холокоста (2000 г.). По убеждению Чарни, даже в столь трудные и жестокие для Израиля дни, когда важна поддержка соседней Турции, еврейский народ не может обойти вопрос признания геноцида армян, который является исторической и нравственной проблемой для всех наций.

По нашему мнению, дальнейшие комментарии излишни. К этому можно лишь добавить слова Пьера Гартона, автора принятого и одобренного Европарламентом (2002 г.) доклада о геноциде армян: "Если полтора миллиона армян убито — имя этому геноцид"35. Дипломат утверждал, что "международное общественное мнение не относится положительно к государствам, которые не принимают правды"36.

Цель международного признания факта геноцида — предотвратить подобные преступления против человечества в будущем.


1 Ж. Липаритян (гражданин США) был на многих высших постах в РА и курировал армяно-турецкие отношения, в частности непосредственно занимался вопросами армяно-турецкого политического сближения.
2 Телеканал "АР", программа "Аспарез". Ереван, 3 ноября 2000 г.
3 Липаритян Ж. "Пересмотреть прошлое, задуматься о настоящем: будущее армяно-турецкиx отношений". Этот доклад был прочитан 17 июня 2000 года на организованном в здании Сената Франции международном симпозиуме "Армяно-турецкий диалог об армянском вопросе" (см.: Вопросы историографии и истории геноцида армян. Ереван, 2001. С. 166—167 (на арм. яз.)).
4 Выступление Р. Оганесяна на международном симпозиуме "Геноцид армян и историческая память: вызов XXI веку", Лос-Анджелес, 8 апреля 2000 г. (см.: Государство и нация: их роль после объявления независимости. Армянский центр стратегических и национальных исследований. Аналитический выпуск № 20, Ереван, апрель 2000).
5 Гайастани Ганрапетутйун (Республика Армения), 8 мая 1999.
6 Здесь попытка не увенчалась успехом лишь в результате личного вмешательства президента США, так как Турция является одним из ключевых союзников США в Передней Азии, то есть данная супердержава крайне заинтересована в сохранении этих отношений.
7 См.: Азг (Нация), Ереван, 16 июня 2001.
8 Азг, 13 октября 2000.
9 Выступление Р. Оганесяна на международном симпозиуме "Геноцид армян и историческая память: вызов XXI веку" (см.: Государство и нация: их роль после объявления независимости. С. 4).
10 См.: Айоц Ашхар (Страна Армян), Ереван, 10 ноября 2000 (на арм. яз).
11 Более подробно о данном процессе см.: Барсегян Л. США, осуждение геноцида армян и турецкое противодействие. Ереван, 2001.
12 См.: Протокол заседания научного совета Института-музея геноцида армян Национальной академии наук РА от 24 июля 2001 г., № 3.
13 Гайкакан Жаманак (Армянское время), ежедневник, Ереван, 11 октября 2001, № 175 (505); см. также: Протокол заседания научного совета Института-музея геноцида армян Национальной академии наук РА от 24 июля 2001 г., № 3. С. 2.
14 Информационное агентство "Нойан Тапан" ("Ноев ковчег"), Ереван, 22 августа 2001.
15 В договоре не участвовала независимая Армения, чью территорию они делили вопреки международному праву.
16 Договор между Антантой и Османской империей, по которому признавалась независимость Западной Армении и автономия турецкого Курдистана.
17 См.: Statement From Kurdistan Workers' Party (PKK) Leader Abdullah Ocalan, from broadcast of MED-TV, 13 December 1998 [http://www.hr-action.org/archive/ats080199.html], 27 March 1999.
18 Данные основываются на документах, предоставленных на Парижской конференции армянскими делегациями 12 февраля 1919 года (см.: Барсегян Л.А. Потери армянского народа из-за геноцида. Ереван, 1999. С. 13 (на арм. яз.).
19 См.: Лойс (Свет), Тегеран, 15 июля 2001, № 31. С. 10.
20 См.: Голос Армении, Ереван, 23 октября 1997.
21 См.: Велиев А. Треугольник Израиль — Турция — Азербайджан: реальность и перспективы // Центральная Азия и Кавказ, 2000, № 2 (8).
22 Лойс, 15 июля 2001, № 3. С. 10.
23 См.: Велиев А. Указ. соч. С. 109.
24 См.: Барсегян Л. США, осуждение геноцида армян и турецкое противодействие. С. 42.
25 См.: Информационное агентство "Нойан Тапан". Ереван, 19 июня 2001 г.
26 Азг, 12 мая 2000.
27 Азг, 24 мая, 2000.
28 Имеется в виду заявление турок о псевдогеноциде арабов.
29 См.: Азг, 27 мая 2000.
30 Барсегян Л.А. Гайоц цехаспанутйан грапаракайнорен датапартман еж чаначман жаманакагрутйун (1915—2000 гг.) (Хронология публичного признания и осуждения геноцида армян (с 1915 по 2000 гг.). Ереван, 2001. С. 76.
31 "Холокост — это уникальное явление, потому что все было заранее запланировано и имело цель уничтожить целую нацию. В этой стадии не стоит что-либо сравнивать с Холокостом", — сказала мадам Кохен.
32 Азг, 13 февраля 2002.
33 Азг, 19 февраля 2002.
34 Азг, 7 марта 2002.
35 Информационное агентство "Нойан Тапан", Ереван (из Анкары), 12 марта 2002.
36 Азг, 13 марта 2002.

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL