РОССИЯ — АЗЕРБАЙДЖАН: ВОЗВРАЩЕНИЕ "НА КРУГИ СВОЯ"?

Фархад АЛИЕВ


Фархад Алиев, научный сотрудник Академии политического управления при Президенте Азербайджанской Республики (Баку, Азербайджан)


Исторически и географически недооценка роли России на Кавказе в целом, в частности на Южном Кавказе, а также обострение отношений с ней, чреваты массой отрицательных последствий, вне зависимости от внешнеполитических ориентиров, симпатий и антипатий правящих кругов Азербайджана. В качестве примера здесь можно упомянуть относительно недавние события в нашей республике, последовавшие в результате развала Советского Союза и обретения ею независимости. Впрочем, сказанное выше в равной степени относится и к России, поскольку выбор Кремлем правильной тактики и соответствующая расстановка акцентов, в том числе и на Южном Кавказе, имеют решающее значение для сохранения этой стратегически важной территории в сфере влияния Москвы.

Важный фактор, который необходимо учитывать при рассмотрении азербайджано-российских отношений, — западная, а точнее, американская политическая и культурно-экономическая экспансия в странах региона. "Соединенные Штаты дают высокую оценку геополитического потенциала Азербайджана в стратегически важном для американских интересов районе, указывая на его возможную ключевую роль регионального "опорного элемента" политики США не только на Кавказе, но и в Центральной Азии, Иране, на Ближнем Востоке"1.

Все это наносит ощутимый удар по самолюбию России, которая исторически считает Кавказ зоной своих интересов. Однако сегодня она уступает США (и не только в Азербайджане) в культурно-экономическом соперничестве. Если не учитывать заявления о необходимости создания многополярного мира, участившиеся с приходом В. Путина к власти в России, то Москва, увы, по сути, ничего не предлагает в качестве четкой альтернативы идеологии атлантизма и рыночной экономики в глобальном масштабе или же хотя бы в пределах постсоветской ойкумены.

Дипломатические отношения между Азербайджаном и Россией были установлены 4 апреля 1992 года, а через несколько месяцев, 30 сентября, правительства этих стран подписали соглашение о свободной торговле, затем был заключен и ряд других межгосударственных соглашений. Однако до начала президентства В. Путина отношения между этими странами характеризовались некоторой неопределенностью и негативными моментами, поскольку в начале 1990-х годов в Азербайджане господствовали антисоветские настроения, вскоре после распада СССР трансформировавшиеся в антироссийские. Возникли они на волне карабахских событий и фокусировались в основном на персоне президента СССР М. Горбачева, который, по мнению азербайджанской стороны, занимал проармянские позиции. Следует принять во внимание и январские события 1990 года — трагедию, произошедшую по вине тогдашнего руководства ЦК КПСС и вызвавшую многочисленные жертвы среди мирного населения. Сюда же необходимо добавить "непосредственное участие 366-го мотострелкового полка в этнической чистке в городе Ходжалы"2, а также участие военнослужащих тогда уже российской армии на армянской стороне в военных действиях в ходе карабахской войны. Все это не могло не сказаться на отношениях между Баку и Москвой.

Однако хотелось бы также заметить, что "однобокие" заявления отдельных азербайджанских политологов о том, что после развала СССР российские власти плохо относились к нашей республике, а потому, дескать, и отношения складывались плохо, в какой-то мере лишь "прикрывают" провалы азербайджанской внешней политики на российском направлении.

Сегодня, на наш взгляд, во взаимоотношениях двух государств можно выделить следующие основные "точки соприкосновения": карабахская проблема, статус и топливно-энергетические ресурсы Каспийского моря, Габалинская РЛС, экономическое сотрудничество, миграционный процесс.

Карабахская проблема

На данный момент эта проблема — настоящий камень преткновения. И в этом плане позиция России, как крупнейшей и влиятельной державы региона, чрезвычайно важна. Однако мы вынуждены констатировать, что позиция сия, мягко говоря, не проазербайджанская. Несмотря на непосредственное участие Москвы в процессе мирного урегулирования указанного конфликта, она до сих пор не предприняла каких-либо конкретных шагов в направлении хотя бы частичного его разрешения. Впрочем, на то есть ряд, скажем так, "стратегических" причин. Поскольку "долг платежом красен", вопрос в том, что (если утрировать) "с этого будет иметь" Россия. На данный момент маловероятно, что по тем или иным объективным и субъективным причинам правящие круги Азербайджана четко и однозначно займут выраженную пророссийскую позицию. Да и готова ли к этому сама Россия?

Вместе с тем следует также признать, что карабахский конфликт, ставший предтечей подобных же межэтнических конфликтов и в ряду последних послуживший одним из мощных факторов дестабилизации внутриполитической обстановки в тогда еще существовавшем СССР, был частью геополитической тактики Запада, который тогда проводил ее для уничтожения мощнейшего своего противника — канувшего в Лету Советского Союза. Здесь уместно отметить, что тогда уничтожался не столько "большевизм" или "красная зараза" (как об этом часто заявляют западные специалисты), сколько базис биполярного мира, "геополитический оппонент", "консолидированная и централизованная евразийская целостность". Ее существование, естественно, не позволило бы Западу (помимо всего прочего) при истощении мировых природных ресурсов, в условиях, осложненных демографическим ростом в странах так называемого "третьего мира" (см., например, отчеты, подготовленные для Римского клуба), получить доступ к огромной сырьевой базе как в пределах разрушенной страны, так и в других государствах, непосредственная экспансия в которые была невозможна в период существования биполярного мира. Сегодня же карабахский конфликт — определенный рычаг воздействия на развитие процессов в регионе как со стороны Запада, так и со стороны России.

Можно назвать массу возможных причин того, что с самого начала отношение Москвы к карабахскому вопросу сложилось так, как оно сложилось, а не иначе. Не вдаваясь в дебри истории и геополитики, попробуем указать некоторые из них. Во-первых, это сильное и хорошо организованное армянское лобби в России, способное оказывать влияние на принятие решений в ее высших эшелонах власти. Во-вторых, практически полное отсутствие подобной хорошо организованной азербайджанской структуры в России, увы, даже на сегодняшний день. (К сожалению, следует признать, что аналогичных, отлажено функционирующих структур, по сути, нет ни в одной стране мира, где компактно проживают азербайджанцы; трудно сказать, в чем здесь причина — в менталитете азербайджанцев или в отсутствии соответствующей стратегии у азербайджанских правящих кругов и плохой организационно-финансовой поддержке с "Большой земли".) В-третьих, правящие круги нашей страны не предпринимают необходимых шагов для создания и финансирования подобных структур (см. во-вторых) или хотя бы поддержки и поощрения (в координационных целях) деятельности ряда разрозненных образований, уже существующих сегодня, хотя и не идущих ни в какое сравнение с подобными армянскими структурами. В-четвертых, неадекватная внешняя политика Азербайджана в отношении РФ после обретения независимости, выражавшаяся в радикальной "прозападной" и "протурецкой" ориентации при полном игнорировании стратегических интересов Москвы и ее роли (хотя и в какой-то степени редуцированной). Сюда же можно отнести антироссийские выступления представителей Народного фронта в период его пребывания у власти, а также звучавшие как в указанный период, так и некоторое время после падения власти Народного фронта, антироссийские заявления параноидального характера из уст различных азербайджанских государственных деятелей, политологов и экспертов. И, наконец, в-пятых, не следует списывать со счетов определенные исторические и конфессиональные детерминанты проармянской позиции России, еще более четко проявившиеся благодаря наличию второго, третьего и четвертого пунктов, отмеченных выше.

Если выражаться лаконично, то непродуманная с азербайджанской стороны внешнеполитическая стратегия на российском направлении привела к плачевным результатам. Создается впечатление, что после развала Советского Союза политики, ответственные в нашей республике за те или иные внешнеполитические шаги на российском направлении, не учитывали весьма важный аспект: ввиду объективных исторических и геополитических причин именно Россия оказывала в прошлом и, несмотря на свое ослабленное положение, все еще оказывает и, скорее всего, продолжит оказывать в будущем значительное влияние на ситуацию в кавказском регионе, в том числе в Азербайджане.

Возьмем на себя смелость заметить, что вполне вероятными причинами азербайджано-российского сближения последних лет стали неудачи челночной дипломатии Минской группы ОБСЕ по урегулированию карабахского конфликта, невозвращение оккупированных территорий, ни к чему, по сути, не приведшие двусторонние встречи президентов Азербайджана и Армении, инициированные США. Сюда же следует добавить осознание того, что, может быть, "ключи от карабахской проблемы находятся в Москве", а также безуспешные поиски стратегических союзников на Западе (другой вопрос — можно ли вообще таковых на Западе найти?).

Нравится это или нет, мы вынуждены признать суровую правду жизни: осложнение российско-азербайджанских отношений чревато отрицательными последствиями в первую очередь для Азербайджана, а не для России. Отсюда вывод: в принятии политических решений необходимо руководствоваться доводами рассудка и сохранять здравый смысл. Эмоциональность и пафос в данном случае вредны.

Статус и топливно-энергетические ресурсы каспийского бассейна

Вопрос о статусе Каспийского моря — один из важных аспектов двусторонних отношений. Москва, естественно осведомленная о том, что Вашингтон объявил Каспийский регион зоной своих стратегических интересов, первоначально выразила негативную реакцию в отношении нефтепровода Баку — Джейхан. Однако ее "неприязнь" к строительству этой магистрали несколько смягчилась после того, как российская нефтяная компания "ЛУКойл" получила 7,5% акций в данном проекте.

В ходе визита президента России В. Путина в Азербайджан (январь 2001 г.) был подписан документ о принципах сотрудничества на Каспийском море, согласно которому обе стороны согласились разграничить его дно между сопредельными и противолежащими государствами на сектора (зоны) на основе метода срединной линии, "проводимой с учетом равноудаленности точек и модифицированной по договоренности сторон, а также с учетом общепризнанных принципов международного права..."3 Россия и Азербайджан пришли к соглашению, что в результате раздела за каждым прибрежным государством будут признаваться исключительные права в отношении добычи минеральных ресурсов и другой правомерной хозяйственно-экономической деятельности на дне моря. Помимо этого президенты двух стран высказались за создание "пятистороннего каспийского центра", который занимался бы мониторингом экологического состояния Каспия. По итогам состоявшегося в июле 2003 года 10-го московского совещания рабочей группы по Каспию Специальный представитель России на переговорах по статусу Каспийского моря Виктор Калюжный заявил, что "каждая из пяти сторон подчеркивает необходимость дальнейшего продвижения вперед и решения проблем Каспийского моря в ближайшее время"4. По его словам, решение всех пяти государств провести следующие переговоры уже через месяц в Туркменистане, можно расценить как наглядное свидетельство их стремления к "решению всех проблем Каспия и определению нового правового статуса этого моря"5.

Далее следует отметить, что по результатам визита в Баку главы российской компании " ЛУКойл" В. Алекперова еще в декабре 2001 года было принято решение об участии этой фирмы не только в проекте Баку — Джейхан, но и в других крупных проектах, связанных с разведкой и разработкой залежей нефти. В свою очередь вклад "ЛУКойла" в разработку расположенных в оффшорной зоне месторождений "Араз", "Шарг" и "Алов" может дать в будущем некоторый положительный эффект в разрешении спора между Азербайджаном и Ираном по поводу прав на данный участок6.

Следует признать, что расширение сотрудничества в сфере энергоресурсов Каспийского моря в какой-то мере способствует развитию российско-азербайджанских отношений в целом.

Вопрос о статусе Габалинской РЛС

Еще один важный пункт в азербайджано-российских отношениях — вопрос о Габалинской РЛС (ее строительство было завершено в 1984 г., функционировать начала в 1985-м). Она имеет для России стратегическое значение, поскольку обеспечивает ей наблюдение за ситуацией на Ближнем Востоке, в Персидском заливе и незаменима на случай ракетной угрозы. Как отмечает обозреватель Д. Литовкин, у России имеется восемь подобных станций предупреждения о ракетном нападении, зона же обзора антенны Габалинской РЛС "позволяет перекрывать районы возможных пусков оперативно-тактических ракет средней дальности, определять параметры и направление их движения, а также следить за космическими аппаратами, находящимися в зоне действия РЛС на южных рубежах России. В обслуживании станции заняты около 2 тысяч человек"7.

Согласно двустороннему соглашению, подписанному 25 января 2002 года, эта станция передана России в аренду сроком на 10 лет, за что Москва обязалась ежегодно выплачивать Баку 7 млн долл. В соглашении также предусматривается, что власти и военный персонал Азербайджана не получат доступ на станцию, однако им будут предоставлять данные, получаемые с помощью радаров. В то же время Россия согласилась привлекать местных жителей в качестве обслуживающего персонала базы и на подсобных работах8. Благодаря аренде РЛС "Россия полностью замкнула систему раннего предупреждения о ракетном нападении"9, а Азербайджан (помимо прочего) должен будет получить 31 млн долл. российского долга за использование этой станции с 1997 по 2001 год. По мнению российских специалистов, функционирование РЛС "позволит завершить разработку и обеспечит беспроблемный ввод в строй подобных объектов на территории России"10. Но по-прежнему не утихают споры относительно вреда, наносимого окружающей среде в результате деятельности РЛС.

Экономическое сотрудничество

В качестве показателя уровня взаимодействия двух стран в экономической и торговой сферах можно привести соглашения об устранении двойного налогообложения и о долгах. Эти документы свидетельствует об осознании партнерами необходимости создать нормативно-правовую базу, способствующую развитию их сотрудничества.

По результатам упомянутого выше визита президента России в Азербайджан и визита его азербайджанского коллеги в Москву (январь 2002-го) был подписан ряд документов, среди которых отметим соглашение о международном автомобильном сообщении (весьма важное, поскольку строительство автомагистралей, связывающих обе страны, будет способствовать беспрепятственному передвижению грузов), а также соглашение о сотрудничестве и взаимной помощи по вопросам соблюдения налогового законодательства. Кроме того, президенты подписали декларацию, в которой говорится о готовности сторон восстановить в регионе международные транспортные коммуникации. Россия отметила необходимость подключить Азербайджан к транспортному коридору Север — Юг (его создание предусматривается) и подчеркнула свою готовность участвовать в работе транспортного коридора Европа — Кавказ — Азия (ТРАСЕКА).

Комментируя результаты визита В. Путина в Азербайджан, бывший в то время депутат Государственной Думы РФ от партии "Яблоко" В. Лукин отметил: "...сейчас для закавказских стран настал период "расставания с иллюзиями", главная из которых — "Запад нас осчастливит и нам поможет"11.

К сведению, сегодня Азербайджан поставляет в Россию продукты питания и другие сельхозтовары, химическое сырье, электродвигатели, нефтяное оборудование. А Россия экспортирует в Азербайджан зерно и муку, стройматериалы, медикаменты, газетную бумагу, металл, трубы для бурения, турбины для электростанций, автомобили. Вместе с тем Азербайджан ежегодно закупает у России 4 млрд куб. м газа, а с 2002 года и электроэнергию (1,5 млрд кВт/ч в год), по трубопроводу Баку — Новороссийск транспортируется азербайджанская нефть (порядка 2,5 млн т в год)12.

Кроме того, Россия изъявила желание участвовать в модернизации и реконструкции металлургического, энергетического и агропромышленного комплексов Азербайджана, а также способствовать созданию совместных финансовых и банковских структур по инвестиционным проектам. Среди них: реконструкция метрополитена в Баку, сфера судостроения, восстановление предприятий птицеводства, развитие фармацевтической и легкой промышленности, организация совместных предприятий по переработке сельскохозяйственной продукции и производству электротехнических приборов. Намечается поставка в Азербайджан танкера, построенного на российском судостроительном заводе и предназначенного для перевозки нефтепродуктов на морских участках коридора ТРАСЕКА. (Азербайджанское государственное морское пароходство и российский завод заключили соглашение о строительстве четырех подобных танкеров13.)

Укрепление экономических и торговых контактов свидетельствует, что Россия старается расширять свое экономическое присутствие в Азербайджане, дабы сохранить и увеличить свое стратегическое влияние на Южном Кавказе.

Вопросы миграции

Миграционный процесс в Азербайджане, как и в ряде других бывших советских республик, стал особо проявляться в результате межэтнических конфликтов, возникших еще в Советском Союзе и после его распада.

В настоящее время, по данным различных российских источников, в России находится до 2,5 млн азербайджанцев. Только за последние четыре года Управление внутренних дел Москвы зарегистрировало в городе 800 тыс. человек, прибывших из нашей республики. Около 400 тыс. граждан Азербайджана ныне проживает в Санкт-Петербурге. Кроме того, выходцы из Азербайджана расселяются и в других регионах России. Так, в Иркутской области их почти 17 тыс., около 60 тыс. — в Красноярском крае, 50 тыс. — в Волгограде и приблизительно по 30 тысяч — в Свердловске и в Тверской области.

На миграционный процесс влияет рад факторов: в результате перехода на рыночные отношения значительно снизился уровень жизни населения республики, а социально-экономические трудности привели к появлению ужасающей материальной дифференциации нашего общества; оккупация около 20% территории в результате карабахского конфликта и потеря свыше 300 тыс. рабочих мест на этой территории; наличие в стране около 1 млн беженцев и вынужденных переселенцев; ухудшение социально-экономического положения районов, "завязанных" в большинстве своем на сельском хозяйстве и агропромышленном комплексе. Следует также упомянуть и безработицу. "Она — один из главных факторов, влияющих на миграционный процесс. В 2001 году экономически активное население Азербайджана, включая занятых и безработных, составляло 3 752 500 человек (47% его жителей). С 1990 года число занятых в государственном секторе резко сократилось, в 2001-м составив 32,4% работавших в экономике. Спад в промышленности привел к изменению структуры занятости по отраслям и отразился на снижении числа занятых в этой сфере с 9,8% в 1995 году до 7% — в 2000-м, в то же время наблюдалось увеличение данного показателя в <…> торговле и в сфере обслуживания"14.

Здесь нельзя не отметить и еще один немаловажный фактор — денежные переводы на родину находящимися на заработках в России азербайджанцами (ежегодно около 5 млрд долл.)15. Естественно, эти деньги позволяют выживать большому количеству безработных или существующих на небольшую заработную плату родственников тех, кто уехал на заработки в Россию, тем самым снижая уровень социально-политической активности первых.

По ряду причин большинство иммигрантов живет и работает в России нелегально, выплачивая взятки сотрудникам местных правоохранительных органов. Все находящиеся в РФ граждане нашей республики гипотетически составляет весомый аргумент для воздействия на ситуацию в самом Азербайджане со стороны России. Нетрудно представить, какой эффект окажет, например, целенаправленное и спланированное использование этих мигрантов в качестве возможного электората или же депортация на родину хотя бы 50% из них. Вполне вероятно, это приведет к дестабилизации ситуации в Азербайджане, что будет способствовать росту преступности, всплеску политико-социального недовольства "пассионарной" (термин Л.Н. Гумилева), а порою не только экономически, но и "криминально" активной части населения. Именно к означенной выше категории относится значительная часть граждан нашей страны, находящихся в настоящее время в России. Ведь не секрет, что это отнюдь не простое занятие — зарабатывать деньги на чужбине, тем более в стране, где масса своих (в том числе экономических) проблем и весьма сложная криминогенная обстановка.

Рассматривая вопросы миграции в общем контексте азербайджано-российских отношений, нельзя не затронуть проблему демографического кризиса в России (превышение уровня смертности над уровнем рождаемости). Аналитические исследования соответствующих российских институтов показали любопытные результаты: оказывается, что азербайджанцы как представители определенной этнокультурно-национальной группы лучше всего ассимилируются в недрах российского суперэтноса. Другими словами, данные, полученные на основе указанных исследований, свидетельствуют, что, как правило, дети от смешанных браков, одна из сторон которых — этнические азербайджанцы (азербайджанки), а другая — представители (представительницы) российского суперэтноса, уже во втором поколении в значительной степени теряют осознание собственной исторической этнокультурно-национальной принадлежности. Принимая во внимание вышесказанное, можно сделать вывод, что "азербайджанский элемент" в "демографическом теле" России приобретает особое значение с учетом необходимости для последней выхода из демографического кризиса и сохранения при этом собственной идентичности.

Следует также учитывать, что ужесточение в последнее время миграционных условий, вероятнее всего, направлено против представителей Юго-Восточной Азии, усиленно "внедряющихся" в РФ. Как показывают соответствующие исследования, эти мигранты практически не поддаются ассимиляции. Напротив, они способны ассимилировать в свою среду представителей других народов, в том числе и российского суперэтноса. В качестве примера можно привести тенденцию, характерную для представителей указанных групп: создавать в местах своего более-менее крупного компактного проживания своеобразные "городки" (так называемые "China Towns" и т.д.). При этом следует обратить внимание и на то, что у жителей подобных "городков" порою даже нет элементарных навыков общения на языке страны своего компактного проживания, то есть представители указанных этнокультурно-национальных групп в основном не проявляют желания "подстраиваться под местное население" и "растворяться" в автохтонном суперэтносе.

Таким образом, можно констатировать, что тотальная депортация из России граждан других государств, в том числе азербайджанцев, может (помимо всего прочего) не только "перекрыть кислород" и ликвидировать отдельную "статью дохода" сотрудников правоохранительных органов в России, но и привести к следующим негативным аспектам: к катастрофической нехватке рабочих рук, поскольку именно выходцы из республик бывшего СССР, включая граждан Азербайджана, выполняют значительную часть мелкой, а порой и "грязной", но необходимой работы; к усугублению "демографической проблемы", к тому же осложненной вероятностью утраты даже собственной идентичности (по прошествии определенного исторического периода).

Вероятно, именно с учетом вышеизложенного уже столько лет Баку удается согласовывать с Москвой вопрос о том, чтобы не вводить визовый режим между нашими странами и не ужесточать меры в отношении азербайджанцев. Другими словами, Россия "закрывает глаза" на те или иные нарушения закона со стороны "лиц кавказской национальности" и на коррупцию в своих правоохранительных органах, как бы "растворяя" выходцев с Южного Кавказа на необъятных российских просторах.

Заключение

Отношения Азербайджана и России, естественно, не исчерпываются указанными нами проблемами. Мы лишь вкратце затронули основные, по нашему мнению, аспекты двусторонних связей, которые в последнее время, может и медленно, но неуклонно улучшаются, особенно с приходом к власти в России В. Путина. Еще в бытность свою премьер-министром он подписал документ, озаглавленный "Основные положения развития отношений России с государствами-участниками СНГ на современном этапе", касающийся в том числе обеспечения стратегических интересов Кремля в нашем регионе. Таким образом, с достаточной уверенностью можно констатировать, что нынешнее руководство России уделяет первостепенное внимание "состоянию дел" на Южном Кавказе, пытаясь непосредственно контролировать соответствующие региональные процессы и проявляя стремление "вернуть" эту стратегическую зону в пределы своего прямого влияния.

С азербайджанской стороны также можно отметить позитивные тенденции. Все более четко они стали проявляться в период второго срока правления Г. Алиева, поддержавшего инициативу непосредственного двустороннего "диалога", с которой выступил его российский коллега.

Положительные изменения в этой сфере свидетельствуют об обоюдном желании восстановить прочные и взаимовыгодные двусторонние отношения. Россия рассматривает Азербайджан как одно из ключевых государств Южного Кавказа и Прикаспийского региона. Что же касается Азербайджана, то он осознал необходимость продуманного выбора внешнеполитических стратегических союзников.


1 Грунин В.Ф. Азербайджан: этот нелегкий суверенитет [http://www.e-journal.ru/p_bzarub-st2-3.html].
2 Азербайджано-российские отношения: проблемы и перспективы развития [http://www.irs-az.com/files1/1.html].
3 Азербайджано-российские отношения: проблемы и перспективы развития.
4 Central Asian News, 25 июля 2003 [http://www.centralasiannews.com/shtml/html/news.htm?new_id=5349].
5 Там же.
6 См.: Сохбеткызы Н. Соглашение между Россией и Азербайджаном продиктовано прагматизмом сторон [http://www.eurasianet.org/russian/departments/insight/articles/eav011402ru.shtml].
7 Литовкин Д. Опасность с юга // Известия, 30 октября 2002.
8 См.: Сохбеткызы Н. Указ. соч.
9 Литовкин Д. Безоблачное небо // Известия, 28 ноября 2002.
10 Там же.
11 Сайт партии "Яблоко" [http://www.yabloko.ru/Press/2001/010111.html].
12 См.: Central Asian News. Пресс-конференция Ильхама Алиева в ИТАР-ТАСС, 23 марта 2002 г. [http://www.centralasiannews.com/shtml/html/news.htm?new_id=2548].
13 См.: Central Asian News, 30 июля 2003 г. [http://www.centralasiannews.com/shtml/html/news.htm?new_id=5349].
14 Алиева Г. Миграция: куда и ради чего едут азербайджанцы? [http://www.caucasusjournalists.net/ItemPrint.asp?id=39].
15 См.: Алиева Г. Указ. соч.; Сулейманов Н. В СНГ миграция плохо совмещается с демократией // Независимая газета, 24 июля 2003.

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL