ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ОРИЕНТИРЫ КЫРГЫЗСТАНА

Карыбек БАЙБОСУНОВ


Карыбек Байбосунов, кандидат философских наук, координатор Бишкекского института социально-политических исследований (Бишкек, Кыргызстан)


I. Введение

XXI век — эпоха разработок технологий, тотальных геополитических решений, невиданных темпов процессов глобализации, которые мы ощущаем почти синхронно, в реальном времени происходящих событий. Глобализация стирает грани между большими и малыми странами. Фактором геополитической силы становится не только экономическая и политическая мощь любого государства, но и история его народа. Кыргызская государственность, имеющая тысячелетнюю историю, признана ООН как знак древности кыргызов, генетические корни которых формировались в тот же период, что и корни таких народов, как китайцы, индийцы, евреи, армяне, туркмены и таджики.

После распада Советского Союза прекратилось противостояние между двумя сверхдержавами и их сателлитами, однако на планете остались другие, не менее острые, противоречия и вызовы. Мир разделен на сферы влияния больших держав, и борьба между ними набирает новые обороты. Эти процессы затрагивают не только могущественные, но и развивающиеся страны. В процессе поисков современными государствами достойных партнеров и рынков сбыта своей продукции повышается роль регионального сотрудничества.

Вместе с тем при разработке и реализации новых доктрин, современных идеологем и концепций развития размеры стран большого значения не имеют. Борьба между "морскими" и "сухопутными" державами и ближайшими их союзниками определила геополитические ориентиры каждого субъекта международного права. Вновь растет роль личности в истории. Нам не безразлично, что наша земля становится ареной геополитических игр и борьбы за ресурсы. От внутриполитического климата и государственного курса каждой страны зависит система ее отношений с другими государствами. Классические понятия геополитики: "почва", "рельеф", "климат", "национальные характеры", "политический режим", "ориентация Запад — Восток" — переживают ренессанс в новом чтении (или новую рефлексию в современном мире).

II. Общая карта страны

Кыргызстан — страна сухопутная — по горизонтали, горная — по рельефу, а по климату — резко континентальная. В республике ныне проживают представители свыше 80 национальностей, но основной ее демографический контингент — кыргызы (почти две трети численности населения). По культуре, истории и характеру государственного строительства республика относится к евразийскому типу социального устройства, система общественных отношений преимущественно традиционалистская.

Мышление среднего кыргызстанца колеблется в диапазоне от феодального родового сознания и реликтового коммунистического до виртуального постмодерна. По основным социально-политическим пристрастиям население тяготеет, с одной стороны, к авторитарности, с другой — к демократическому типу общественных отношений. Среди государственных мужей и значительной части простого народа немало сторонников сталинизма, "буржуазные" ценности (рынок, капитал, бизнес, финансовые и промышленные группы) еще не закрепились в общественном сознании. Весьма тонкий слой интеллигенции придерживается праволиберальных взглядов. Тем не менее, несмотря на такие противоречия, в стране создан крепкий фундамент новой государственности, основу которой составляют либерально-демократические принципы отношений между властью и обществом. Эта мозаика определяет природу нового нациогенеза и геополитические ориентиры страны на будущее.

Геополитическое пространство Кыргызстана находится как бы на "шве" трех исторических реалий — исламской, христианской, буддийской. При выборе правильных стратегических моделей развития этот "шов" сможет скрепить отношения Запада и Востока вокруг нашей страны. 2200-летие кыргызской государственности, по решению ООН широко отмеченное в 2003 году, сопряжено с достижениями авангардной политической и социальной мысли современного мира. Сверхзадача каждого народа — найти собственные истоки, выявить историческую природу, определиться со своими этногенетическими истоками, что позволит получить целостную карту и реальные образы будущего.

Если с общечеловеческих позиций рассуждать о судьбе своей страны, то картины ее грядущего неоднозначны и пестры, подвижны и многомерны. Для нас нет удобного угла эскапизма, чтобы избежать предстоящего шока новой реальности, где возможна суровая борьба за выживание. В то же время традиционалистские проекты сохранения идентичности народа не могут обеспечить надежную основу его видоизменения в процессе нового нациогенеза.

Кыргызстан определил три главные оболочки (атомарные кольца) своей государственной политики на международной арене и в стране. Первое (внешнее) кольцо — трехвекторная стратегическая ориентация: США — Россия — Китай. Мы учитываем, что многовекторная внешняя политика республики довольно активно сопряжена с внутренней национальной политикой. Кыргызстан — первая страна СНГ, ставшая членом ВТО, она одной из первых среди них вступила в ООН. К тому же наша республика участвует в работе многих других международных организаций, в частности эффективно сотрудничает с такими финансовыми институтами, как Международный валютный фонд, Всемирный банк, Европейский банк реконструкции и развития, Исламский банк развития. Международные финансовые фонды буквально "опутали" (в хорошем смысле этого слова) страну действенной сетью, что способствует активизации гражданского общества. В республике создан благоприятный инвестиционный климат на туристическом, промышленном, сельскохозяйственном, телекоммуникационном и технологическом направлениях. Маркетинговая стратегия по привлечению значительных прямых иностранных инвестиций (ПИИ) и оказанию содействия реализации Инвестиционной матрицы разработана с участием ЮСАИД. Так, с учетом потребностей валовых и чистых ПИИ предусмотрено, что только в 2004 году зарубежные капиталовложения составят 200 млн долл. Растет товарооборот с Китаем, со странами Юго-Восточной и Центральной Азии, с государствами Запада. Однако, несмотря на положительную динамику, этот процесс еще не обеспечивает потребности страны в капитальных вложениях, направляемых в экономику и сферу услуг. Для более активного привлечения частных инвесторов и государств-доноров республика создает благоприятный инвестиционный климат, прежде всего на деле доказывает приверженность демократическим ценностям, рыночной экономике и защите прав человека.

Второе кольцо (средний вектор) — евразийский ориентир. В широком смысле Евразия — полукруг, в который входят Турция, государства Южного Кавказа, Украина, регионы России, Европа, страны Центральной Азии и Монголия. Эта обширнейшая территория интересна своей непредсказуемостью, особенно для такой небольшой страны, как Кыргызстан. На евразийском культурно-историческом пространстве встречаются весьма значимые мировые цивилизации: тюркизм, китаизм, славизм, индуизм, европеизм и атлантизм. Историческое перемещение из одной формационной реальности в другую обусловило то, что Кыргызстан гибко реагирует на самые неожиданные изменения. Народ страны практически во все времена находился "на подхвате", что накладывало отпечаток на его политическое поведение, а под прессом социально-политической трансформации последних лет весьма явно проявляется в изменении психологии населения.

Как синтез культур, исторических судеб и геоэкономическая система отношений евразийскость — одно из достижений, характерных для постсоветских стран и народов. В ближайшее время в Бишкеке намечено провести международный форум "Евразия в XXI веке: диалог культур или конфликт цивилизаций?". Его цель — обобщение современных концепций и подходов к евразийскости как фундаментальной основы геополитики стран "суши" (теллуров) перед лицом доминирования "морских" держав (талассов), возглавляемых США. В частности, будут обсуждены и еще раз могут получить оценку российский, казахстанский, иранский, турецкий и европейский варианты концепции Евразии в плане определения перспектив демократического будущего Кыргызстана как одной из евразийских стран. К тому же в судьбе народов Центральной Азии евразийство — вопрос интересный и интригующий в процессе определения регионального развития. Ведь региональная геополитика строится на тесном взаимодействии всех государств как заинтересованных сторон.

Третье кольцо — региональная ориентация. Иран, Афганистан, Центральная Азия, Турция, частично и прикаспийские страны, а также Монголия и Тыва — наши региональные ориентиры многопланового взаимодействия. Как показывает практика, собственно экономика не может развиваться в условиях автаркии, узкого регионализма или односторонней ориентации на "вечного друга" и закадычного "товарища". Например, заслуживают всемерной поддержки геополитические инициативы Ирана по созданию миролюбивой региональной системы безопасности. Наряду с этим нашей республике целесообразно изучить и в какой-то мере использовать опыт экономического развития Ирана и Индии. Необходимо отметить, что для стран Центральной Азии, особенно для Кыргызстана, было бы весьма полезно присутствие в регионе Украины, в частности ее содействие развитию малой авиации Кыргызстана могло бы поднять транспортную систему нашей страны на качественно иной уровень. Ведь горный рельеф и короткие расстояния самой природой предопределены именно для работы малой авиации.

Материалы Горного саммита, проведенного в Бишкеке осенью 2002 года, свидетельствуют, что горные цивилизации имеют общую закономерность — смешанный тип ведения хозяйства и особый социокультурный тип взаимоотношений. Транспортная инфраструктура таких регионов — предмет особой геоэкономики нового времени, что мы и будем учитывать. С другой стороны, сотрудничество с КНР в агропромышленной сфере, в том числе привлечение китайских специалистов в качестве консультантов и экспертов, которые будут исходить из суровых и рискованных условий земледелия в некоторых ареалах республики, может способствовать быстрому подъему данного сектора экономики. В этом плане для нас важен опыт северо-западной части КНР, прежде всего интенсивного подъема ее горных районов.

III. Новая земля — земля собственная

Народ Кыргызстана получил право на частную собственность, республика переходит на рыночную экономику, что стало для людей настоящим испытанием на человечность. Люди поняли, что в условиях реальной демократии и социального либерализма правила игры диктует не государство — сами субъекты хозяйствования вольны определять способы своей деятельности. Весомый вклад в этот процесс внесли нетрадиционные для нашей страны демократические институты (некоторые из них вообще впервые появились в нашей жизни): аппарат омбудсмена, органы местного самоуправления, свободные выборы, новое избирательное право, неправительственные организации, суды аксакалов, независимые СМИ, политические партии. К тому же совершенно иное звучание приобрели традиционные семья и государство, но живущие в уже новых условиях.

Введение в 1993 году национальной валюты (сома), чему предшествовала галопирующая инфляция, доходившая до 1 000%, позволило устранить опасность всеобщей разрухи в экономике, грозившей непредсказуемыми последствиями. Поддержка сома Всемирным банком и Международным валютным фондом, а затем вступление Кыргызстана (как мы уже отмечали, первым из стран СНГ) во Всемирную торговую организацию создали прекрасные перспективы для республики, ибо современные международные торговые и финансовые институты определяют правила игры на мировом рынке. Но вместе с тем возникла еще одна важнейшая проблема современного нациогенеза в цивилизованном сообществе: как развивать реальный сектор экономики и как найти свое место на сверхнасыщенном товарной и интеллектуальной продукцией рынке. О формировании единой кыргызстанской нации говорил президент республики Аскар Акаев в одном из своих посланий народу и парламенту страны. Это было новое видение одного из внутренних аспектов ее геополитического самоопределения как суверенного государства.

Закон о передаче земли в частную собственность способствовал изменению отношения людей прежде всего к самим себе, так как землевладелец становится ключевым субъектом формирования иной оценки человека — творца новых ценностей. Государство становится не властной структурой, беспрекословно управляющей пассивным и послушным гражданином-вассалом, а реальным партнером собственника. Оно начинает выполнять регулирующие функции взаимоотношений власти и гражданина, в том числе обеспечивает права собственности для всех без исключения. Это его обязательство закреплено в дополнении к Конституции Республики, внесенном по итогам референдума, проведенного 2 февраля 2003 года.

В философском плане земля — категория многомерная и универсальная: на земле сосредоточены экономические, политические, духовные традиции, наконец, национальный интерес, с ней связана историческая память народа и укрепляется уверенность в завтрашнем дне: только опираясь на родную землю, можно ощутить полноту счастья и уверенно смотреть в будущее. Это делает человека настоящим хозяином своей судьбы и полнокровным гражданином, это — главный залог стабильности в обществе и консолидации во имя государственной целостности.

IV. Новые доктрины

Демократия начинается с обеспечения прав человека и с его возможности путем голосования участвовать в решении проблем развития государства и общества. Кыргызстан объявлен страной прав человека. Это тоже геополитический шаг руководства республики, рассчитанный на стратегию будущего. Права человека, участие людей в решении государственных проблем, здоровье и образование — составляющие человеческого измерения в политике государства. А человеческое измерение геополитики заключается в том, что люди становятся главным ресурсом обеспечения международного влияния страны. В свою очередь, этот процесс оказывает обратное влияние на человека как гражданина страны. Естественные законы развития общества начинаются прежде всего с обеспечения свободы людям. Это большая этическая, психологическая и политическая проблема для постсоветских стран и народов. От того, как мы сумеем распорядиться свободой, зависит наша судьба на далекую перспективу.

Аналитики много говорят, что в политике нет вечных друзей, а есть вечные интересы. Если интересы стран совпадают, то можно надеяться, что между этими странами возникнут прочные и надежные связи. Геополитика строится на познании своей природы и этнических особенностей, учитывает этническую психологию, которая отражает ведущие тенденции национальных новообразований и географического положения своей страны.

Неуловимые движения большой политики и неожиданные "финты" партнеров — неизбежность для тех, кто несерьезно относится к геополитике. Ненадежность партнера — не причина, а следствие недостаточной работы в системе политических и экономических отношений. Страны Центральной Азии и Кавказа становятся ареной интенсивно развивающихся событий и субъектами международного распределения идеологических схем. Если у субъекта все в порядке с геополитикой, то он заведомо обречен на успех. Но геополитика имеет свои ограничения для каждой страны, если в регионе нет единого экономического пространства. Главное в этом плане — предупреждать (или преодолевать) синдромы "афганизации" и "балканизации", прописываемые "мировыми гроссмейстерами" идеологии мондиализма и "сфер интересов" больших держав.

Необходимо отметить, что один из видных политиков мира, академик, Президент Кыргызской Республики Аскар Акаев выступает в еще одной ипостаси — в качестве весьма успешного геополитика. Доктрина Великого шелкового пути, выдвинутая им в 1998 году, — документ международной значимости. Миротворческая и антитеррористическая деятельность, тесно увязываемая с концепцией интеграционной идеологии, стала составной частью дипломатии и геополитики Кыргызстана. Поддержанная такими странами, как Россия, Япония, Турция, Китай, эта доктрина определила долгосрочные перспективы сотрудничества многих государств с Кыргызстаном.

Вторая, не менее важная доктрина А. Акаева — концепция "И-И" ("для меня нужны и важны все, чьи интересы совпадают по главным вопросам с моими интересами"), которая стала альтернативой традиционной схеме мышления "Или-Или" ("если я дружу с одними, то в мою коалицию другие не должны входить") и практическим продвижением геополитической мысли нового века. Расположение рядом двух военных баз — авиабазы "Ганси" в международном аэропорте "Манас", где дислоцированы подразделения действующей в Афганистане антитеррористической коалиции, и российской авиабазы в г. Кант, под боком огромного Китая, — уникальное явление в современной международной практике, ибо интересы трех великанов здесь не сталкиваются, а взаимодополняются. Таким образом, в лице доктрины "И-И" многовекторная внешняя политика страны получила идеологическую и концептуальную подпитку в виде коммуникативного ноу-хау, приобретя многоуровневый характер, и служит наглядным примером политической синергии.

V. Трудные пути к интеграции

Социально-политическая трансформация, начавшаяся после окончания "холодной войны", вносит существенные коррективы в развитие постсоветских наций, направляя людей на неожиданные координаты мышления и на новые координаты экономического пространства. Иной раз эта новизна так захватывает неподготовленных к крутым изменениям людей, что они захлебываются от восторга, но со временем теряются от шока, вызванного выпавшими на их долю испытаниями. Однако ничего не бывает вдруг: все предопределено — и радость, и горе, которые обусловлены намерениями людей. Вот почему кажущаяся близость намеченных целей зачастую нейтрализуется, ибо трезвая реальность отбрасывает нас на изначальные позиции. Политика не приемлет грез.

Такие понятия, как "диалог" и "интеграция", имеют, по крайней мере, несколько путей или стадий созревания условий, необходимых для реализации процессов, понимаемых именно как диалог и интеграция. Эти уровни постановки задач выглядят примерно таким образом: (1) оптимизм на уровне эмоционального контакта (договоры о вечной дружбе, братские чувства); (2) расхождения позиций в оценке суровой реальности (интересы государств по тем или иным проблемам не всегда идентичны); (3) конфликт интересов (например, несоответствие национальных законов по таможенным, трансграничным, правовым аспектам сотрудничества и по вопросам безопасности); (4) прозрение (понимание необходимости друг другу и неизбежности сближения позиций); (5) диалог, перерастающий в процесс интеграции. На пятом уровне (высшая стадия взаимопонимания) появляется система реальных решений на межгосударственной основе. Только избавившись от эйфории, испытав неимоверные трудности, созданные собственными же усилиями, люди преодолевают эти искусственные препятствия, начинают постигать сложную науку закономерной поэтапности, постепенности и последовательности социальных и политических реформ. (Эти "три П" черпают свое начало в восточной мудрости, и все реформы нуждаются в них.)

Сравнительно-синтезаторский труд А. Акаева "Переходная экономика глазами физика" — интеллектуальный вклад в мировой менеджмент. Прикладное значение данной монографии очевидно в современных условиях прагматической необходимости просчитывать возможные варианты развития событий. После распада советской империи, довлевшей над союзными республиками, развитие нашей страны связывается с фундаментальным выбором наиболее рационального пути построения отношений с ближним и глобальным миром. Геополитическая ценность идей, вырабатываемых в последнее время руководством республики и гражданским обществом, основана на истории кыргызской государственности, экономических теорий двух прошедших веков, философии нациообразования (единая нация Кыргызстана), а также на коммуникативных проектах (строительство новых трансграничных дорог, технологические разработки, в том числе и в сфере спутниковой связи).

Реализация стратегии национального развития Кыргызстана во многом зависит от геополитических ориентиров республики на многовекторном и многоуровневом плане. Например, Комплексная основа развития страны на 2001—2010 годы во внешнем аспекте зиждется на активном сотрудничестве с большими и малыми государствами. Для этого выбраны приоритеты и направления торгово-экономических, информационных, технологических и гуманитарных связей. Это такие векторы сотрудничества, как Евросоюз, членство в ООН, в Шанхайской организации сотрудничества и в ЕврАзЭс, участие в Организации договора о коллективной безопасности, которые внедряются одновременно с программой НАТО "Партнерство ради мира". В целом геостратегия будущего видится как система международной политики, проводимой в зависимости от участия малых и больших наций в определении региональных отношений.

Несмотря на относительно малую территорию нашего государства и нынешнюю ситуацию в его экономике, определяемую как "геополитический дуализм" (одни считают, что Кыргызстан находится в тупике транспортных сообщений, другие, наоборот, убеждены, что эта горная страна — перекресток цивилизаций и культур, расположенный на естественном пересечении коммуникаций), некоторые лидеры крупных политических партий России полагают, что наша республика становится одним из геополитических центров и "ключевым партнером" РФ.

По мнению экспертов, с ликвидацией упомянутого "транспортного тупика" и с обеспечением Кыргызстана современными средствами коммуникации он станет трансконтинентальной страной. Добрососедские отношения с Пекином, Ташкентом и Астаной — большой успех международной политики Бишкека. Его либерально-демократические устои и евразийская принадлежность дают возможность прибегать к новым геополитическим маневрам с использованием всего современного арсенала средств — народной дипломатии, гибкой международной политики, политической психологии — в определении и предъявлении своих приоритетов международному сообществу.

Государствам Центральной Азии, ныне переживающим интенсивную дезинтеграцию, объективно нужен общий для них рынок, а значит, вытекающие из этого новая региональная экономика и новая региональная политика. Производственный потенциал пяти государств ЦА необходимо объединить. Этот процесс, возможно, будет происходить постепенно, ориентировочно, он завершится к середине 30-х годов текущего века, когда появятся общие контуры региональной маркет-среды (Центральноазиатский общий рынок — ЦАОР).

Для того чтобы всем Центральноазиатским нациям "дорасти" до общих демократических принципов, им предстоит найти формулу единения. Проблема в том, что государства региона не выработали надлежащие принципы демократизма в мышлении и управлении. Над этим должны задуматься прежде всего интеллектуалы, которые призваны стать "совестью нации" и помочь руководителям данных республик вывести страны на истинно демократический путь, декларировать свою приверженность ему. Решению таких задач должен способствовать создаваемый с участием интеллектуалов стран ЦА футурологический конгресс "Азия-2050". Вызов эпохи глобализации — объединение государств региона, а не расхождение их интересов. Центробежность дезинтегрированной политийи — явление преходящее, а посему есть определенный оптимизм относительно будущего региона. Те условные пять стадий восхождения к этапу интеграции, которые мы перечислили выше, можно ускорить и облегчить их последствия. Для этого нужны воля не только политиков, но и всех тех, кому небезразличны судьбы ЦА.

В процесс глубоких экономических и социальных реформ нельзя ограничиваться частичными изменениями. Мы поняли одно: полумеры не приведут к желаемым результатам, ибо вызовы современности носят целостный, всеобъемлющий и кардинальный характер. Скажем, уже упомянутая Комплексная основа развития должна иметь логическое продолжение в виде, например, долгосрочной национальной стратегии, рассчитанной на десятилетия. Ведь без такой преемственности в недалеком будущем власть подвергается стагнации, а государственные программы, не подкрепленные конкретными делами, в итоге окажутся нереальными. Выпадение любой структуры или звена из общей системы трансформации, тем более ошибочные тактические решения все время будут тянуть нас назад, провоцируя цепь тяжких потерь в экономике.

VI. Демократический кодекс: камо грядеши?

В марте 2003 года в нашей республике создан Общественный совет демократической безопасности (ОСДБ), в который вошли наиболее авторитетные ученые и общественные деятели страны. ОСДБ разработал Демократический кодекс (Общественный договор) народа Кыргызстана, принятый в августе того же года на Всемирном курултае кыргызов. Этот документ, имеющий форму нравственного уложения, призван стать примером распространения глобальных правил демократии не только в отдельно взятой стране, но и во всем мире. В этом плане Кыргызстан становится образцом выполнения государством своих обязательств по соблюдению принципов демократии, а власть — подотчетной гражданскому обществу.

Как мы уже отмечали, глобализация стирает грани между большими и малыми странами, но вместе с тем обуславливает индивидуальную особенность международного самоопределения того или иного государства. Как никогда повышается роль индивидуума в "делании" новой истории. Однако глобализация есть и система преимущественного благоприятствования экономически и политически сильным странам, поскольку их контроль над остальными государствами осуществляется через финансы, а монетарная политика мировых гегемонов становится для любой мало-мальски развивающейся страны решающим фактором при выборе партнеров и друзей. Вместе с тем в глобальной игре в демократию нет победителей и побежденных, так как, с точки зрения рядового аналитика, в самой демократии много и загадочного.

В настоящее время в мире с демократией не все в порядке. Большие государства, которые пытаются учить демократии другие страны, сами отнюдь не спешат продемонстрировать свою демократичность в решении мировых проблем. Поведение "мондиалистов" сильно смахивает на диктаторские замашки, а глобализация порой моделирует тоталитаризм гораздо больше, чем он в свое время проявлялся в СССР. Да и после падения этой одной из самых агрессивных империй мир стал един, устранив угрозу глобального столкновения двух систем. Однако стремление "атлантистов" создать монополярный мир приводит к эскалации неравновесия. Оттуда "торчат уши" международного терроризма, агрессивного противодействия экстремистских сил прогрессу, ошарашивая цивилизованное мировое сообщество внезапными кровавыми акциями… Международный терроризм — порождение разности рефлексии мировых конфессий, влияющих на темпы и качество развития цивилизации. Возникает ситуация напряженного выбора пути. Недостаточная саморефлексия слаборазвитых стран с сильными религиозными традициями (в связи с идеологическим противостоянием данных государств индустриально-информационным державам) становится психологической подпиткой международного терроризма и внутриполитического экстремизма.

Религии мира взаимодополняются, обогащая социум толерантностью и мудростью. Однако приходится согласиться с мнениями современных мыслителей о том, что конфессии перестали служить всеобъемлющим средством нравственного преображения человека и общества, да и сами нуждаются в трансформации. Шовинизм веры, как и шовинизм национальный, появление панконфессионализма чреваты новыми неприятностями для цивилизованного сообщества. Религиозный плюрализм — продолжение кыргызской геополитики, ибо это не притеснение, а доказательство жизненности каждой конфессиональной ветви через ее борьбу за умы и сердца людей несиловыми методами. Например, отношение общества и экспертов к партии "Хизб ут-Тахрир" неоднозначно: одни говорят, что она политизизирована и опасна, поэтому ее надо запретить, другие утверждают, что благородные идеи этой организации необходимо распространять.

Внутренние эксцессы — политическое противостояние, религиозное и национальное нетерпение — будут иметь внешние последствия, выражающиеся в региональной нестабильности. Стабильность одной страны способствует стабильности соседних государств. Поэтому любой взрыв ситуации в отдельно взятой стране чреват нарушением социальной стабильности у соседей. К сожалению, в будущем такие эксцессы неизбежны в странах, в которых ныне власть оказывает сильное давление на демократию, ибо пружина народного возмущения сжимается все туже. Держать свой народ в страхе перед государственной машиной и утверждать правление разномастных "баши" — опасное увлечение новоявленных диктаторов, прикрывающихся личиной демократии. Силовое сдерживание народного недовольства не вечно. Так, если некоторые республики Центральной Азии не пойдут по пути настоящего демократического развития, то у их руководителей возникнут большие трудности, от которых не спасут даже огромные запасы углеводородов и цветных металлов.

Демократические инициативы Кыргызстана получают международную поддержку на важных глобальных форумах. В Демократическом кодексе народа нашей страны зафиксировано: "…общественность Кыргызстана считает нужным в качестве международной и нравственно-правовой инициативы обратиться к мировому сообществу с тем, чтобы оно разработало Всемирный демократический кодекс, начало которого заложено на Всемирной межпарламентской встрече в Сантьяго (Чили)". Как отметило Информационное агентство "Кыргыз-пресс" (июль 2003 г.), парламентарии Кыргызстана предложили, а Всемирная межпарламентская встреча одобрила идею создания Международного совета демократической безопасности. Такое предложение прозвучало на конференции о роли парламентов в современном мире, состоявшейся в Сантьяго. Вслед за провозглашением новой идеологии — "Кыргызстан — страна прав человека" сформировался Общественный совет демократической безопасности. Упомянутый документ и стал для собравшихся предметом обсуждения. Новая структура призвана координировать деятельность парламентов всех стран по мониторингу возможных нарушений демократических принципов, предоставлять своевременную информацию, оценивать действия политических институтов власти, давать рекомендации по предотвращению кризисов и выходу из них (из текста Демкодекса народа Кыргызстана). Участники международной конференции "Значение демократического Кодекса народа Кыргызской Республики в развитии демократии и прав человека", состоявшейся в апреле 2004 года, обратились к президенту нашей страны, международным организациям, соседним государствам с просьбой и инициативой о подготовке Центральноазиатского демократического кодекса.

Поистине важный шаг на пути развития демократии и рыночных преобразований — создание в республике Совета по добросовестному управлению. Этот антикоррупционный орган вызывает большой интерес в мире. Первые результаты уже есть: 2004-й год объявлен Годом добросовестного управления и социальной мобилизации, что закономерно усиливает ответственность государства за обязательства, взятые им перед народом. Публичная политика республики отражена и в ряде еще других документов, касающихся избирательного права, судебной реформы, общенародного обсуждения принимаемых решений. Кыргызстан открыто заявил всему миру, что в сфере национальной самоорганизации и формирования новой нации он готов принять вызовы современности, опираясь при этом на опыт мировой демократии.

VII. О терралогии и глобальной федерации

Политическая интеграция Евразии — не борьба "теллурократии" против "талассократии" (по А. Дугину), а поиск общего (terra communa). В недрах современной геополитики возникает новая дисциплина — "терралогия", изучающая региональные проблемы на геополитической основе. Шанс, потерянный политическим руководством СССР, — иметь в лице Европы союзника — должен восполнить новый демократический порядок по линии Международного демократического кодекса (Глобального общественного договора).

В систематике геополитики Кыргызстана нация-государство — своего рода воплощение традиционализма и модернизма. Мы становимся очевидцами зарождения новой национальной данности на евразийской основе переплавки народов в едином геополитическом пространстве. Упомянутый выше форум в Бишкеке должен выработать новую концепцию евразийскости. В работе этой конференции будут участвовать лидеры многих стран, а также большое количество экс-министров иностранных дел, ученые-политологи. Есть основания полагать, что они создадут концепцию некоей терраполитики, то есть политики земли обетованной для каждой страны. Глобализация породила "геополитические инстинкты" даже у небольших государств с идеократическом уклоном развития (саморазвития). Например, наша республика располагает огромными запасами пресной воды, Кыргызстаном правит идея. Организации, ориентированные на рынок, способны быстро и адекватно реагировать на любые новые изменения во внешней среде. Кыргызстан нашел такой путь взаимодействия с миром.

Поскольку кыргызская земля "Ала-Тоо" естественно определена как родоначалие чистой воды, то вода и идея, как два сопутствующих фактора динамического прогресса, создают "комплекс буксира", который вытащит страну из экономических трудностей и поставит ее в один ряд с более сильными государствами. Следовательно, преодолев двойственное положение, республика сможет оказывать влияние на евразийскую геостратегию как страна, вносящая свой вклад в региональную стабильность и создавшая концепцию консолидированного внутреннего устройства. А если будут преодолены региональные противоречия, то к середине нынешнего века Кыргызстан может стать среднеразвитой страной, построив достаточно устойчивое информационное общество. Но в одиночку сделать это невозможно! Создание в столице нашей республики интеллектуального клуба "Футурологический конгресс Азия-2050" (на базе Бишкекского института социально-политических исследований) призвано осмыслить перспективы региона при предоставлении равных возможностей для динамичного развития его стран. (Например, должны кануть в Лету материало- и трудоемкие способы организации производства, а также возможности больших государств решать международные проблемы силовыми методами.) В связи с этим правительству Кыргызстана предстоит активизировать поиск нетрадиционных источников энергии, создать и предложить мировому сообществу оригинальные информационные технологии, включить в действие мощь природных источников здравоохранения, грамотно организовывать, например, водный маркетинг.

Один из геополитических и геоэкономических факторов развития республики — верхнее водно-климатическое положение Ала-Тоо, горной части страны с уникальной экологической нишей и богатыми минерально-энергетическими ресурсами. Поскольку в Кыргызстане сосредоточены основные водные ресурсы Центральной Азии, то созданный на дву- и многосторонней основе водно-энергетический консорциум позволит нашей республике значительно укрепить свои позиции в мировом сообществе. Такие стратегические ориентиры выходят далеко за рамки одной страны: Кыргызстан сможет поставлять экологически чистую воду не только соседям по региону (в Узбекистан, Казахстан и Китай), но и в другие страны, например в государства Ближнего Востока, Пакистан, Турцию, Израиль. По мере сокращения источников пресной влаги цена чистой воды в XXI веке будет повышаться и очень скоро (к середине 2020-х гг.) будет намного выше, чем стоимость нефти. Бишкек уже сегодня мог бы заключить договоры на постройку водопроводов для экспорта пресной воды в страны, испытывающие ее дефицит.

Путь от мировой империи к глобальной федерации лежит через Международный Демократический кодекс, что связано с процессом обучения демократии. Через это надо пройти всем без исключения народам Евразии. Адаптация к демократии занимает не одно десятилетие, ибо в обществе с традиционалистским началом общественного уклада демократия пробивает путь к жизни с большими трудностями. Инициатива нашей страны по созданию Демократического кодекса (Общественного договора) — воплощение чаяний таких мыслителей прошлого, как Конфуций, Сократ, Эмпедокл, Ибн Рушд, Гуго Гроций, Ф. Бэкон, Б. Спиноза, Ж.-Ж. Руссо, К. Маркс, К. Поппер и другие. Кыргызстан может стать показателем идейного пионерства во имя появления единого демократического Флага мира.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL