ВЛИЯНИЕ УРБАНИЗАЦИИ НА СТАНОВЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ СТРУКТУРЫ АЗЕРБАЙДЖАНСКОГО ОБЩЕСТВА

Сергей РУМЯНЦЕВ


Сергей Румянцев, преподаватель Бакинского филиала Московского государственного открытого университета (Баку, Азербайджан)


Последние двести лет истории Азербайджана — время быстрых качественных изменений, нередко носивших драматический характер. Казалось бы, вот-вот они приведут к построению современного, динамично развивающегося общества, с четко выраженной социальной структурой, ключевую роль в котором играет сильный и многочисленный средний класс. Но уже пронеслись первые годы ХХI века, эмоционально воспринимавшегося как некий особенный рубеж, а разговоры о необходимости создать развитое гражданское общество и укрепить средний класс продолжаются, не приводя, впрочем, к заметным изменениям. И все же следует отметить, что если некоторые исследователи оценивают события последних лет как положительные и считают процесс образования столь важного и необходимого нам среднего класса почти свершившимся, то другие жестко критикуют реформы 1990-х годов, зачастую определяя их не только как потерянное время, но и как преграду на пути развития страны. Мы возьмем на себя смелость предложить собственный анализ ситуации в республике, никоим образом не претендуя на то, что наши выводы — истина в последней инстанции. Отправной точкой нашего анализа станет урбанизация, как процесс, играющий важнейшую роль в дифференциации социальной структуры жителей любой страны, да и всего населения планеты. При этом сразу же отметим, что данный процесс следует рассматривать в русле глобализации экономики, ставшей возможной в результате создания современных коммуникационных технологий и единого финансового пространства. Процесс урбанизации — это, с одной стороны, результат глобализации, но с другой — главнейший ее "агент", без массового характера которого невозможно было бы говорить о создании постиндустриального общества.

Впрочем, что бы ни служило основой рассматриваемого процесса, нас прежде всего будет интересовать вопрос более прозаический: как урбанизация сказалась на конкретном повышении численности населения городов. Совершенно очевидно, что ее влияние прослеживается не только в быстром росте данного параметра, но и в увеличении количества городов. "Начиная с 1960-х годов, СССР пережил форсированную урбанизацию. В 1950 году в СССР в городах жили 71 млн чел. (39% населения), а в 1990-м — 190 млн (66%). При этом, в отличие от Запада, следствием ускоренной модернизации… стало появление очень большого числа новых городов"1. Однако, несмотря на то что последнее затронуло и Азербайджан, для него намного большее значение имел рост количества жителей Баку (исключение можно сделать только для Сумгаита).

Составители отчета "Человеческое развитие Азербайджана" связывают рост численности городского населения во второй половине ХIX века, особенно в Баку, с быстрым развитием нефтяной индустрии. Именно это "сделало Азербайджан одним из наиболее урбанизированных регионов Российской империи"2. В ХХ веке картина складывалась следующим образом: в 1913 году жители городов составляли примерно 24% всего населения Азербайджана, а в остальной части империи — 18%. После революции, в 1920—1930-е годы процесс урбанизации ускорился. Численность городского населения выросла в 1,78 раза — с 649 500 до 1 156 800 чел (с 28,1% до 36,1%). И этот процесс не прекращался на протяжении всего ХХ века. "Быстрая урбанизация была характерной чертой экономического развития в период с 1897 до 1995 года. Самые крупные инвестиции направлялись в наиболее важные для СССР сферы, в том числе в индустрию России, Украины, Азербайджана"3. Если же говорить о важнейших причинах роста городов, то это миграция в них сельского населения, естественный прирост жителей городов и превращение крупных деревень в города.

Здесь следует отметить влияние города на демографические показатели. Оно выражается в том, что "все демографические процессы проявляются в крупных городах более рельефно и, как показывает опыт, носят пионерный характер, становясь затем всеобщими, что в равной степени присуще как позитивным, так и негативным явлениям (например, снижение рождаемости и естественного прироста, малодетность и т.д.)"4. Особенно важна взаимозависимость величины города и уровня рождаемости в нем, как считает В.И. Козлов, еще и потому, что крупные города — эталон поведения и образа жизни для большей части населения страны, соответственно, и модель развития, в том числе и демографического. При этом связь между рождаемостью и величиной города прослеживается очень четко. Исследования показывают и то, что разница в уровне рождаемости жителей сел и городов весьма существенна. Однако для Азербайджана она была не столь заметна. Если во всех крупнейших городах России и Украины рождаемость была ниже, чем для всего городского населения Советского Союза, то у нас разница была менее выражена. Все же, несмотря на это, в целом по республике рождаемость была гораздо выше, чем в столице.

Таблица

Уровень рождаемости в Баку (число родившихся на 1 000 чел.)5

Город

Численность населения на 1 янв. 1980 года

1965

1970

1975

1976

1977

1978

1979

Баку

1 030

21,6

19,0

19,0

19,0

19,1

18,2

17,6

Видно, что рождаемость в городе постепенно снижалась. Разница же с показателями в целом по Азербайджану довольно впечатляющая. Например, в 1965 году рождаемость по республике составляла 36,6 на 1 000 чел., в 1975-м — 25,1, а в Баку — 21,6 и 19 соответственно6. Следует отметить и то, что эти показатели постепенно сближались (в сторону их понижения). Кроме того, в городах, особенно в Баку, рождаемость была ниже и из-за наличия в них большого количества некоренного населения, прежде всего русских, у которых данный показатель был ниже, чем у азербайджанцев. Если в 1970 году последние составляли 73,8% всего населения республики, то среди горожан — 60,8%. Вместе с тем в том же году доля городского населения среди собственно азербайджанцев составляла лишь 41,3%, к 1979-му увеличившись до 44,5%. В то время русские, составлявшие одно из основных этнических меньшинств республики, жили главным образом в городах, прежде всего в Баку (до 75% всех русских Азербайджана). Учитывая относительно низкий, по сравнению с азербайджанцами, уровень рождаемости у русских, можно отметить, что этот факт оказывал существенное влияние на уровень рождаемости в городах, особенно в Баку.

Хотя к началу ХХ века Азербайджан был самой урбанизированной частью Российской империи, в его городах проживало только 24% населения. Для сравнения, к 1920 году в Англии городские жители составляли 64%, в Германии — 40%, во Франции — 37%, в Бельгии — 49%, в Голландии — 45%7. Но в советский период численность городского населения в республике росла быстрыми темпами. В 1930-е годы таковых было уже 36,1%, а с 1959 по 1995 год их количество увеличилось в 2,24 раза, но в процентном соотношении повысилось не столь значительно — с 47,8 до 53. К 2000 году, по официальным статистическим данным, доля горожан даже снизилась — до 51%8. Правда, в оценке численности городского населения отмечается некоторый разнобой. Ряд независимых источников сходится на том, что фактически этот показатель выше, чем он представлен в официальных материалах. Составители сайта "Всемирная география" оценивают (на июнь 2001 г.) численность городского населения в 56%9. По статистическому справочнику "Страны мира" даже несколько больше — 57%10. Однако все источники сходятся на том, что численность городского населения превалирует над сельским.

В определенной мере разобраться в этом вопросе нам поможет сравнительный анализ населения Баку. Так, по состоянию на 1 января 1990 года, ежегодник Большой советской энциклопедии (1990 г.) оценивает количество его жителей в 1 779,5 тыс. чел.11. К концу столетия, по официальным данным, оно увеличилось лишь на 17,2 тыс. чел. (на 1 января 1999 г. — 1 796,3 тыс. чел.)12. И это при том, что, по данным БСЭ, в 1990-м в республике проживало 7 131,3 тыс. чел.13, к 1999 году, по официальным данным, — 8 016,2 тыс. чел.14 А количество населения Гянджи с 1991 года практически не увеличилось, тогда оно составляло 300 тыс. чел.15, к 1999-му — 300 500. Аналогичная ситуация складывалась и в других городах, например в Сумгаите. И это при том, что, по тем же официальным источникам, естественный прирост в Баку и Гяндже был достаточно высоким — 6,1 и 4,5 на 1 000 чел., соответственно16. Конечно, за эти годы республику покинули многие представители национальных меньшинств — русских и армян, которые в основном жили в городах. Вместе с тем значительное число беженцев и вынужденных переселенцев осело в городах, прежде всего в Баку и Сумгаите, заменив собой уехавших.

Реально сложившуюся обстановку можно охарактеризовать следующим образом: во-первых, количество населения Апшерона, особенно Баку, в последние годы заметно выросло; во-вторых, это произошло, несмотря на большой отток горожан; в-третьих, численность жителей других городов, в частности Гянджи, уменьшилась, что связано как с внутренней миграцией (переездом в Баку), так и с эмиграцией. Чтобы выяснить, к чему это привело, необходимо обратиться к этнической демографии. Сегодня все источники констатируют очень заметное увеличение в этническом составе населения республики доли собственно азербайджанцев. На то были как объективные причины (повышенная рождаемость), так и события конца 1980-х — начала 1990-х годов. На протяжении всей второй половины ХХ века их доля в населении республики увеличивалась быстрыми темпами. Однако это не соответствовало увеличению их численности в городах. В 1959 году в городах проживало 36,4% азербайджанцев от их общей численности, а среди горожан — 51,3%17, то есть почти половину населения городов составляли неазербайджанцы, прежде всего русские — 24,8% и армяне — 15,2%, хотя по отношению ко всему населению их доля была заметно ниже — 13,6% и 12,0%, соответственно18. К 1970 году численность азербайджанцев-горожан, по отношению к их общему числу в Азербайджане, составляла 39,7%, то есть несколько увеличилась по сравнению с 1959-м. К сожалению, с 1971 по 1989 год данных нет, но вряд ли они изменили бы картину в целом.

Теперь можно делать выводы. Несмотря на то что к началу ХХ века Азербайджан оказался самым урбанизированным районом империи, этот уровень был явно недостаточен, более того, весьма неравномерен, так как в то время данный процесс коснулся в основном Апшерона. Таким же образом республика пережила ускоренную урбанизацию советского периода: ее города имели немало сельских черт, в них не могло сложиться полноценного среднего класса. Нас не минула ни одна из сторон советской "деревенской" урбанизации, исчерпывающую характеристику которой дал А.Г. Вишневский. Вопрос в другом: как этот процесс развивается после распада СССР, была ли попытка изменить сложившееся положение?

Приведенные выше данные свидетельствуют, что выехавшие из республики представители национальных меньшинств были в основном горожанами. Далее, сегодня около 90% населения нашей страны — азербайджанцы, а доля их среди городского населения в советский период составляла не более 50%. В связи с этим напрашивается вывод: даже если в 1990-е годы численность горожан не менялась, это неопровержимо указывает на огромный приток сельского населения в города. К тому же следует особо подчеркнуть, что за исключением нескольких городов (Баку, Гянджа, Сумгаит) во всех остальных в гораздо большей мере превалировали сельские условия жизни, нежели городские. Поэтому население многих провинциальных городов так и не стало настоящими горожанами, оставшись по существу сельскими жителями. Огромный приток в города жителей села подтверждают и данные по беженцам. Так, на 1 июля 1995 года, по официальным материалам, в Баку насчитывалось более 285 тыс. беженцев и вынужденных переселенцев, в Сумгаите — свыше 71 тыс. (38,5% от их общего числа). Мы намеренно не затрагиваем проблему отъезда из республики собственно азербайджанцев, хотя она, по нашему мнению, — центральная. Достаточно упомянуть, что из их числа покинуло страну в поисках работы не менее 2 млн, среди которых огромное количество жителей городов, прежде всего интеллигенции. Если же учесть, что доля азербайджанцев-горожан была явно недостаточной, то можно прийти к выводу, что ныне в городах преобладает сельский элемент, особенно в Баку и Сумгаите. Измениться в среде, которая в большой степени воссоздает ту, в которой человек жил прежде, значительно сложнее. Можно сделать только один вывод: если и в советский период формирование городской прослойки в населении, как особой, обладающей рядом только ей присущих качеств, шло с большим трудом, то сейчас мы оказались отброшенными назад.

На это имеется и ряд других причин, прежде всего, развал экономики, повлекший за собой распад и фактическое уничтожение рабочего класса. Кроме того, новая система государственности во многом держится на непомерно раздутом штате государственных служащих. В республике ныне слишком значительно число полицейских, таможенников, всевозможных работников ЖЭК, муниципалитетов и т.д. Но вместе с тем по-прежнему в большой степени к государственным служащим относятся учителя и врачи. Развитие рыночных отношений практически остановлено, из-за раздутого бюрократического аппарата и коррупции жизнеспособный класс свободных предпринимателей так и не сложился. Предпринимательством занимаются в основном те же государственные служащие: только они могут позволить себе это в атмосфере ежеминутных поборов. Отсюда отсутствие реальной конкуренции, а значит, и реальной рыночной экономики. Средний класс не только не формируется, но и фактически уничтожена созданная в годы советской власти основа, на которой ему и следовало формироваться. Перенос же сельского образа мышления и традиций на жизнь в городе создал базу для развития местничества и клановщины, процветающих в стране, и, в свою очередь, способствующих росту коррупции и бюрократизации.

Все это, несомненно, привело к архаизации городского общества, вобравшего в себя многие черты средневековых отношений. Ничего не было сделано для преодоления негативных сторон урбанизации, которые мы привнесли из СССР. Ничего не сделано и для формирования жизнеспособного среднего класса — основы современного демократического общества. Правда, кое-что все же достигнуто, в центре города уже не пасут коров и овец. Однако в целом сегодня республика стоит перед еще большими проблемами, нежели те, которые возникли еще в советский период. "Завершение городской революции, предполагающее изживание "слободы", формирование полноценных средних городских слоев, становится безусловным требованием времени. Без этих слоев, без "третьего" сословия не обойтись, не выйти из тупика, не вдохнуть новую жизнь в каменные и металлические громады городов и заводов, созданию которых была жертвенно отдана жизнь застигнутых революцией крестьянских поколений"19.

Таким образом, уровень урбанизации в стране следует признать недостаточным, а крестьянский класс — самым многочисленным. Если же говорить о быстро растущей численности населения Апшерона (и собственно Баку), то оно обеспечено рабочими местами за счет катастрофически разросшегося административно-чиновничьего аппарата, а не вследствие подъема реального сектора экономики. Если крупный и даже средний бизнес прочно сросся с коррумпированным бюрократическим аппаратом и работниками силовых структур, то под гнетом поборов и мелкий предприниматель переживает не лучшие времена. Проблеск надежды можно увидеть в увеличении количества высокооплачиваемых (в сравнении, разумеется, с заработными платами в республике) квалифицированных специалистов, работающих в западных фирмах и организациях. Но и их немного. Например, по разным данным, в нефтяном бизнесе создано около 20 тыс. рабочих мест. Кроме того, многие представители упомянутой прослойки — потенциальные эмигранты. Рабочий класс весьма размыт, реально выпускают продукцию лишь несколько предприятий, например, относительно недавно открывшийся сталелитейный завод, на котором трудоустроилось около 800 чел. Но в целом, по сравнению с советским периодом, производство весьма сократилось. В то же время заметное оживление в строительном бизнесе привело к увеличению в этой отрасли числа рабочих мест — факт, несомненно, положительный, однако проблему он не решает. Что же касается высшего класса, то, учитывая специфику Азербайджана, в подавляющем большинстве он состоит из высшего слоя чиновничьего аппарата, и к тому же весьма немногочисленный.


1 Кара-Мурза С.Г. Советская цивилизация. Книга вторая. От Великой Победы до наших дней. Т. 2. М.: ЭКСМО-Пресс, 2002. С. 96.
2 Azerbaijan Human Development Report. Baku, 1996. P. 33.
3 Там же.
4 Сигов И.И. Урбанизация и развитие городов в СССР. Л.: Наука, 1985. С. 191.
5 См.: Там же. С. 24.
6 См.: Хорев Б.С., Киселева Г.П. Урбанизация и демографические процессы. М.: Финансы и статистика, 1982. С. 53.
7 См.: Вишневский А.Г. Серп и рубль. Консервативная модернизация в СССР. М.: О.Г.И., 1999. С. 80.
8 См.: Azerbaijan Human Development Report. P. 33.
9 См.: Всемирная география. Азербайджан [http://wgeo.ru/asia/aze.shtml].
10 См.: Статистический справочник Стран мира. Азербайджан [http://allworld.wallst.ru/page.php?nfile=Azerbaijan_pop&ctr=3].
11 См.: Ежегодник БСЭ. М.: Советская энциклопедия, 1990. С. 99.
12 См.: Statistical Yearbook of Azerbaijan. Baku, 2000. P. 54.
13 См.: Ежегодник БСЭ. М.: Советская энциклопедия. С. 99.
14 См.: Statistical Yearbook of Azerbaijan. P. 54.
15 См.: Гасанова А.А. Гянджа сегодня. Баку: Элм, 1991. С. 14.
16 См.: Statistical Yearbook of Azerbaijan. P. 54.
17 См.: Козлов В.И. Национальности СССР. Этнодемографический обзор. М.: Наука, 1989. С. 89, 93.
18 Там же.
19 Вишневский А.Г. Указ. соч. С. 111.

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL