ТРУДОВАЯ МИГРАЦИЯ В КЫРГЫЗСТАНЕ

Айнура ЭЛЕБАЕВА


Айнура Элебаева, доктор философских наук, профессор, директор НИИ этнологии Международного университета Кыргызстана (Бишкек, Республика Кыргызстан)


Общая характеристика

Трудовая миграция (легальная и нелегальная) — важнейший фактор обеспечения работой граждан республики, что во многом обусловлено рядом социально-экономических факторов, характерных для переходного периода, в котором находится Кыргызстан со времени распада СССР.

Развитию этой миграции способствует также специфика демографической ситуации, особенно в южных областях страны, наиболее заселенных и демографически напряженных на постсоветском пространстве. Около 40% жителей данных областей — дети и подростки до 16 лет, 50% трудовых ресурсов — молодежь (16—29 лет), лица старше 60 — 7—8%. Соответственно, рынок труда здесь ежегодно пополняется значительным количеством молодых людей, пытающихся решить проблемы своего трудоустройства. Поэтому демографическое давление в этой сфере достаточно ощутимо.

В таких условиях насущные вопросы занятости решать очень сложно, особенно на этапе переходной экономики, когда они обострены замедлением экономического развития. Так, в 1990-х годах объем выпуска промышленной продукции уменьшился почти в два раза. По материалам Первой национальной переписи населения (1999 г.), за 10 лет уровень занятости городского населения снизился с 66,5% до 42,2%, сельского — с 67,3% до 64%, а доля иждивенцев увеличилась с 12% до 24,8%1.

Отсутствие работы создает предпосылки для роста трудовой миграции за пределы своих стран. В условиях переходной экономики она способна смягчить безработицу, амортизировать инфляцию, компенсировать снижение доходов, избежать резкого падения уровня жизни значительной части населения.

Как и большинство стран СНГ, Республика Кыргызстан (КР) — посылающе-принимающая страна, где экспорт рабочей силы преобладает над импортом. Следует отметить, что в ее внешней трудовой миграции, особенно в пределах Содружества, преобладает титульное население. В целом можно заключить, что трудовая миграция из Кыргызстана носит в основном масштабный характер, происходит стихийно, главные ее потоки можно классифицировать как временные, возвратные. В республике пока нет достоверного учета этих процессов, и официальная статистика существенно отличается от реальной ситуации.

В Конституции страны (статья 16-я) закреплено право граждан республики на труд. Это положение конкретизируется в Кодексе законов о труде, где определены правила и условия трудовой деятельности, а также гарантии защиты трудовых прав. Наряду со КЗОТом, к основным правовым актам, регулирующим внешнюю трудовую миграцию, относится закон "О лицензировании отдельных видов деятельности" и соответствующие постановления правительства. Кроме того, трудовые отношения граждан нашей страны, работающих за рубежом, регулируются рядом межправительственных документов, подписанных в последние годы. Заключены соответствующие региональные договоры между Центральноазиатскими республиками, а также соглашения с другими странами СНГ.

Наибольшее количество соглашений Кыргызстан подписал с Россией. В их числе — "О защите прав трудящихся мигрантов", "О взаимном признании образования и ученых степеней" и т.д. Соответствующие документы подписаны с Казахстаном, Узбекистаном, Таджикистаном, Азербайджаном. Подписаны также программы сотрудничества с Международной организацией труда и Международной организацией миграции.

Внешняя трудовая миграция

На институциональном уровне проблемами трудовой миграции в республике занимаются Департамент миграционной службы (ДМС) Министерства иностранных дел и Департамент занятости населения Министерства труда и социальной защиты.

Для получения необходимого разрешения работодатель представляет в Департамент МИД пакет документов. Разрешение выдается на срок до одного года. Однако при необходимости (по мотивированной просьбе работодателя) его можно ежегодно продлевать, но не более чем на пять лет. К тому же разрешением устанавливается квота на привлечение и использование определенного числа иностранных граждан и лиц без гражданства в целом и по группам профессий для работы на территории республики (не более пяти человек) в соответствии с квотой, определенной правительством и утвержденной Законодательным собранием Жогорку кенеша КР. Исходя из государственных интересов защиты внутреннего рынка труда, этот Департамент может увеличить или уменьшить предусмотренную квоту (в зависимости от основного вида деятельности работодателя). В случае неисполнения требований либо их нарушения Департаменту дано право приостановить действие выданного разрешения (до полного устранения недостатков) или аннулировать его.

Иностранным гражданам и лицам без гражданства, нанятым работодателем, выдают подтверждение на право трудовой деятельности в КР, которое в случае отсутствия разрешения считается недействительным. Чтобы получить такое подтверждение на иностранного работника, привлекающая его структура представляет в Департамент пакет документов — от копии трудового договора с ним до медицинской справки международного образца об исследовании его крови на ВИЧ-инфекцию. При этом условии оплата и охрана труда прибывших из-за рубежа, их социальное обеспечение и страхование, в том числе медицинское, определяются в соответствии с нормами законодательства КР и с учетом особенностей, предусмотренных международными договорами и соглашениями республики.

Департамент ведет реестр заключенных трудовых договоров между работодателями и привлеченными зарубежными работниками, направляет в Управление консульской службы Министерства иностранных дел и МВД информацию о выданных разрешениях и подтверждениях. Она служит основанием для оформления консульскими учреждениями нашего государства за рубежом иностранным гражданам киргизской визы с правом найма на работу, а в случаях, предусмотренных международными соглашениями КР, вместе с паспортом, выданным страной, гражданином которой является прибывший, — и основанием для безвизового въезда на территорию КР, разумеется, если международные соглашения не предусматривают иного порядка въезда.

Одно из основных направлений деятельности Департамента занятости населения Министерства труда и социальной защиты — подготовка соглашений, которые данное Министерство ежегодно заключает с администрациями областей и мэрией Бишкека. Главная цель этих документов — оптимизация региональных рынков труда и миграционных процессов внутри республики.

В соответствии со статьей 28-й закона "О внешней миграции" и постановлением правительства (17 сентября 2001 г., № 566) утверждена квота на привлечение иностранной рабочей силы (на 2003 г. по отраслям экономики и областям она составила 4 425 чел), которая распределяется пропорционально численности занятых на совместных предприятиях.

В рамках этого документа с ноября 2001 года Департамент занятости населения начал выдавать заключения зарубежным фирмам и предприятиям. Так, за 1 квартал 2003 года привлечено 226 иностранных специалистов, для чего выдано 77 заключений. К тому же в иностранные фирмы трудоустроены 1 923 гражданина республики2. Вместе с представителями ДМС Министерства иностранных дел специалисты этого департамента входят в состав экспертной комиссии, которая ведет мониторинг предприятий, привлекающих зарубежных специалистов, и регулирует трудоустройство безработных кыргызских граждан в действующие на территории республики совместные предприятия.

Для смягчения ситуации на внутреннем рынке труда в последние годы введена система лицензирования структур, занимающихся привлечением на работу иностранцев. При этом применяется принцип приоритетности трудоустройства граждан Кыргызстана и ограничение притока неквалифицированной иностранной рабочей силы в страну. Однако зарубежные фирмы игнорируют трудовое законодательство и социальные льготы, установленные в республике, поощряют неравенство в оплате труда иностранных рабочих и национальных кадров (при адекватности образования и квалификации). Это существенно нарушает международно-правовые аспекты оплаты труда и по сути является дискриминирующим фактором. Правда, если учитывать, что, ныне, по официальным данным, доля иностранной рабочей силы в общей численности занятых составляет лишь 0,1%, то упомянутое неравенство вряд ли можно считать фактором, дестабилизирующим рынок труда.

За 2002 год отдел внешней трудовой миграции ДМС выдал 319 разрешений на право привлечения иностранной рабочей силы (один из них дубликат) и 297 подтверждений на право трудовой деятельности. Если рассматривать процентное соотношение обратившихся за разрешениями в соответствии со страной прибытия, то Турция составляет 32%, Китай — 14%, отечественные, то есть кыргызстанские структуры — 20%, остальные страны незначительны. По сфере деятельности соотношение таково: торговля и общепит — 46%; промышленность, строительство и транспорт — 29%; здравоохранение, образование и наука — 17%; сельское и лесное хозяйство — 7%; кредитование, страхование и т.д. — 2%3.

Зарубежных работников в основном привлекают торгово-закупочные фирмы, их деятельность не влияет на развитие производства, однако направлена на вывоз валюты из республики. Доля участия европейских и американских компаний, главным образом горнодобывающих, составляет менее 15%.

Отдельно необходимо отметить, что республиканские СМИ все чаще публикуют информацию о растущем числе нелегальных иммигрантов в приграничных районах юга Кыргызстана. Они, по мнению экспертов и некоторых государственных чиновников, ухудшают социально-экономическую ситуацию, в частности, "благодаря" им работодатели снижают заработную плату, что может дестабилизировать положение в этих районах. Вблизи кыргызско-узбекской границы функционирует более десяти нелегальных рынков по найму дешевой рабочей силы, на которых пытаются трудоустроиться граждане Узбекистана. Однако при появлении сотрудников правоохранительных органов эти мигранты разбегаются.

По данным местных кыргызских властей, от 4 до 5 тыс. граждан Узбекистана подрабатывают в приграничных районах нашей страны. По словам рабочих, они получают меньше одного доллара (25—30 сомов) в день. Около двух тысяч из них заняты на сезонных работах, в том числе на хлопковых полях Джалал-Абадской области, большинство — нелегалы, то есть работают без контрактов. О каких-либо социальных и прочих гарантиях для них и речи нет, к тому же они боятся преследования полиции и рэкетиров. Нередки случаи, когда им ничего не платят и унижают. По мнению экспертов, крайне низкая оплата труда узбекских нелегальных иммигрантов весьма выгодна кыргызским фермерам, но теряет государство, так как работодатели никаких обязательств перед казной не несут.

"Нам хотелось бы урегулировать с Узбекистаном вопрос приграничной миграции рабочих. Но по не зависящим от нас причинам мы не можем решить этого", — отметила в интервью начальник отдела внешней трудовой миграции ДМС Министерства иностранных дел республики Каниза Иязалиева. Ташкент же пытается решить эту проблему лишь ужесточением контроля на границе, что не дает положительных результатов.

Что же касается внешней трудовой миграции кыргызстанцев, то, по данным Департамента миграционной службы Министерства иностранных дел, по состоянию на 14 апреля 2003 года только 10 фирм получило разрешение заниматься трудоустройством граждан нашей страны за ее пределами. Большая часть этих фирм предлагает им работу в дальнем зарубежье.

Согласно социологическому исследованию-интервью4, проведенному среди сотрудников агентств по трудоустройству, все респонденты утверждают, что перед заключением контракта они подробно объясняют своим клиентам их права и положения контракта, в котором оговариваются условия проживания и работы. А средства, затрачиваемые на мигранта кыргызстанской фирмой, затем возвращает принимающая сторона.

Следует отметить, что лучше всего, по мнению опрошенных, организован учет трудовых мигрантов в Южной Корее, где на время действия контракта им выдают карту — своего рода паспорт. В конфликтных ситуациях, вызванных нарушением прав приехавшего в место трудоустройства, он имеет возможность звонить в местный офис с просьбой о помощи, и вопрос решается представителем кыргызстанской фирмы. Однако эти фирмы не гарантируют полной защиты прав мигранта. Главное для них — заключить контракт, купить отъезжающему билет, а уже по прибытии он разбирается со своими проблемами. Вместе с тем руководители фирм отметили, что пока серьезных конфликтов не возникало, за исключением бытовых, личностных, для решения которых мигрант, как и любой гражданин страны, имеет право обратиться в полицию, а в случае болезни он может получить медицинскую помощь в местной клинике.

Несмотря на столь высокую оценку этими респондентами своей деятельности, не удалось выяснить, как же все-таки защищены права кыргызских трудовых мигрантов: никто из сотрудников этих агентств не показал ни оригинала, ни даже копии контракта. Однако все опрошенные трудовые мигранты жаловались, что у них нет необходимой информации, постоянной бесплатной консультационной службы ни в Кыргызстане, ни в государствах, где им приходится работать. А между тем в ДМС подготовлен ряд информационных материалов, в том числе Памятка для выезжающих в Российскую Федерацию, анкеты для готовящихся к сезонным сельскохозяйственным работам в Казахстане, образец миграционной карты, которую необходимо заполнить по прибытии в РФ, и т.д.

Безусловно, основная цель трудовой деятельности наших граждан за рубежом — заработки, которые их в целом устраивают, так как в масштабах КР это немалые деньги. По данным Департамента занятости, средняя заработная плата кыргызстанского "челнока", торгующего на рынках России товаром из Китая, составляет примерно 700—1 000 долл. в месяц (при начальном вложении не менее 2,5—3 тыс. долл.). Торговцы по найму получают на рынках в месяц 200—250 долл., из них 80—100 долл. уходит на питание и проживание. Заработки строителей примерно такие: чернорабочие — 180—200 долл., специалисты (электрики, маляры и т.д.) — 300—400 долл. при 12-часовом рабочем дне с одним выходным в две недели. В то же время устоявшаяся среднерыночная зарплата строителей при законном трудоустройстве составляет для чернорабочих не менее 350—500 долл., специалистов — 700 долл. и выше, при 8-часовом рабочем дне, одном или двух выходных днях в неделю и выплате отпускного пособия. В Алматы "челноки" в среднем зарабатывают 100—300 долл. в месяц, а на табачных плантациях около 200—500 долл. в сезон (на семью). Девушки, работающие в шоу-бизнесе в Корее, получают ежемесячно 350—400 долл. При этом мигранты вынуждены мириться с плохими условиями труда и жизни на чужбине.

Одна из особенностей современной трудовой миграции Кыргызстана — расширение ее границ. Особенно интенсивно осваиваются рынки труда Турции, ОАЭ, Кореи, Сирии, Ливана, Кувейта (с некоторыми из них заключены официальные контракты в этой сфере), а также государств Западной, Восточной и Центральной Европы, работают даже в таких отдаленных от республики странах, как США, Канада, Австралия. Наибольшей популярностью пользуется Великобритания, особенно ее столица — по экспертным оценкам, в Лондоне зарабатывают на жизнь от 5 до 8 тыс. молодых кыргызстанцев.

По специализации трудовая миграция в страны дальнего зарубежья представлена разносторонне: шоу-бизнес (танцовщицы), сфера услуг (официанты, гувернантки, домработницы, садовники), сельское хозяйство, строители (чернорабочие, специалисты — электрики, маляры, штукатуры и т.д.)

Хотя география миграции довольно обширна, в поисках работы жители республики в основном направляются в Россию и Казахстан. По данным посольств Кыргызстана в этих государствах, свыше 300 тыс. граждан нашей страны работают в РФ и 50—100 тыс. — в Казахстане.

Один из важнейших факторов привлекательности России — ее огромный рынок труда на фоне ухудшения демографической ситуации. К тому же в РФ относительно стабильная политическая ситуация, устойчивый экономический рост, более прочное положение российского рубля относительно отечественной валюты.

По данным Управления паспортно-визовой службы МВД России, на начало 2002 года в стране постоянно проживает свыше 25 тыс. граждан нашей республики, а временную регистрацию имеет более 41 тыс.5 Наиболее привлекательны для них Уральский и Сибирский федеральные округа (Красноярский край, Свердловская и Кемеровская области, Якутия и т.д.), Центральный округ (Москва и Московская область, Орловская область и др.), а также Санкт-Петербург.

Однако официальные данные не отражают истинную картину, так как значительная часть наших граждан получает регистрацию по месту пребывания на непродолжительный срок, довольно часто она фиктивна, многие вообще живут без регистрации, то есть фактически нелегально. Например, в Москве и Московской области официально временно зарегистрированы 3 313 кыргызстанцев, хотя их реальное количество превышает 10 тыс., а в летний сезон достигает 15 тыс. чел. Соответственно, все незарегистрированные находятся на нелегальном положении и устраиваются на работу незаконно.

Правовая основа контактов в этой сфере между Российской Федерацией и Кыргызстаном, а также Казахстаном и Кыргызстаном — межправительственные соглашения о сотрудничестве и взаимной помощи, подписанные в рамках СНГ в 1992—1994 годах. Кроме того, РФ и Кыргызстан заключили соглашение "О трудовой деятельности и социальной защите трудящихся-мигрантов", а 22 сентября 2003 года подписали протокол "О внесении изменений и дополнений в двустороннее Соглашение о трудовой миграции 1996 года", в котором предусмотрен ряд льгот для граждан нашей страны, временно работающих на территории России. Наряду с указанными межгосударственными документами отдельные договоры заключены с Уральским и Сибирским округом, а также подписан "Меморандум о сотрудничестве между Правительством Кыргызской Республики и Правительством Москвы и Российской Федерации по вопросам взаимного трудоустройства граждан Кыргызской Республики в Москве и граждан Российской Федерации — жителей Москвы в Кыргызской Республике".

Трудовая миграция в РФ осуществляется по трем основным каналам: через специальные государственные структуры, через посреднические фирмы (на основе заключения контрактов), а также по собственной инициативе, то есть самостоятельное трудоустройство (последнее — наиболее распространенный способ). По профилю работы всех прибывающих можно разделить на три основные категории: частные предприниматели — "челноки", торговцы по найму на рынках, рабочие на строительных объектах. Как правило, на территории России они находятся от нескольких недель до года.

Следует отметить, что в нашей стране уже накоплен значительный опыт временного организованного трудоустройства своих граждан в России (по 200 чел. в год), главным образом в Свердловской и Новосибирской областях, в Оренбурге и Тынде. С 2000 года организованный набор рабочих кадров в ближнем зарубежье проводит Уральский машиностроительный завод (г. Екатеринбург), куда за 2000—2002 годы из Кыргызстана выехал 161 чел. А неорганизованные потоки во многом зависят от наличия удобных транспортных магистралей, оптовых цен, таможенных сборов и т.д.

Что же касается соглашения "О трудовой деятельности и социальной защите трудящихся-мигрантов, занятых на сельскохозяйственных работах в приграничных областях", подписанного правительствами Кыргызстана и Казахстана, то оно вступило в силу 9 июля 2002 года. (Согласно ему Астана выделила ежегодную квоту в 7 500 чел.) После подписания этого документа в нашей республике созданы четыре частные фирмы. Три — на юге страны (в Оше, Джалал-Абаде, Баткене), откуда идет основной поток трудовых мигрантов в Казахстан, и одна — в Бишкеке. Как отметил в интервью автору этих строк руководитель Бишкекской фирмы, занимающейся отправкой кыргызских крестьян-табаководов в Алматинскую область, он в целом поощряет это соглашение, инициированное правительством Кыргызстана, доволен предусмотренными нормами регистрации мигрантов, системой договора с казахстанским частным агентством занятости, оговоренными в контракте условиями деятельности сторон. Возражений по конкретным пунктам правовых документов у него нет. Вместе с тем по ряду вопросов он выразил недовольство, прежде всего относительно сроков разрешения на право ведения трудовой деятельности, которое выдается на 1 год и на каждый вид деятельности отдельно. Работодатель отмечает, что в Казахстане введена бессрочная система, то есть до первого факта каких-либо нарушений. Оптимальнее, на его взгляд, было бы, если бы разрешение выдавали хотя бы на два года с правом заниматься трудовой деятельностью одновременно по разным направлениям.

Однако и выделенную квоту (7 500 чел.) официально зарегистрированные фирмы пока используют отнюдь не полностью. Так, в 2003 году основная часть людей по-прежнему выезжала нелегально, руководителей агентств абсолютно не заботит судьба сограждан после их прибытия на место назначения. Еще нет четкой организации въезда/выезда работников и у зарегистрированных фирм. С представителем казахской стороны, допустим, договариваются об определенном числе работников, а до места назначения доезжают не все: кто-то высаживается по дороге, в местах, где трудился прежде. В результате фирмы нашей республики терпят убытки, так как они оплачивают проезд и питание в пути, а казахская сторона должна по прибытии возмещать эти расходы за каждого мигранта. Но многие из них по дороге как бы "отсеиваются". К тому же не налажена система оплаты услуг, предоставляемых кыргызстанскими фирмами по трудоустройству.

Итак, межправительственные соглашения приняты, а механизма их реализации, государственного маркетинга, необходимой информационной и консультативной работы пока нет. Фирмы, получившие официальное разрешение на трудоустройство потенциальных мигрантов, сами дают объявления в СМИ, печатают и распространяют листовки, самостоятельно пытаются агитировать людей работать легально, в том числе знакомят их с официальными документами и т.д. Вместе с тем в Информационно-консультативном центре Министерства труда и социальной защиты собрана клиентская база данных, в которой имеются сведения по вакансиям, учебным курсам в масштабах республики, создан Интернет-сайт о вакансиях в ближнем и дальнем зарубежье, сформирован банк данных с текстовыми методиками и их компьютерными версиями. Кроме того, планируется открыть и специальное подразделение по сбору и обработке информации о вакансиях за рубежом и подбору для них граждан республики.

А вот Департамент по миграции Министерства иностранных дел ограничивается, со слов работодателей, лишь выполнением трех функций: выдает разрешения на право трудовой деятельности, снабжает фирмы необходимой законодательно-правовой информацией, принимает от них списки трудоустроенных мигрантов. В марте 2003 года была организована встреча юридических лиц, имеющих разрешение на право деятельности, связанной с трудоустройством граждан КР за границей, на которой представители данных фирм отчитывались о результатах своей работы.

Следует отметить, что руководство страны пытается контролировать процессы трудовой миграции в страны ближнего зарубежья. Так, по заданию правительства в 2002 году были созданы рабочие группы, в которые вошли специалисты Департамента по миграции МИД, сотрудники МВД и Минсоцтруда. Представители этих групп выезжали в Уральский, Приволжский (декабрь 2002 г.) и Сибирский (февраль 2003 г.) округа, где встречались с руководителями областей, сотрудниками Министерства труда и социального развития РФ, работодателями. На этих встречах обсуждались условия труда, социальной защиты и безопасности кыргызских мигрантов. Кроме того, для изучения их положения были организованы поездки депутатов Жогорку кенеша в Свердловскую и Новосибирскую области. Перед участниками всех этих мероприятий была поставлена еще одна задача — предотвращение возможных депортаций кыргызстанских мигрантов в связи с реализацией нового закона "О правовом положении иностранных граждан в РФ". В результате данных визитов были высказаны предложения об открытии в Самаре и Новосибирске консульств КР, которые бы защищали права кыргызских мигрантов. (По данным Посольства Кыргызстана в России, на 1 января 2003 г. их численность в этих двух городах составляла около 100 тыс. чел.) В настоящее время Консульство есть только в Екатеринбурге.

Проблемы безопасности

Почти все миграционные перемещения из одного государства на территорию другого содержат в себе определенные вызовы безопасности. Хотя вызовы и неравнозначны угрозам безопасности, в результате выезда человека ослабевают (порой даже рвутся) его социальные связи, сложившиеся в местах выбытия, а там, куда он прибывает, создается внезапное и не всегда законное дополнительное давление на такие связи.

Негативное восприятие мигрантов значительно сильнее ощущается по месту прибытия, что может обернуться угрозами для индивидуальной и групповой безопасности принимающего населения из-за обострения конкуренции на местных рынках труда и жилья, а также из-за вероятных столкновений этнических и субэтнических стереотипов и норм поведения, социальной и культурной маргинализации части мигрантов и т.д. Другими словами, в местах повышенной концентрации мигрантов, возможно появление определенных очагов социальной напряженности в среде представителей принимающей стороны.

Говоря о негативных последствиях массового наплыва трудовых мигрантов в РФ, следует отметить, что за счет этого фактора снижается цена рабочей силы на местных рынках труда, что невыгодно россиянам, создается угроза распространения заболеваний, роста преступности и безработицы. В регионах возникают проблемы обеспечения мигрантов жильем6. Поэтому, несмотря на очевидную экономическую значимость трудовой миграции для России, на административном уровне нередко проявляется неприязненное отношение к приехавшим, зафиксированы случаи административного произвола чиновников.

Исследователи отмечают, что под натиском нелегальных мигрантов из постсоветских государств в отдельных регионах России деформируются рынки труда7. К тому же для этих мигрантов характерен поиск не просто любой работы, а в первую очередь позволяющей иметь доходы, не контролируемые государством и его структурами. Причем работодатели привлекают этих людей чаще всего по устной договоренности, так как платят им гораздо меньше, нежели россиянам.

В то же время мигранты — не только субъекты, но и объекты безопасности. Поэтому они часто оказываются источником повышенной экономической или криминальной угрозы для принимающего населения. В основном это происходит тогда, когда не обеспечена даже безопасность местных жителей, когда они не охвачены системой социальной защиты, а их права охраняются законом не в должной мере.

Аспекты безопасности в этой сфере можно проанализировать на основе данных социологического исследования, проведенного автором этих строк в Екатеринбурге и Новосибирске (2002 г.). Респондентам, в частности, были заданы вопросы: "В какой мере Вас устраивает мигрантская жизнь?" и "Жалеете ли Вы о том, что стали работать на выезде?". Полученные ответы показали, что жалеют о том, что стали работать на выезде лишь около 10% опрошенных. Почти в два раза больше тех, кто не мог ответить однозначно. Видимо, они учитывали, что в любом случае их заработок здесь выше, чем бы они могли получать у себя дома, и смирились с тем, что за "хорошую жизнь" часто приходится платить неприятными психологическими ощущениями. Особенно трудно приходится работающим в торговле. Их жизнь сопровождают нервные стрессы, преследующие "челнока" на всем пути следования с грузом в Россию, на самом рынке, где они подвергаются прессингу не только со стороны владельцев торговых рядов, но и на улице, где любой милиционер может проверить их паспорта с наличием временной регистрации. К тому же в течение рабочего дня им часто приходится сталкиваться с сотрудниками патрульно-постовой службы и ФСБ.

В ходе социологического исследования в Екатеринбурге был также проведен экспертный опрос тех, кто по долгу службы занимается проблемами трудовых мигрантов из Кыргызстана. Большинство из них отметило сложность культурной и психологической адаптации приехавших, что затрудняет их отношения с местными жителями. Значительная часть экспертов указала также на проблемы, которые привносят мигранты в жизнь города: пьют, дерутся, нарушают правопорядок, усложняют криминогенную ситуацию. В то же время отдельные респонденты этой группы обратили внимание на факты ущемления прав и свобод мигрантов со стороны правоохранительных и других органов, что может создавать поводы для асоциального поведения прибывших и возникновения напряженности в местах их временного проживания.

По данным опросов, многим мигрантам приходится постоянно откупаться от милиционеров, проверяющих временную регистрацию. Так, по мнению нашего респондента, начальника Управления по делам миграции ГУВД Свердловской области, проблемы временной регистрации трудовых мигрантов из Кыргызстана — одна из основных трудностей, с которыми они сталкиваются. Прежде всего, это связано с бюрократическими препонами со стороны представителей правоохранительных органов. Официальная стоимость временной регистрации невелика, однако процесс ее получения затруднен, людям приходится тратить так много времени на хождение по инстанциям, что проще дать взятку. Поэтому большинство трудовых мигрантов пользуется услугами посредников, которые получают за это свою долю. В этой связи понятно, почему значительная часть приехавших не имеет разрешительных документов по месту пребывания. Таким образом, для одной стороны бесконечные проверки документов — источник дополнительного дохода, для другой — постоянное чувство незащищенности, страха быть униженным, необходимость оглядываться по сторонам и прятаться, чтобы не быть пойманным и оштрафованным из-за отсутствия необходимых документов. Все это сказывается на оценке мигрантами своего положения. Так, на вопрос: "В какой мере Вас устраивает мигрантская жизнь?" лишь 4,4% ответили, что она устраивает их полностью.

Кроме того, респонденты отмечали, что в городах России рэкет — обычное дело и ежемесячно отдается "дань" представителю криминальной структуры, что усиливаются исламофобия, нетерпимое отношение некоторой части россиян к мусульманам. В повседневной жизни это выражается в оскорблениях, предвзятом отношении к нашим соотечественникам. Представители кыргызских консульств, как правило, неизвестны местным кыргызстанцам, не пользуются у них авторитетом. В пример им приводят узбеков, "которых никакой казах не тронет, у них все организовано на должном уровне, за них есть кому постоять". Опрошенные высказывали мнение, что многое зависит от "силы государства в целом, президента", "наше правительство бессильно, не может заступиться за своих граждан".

Из исследования, проведенного автором в 2002 году в Казахстане, выявлены тяжелые условия труда и жизни кыргызских трудовых мигрантов на табачных плантациях. Рабочий день у них обычно длится с раннего утра до поздней ночи, они не имеют элементарных бытовых удобств, права нелегалов не защищены от произвола перекупщиков дешевой рабочей силы, мигрантов могут заставить трудиться, не обращая внимания на состояние их здоровья, были случаи побегов, побоев и т.д.

По поводу же проблем трудовых мигрантов, занимающихся торговлей на рынках Алматы, можно отметить следующее. Во-первых, в ходе нашего социологического исследования выяснилось, что эти проблемы связаны с получением временной регистрации и разрешения на право коммерческой деятельности. И то и другое стоит дорого. Прописку требуют годовую, что невыгодно для тех, кто приезжает на 2—3 месяца, так что им приходится все делать нелегально, через посредников. Поэтому у большинства мигрантов таких документов нет. К тому же власти Казахстана собираются вводить пенсионный налог, который должны будут выплачивать даже неграждане республики.

Подавляющая часть приехавших толком не знает свои права и обязанности. В Алматы были случаи, когда без предупреждения у кыргызов забирали детей и отправляли их в приюты, объясняя подобные действия то указом о запрещении труда несовершеннолетних (дети просто помогают родителям), то отсутствием документов на ребенка. Это еще один способ для вымогательства, так как детей отпускали только после подношения милиционеру определенной суммы.

На железных дорогах по пути следования через казахскую и российскую границы — произвол и террор. Даже названия некоторых станций вызывают у мигрантов непреходящий страх: таможенники, пограничники, милиционеры обоснованно и необоснованно отбирают паспорта, выкидывают груз, заставляя затем выкупать и то и другое, оскорбляют, избивают и т.д.

Наличие этих психологических факторов повлияло и на дальнейшие намерения трудовых мигрантов. Так, 7,4% респондентов в Екатеринбурге категорически намерены бросить "челночить", 11,8% — склоняются к такому решению, 35,3% — собираются продолжать работу, 41,2% — еще не определились. К основным негативным факторам респонденты относят и то, что им приходится трудиться не по специальности, а выполнять неквалифицированную тяжелую работу, на которую среди россиян не находится желающих. Почти половине опрошенных приходится переживать разрыв с семьей из-за невозможности устроить детей в дошкольные учреждения и школы России, что, безусловно, сказывается на стабильности семейных отношений. Так, ухудшение семейного климата, утрату взаимопонимания между супругами, между родителями и детьми отметили 40% респондентов.

Здесь уместно сказать, что и российские исследователи неоднократно обращали внимание на бесправное положение тех, кто приезжает в Россию на заработки. В частности, не определен статус этих людей (хотя о них принято говорить как о трудовых мигрантах), правоохранительные органы приравнивают их к "нелегалам", подвергают постоянным поборам и унижениям. Таких "нелегалов", приезжающих честно заработать на кусок хлеба, Россия третирует, словно все они матерые наркокурьеры или представители подпольных водочных цехов. Ситуацию надо менять, так как она ощутимо бьет по российским экономическим интересам. Необходимо разработать правовые акты для легализации приезжающих трудиться на благо той же Москвы или Самары8.

Работодатели сами устанавливают нелегалам зарплату. Исследования показали, что нередко людям приходится становиться нелегалами в силу местных обстоятельств, в частности потому, что работодатель не хочет платить за них налоги и социальные отчисления. Обследования выявили, что основная масса нелегалов живет в неприспособленных помещениях, снимает угол (одну комнату на несколько человек), у этих людей нет медицинской страховки на случай болезни.

Решение данных проблем возможно только на основе государственного регулирования миграционных процессов как в местах выхода, так и в местах вселения.

Нелегальная трудовая миграция — потенциальная угроза для социальной безопасности стран как в местах выхода, так и в местах вселения. В местах вселения она способна создать непредсказуемую ситуацию на рынке труда и усугубить криминогенную обстановку, вызвать нежелательные осложнения во взаимоотношениях с другими государствами. В странах выхода она размывает профессионально-квалификационный потенциал. Значительная часть трудовых мигрантов — высокообразованные люди, имеющие профессии и специальности. Но они готовы выполнять непрестижную, грязную и тяжелую физическую работу, не связанную с их профессиями и специальностями.

В свою очередь и Кыргызстан испытывает определенный наплыв нелегальной трудовой миграции, в основном из Афганистана, Китая, Турции, а также из стран СНГ. Во многом это объясняется тем, что наша республика — транзитный перекресток на юго-восточном направлении. В последние годы здесь появились небольшие группы мелких торговцев из государств Содружества и Китая, что в значительной степени обусловлено наличием в них довольно многочисленной кыргызской диаспоры. К нелегалам относятся и транзитные мигранты, которые рассматривают Кыргызстан как трамплин для выезда на Запад. Однако некоторая их часть оседает у нас. По оценкам экспертов, поток нелегальной миграции со временем увеличится, главным образом из Афганистана, Пакистана, Таджикистана и Китая, что связано с сохраняющейся военно-политической и социально-экономической нестабильностью в этих странах.

* * *

Итак, приведенные данные официальной статистики и материалы социологических исследований показывают, что социально-экономические последствия трудовой миграции населения Кыргызстана неоднозначны. Выезд на работу за границу оценивается позитивно, так как он обусловлен социально-экономической нестабильностью переходного периода в республике. Расчеты экономистов свидетельствуют, что эффективность экспорта рабочей силы в пять раз выше эффективности экспорта товаров. В некоторых арабских странах доходы от этой сферы деятельности составляют 20—30% валютных поступлений по национальному платежному балансу. К тому же мигранты отправляют денежные переводы семьям и родственникам, оставшимся дома, привозят валюту, ценные бумаги, товары бытового и производственного назначения. За счет возвратной миграции сокращаются затраты на подготовку и переподготовку кадров, на повышение квалификации персонала.

К отрицательным последствиям трудовой миграции относится то, что в результате выезда мобильных, предприимчивых квалифицированных работников, преимущественно горожан, в стране снижается качество трудового потенциала, растет дефицит специалистов. Это резко ухудшает работу промышленных предприятий, организаций и служб, в конечном счете может привести к замедлению темпов экономического развития, к серьезным проблемам с квалифицированной рабочей силой. Кроме того, происходят крупные сдвиги в численности и структуре работающего населения, которое отдает предпочтение возможностям трудоустроиться в принимающем государстве. Трудовые мигранты вынуждены соглашаться даже на самые непрестижные и низкооплачиваемые работы, на недостаточную социальную защищенность.

Массовые трудовые миграции из Центральной Азии влияют на семейный состав населения, на его половозрастные показатели, в определенной мере даже на снижение рождаемости, отмечаемое в последние годы. Местные сообщества уже столкнулись с проблемой деформации своей демографической, территориальной и социально-профессиональной структуры, что главным образом обусловлено "вымыванием" молодых и относительно молодых слоев населения. В определенной мере это приводит к нарушению социальных связей, усилению разобщенности сограждан, росту эмигрантских настроений в обществе, снижению патриотических чувств и настроений.


1 См.: Основные итоги Первой национальной переписи населения Кыргызской Республики 1999 г., Бишкек, 2000. С. 48—49.
2 Материалы Департамента занятости Министерства труда и социальной защиты.
3 Материалы Департамента миграционной службы МИД КР.
4 В феврале — марте 2003 г. автором статьи было проведено социологическое исследование.
5 Материалы Посольства Кыргызской Республики в Российской Федерации.
6 См.: Миграция в России: проблемы правового обеспечения / Под ред. М.В. Немытиной. Саратов, 2001. С. 107.
7 См.: Миграция и безопасность в России. М., 2000. С. 104—105.
8 См.: Миграция и информация / Под редакцией Ж.А. Зайончковской. М.: Центр изучения проблем вынужденной миграции в СНГ. Независимый исследовательский Совет по миграции стран СНГ и Балтии, 2000. С. 50—51.

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL