ПРОБЛЕМЫ МИГРАЦИИ НАСЕЛЕНИЯ В ТАДЖИКИСТАНЕ

Джамшед КУДДУСОВ


Джамшед Куддусов, начальник Управления рынка труда и занятости населения Министерства труда и социальной защиты населения Республики Таджикистан (Душанбе, Таджикистан)


За последние 14 лет этническая картина в стране значительно изменилась, во многом под воздействием факторов переходного периода. Так, по данным переписи населения 1989 года, таджики (титульный этнос) составляли 62,3% населения республики, узбеки — 23,5%, русские — 7,6%, татары — 1,4%, кыргызы — 1,3%, украинцы — 0,8%, немцы — 0,7%. На другие национальности (их более 20) приходилось менее 0,5%. Согласно же аналогичным данным 2000 года, доля таджиков увеличилась до 80%, узбеков — снизилась до 15,3%, русские составили 1,1%, татары — 0,3%, кыргызы — 1,1%, украинцы — 0,1%, немцы — менее 0,1%. При этом важно учитывать высокий демографический потенциал страны. За период между двумя переписями ее население выросло на 20,3%, составив 6 127,5 тыс. чел. К тому же за отмеченные годы численность афганцев поднялась с 2,1 тыс. до 4,7 тыс. чел., арабов — с 0,3 тыс. до 14,5 тыс., цыган — с 1,8 тыс. до 4,2 тыс. Вместе с тем в статистических отчетах появились новые национальности и народности: лакайцы, конграты, минги, дурмены, катаганы, барлосы и другие — в общем около 80 тыс. чел.

Период, прошедший со времени обретения в 1991 году республикой независимости, был по сути сложнейшим в истории таджикского народа, так как осуществляемый переход к рыночной экономике затронул все сферы ее жизни. Внешние потрясения — распад СССР и разрыв экономических связей — проходили одновременно с внутренними процессами, особенное влияние оказала гражданская война, из-за которой с 1992 по 1997 годы сам Таджикистан был страной, из которой бежали люди. Однако в последующем все они вернулись на родину. Сочетание всех этих событий стало катализатором миграционных процессов.

Сегодняшнюю социально-экономическую картину страны невозможно представить без внешней трудовой миграции. Она — самое крупное социальное явление периода вхождения республики в XXI век. Ныне трудовая миграция за границу — фактор, оказывающий решающее влияние на систему жизнеобеспечения практически подавляющего большинства семей Таджикистана. При этом серьезно ощущаются как положительные, так и отрицательные ее последствия, хотя активизируются и другие аспекты этого процесса: переезд сельских жителей в города, межрегиональная миграция, добровольное переселение из горных, густонаселенных регионов в долинную часть страны, планомерное перемещение из экзогенных территорий в безопасные места. Однако все перечисленные аспекты несопоставимы с трудовой миграцией за границу.

Таджикистан стал страной приема беженцев. В основном это граждане Афганистана и, по предварительным данным последней перерегистрации, проведенной Государственной миграционной службой при содействии офиса УВКБ ООН, их количество составляет около 2,6 тыс. чел. Среди них встречаются и те, кто никогда не имел в стране определенного статуса либо утратил его.

Как крупное социальное явление внешняя трудовая миграция началась в 1994 году. Хотя в стране пока еще не сформирована система ее полноценного учета, тем не менее, по результатам неоднократных исследований, проведенных Министерством труда и социальной защиты населения республики с 2001 по 2003 годы, каждый год на заработки выезжают 200—250 тыс. чел. (более 7% трудоспособного населения страны). Свыше 90% из них направляются в Российскую Федерацию, что подтверждено результатами переписи населения 2000 года, а также данными о продаже билетов и перевозке пассажиров, ежегодно предоставляемыми Министерством транспорта республики.

По данным масштабного исследования домашних хозяйств страны, на 1 августа 2003 года количество трудовых мигрантов, находящихся за ее пределами, составило 347 тыс. чел. Более половины из них — молодежь в возрасте 15—29 лет, 12—16% —женщины. Учитывая погрешность при проведении опроса в пределах 15—20%, к общему количеству этой категории граждан можно отнести 400—420 тыс. чел. При этом важно отметить, что в методологическом плане учитывались лишь те, кто выехал на работу за границу, имеет гражданство Таджикистана и поддерживает связь со своими семьями, оставшимися на родине.

Жизнь этих людей на чужбине довольно трудна. Они согласны выполнять любую работу, лишь бы не оказаться в числе выдворенных из страны пребывания. Примерно 10—15% из них трудятся легально, прошли все процедуры, обусловленные регистрацией. Подавляющее их большинство работает в государственных структурах, либо на больших предприятиях и в организациях частного сектора. Основная же часть мигрантов находится на нелегальном положении, занята на частных производствах или в домашних хозяйствах. Работодатели-частники не заинтересованы в официальной регистрации мигрантов, которые в связи с этим остаются вне социального страхования и медицинского обслуживания, а зарплату им выплачивают по самым низким расценкам. Массовым явлением стали случаи, когда работодатели вовсе не желают платить нелегальным мигрантам, которые при этом оказываются объектами наживы различных структур, включая криминальные группы, созданные их же сородичами.

Ежегодно проводимые исследования выявили ряд тенденций, в первую очередь рост среди мигрантов количества молодых людей, не имеющих трудовых навыков или востребованной на внешнем рынке профессии. Даже при наличии практического опыта работы по той или иной специальности высока доля молодых людей, у которых нет документов, подтверждающих наличие квалификации. В среде трудовых мигрантов постепенно увеличивается число женщин. В целом же эта миграция носит сезонный характер: пик выезда приходится на весенне-летний период, а возвращение — на осенне-зимний. Но в последние годы растет доля тех, кто остается на заработки более чем на год.

В советское время бытовало мнение, что среди всех народов СССР таджики отличаются своим крайне низким уровнем территориальной мобильности. Согласно обследованиям, проведенным в 1970-е годы, миграционная подвижность коренных жителей сельской местности республик Средней Азии и Закавказья была примерно в четыре раза ниже, чем в аналогичных районах России, Украины, Белоруссии и республик Прибалтики. По данным переписи населения 1970 года, доля сменивших в предшествующие тому два года районы проживания составляла среди русских, украинцев, белорусов 5—6,7%, среди кыргызов — 2,5%, таджиков — 2,2%. Вместе с тем в 1960—1980-е годы в Таджикистане было широко распространено аграрное перенаселение. Как прежде, так и сейчас Таджикистан — трудоизбыточная республика. В частности, в 2002 году коэффициент естественного прироста ее жителей составил 22,5. А в те годы более 85% всего прироста сельского населения оседало в самих сельских местностях. Социальная емкость городов была ограничена и не могла обустраивать большие массы людей, считавшихся на селе лишними. Хотя трудовая миграция из республики существовала и в те годы, но столь масштабного и массового оттока, как в последнее десятилетие, в другие республики бывшего Союза в поисках работы не было.

В то время серьезными преградами на ее пути выступали низкий профессиональный уровень представителей коренных народов и плановый характер распределения рабочей силы. Высказывались самые разные мнения о мотивах роста территориальной мобильности трудоизбыточных регионов. Однако необходимо отметить, что низкие показатели нашей республики обеспечивались и советской социальной политикой, предусматривавшей гарантии для обеспечения физической выживаемости населения. Кроме того, нужно иметь в виду и то, что даже при аграрной перенаселенности и трудоизбыточности в пределах самого Таджикистана у людей была возможность заработать средства существования, достаточные для прожиточного минимума. Не было устойчивых мотивов для поиска денег и физической выживаемости в других союзных республиках.

Сегодня же мотивы территориальной подвижности серьезно изменились. Если в 1991 году уровень занятости трудоспособного населения в формальном секторе экономики республики составлял 78%, то в 2002-м — 53,4%. Существенно снизились и доходы населения. Так, по данным обследования 1999 года, около 83% жителей страны относились к категории бедных. Широко развивается и неформальная занятость.

Динамика занятости в 1990-е годы во многом определялась изменениями физического объема валового внутреннего продукта (ВВП). Однако за последние 10 лет эта зависимость была неодинаковой. До 1996 года падение объемов ВВП оказалось более значительным, чем сокращение занятости, а с 1997 года темпы изменения этих показателей постепенно уравниваются, так как именно в 1997-м начался рост объемов промышленного производства. Так называемый "коэффициент накопления труда" (или индикатор трудовых ресурсов), исчисляемый как разница между уровнем сокращения объема ВВП и уровнем занятости, составлял 45,8%, что характеризует скорость адаптации рынка труда к спаду производства и на этой основе — воздействие макроэкономических реформ на спрос рабочей силы. По предварительным данным обследования 2003 года, несколько повысился уровень жизни населения. Однако нынешние темпы роста экономики еще не позволяют существенно повлиять на внешнюю трудовую миграцию.

Это весьма сложное и неоднозначное явление, которому необходимо уделять пристальное внимание, досконально изучать и регулировать его во взаимосвязи с другими факторами экономической, социальной и политической жизни республики. В связи с этим государству следует активно влиять на процессы трудовой миграции за границу, реализовывать научно обоснованную политику в данной сфере, что предполагает обоснование основных целей, текущих и перспективных задач с учетом традиций, обычаев, национальных и исторических особенностей населения нашей республики.

Исходя из этого, за последние годы в стране разработаны существенные меры, направленные на создание нормативно-правовой базы, регулирующей миграционные процессы в целом и трудовую миграцию в частности. В 1998 году была принята Концепция государственной миграционной политики республики, которая определила основные цели и задачи в данной сфере:

  • присоединение страны к международным договорам в сфере миграции и выполнение соответствующих международных обязательств;

  • обеспечение защиты прав и интересов мигрантов в соответствии с международными правовыми нормами, Конституцией и законами республики;

  • развитие законодательной базы, регулирующей миграционные процессы;

  • совершенствование государственной системы управления миграцией и подготовка соответствующих кадров;

  • прогнозирование этих процессов, разработка и реализация необходимых государственных и иных программ в данной сфере;

  • предотвращение незаконной миграции;

  • заключение двухсторонних, многосторонних договоров в области миграции;

  • создание системы соответствующего контроля, унифицированной базы данных и т.д., отвечающих международным требованиям.

С 1999 года в стране действует закон "О миграции", в 2002-м он дополнен рядом специальных статей, регулирующих внешнюю трудовую миграцию. Кроме того, в 2001 году президент подписал указ "Об усилении борьбы с незаконной миграцией в Республике Таджикистан"; отдельным указом определен порядок выдачи разрешений (лицензий) на деятельность по трудоустройству наших граждан за границей и привлечению в республику иностранной рабочей силы; правительство утвердило Концепцию трудовой миграции за границу. Согласно данной Концепции основная цель государственной политики в этой сфере — социально-правовая защита граждан республики, временно работающих в других странах, регулирование миграционных потоков, предотвращение нелегального выезда за рубеж и утверждение законности в миграционном процессе. Для достижения намеченных целей, естественно, с учетом нынешнего периода экономических преобразований, в том числе и становления рынка труда, наиболее эффективным механизмом определено государственное регулирование внутренней и внешней занятости. Приоритет здесь отдан формированию системы обслуживания трудовой миграции на основе создания благоприятных условий для развития сети частных фирм-посредников.

В ноябре 2001 года парламент страны ратифицировал Международную конвенцию по защите прав трудящихся-мигрантов и членов их семей. К тому же республика присоединилась к Конвенции 1951 года о статусе беженцев. В рамках СНГ наша страна — участник Соглашения о сотрудничестве в области трудовой миграции и социальной защиты трудящихся мигрантов (15 апреля 1994 г.) и Соглашения о сотрудничестве государств-участников СНГ в борьбе с незаконной миграцией (6 марта 1998 г.). Таким образом, в законодательстве Таджикистана относительно миграции учтены практически все международные обязательства страны, и сегодня это законодательство, по нашему мнению, достаточно либерально, хотя и не лишено недостатков. Важный прорыв в регулировании данной сферы — создание системы перевода заработанных мигрантами средств на родину. Так, если в 2001 году их денежные переводы составляли 300 тыс. долл., то в 2003-м — 256 млн долл. (более 20% ВВП). Наряду с этим государству еще предстоит разработать меры по стимулированию инвестиционной активности трудовых мигрантов путем увеличения процентной ставки по их вкладам в твердой валюте в банках республики и установления размеров оплаты банковских услуг на уровне ниже мировых норм.

Внешняя трудовая миграция содействовала становлению рынка строительных услуг, транспортных перевозок, активному развитию и расширению сферы банковских услуг, повышению культуры труда и уровню профессионализма выехавших на заработки в другие страны.

Однако наряду с положительными факторами в регулировании данного процесса есть и множество недостатков, выявлен ряд отрицательные последствий для экономики и социальной сферы страны. Во-первых, за рубеж выезжают представители самых активных возрастных групп (от 20 до 45 лет), у которых наиболее высокий уровень производительности труда. Отрицательное влияние этого фактора пока смягчается их невостребованностью на родине. Но в стране уже наметился экономический рост, в частности началось строительство ряда крупных объектов, где нужны квалифицированные рабочие. Во-вторых, большинство выезжающих — семейные и холостые мужчины. Исследования показывают, что около 30% последних обзаводятся семьями в стране трудоустройства. В результате этого в республике возникла проблема невест, средний возраст их вступления в брак ныне достигает 30 лет, что является абсолютно новой проблемой для Таджикистана, а оставшиеся на родине дети и жены семейных мигрантов теряют кормильца, пополняя маргинальные слои общества. В-третьих, имеют место огромные потери человеческого капитала, что выражается в деградации профессий и квалификации. За рубежом подавляющее большинство мигрантов работает не по специальности. Приблизительные расчеты таджикских ученых показывают, что потери человеческого капитала (а они невосполнимы) за последние 10 лет составили не менее 15 млрд долл. В-четвертых, весьма неблагоприятны социально-экономические аспекты внешней трудовой миграции. К тому же сотни тысяч наших граждан становятся объектами чужеземной эксплуатации, политических спекуляций, их ассоциируют с наркотрафиком и наркоторговлей. В-пятых, Таджикистан санитарно не защищен от угрозы ввоза инфекционных заболеваний, особенно венерических и СПИДа.

Недостатки же в области регулирования трудовой миграции можно охарактеризовать следующими аспектами: слабо развита инфраструктура обслуживания, в частности информационно-правового обеспечения мигрантов, пока не создана система их предварительной подготовки, а также целевого профессионального обучения; нет системы эффективной координации деятельности всех заинтересованных структур, в том числе гражданского общества; трудовая миграция направлена в основном в Россию. Кроме того, в законодательстве нашей страны не предусмотрена мера ответственности за нелегальную организацию деятельности по трудоустройству за границей и привлечение иностранной рабочей силы; не создана атмосфера содействия развитию хозяйствующих субъектов, то есть фирм-посредников; нет программы инвестиций, в качестве которых целесообразно использовать сбережения трудовых мигрантов, и т.д.

Задача государственного регулирования миграции состоит в том, чтобы свести к минимуму отрицательные и развить положительные результаты данного процесса. Вместе с тем следует отметить, что в этой сфере есть и позитивные сдвиги. Принята программа внешней трудовой миграции, рассчитанная на 2003—2005 годы. Для ее реализации правительство разработало специальную систему, в частности, с 1 января 2004 года ввело карточки миграционного учета. При этом четко зафиксировано, что сведения, собираемые на их основе, будут использовать только для статистического обобщения, предусматривают сбор данных по полу и возрасту, региону постоянного проживания, специальности мигранта, причине и сроках его выезда, и, конечно, информацию о стране пребывания. К тому же на пунктах пропуска через границу не появился ни один новый чиновник, а сама процедура заполнения карточек не занимает много времени. Кроме того, в марте 2004 года правительство приняло решение о существенном расширении и укреплении потенциала Представительства Министерства труда и социальной защиты населения республики в Российской Федерации. Пересмотрены его задачи и функции, главные приоритеты которых — прием граждан нашей страны и оказание им содействия по всем аспектам трудовой миграции, а также экспертиза заключаемых фирмами-посредниками Таджикистана договоров о трудоустройстве с работодателями России. В рамках указанного решения даны поручения о подготовке предложений по введению в республике обязательного медицинского страхования граждан страны, выезжающих за границу. Кстати, подобная мера введена уже в РФ для въезжающих мигрантов.

В целом же все мероприятия в этой сфере будут успешно реализованы лишь при формировании стройной и сбалансированной системы государственного регулирования. Она могла бы пользоваться активной поддержкой государственных и негосударственных институтов, прежде всего широких кругов общественности, в том числе политических партий и неправительственных организаций. В этой связи важно сформировать именно национальную политику. Такая поддержка способна превратить внешнюю трудовую миграцию в действенный фактор повышения уровня жизни населения, позитивного решения инвестиционных и других долговременных проблем страны.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL