РЕЛИГИОЗНЫЙ ЭКСТРЕМИЗМ КАК ФОРМА МЕЖДУНАРОДНОЙ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ

Имам ЯРАЛИЕВ


Имам Яралиев, прокурор Республики Дагестан, государственный советник юстиции 2 класса (Махачкала, Россия)


Для правоохранительных органов Северного Кавказа борьба с международной террористической деятельностью и ее разновидностью, религиозным экстремизмом, — новая проблема последнего десятилетия.

Размышления о ее причинах позволяют говорить, что закрытость границ СССР и строгий пограничный режим фактически пресекали возможность проникновения на территорию автономных северокавказских республик преступных элементов из других стран. Однако распад Советского Союза, экономические и социально-политические реформы 1990-х годов, появление на карте бывшего СССР новых независимых государств и ослабление России в регионе привели к тому, что эти республики попали в сферу действия межрегиональных и международных преступных организаций, в том числе и террористических.

Особый интерес последние проявляли к Дагестану. Вероятно, это обусловлено как его геополитическим положением (южная граница России, сопредельные государства и регионы с неустойчивым режимами — Грузия, Азербайджан, Чеченская Республика, протяженность вдоль Каспийского моря, природная ресурсная база — от нефти и газа до урановых руд, своеобразная инфраструктура), так и транспортными магистралями и коммуникациями "Европа — Кавказ — Азия".

На сегодняшний день на учете оперативных служб республики насчитывается свыше 150 организованных преступных группировок, из них около 20 имеют международные криминальные связи, а примерно 6—8 — узко террористическую направленность. Последние используют все виды терроризма. Среди них отметим следующие: социально- политический (убийства видных общественных и государственных деятелей — министра финансов, главу Миннаца, депутатов разных уровней), националистический (противостояния лиц разных национальностей и последовавшие за этим особо тяжкие преступления), религиозный (столкновения между сторонниками "ваххабизма" и другими мусульманами, убийство муфтия) и уголовный (заказные убийства на почве криминальных разборок, похищения людей с целью получения выкупа и т.п.). К тому же пресечены попытки государственных переворотов в республике, захват здания Государственного совета и правительства Дагестана.

В годы СССР терроризм увязывался только с западной идеологией. Популяризировались домыслы о том, что центрами подготовки международных террористов являются ФБР и ЦРУ, а один советский публицист включил в этот перечень даже полицейские академии США. Все это вписывалось в "генеральную линию" КПСС. В настоящее время мы реально оцениваем ситуацию, понимаем, где истоки терроризма, кто его идеологи, кто его финансирует, где располагаются центры подготовки профессиональных террористов.

Наиболее опасным проявлением международного терроризма в наших условиях стал так называемый "религиозный экстремизм", когда уголовники и другие преступные элементы, прикрываясь лозунгами борьбы за создание исламской республики Дагестан, а фактически преследуя свои политические и корыстные цели, стали насаждать на Северном Кавказе чуждую его народам идеологию "ваххабизма" или борьбы за так называемый "чистый ислам". Хочу подчеркнуть, что ни "религиозный экстремизм", ни "исламский терроризм", ни "ваххабизм" не имеют ничего общего с истинным мусульманством, так как многовековой ислам, проповедуемый во всем мире, не приемлет насилия, тем более вооруженного. Под этими терминами понимаются только преступные проявления, прикрываемые религиозными лозунгами.

По данным спецслужб России, на Северном Кавказе "ваххабизм" стал проявляться в начале 1990-х годов, когда в ряде регионов началась активная и открытая пропаганда этого религиозного направления. "Ваххабиты" открывали свои мечети, издавали и бесплатно распространяли по сути реакционную литературу, под видом "защиты" исламских ценностей создавали незаконные вооруженные формирования. По данным Комитета по делам религий, созданного при правительства Дагестана, в 1992—1996 годах с участием иностранных спонсоров (международных исламских организаций) в республике было построено около 40 и отремонтировано 16 мечетей и 5 медресе, на что затрачено около 1 млн долл.

Дело даже не в том, что некоторые регионы подпали под влияние исламской пропаганды. Религия в Дагестане, да и в целом на Северном Кавказе, воспринимается как нормальное явление, присущее любому демократическому обществу. Суть в том, что транснациональный характер ислама, широкая деятельность антироссийски настроенных резидентов из традиционно мусульманских стран, уровень их современного обеспечения (как деньгами, так и вооружением), прозрачность границ республики позволили им в контакте с чеченскими боевиками и своими эмиссарами в Чечне создать ряд опорных пунктов на территории Дагестана.

Исламский экстремизм обосновывает терроризм как средство для достижения своей цели — установление основ исламского теократического государства, насильственное введение в общественную практику норм шариата и достижение единства мусульманского сообщества. Используя религию, террористы вербовали в свои ряды людей, конфликтующих с законом, находящихся в розыске за совершение преступлений, религиозных фанатиков, ликвидировали законную власть в так называемой Кадарской зоне республики и провозгласили в ней шариатское правление. Кроме того, они сотрудничали с другими преступными группировками, занимавшимися похищениями людей с целью получения выкупа, вымогательством и убийствами. Прокуратура Дагестана располагает неоспоримыми данными о том, что большинство похищенных граждан прятали именно в Кадарской зоне, а затем переправляли их в Чечню.

Еще раз подчеркнем: реакционные (экстремистские) исламские организации использовали терроризм как инструмент для достижения своих целей. Сам по себе террористический акт призван привлечь к организации, его совершившей, общественное внимание, пусть даже в шокирующей форме. При этом не исключается, что граждане, недовольные политикой государства, все-таки проявят интерес к этой организации и пополнят ее ряды.

"Исламский призыв"

В террористических организациях Северного Кавказа все большую активность стала приобретать форма иностранного наемничества. Так, по оперативным данным спецслужб, в незаконных вооруженных формированиях на территории Чечни насчитывалось около 3 тыс. наемников из Афганистана, Пакистана, Турции, Иордании, Саудовской Аравии и других стран. Их идейным и боевым руководителем в Чечне был (до своей гибели) гражданин США Хабиб Али Мохаммад Фатхи по кличке "Паки", прошедший спецподготовку в Израиле и воевавший в Афганистане.

В последние годы лидером зарубежных наемников был так называемый "бригадный генерал вооруженных сил Чечни" Эмир ибн Хаттаб, он же Ахмед однорукий, он же Черный араб, уроженец Иордании, гражданин Королевства Саудовской Аравии. Благодаря поступающей из-за границы финансовой помощи на территории Чечни была создана широко разветвленная сеть диверсионно-террористических баз и лагерей, где в качестве инструкторов работали иностранные наемники. Именно через них осуществлялось снабжение незаконных формирований оружием, обмундированием, финансовыми средствами.

После вывода советских войск из Афганистана, воевавшие против них хорошо обученные и вооруженные экстремисты оказались не у дел. Они возвращались домой с верой в свою непобедимость. По имеющимся сведениям, в вооруженные формирования, вторгшиеся в августе 1999 года в Дагестан, входили моджахеды, проявившие себя еще в Афганистане. Исламские боевики стали одной из опор развития терроризма на Северном Кавказе, в том числе и в Чечне, в Таджикистане, в Северной Африке, на Ближнем Востоке и даже в самих США.

Для достижения своих целей террористы разработали и провели широкомасштабную акцию "исламский призыв", предусматривавшую создание на территории Северного Кавказа военизированных формирований по образцу афганского движения "Талибан". Цели подготовки боевиков четко отражены в выступлениях Хаттаба перед выпускниками созданных им лагерей: "Ваша задача — сеять смертельный ужас среди тех, кто продал Аллаха. Они каждый час должны чувствовать холодную руку смерти... Тех же, кто захочет встать под святое знамя Пророка, необходимо вязать кровью".

Лагеря Хаттаба стали центрами обучения международных террористов, где диверсионно-террористическую подготовку проходило более 10 тыс. чел., причем не только представители Северного Кавказа, но и государств других регионов, как правило, с нестабильной внутриполитической обстановкой. О международной террористической деятельности боевиков Хаттаба свидетельствуют террористические акты, в частности покушения на жизнь президентов Грузии и Узбекистана, в которых принимали участие выпускники этих лагерей.

На территории Дагестана за короткое время боевики совершили нападения на военнослужащих мотострелковой бригады (г. Буйнакск) и на отделы милиции, с оружием в руках вторглись на территории Цумадинского, Ботлихского, Новолакского районов, взорвали жилой дом в г. Буйнакске, в результате чего погибло 64 человека, принимали участие в захвате больницы и убийствах мирных граждан в г. Буденновске, в захвате заложников и убийствах милиционеров в г. Кизляре, в вооруженном противостоянии в селе Первомайском.

Хаттаб стал заявлять о необходимости "чеченскими методами" добиться так называемой независимости и для Дагестана. Именно в этих преступных целях был создан плацдарм в Кадарской зоне нашей республики, где в хорошо оснащенных лагерях дагестанская молодежь проходила военную и диверсионную подготовку.

Одновременно под крышей благотворительных организаций, исламских центров, культурно-просветительских учреждений на территории Дагестана проводились разведывательно-подрывные акции, велась пропаганда и осуществлялось финансирование "ваххабизма". Так, только в 1998 году из Королевства Саудовская Аравия и Объединенных Арабских Эмиратов для подготовки и вооруженного выступления боевиков поступили десятки миллионов долларов. Финансирование "ваххабизма" на Северном Кавказе осуществлялось через религиозную благотворительную организацию "Живое наследие ислама" (ее штаб-квартира находится в Кувейте), благотворительную организацию Саудовской Аравии "Саар Фаундейшн", благотворительную организацию "Спасение" ("Аль-Игаса") также из Саудовской Аравии, представительство международного благотворительного фонда "Беневоленс", благотворительные фонды "Аль-Хайрия" (Судан) и "Катар" (государство Катар), международную исламскую организацию "Таблиг" (Пакистан). Прокуратура Дагестана приняла меры по их ликвидации как учреждений, созданных и действующих в нарушение законов России. Установлено, что некоторые из них имели свои представительства в США, в связи с чем необходимо наладить взаимодействие наших стран для проверки правомерности деятельности — прежде всего финансовой — подобных структур. За 1995—2000 годы только Федеральная служба безопасности по Дагестану привлекла к уголовной ответственности 57 иностранных граждан, задержанных за незаконное пересечение государственной границы России.

В связи с возможным ростом активности исламских экстремистов особую опасность представляют планы по расширению масштабов наркоторговли, которые вынашивает, в частности, исламское движение "Талибан". По данным разведки, в конце ХХ века в непосредственной близости от российских границ активно работало более 30 мини-фабрик, выпускавших героин высочайшей очистки. Соглашение, заключенное между руководством движения "Талибан" и чеченскими боевиками, о долевом участии в прибылях от переброски азиатского героина в Россию и дальше в Европу приведет к тому, что одни получат новые рынки сбыта, а другие — необходимые для продолжения военных действий "быстрые" деньги.

Основной тактический замысел религиозных экстремистов при осуществлении вооруженного вторжения на территорию Республики Дагестан (август 1999 г.) заключался в захвате отдельных приграничных с Чечней районов, насильственном введении там шариатской формы правления и создании плацдармов для дальнейшего продвижения в глубь Дагестана. При этом они возлагали надежды как на поддержку своих идейных сторонников, так и местного населения. Однако абсолютное большинство жителей нашей республики не приняло чуждую нам идеологию "ваххабизма". При подготовке этого вторжения и в его ходе террористы широко пропагандировали идею установления насильственным путем исламской формы правления на Северном Кавказе, а один из религиозных лидеров даже издал в Дагестане так называемое "руководство к программе всемирного восстания мусульман".

Основанием для наведения порядка в Чечне и проведения антитеррористической операции стало варварское нападение с ее территории на Дагестан. Сам факт этого вторжения был воспринят дагестанцами весьма болезненно. Ведь именно они категорически осудили войну 1994—1996 годов в Чечне, именно дагестанцы не пропустили российские войска через свою территорию в эту республику и приняли у себя более 200 тысяч беженцев. Их "отблагодарили" похищениями людей, диверсиями, а в итоге — и настоящей агрессией.

Информационное противостояние

В ходе проведения антитеррористической операции на Северном Кавказе террористы развернули активную информационную войну против России с целью обеспечения международной и внутрироссийской поддержки своих преступных акций. При этом их главари рассчитывали (да и ныне надеются) на помощь международных экстремистских организаций и на поддержку ведущих стран Запада.

Для ведения информационной войны в составе бандформирований было сформировано специальное подразделение. Созданное чеченском идеологом Удуговым так называемое "Информационное агентство "Кавказ-центр" открыло в Интернете одноименный сайт, распространяет лживую информацию об успехах боевиков и больших потерях федеральных сил с целью сформировать у мировой общественности и руководства зарубежных государств негативное отношение к России. В этой войне используется порядка 100 прочеченских сайтов на русском, английском, арабском, французском и других языках, организованных представителями чеченской диаспоры в США, Великобритании, Финляндии, Литве и Эстонии. Кроме того, чеченские сепаратисты окрыли свои информационные центры в Азербайджане, Грузии, Украине, Литве, Финляндии, Турции и Польше. Через эти структуры они распространяют заведомо ложные сведения, призванные создать в общественном сознании Запада мифы о "зверствах русских солдат в отношении мирного населения", а также о "гуманитарной катастрофе на Северном Кавказе". Необходимо отметить, что многие зарубежные СМИ пользовались услугами чеченских информационных центров без какой-либо проверки распространяемых ими сведений. При этом, видимо, они руководствуются принципом: "чем чудовищнее ложь, тем быстрее в нее поверят".

Об этом, в частности, свидетельствует провокационное заявление Мовлади Удугова о причастности дагестанских граждан, погибших на атомоходе "Курск", к взрыву атомной подводной лодки. Аналогичные провокации предпринимались и ранее. Например, перед началом первой предвыборной кампании Путина и визитом в Россию комиссара ООН по правам человека одна немецкая телекомпания показала видеосъемки о пытках боевиков и их захоронении российскими солдатами. Пленка составлена из несвязанных друг с другом сюжетов, снятых в разное время года. Из четырех эпизодов, где в кадре видны трупы боевиков, ни один не свидетельствует о том, что с убитыми поступали бесчеловечно, не говоря уже о пытках и расстрелах.

В 1991—1994 годах чеченский терроризм носил уголовный характер: вооруженные банды захватывали заложников, нападали на автобусы с пассажирами и самолеты. Но при этом преступники не выдвигали политических требований. В 1994—1996 годах (при сохранении уголовного терроризма) возникли и новые явления: массовые похищения людей, террор в виде крупномасштабных воинских операций (Буденновск, Кизляр, Первомайское), а также похищения журналистов и миссионеров. На сопредельных с Чечней территориях преступники начали захватывать заложников, которых затем обменивали на арестованных боевиков. "Чеченский" терроризм приобретал все более отчетливый политический характер, подкреплялся бездействием, а зачастую и поощрением со стороны властвующих структур Чеченской Республики. Вершиной деятельности террористов стало заранее подготовленное и спланированное вооруженное нападение на населенные пункты Дагестана (август 1999 г.). В руки российских спецслужб попали планы террористов, которые отнюдь не назовешь уголовными. Как отмечалось выше, они носили скорее политический характер, то есть их задача — изменение территориальной целостности Российской Федерации и насильственное установление на Северном Кавказе иной формы правления.

Силовое противодействие

Выдвигаемые отдельными политическими лидерами Европы претензии к России о нарушении в Чечне прав и свобод человека являются безосновательными: чтобы в Чечне нарушались права человека, они должны были там "работать". Но о каком соблюдении прав человека можно говорить, если в 1990-е годы (в течение трех лет) в этой республике создавали шариатские суды, совершали дикие смертные казни, похищали людей. Именно в "независимой Чечне" требовали выкуп и рубили головы английским и новозеландским инженерам. Только из Дагестана похитили и вывезли в Чечню 590 человек, в том числе 157 женщин и 22 ребенка. По данным МВД России, в заложниках у боевиков остается около 800 человек различных национальностей, которых удерживают в качестве гарантии для спасения жизней самих боевиков.

Конечно, основная тяжесть по завершению антитеррористической операции должна лечь на силовые структуры, что требует от них повышенного внимания к деятельности экстремистских организаций как внутри страны, так и за ее пределами. Но немаловажную роль сыграли и следственные бригады, созданные для выявления и привлечения террористов к уголовной ответственности. Однако при расследовании таких дел, возникших в ходе антитеррористической операции, следственные органы Российской Федерации и Республики Дагестан, объявляя в розыск международных террористов, столкнулись прежде всего с проблемой установления их анкетных данных, с отсутствием каких-либо сведений об их прежней преступной деятельности, а также с отсутствием установочных данных на них в других странах — по местам их проживания или передвижения.

Прокуратура республики Дагестан в свое время санкционировала аресты и объявила в международный розыск таких террористов, как Хаттаб, Шамиль и Ширвани Басаевы, Мовлади Удугов и других, осуществлявших подготовку и непосредственно участвовавших в нападениях на населенные пункты Дагестана.

По фактам финансирования бандформирований в Чечне еще до 2000 года органы налоговой полиции возбудили 35 уголовных дел и привлекли к уголовной ответственности более 20 человек. А за последние три года на территории республики совершено 34 преступления этой категории, из которых 24 раскрыто. Всего к настоящему времени раскрыто 27 террористических актов, по которым осуждено 46 человек, в том числе 7 — к пожизненному заключению. Для сравнения: в 2002 году в Южном федеральном округе России было совершено 294 акта терроризма (ст. 205 УК РФ), из которых в Чечне — 272, в Дагестане — 7, по 5 — в Карачаево-Черкесии, Северной Осетии и в Ставропольском крае. Самая высокая раскрываемость этих преступлений в Дагестане— 89,9%, по Российской Федерации — 23,4%.

Постановлением Правительства России от 15 сентября 1999 года (№ 1040) "О мерах по противодействию терроризму" органам местного самоуправления предлагалось осуществить меры по усилению безопасности жилых микрорайонов, мест массового пребывания людей, объектов жизнеобеспечения и т.д. Проведенными прокурорскими проверками выявлено, что в отдельных случаях органы местного самоуправления республики подменяли живую конкретную работу формальным утверждением решений, планов и т.д. Так, 14 сентября 2001 года глава администрации Буйнакского района издал распоряжение "О принятии неотложных мер профилактического характера по предупреждению и пресечению террористических актов на территории района", а затем, 29 декабря, — "О мерах по обеспечению противодействия биологическому и химическому терроризму на территории района". Однако до недавнего времени администрация района не удосужилась определить даже круг объектов особой важности и жизнеобеспечения. К тому же установлено, что на территории республики многие религиозные организации допускают нарушение федерального закона "О свободе совести, свободе вероисповедания и религиозных организаций". В частности, не все их учебные заведения имеют государственную регистрацию и лицензию на право осуществления образовательной деятельности. В учебных программах не предусмотрено преподавание светских дисциплин, зачастую к религиозному образованию привлекаются дети в возрасте до 15 лет, не имеющие общего образования (среди нарушителей — исламские институты им. Юсуфа Хаджи, им. Саидмухаммад-Хаджи Абубакарова, им. Хасана Хильми, расположенные в г. Хасавюрт). Это создает благоприятную среду для проникновения экстремистских идей в сферу религиозного обучения. А контроль со стороны органов местного самоуправления, которые должны отслеживать процессы религиозного образования, не осуществляется.

Проведенной прокурором г. Дербента проверкой установлено, что на территории города функционируют 6 религиозных организаций, исповедующих ислам, не зарегистрированных в установленном порядке, и 4 религиозных учебных заведения, из которых 2 не зарегистрированы. На территории Дербентского района функционирует 31 организация мусульманского вероисповедания, из них 21 в установленном порядке не зарегистрирована, действуют 2 медресе. Эти учебные заведения регулярно посещали (с отрывом от учебы в общеобразовательных школах) несовершеннолетние дети.

Главам администраций городов Кизилюрта и Хасавюрта и трех районов — Казбековского, Гергебильского, Шамильского, а также Духовному управлению мусульман Дагестана (ДУМД) была направлена информация (10 ноября 2002 г.) для принятия мер по нарушениям, выявленным в ходе проверки деятельности религиозных образовательных учреждений относительно их уставных целей и задач. Однако ни одно муниципальное образование, ни ДУМД о принятых ими мерах не сообщили.

На основании проведенных недавно проверок по исполнению законодательства о противодействии экстремистской деятельности установлено, что такие нарушения полностью не устранены и повторяются. Кроме того, в некоторых религиозных учебных заведениях преподаватели не имеют специального образования. Например, из шести, расположенных в Карабудахкентском районе, к таковым относятся руководители четырех. Аналогичная ситуация в Бургимакмахинском филиале (Акушинский район) Исламского университета им. Имама Шафии г. Махачкалы и т.д.

Нельзя не обратить внимания и на чрезмерное, доходящее до фанатизма, увлечение населения республики религией. В отдельных случаях религиозные служители пытаются подменить законные органы власти, диктовать свои условия и т.д. Такие факты отмечались в Карабудахкентском районе. Например, в начале 2002 года религиозные деятели с. Доргели предприняли попытку освободить от занимаемой должности главу администрации села и председателя колхоза им. Коркмасова. Для этого они потребовали собрать сельский сход и обсудить вопрос о производственной деятельности колхоза, заслушать отчеты его председателя и главы сельской администрации. Федеральным законом "О противодействии экстремистской деятельности" такие действия признаются экстремистскими.

По имеющейся в прокуратуре Дагестана информации, в настоящее время за пределами республики, как правило в странах Ближнего Востока, обучается более 400 выходцев из республики. Но вместе с тем следует отметить, что, по данным, полученным из разных источников, в том числе и по сообщениям прокуроров, фактов экстремистской деятельности со стороны лиц, вернувшихся после завершения учебы, не наблюдается. Несмотря на это, проблема обучения выходцев из Дагестана за рубежом не должна сниматься с контроля правоохранительных структур и органов местного самоуправления.

Огромную роль в антитеррористической кампании сыграли спецслужбы России и Дагестана, на которые возложена обязанность оперативного сопровождения расследования и пресечения противоправной деятельности бандформирований. На их главарей, а также на непосредственных организаторов и исполнителей терактов в Москве, Волгодонске и Буйнакске объявленная амнистия не распространяется. К тому же очевидно, что нейтрализация этой части сепаратистов приведет к угасанию столкновений между боевиками и федеральными войсками. Вопрос лишь в сроках и методах. Российские спецслужбы дают понять, что не оставят без своего внимания главарей бандформирований, даже если тем удастся уйти из Чечни за пределы РФ. Руководители этих спецслужб весьма рассчитывают на содействие зарубежных коллег.

В этом плане между правоохранительными органами разных стран возможен и обмен так называемым "нестандартным опытом", в частности по нейтрализации или, проще говоря, ликвидации террористов. Например, как известно, Израиль не останавливается ни перед чем, чтобы покарать террористов, в этой стране их преступления не имеют сроков давности.

Международное сотрудничество

Следует отметить, что взаимодействие правоохранительных органов и спецслужб разных государств явно не соответствует нынешним требованиям, несмотря на растущую во всем мире угрозу международного терроризма. А религиозным экстремистам оказывают материальную и иную поддержку как в пределах страны, где они обосновались, так и из-за рубежа. Об этом свидетельствует их оснащенность современным оружием, техникой, финансовыми средствами. Так, в Дагестане при обыске в доме одного из граждан, подозревавшегося в связях с чеченскими боевиками, было обнаружено более 300 тысяч фальшивых долларов со многими степенями защиты, импортное типографское оборудование, клише, краски, бумага.

В деятельности международных террористических организаций, в том числе и прикрывающихся религиозными лозунгами, особую роль играет международный террорист № 1 Усама бен-Ладен, руководитель "Аль-Каиды" ("Основа"), которая считает главными врагами ислама США и Израиль. В одном из своих посланий он заявил: "С божьей помощью мы призываем каждого правоверного мусульманина, который хочет получить Божественное вознаграждение, внять Его приказу и убивать американцев и брать их деньги, где это возможно и когда это возможно". Бен Ладен организовал взрывы возле посольств США в столицах Танзании и Кении, в результате которых погибло около 500 человек, финансировал деятельность в Чечне и Дагестане Хаттаба, Абдуллы Малика, Мухаммеда Шарифа, Салех- эд-Дина и других международных террористов (Хаттаб уже убит). Региональные группы таких террористических организаций, как "Братья-мусульмане", "Хезболлах", "Хамас" действуют и в европейских странах и в США. Кроме того, в Соединенных Штатах заявили о себе и другие террористические организации исламистов — "Джамаат уль-Фукра" ("Совершенствующиеся"), группа Рамзи Юсефа, которая взорвала Центр международной торговли в Нью-Йорке.

Боевики-исламисты отличаются фанатичной приверженностью к религиозным идеалам, железной дисциплиной и высоким профессионализмом, используют новейшие достижения в сфере вооружений, транспорта и связи, являются источником угрозы для жизни огромного количества людей. В этой связи еще раз следует особо подчеркнуть необходимость межгосударственного сотрудничества в борьбе с международными террористическими организациями. Конечно, в динамике и структуре преступлений, совершаемых в отдельных странах, слишком много различий, чтобы отмечать какие-либо сходные тенденции. Но ряд особо опасных проявлений: терроризм, бандитизм, заказные убийства, контрабанда оружия, наркотиков, валютных средств и сырьевых ресурсов — несут аналогичную угрозу как для США, так и для России. Но если в Соединенных Штатах уже накоплен огромный опыт борьбы с преступлениями этой категории, то правоохранительные органы России столкнулись с ними только в последнее десятилетие и многое могут позаимствовать у своих коллег из США. Различия же в юрисдикции, в социально-экономическом и политическом положении наших стран не должны заслонять главного — общих проблем и обязанностей по борьбе с преступностью, особенно с ее наиболее опасными, организованными и транснациональными формами.

После распада СССР организованная преступность России не просто наладила связи с аналогичными структурами других стран, но и заняла на международной арене твердые позиции, стала влиять на экономику и политику государств. По оценкам специалистов Всемирного банка, из России ежегодно контрабандным путем вывозится до 50% валютных средств, а в стране до сих пор нет четкой границы между легальной и теневой экономикой.

В связи с распространением транснациональной преступности и на постсоветскую территорию в Концепции национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной в 1997 году, среди основных составляющих внешнеполитического курса отмечено "развитие международного сотрудничества в борьбе с транснациональной преступностью и терроризмом".

За последние 20 лет исламский экстремизм в виде терроризма заявляет о себе на огромной территории — от Индонезии и Кавказа до США. Формы его проявления различны: вооруженные конфликты, показательные террористические акты, исламские революции (например, в Иране и Судане) и т.д. Можно привести конкретные примеры, когда деятельность террористических организаций религиозного толка выходит за масштабы одного государства, с целью дестабилизации обстановки проникает во внутриполитическую жизнь других стран. Так, афганские талибы официально призывали объявить священную войну России, чтобы заставить ее прекратить антитеррористическую операцию в Чечне, 16 января 2000 года признали "Независимую Ичкерию", в Кабуле открыто ее представительство. Еще в 1998 году вице-президент Чечни Арсанов обещал, что расстреляет все российское руководство, от своего имени объявил войну США (после ракетных ударов по базам террористов в Афганистане и Судане). Лидеры чеченских боевиков Масхадов, Удугов и Басаев вложили около 12 млн долл. в коммерческие структуры и недвижимость Пакистана.

Более 100 боевиков чеченского, арабского и пакистанского происхождения, прошедшие спецподготовку в диверсионных школах, прежде всего в Афганистане (в районе населенного пункта Хост), были готовы к переброске в Чечню. Такой "транзит" осуществляется по туристическим каналам под видом преподавателей медресе или служителей культа через Турцию, Азербайджан и Туркменистан, а финансирует эти мероприятия Усама бен Ладен. Так, на встрече с чеченскими эмиссарами, состоявшейся в январе 2000 года в Кандагаре, он обсуждал с ними вопросы расширения масштабов этой помощи, в том числе речь шла об увеличении количества направляемых на Кавказ наемников, о расширении поставок оружия, боеприпасов и медикаментов.

Дело, по сути, дошло до создания своеобразного "интернационала террористов и экстремистов", который уже в ближайшей перспективе может взорвать стабильность в разных регионах мира. Учитывая это, Россия, со своей стороны, рассчитывает на понимание ее зарубежными партнерами недопустимости подобного развития событий, еще раз подчеркивает готовность к сотрудничеству в борьбе с терроризмом, в частности в сфере противодействия его расползанию по всему миру. А возможности развития этой угрозы, которые еще недооценивают политики, становятся все более пугающими по мере того, как растет ее деструктивный потенциал. К сожалению, вместо того чтобы объединиться и нанести терроризму мощный удар, демократические страны часто ограничиваются риторикой. Например, один из высших руководителей России назвал вооруженных "ваххабитов" в Дагестане "мирными верующими". Пока мы не можем договориться между собой, террористы, пользуясь свободой передвижения, разъезжают по всему миру и устраивают террористические акты, получая помощь от режимов, недружественных по отношению к тем или иным государствам.

Чтобы изменить эту ситуацию, необходимо создать широкий фронт борьбы с терроризмом, выработать общую для всех демократических стран стратегию поведения в кризисных ситуациях и строго ее придерживаться, усилить взаимодействие между спецслужбами и полицией разных стран, отрезать экстремистов от источников финансирования, сделать невозможным создание ими своих баз где бы то ни было. Кроме того, надо запретить всем СМИ говорить о террористах хоть что-то хорошее, какими бы благими намерениями это ни диктовалось. Террористов нужно поставить вне закона во всем мире, ловить и уничтожать, как бешеных собак. Делать это следует сообща, чтобы ни один преступник не мог найти себе безопасного убежища. Справиться с ними поодиночке не удастся никому.

Однако это сотрудничество не должно замыкаться лишь на борьбе с терроризмом, есть и другие проблемы международной преступности, нуждающиеся в совместном разрешении: наркобизнес, отмывание "грязных" денег, розыск уголовников, фальшивомонетничество, угон автотранспорта и другие проявления, материально подпитывающие террористическую деятельность. В решении этих проблем соответствующим специалистам нашей страны, в том числе и прокуратуре Дагестана, было бы полезно изучать американский опыт, а также получать информационную и техническую поддержку от соответствующих служб США. В свою очередь и мы готовы обмениваться своим опытом со своими коллегами из других государств. В качестве спецмероприятий по борьбе с международной преступностью можно назвать следующие направления: оперативное внедрение, контролируемую поставку, оперативный эксперимент, создание и использование легендируемых предприятий. Особое значение имеет институт штатных негласных сотрудников. Однако если инструкция Генерального атторнея США, регламентирующая тайную операцию, опускает, что она может включать "приглашение к совершению противозаконных действий и создание возможностей для противозаконных действий", то законом РФ "Об оперативно-розыскной деятельности" подобные мероприятия запрещены.

У правоохранительных органов России, в том числе республик Северного Кавказа, есть возможности и желание сотрудничать с такими структурами США, как ФБР, Агентство по борьбе с распространением наркотиков (ДВА), Бюро по контролю над алкоголем, табачными изделиями и оружием, Службой иммиграции и натурализации, соответствующими структурами Министерства финансов и т.д. Мы хотели бы позаимствовать американский опыт работы по Программе защиты свидетелей. Могу привести пример, когда правоохранительные органы Дагестана оказались беспомощными в обеспечении доказательной базы при рассмотрении в судах уголовных дел в отношении террористов. По ранее упомянутым мною событиям в Кадарской зоне, на основании показаний потерпевших и свидетелей, а также других фактических материалов, следственно-оперативная группа прокуратуры республики установила и привлекла к уголовной ответственности более 130 боевиков-"ваххабитов". Однако после того как эти уголовные дела были направлены в суды, большинство свидетелей и потерпевших отказались от своих первоначальных показаний. Есть достаточно оснований полагать, что это сделано под давлением родственников арестованных боевиков, путем подкупов или угроз расправы.

Сотрудничество правоохранительных органов России и США целесообразно развивать и по таким направлениям, как совместные следственные и оперативно-розыскные мероприятия по конкретным уголовным делам, то есть организация межгосударственных следственно-оперативных групп, розыск "по горячим следам", формирование для совместного использования компьютерного банка данных, в который войдут сведения о структурах организованной и профессиональной преступности, об их лидерах и связях на международном уровне и многое другое. По линии следствия возникает обоюдная необходимость безотлагательного исполнения международных следственных поручений. Не знаю порядок их прохождения в правоохранительных органах США, но в России они находятся на особом контроле Генеральной прокуратуры, которая обеспечивает их исполнение в минимальные сроки. В феврале 2003 года мы обратились с таким поручением в правоохранительные органы Соединенных Штатов с просьбой установить получателей около 2 млн долл., перечисленных в эту страну дагестанским заводом "Эльмиэр", но до сих пор ответа не получили.

Государства, в том числе Россия и США, несут потери от противоправного вывоза капиталов за рубеж путем использования подложных таможенных документов, получения банковских кредитов под фиктивные контракты с последующей конвертацией и переводом их на счета в иностранные банки, а также путем уклонения от уплаты налогов. Полагаясь на отсутствие рабочих контактов и взаимодействия между правоохранительными органами, при сокрытии получаемых доходов граждане и юридические лица входят в сговор с представителями других государств, используют реквизиты несуществующих фирм. Такие примеры из следственной практики правоохранительных органов Дагестана можно найти по США, Франции и другим странам.

Криминализация внешнеэкономической деятельности начинает влиять и на мировой рынок. Так, перекрытие канала контрабандного вывоза ряда товаров из России через Прибалтику привело к повышению цен на бензин и к значительному подорожанию металлов на Лондонской сырьевой бирже, что еще раз подтверждает необходимость координации действий правоохранительных органов разных стран.

Выводы

Сотрудничество между ведущими государствами в сфере борьбы с международным терроризмом целесообразно развивать по следующим направлениям:

  • реальное выполнение всех договоренностей, достигнутых на встречах глав государств "восьмерки" по проблемам борьбы с транснациональной преступностью;
  • обмен представляющей взаимный интерес оперативно-розыскной, справочной, криминалистической и иной информацией;
  • проведение по запросам оперативно-розыскных мероприятий и отдельных процессуальных действий по делам такой категории;
  • обмен опытом работы, в том числе путем проведения встреч, конференций и семинаров специалистов;
  • планирование и осуществление скоординированных мероприятий, включая в необходимых случаях и проведение "контролируемых поставок" оружия, наркотиков и т.д.;
  • издание совместного бюллетеня по текущим вопросам борьбы с терроризмом, информирующего также о положительном опыте пресечения, раскрытия и расследования террористических вылазок;
  • обмен законодательными актами, методическими рекомендациями, содействие в приобретении учебной и научной литературы по этим вопросам;
  • помощь в подготовке и повышении квалификации кадров, в том числе организация стажировок в специализированных подразделениях по борьбе с терроризмом;
  • проведение совместных научных исследований, представляющих взаимный интерес;
  • оказание правовой поддержки путем обеспечения участия официальных представителей заинтересованной стороны в расследовании конкретных дел;
  • оказание помощи в розыске за рубежом денежных средств и имущества, нажитого преступным путем.

Сегодня же, как отмечено выше, наше сотрудничество с США и с другими странами в области оказания взаимной правовой помощи находится в зачаточном состоянии, необходимо активизировать усилия обеих сторон. В ином случае у России не будет возможности истребовать членов организованных преступных группировок, в том числе террористических, для привлечения их к уголовной ответственности, а у других государств возникнут проблемы борьбы с преступными группами, в которых есть выходцы из России.

Нам известно, что с 1991 года уровень преступности в США постоянно снижается, причем число тяжких насильственных преступлений — более быстрыми темпами, нежели количество имущественных преступлений. Отмечены и другие позитивные тенденции в решении проблемы борьбы с преступностью. Эти показатели — результат многолетних усилий по реализации соответствующих национальных и региональных программ. Именно поэтому нам необходимо осмыслить этот опыт с точки зрения возможности его практической реализации в России, в том числе и в Дагестане.

Особо следует отметить, что борьба с транснациональной преступностью ведется в основном в ходе реагирования на совершенные преступления, но еще не налажена совместная работа по предупреждению преступных посягательств, по разрушению международных связей преступных сообществ и, как следствие, — направленная на ликвидацию таких сообществ.

Чем мы (имею в виду правоохранительные органы Республики Дагестан) в настоящее время можем заинтересовать компетентные органы США? Во-первых, материалами о совершенных террористическими группами преступлениях и участниках этих группировок. Во-вторых, данными о возможном выходе дагестанских преступных групп или конкретных лиц на международную арену. В-третьих, сведениями о предстоящей закупке за рубежом, в том числе и в США, оборудования, товаров и т.д. на крупные суммы (для дальнейшего прослеживания движения этих денег). В-четвертых, обстоятельной информацией о событиях 1999 года и роли в них международных террористов. В-пятых, в наших силах обеспечивать максимальную безопасность для граждан США, временно пребывающих на территории республики. И, наконец, в- шестых, мы можем организовать сопровождение и охрану ценных грузов, прибывающих из Соединенных Штатов.

Возможности же правоохранительных органов РФ в этом сотрудничестве неизмеримо больше: создание банка компьютерных данных по всем вопросам организованной преступности, обмен опытом подготовки спецподразделений, проведение антитеррористических операций, оказание правовой помощи в непосредственном контакте, сотрудничество на базе Центрального бюро Интерпола России и многое другое.

Вместе с тем следует отметить, что Дагестан не нуждается в чьем-либо политическом покровительстве: республика входит в состав Российской Федерации и является ее субъектом, что с оружием в руках доказали дагестанцы, защитив целостность границ государства. Мы надеемся на равноправное и обоюдовыгодное сотрудничество в экономической, социальной, культурной и в других сферах.

И последнее. На наш взгляд, по итогам состоявшейся встречи руководителей правоохранительных органов России и США не надо ждать каких-то "судьбоносных" политических решений. Ведь никто и ничто не мешает нам строить взаимоотношения на принципе "наибольшего благоприятствования". Здесь необходимо наличие нашей доброй воли, готовность оказать посильную помощь своим коллегам.

Анализ причин и условий, способствовавших распространению экстремизма на Северном Кавказе, в том числе и в Дагестане, показал, что в числе важнейших в этом плане факторов — ухудшение жизненного уровня населения в последние годы, резкое расслоение общества на очень богатых и крайне бедных. Развал экономики, сокращение числа рабочих мест привели к "выбросу" на улицу массы людей, особенно молодежи, которая в поисках средств существования становится на путь совершения правонарушений. Этим не преминули воспользоваться идеологи религиозного экстремизма, которые разными посулами и незначительными денежными подачками вовлекали в свои ряды молодых людей. Недовольные своим социальным положением, рассчитывая на лучшую судьбу в новом исламском мироустройстве, некоторые из них по ложно воспринятым идеологическим ценностям, другие, стремясь чем-то заработать на жизнь, стали на путь совершения преступлений против государственного строя и общества.


SCImago Journal & Country Rank
  •  Пристав судебный  Торги судебных приставов! Полная база! Удобный поиск по категориям! Заходи pristavy-info.ru
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL