КАЗАХСТАН: ПРОБЛЕМЫ НАКОПЛЕНИЯ В УСЛОВИЯХ ФОРМИРОВАНИЯ РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ

Леонид ГРИГОРЬЕВ
Асем НУСУПОВА


Леонид Григорьев, ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений Российской академии наук (Москва, Россия)

Асем Нусупова, советник министра финансов Республики Казахстан (Астана, Казахстан)


Трудный выбор на старте реформ

Страны, вступившие на путь трансформации плановой экономики к рынку, сталкиваются с хорошо изученным ныне набором проблем. Изначально политики и исследователи были озабочены проблемами социальной стабильности в условиях транзиционного кризиса, исполнением бюджета, темпами открытия и либерализации экономики и, естественно, формированием характера собственности. Вряд ли кто станет оспаривать, что системное создание институтов рынка на данном этапе крайне сложно. Разумеется, мы понимаем эти институты в современном смысле, включая как формальную правовую основу, так и фактически действующие нормы, в том числе реально соблюдаемые правила поведения рыночных агентов. В начале 1990-х годов предполагалось (в большинстве случаев по умолчанию), что формирование частной (желательно конкурентной) экономики вызовет быструю активизацию хозяйственной деятельности. В государствах Центральной и Восточной Европы поворот к рынку продолжался примерно пять лет — рост отмечался в середине 1990-х годов. Спад в бывших социалистических странах исследовался неоднократно, но, пожалуй, ранние оценки проблем дают достаточно четкое объяснение общих причин кризиса переходного периода. Применительно к России и Казахстану справедливы характеристики: "производство ненужных товаров… нерентабельность производства… нерациональное распределение вводимых факторов производства".

В Казахстане дополнительные проблемы создавали "плановое" доминирование тяжелой промышленности, прежде работавшей на нужды СССР, низкий уровень развития многих отраслей, выпускающих потребительские товары и оказывающих услуги, территориальная изолированность. В общем объеме производства республики свыше 90% занимали отрасли и предприятия, находившиеся в союзном подчинении. Развал Советского Союза, введение в новых странах, образовавшихся на постсоветском пространстве, неконвертируемых валют, ликвидация системы госзаказов закономерно привели к распаду прежних механизмов снабжения, сбыта, к исчезновению источников производственных ресурсов и рынков. Высокий уровень интеграции производств с союзными предприятиями не позволял казахстанским предприятиям быстро переориентироваться на новые рынки. Адаптация на микроуровне проходила в хаотичных макроэкономических условиях. Прекращение централизованного притока средств — типичная ситуация на всем постсоветском пространстве. Сначала исчезли бюджетные дотации из СССР, затем кредиты из России, что нанесло тяжелейший удар по химической, нефтехимической промышленности, машиностроению, черной металлургии и другим базовым отраслям экономики.

Ее спад достиг критической отметки в 1995 году, когда уровень ВВП снизился на 38,6% (по сравнению с 1990 г.), а объем промышленного производства — на 52%. Рост ВВП был возобновлен только в 1996-м, однако в 1998-м он вновь упал, что было обусловлено кризисными событиями на мировых товарных и финансовых рынках (в частности, в России). Несмотря на среднегодовые темпы прироста ВВП в 9% с 1999 по 2003 годы, экономика Казахстана еще не достигла докризисного уровня ВВП (94,5%). Но в 2004-м можно ожидать, что республика (вслед за Польшей) преодолеет критический рубеж для стран с переходной экономикой и достигнет уровня ВВП 1990 года.

Более того, динамика ежегодных темпов роста в посткризисный период, а также задел проведенных рыночных и институциональных преобразований дают основания для прогнозов относительно удвоения ВВП (по сравнению с 2000 г.) уже к 2008 году, хотя такая задача была поставлена к 2010 году (к окончанию первого десятилетнего плана, разработанного в рамках провозглашенной в 1997-м президентом страны Стратегии-2030).

В настоящее время государство, просчитывая зависимость повышения ВВП от роста капиталовложений, намерено достичь высокой нормы накопления ВВП, которая в 1996—1998 годах резко снизилась (в среднем до 15,8%), но в 2001—2002 годах выросла до 27%. Этот уровень примерно соответствует уровням накопления, наблюдавшимся в последние 50 лет в странах, совершивших серьезный прорыв в своем развитии (при условии высокой эффективности таких вложений).

Экономическая динамика в странах с переходной экономикой показала, что так называемый "восстановительный рост" может в определенной степени происходить без новых крупных капиталовложений. За этим стоят достаточно тривиальные соображения, что предприятия (производственные мощности), оказывавшиеся конкурентоспособными в условиях нового равновесия при данном спросе и внешней конкуренции (с учетом валютного курса) могут наращивать выпуск продукции. Действительность оказалась более сложной, поскольку рост выпуска продукции по мере приспособления к новым относительным ценам и структуре спроса шел от ощутимо сниженного, кризисного уровня. Тем самым до определенного уровня рост выпуска не был жестко связан с производственными мощностями (сокращалась недогрузка) или с рабочей силой. Поворот к росту потребления обеспечивался как увеличением производства потребительских товаров и услуг, так и импортом.

Разумеется, такой рост ограничен по своей природе. С определенного момента необходимы новые инвестиции в реновацию старых и создание новых мощностей. Частично сельское хозяйство, транспорт, сферу услуг и торговлю инвестируют представители малого бизнеса. Причем это происходит сразу же за либерализацией хозяйственной деятельности и цен, разумеется, при создании хотя бы минимально приемлемых условий, в том числе доступа к земле и недвижимости, защиты права собственности и определенного налогового режима (или в обход оного). Однако для развития необходимы вложения как в общую инфраструктуру, обновление крупных предприятий, так и в создание новых мощностей, в повышение конкурентоспособности промышленности страны в целом. Это предполагает не только соответствующий общий макроэкономический климат, но и адекватное поведение предприятий в сфере накопления, которое должно основываться на развитии институтов, особенно финансовых (с длинными пассивами и инструментами), включая стимулы для новых хозяев к накоплению.

Переход к восстановлению объемов производства сопровождается повышением эффективности экономики, но это еще далеко не решение тех задач, ради которых совершается переход к рынку. Экономический рост — еще не модернизация. Гораздо сложнее обстоит дело с изменением экономических пропорций в отраслевом и территориальном разрезе, с повышением производительности труда и созданием новых конкурентоспособных предприятий в условиях глобализации, без чего невозможен качественный сдвиг в уровне производительности, конкурентоспособности страны и существенного роста благосостояния населения.

Собственно, тут лежит одна из принципиальных трудностей переходного периода — проблема сочетания развития и трансформации, создания институтов рыночной экономики и необходимости решения крупных народнохозяйственных проблем, которые имеются у каждой страны. Дилеммы такой постановки вопроса достаточно очевидны: либо формирование условий для накопления капитала, либо более прагматические попытки решения проблем средствами, которыми располагает государство. В первом случае, исходя из предположения как о собственной неэффективности, так и о возможности быстро обеспечить условия, благоприятные для создания частного бизнеса (инвестиционный климат), государство уходит из сферы накопления. Основной риск здесь — фактор времени: многие проблемы могут оставаться нерешенными в течение длительных периодов и вести к большим текущим издержкам (например, затраты на ремонт вместо обновления). Риск второго подхода — длительное строительство "климата", что вызывает обострение ряда проблем, например износ физической инфраструктуры, резкое углубление региональных перекосов в развитии, а также дефицит адекватных частных финансовых ресурсов, необходимых для реализации крупных инвестиционных проектов.

"Ловушка" бедности способна остановить развитие (такие примеры в СНГ есть) до формирования институтов рынка, а отсутствие позитивной динамики в хозяйственной жизни может отрицательно сказаться на процессе формирования институтов, призванных сформировать предпосылки подъема. Создавать предпосылки развития и решать экономические проблемы нельзя изолированно, эти процессы должны проходить параллельно или постадийно. Иными словами, не может быть развития и значительного роста накоплений без достаточно определенного основания, равно как и переход к более сложным, долгосрочным проектам в обрабатывающей промышленности или наукоемкой сфере потребовал бы и адекватных институтов. Разумеется, успехи развития, включая экономический рост и вложения капитала, способствуют формированию институтов рынка, создавая спрос на качественные институты. Эти два процесса переплетаются, и выход из стагнации важен (сам по себе) для перехода к модернизации экономики. В реальной жизни мы наблюдаем разноречивую композицию, отражающую трудность выбора и риски каждого подхода, включая стадийность, — чем лучше климат и надежнее институты, тем легче полагаться на то, что сам бизнес решит национальные задачи. Важно отметить, что риски накопления в частной экономике перенесены на уровень фирмы и часто не совпадают с представлениями государства в лице ли чиновников или реформаторов о том, когда и как можно рисковать своими средствами.

Большой комплекс мер, внедрявшихся в середине 1990-х годов в Казахстане с целью достижения макроэкономической стабилизации и обеспечения условий для развития, достаточно хорошо известен. Так, проведены приватизация и либерализация экономики, заложены основы функционирования рыночной банковской системы, а в ходе острого кризиса 1998 года в стране была организована радикальная бюджетная очистка, сократившая до минимума бюджетный дефицит. Реализации структурных реформ также способствовал курс на привлечение иностранных инвестиций в нефтяную промышленность.

Динамика накопления и роль нефтяных доходов

Глубокое падение ВВП и промышленного производства в 1991—1995 годах сопровождалось свертыванием капиталовложений. По сравнению с 1990 годом в 1996-м инвестиции в основной капитал сократились в 10 раз, снижалась доля накопления основного капитала в ВВП. Инфляция, в начале 1990-х годов доходившая до четырехзначных цифр, еще больше усугубляла спад инвестиционной активности, что, в свою очередь, вело к лавинному сокращению объемов производства. Из-за непредсказуемости поведения цен и снижения уверенности в целесообразности долгосрочных вложений в экономику республики наблюдался масштабный вывоз капитала из страны, что ограничивало возможности даже простого его воспроизводства. Проблема оттока капитала обострилась после того, как государство пошло на либерализацию внешней торговли и валютной политики, сохраняя при этом контроль над внутренними ценами на важнейшие виды сырья. Когда возникла необходимость пересмотреть цены на электроэнергию, нефть и продукты ее переработки с целью обеспечения рентабельности производящих их предприятий, хозяйствующие субъекты — потребители энергоресурсов столкнулись с резким повышением цен. Процесс их "выравнивания " стал непрерывным и обрек экономику на масштабные темпы инфляции, спада производства и беспрецедентное сокращение инвестиционной активности. По некоторым оценкам того времени, размеры необходимых для экономики инвестиций превышали имевшийся уровень в 15—20 раз, тогда как для структурных преобразований экономики на последующие 5—6 лет требовалось до 20 млрд долл. Ситуация была во многом схожа с положением в России: резкий спад промышленного производства, инфляция, трансформация предприятий и разрыв традиционных связей, кредитный дефицит и недостаток капитала для новых инвестиций, низкий уровень доходов и растущая безработица, напряженная ситуация в регионах. Перед экономикой стояла проблема восстановления капиталовложений как фактора обеспечения ее выхода из кризиса и дальнейшего развития.

В начале 1990-х годов в республике начала формироваться политика по привлечению иностранных инвестиций, ибо было ясно, что подъем возможен только на базе внешних, преимущественно частных, капиталовложений. Было очевидно и другое: реструктуризация экономики с помощью прямых зарубежных инвестиций возможна только на основе конкуренции с другими государствами, которые также борются за привлечение капитала. Для новой страны, хотя и обладающей богатейшими запасами минерально-сырьевых ресурсов, но не имеющей "кредитной истории", даже очень высокой ожидаемой доходности могло оказаться недостаточно, чтобы инвестор согласился вкладывать средства в реальный производственный проект. Ключевым здесь стало снижение фактора неопределенности и обеспечение гарантий для зарубежных капиталовложений. В декабре 1994 года в республике был принят закон "Об иностранных инвестициях", в 1997-м — закон "О государственной поддержке прямых инвестиций". Эти документы сформировали необходимую законодательную базу привлечения прямых зарубежных капиталов (гарантии против экспроприации, национализации, от незаконных действий государственных органов и должностных лиц, от репатриации доходов в свободно конвертируемой валюте т.д.).

Наряду с этим иностранным инвесторам был предоставлен режим наибольшего благоприятствования, нацеленный на защиту их прав и максимальное сближение норм национальных законодательств договаривающихся сторон. Кроме того, в нефтедобывающей отрасли государство пошло по пути широкого использования соглашений о разделе продукции (СРП), которые ныне проходят пик возмещения затрат и в скором времени начнут приносить высокие прибыли.

Разумеется, на старте переговоры с крупными иностранными компаниями были стеснены экономическим кризисом. В дальнейшем страна, наверное, могла бы получить более благоприятные условия для контрактов по СРП в нефтяной промышленности (равно как и Россия на Сахалине). Но вместе с тем возникала угроза потери времени, необходимого для развития: если бы переговоры затянулись на один-два года, то низкие цены на нефть (1998 г.) могли еще больше затруднить привлечение инвестиций. В середине 1990-х годов доля иностранных инвестиций составляла лишь 2% общего объема капиталовложений в основной капитал. После чего их приток достиг суммарных величин, сравнимых (с поправкой на численность населения) со странами Центральной и Восточной Европы. За 10 лет (1993—2003 гг.) прямые зарубежные капиталовложения превысили 25,8 млрд долл., причем более половины из них привлечены в 2001—2003 годах (в среднем ежегодно 4 млрд долл. в год, что почти в два раза превышает российский уровень). Нечто сравнимое в России мы будем наблюдать в ближайшие годы на Сахалине, где ожидается быстрый рост инвестиций по соглашениям о разделе продукции, заключенным в тот же период, что и в Казахстане.

Добыча нефти и ее экспорт увеличивались вслед за бумом реальных иностранных капиталовложений в 1998—2001 годах. Казахстан оказался одной из уникальных стран развивающегося мира — в республике азиатский кризис 1997—1999 годов сопровождался резким ростом валовых инвестиций. Соответственно, к моменту роста цен на нефть в 2000—2003 годах РК стала значительным экспортером нефти. Так, в 2003 году республика добыла 45,3 млн т нефти, из которых 38,7 млн т (85%) экспортировала (для сравнения: в 1995 г. эти показатели были равны 18,1 и 9,8 млн т соответственно). В результате освоения казахстанского сектора Каспийского моря в 2005 году в стране предполагается довести ее добычу до 61,2 млн т (экспорт — до 51,6 млн т), в 2010-м — до 118,6 млн т (103,7 млн т), а к 2015-му — до 179,2 млн т (160,6 млн т). Планируемый объем инвестиций в эту сферу в 2003—2005 годах составит 4,4 млрд долл., в 2006—2010 — 8,6 млрд долл., в 2011—2015 — 13,5 млрд долл.

Если говорить об относительных величинах, то рост добычи нефти и попутного газа в 2003 году (по сравнению с 1998-м) составил 94%, природного газа — два с половиной раза, тогда как в обрабатывающей промышленности — 62%, в пищевой — всего 36% (см. табл. 1).

Таблица 1

Динамика физического объема продукции (к предыдущему году, в %)

 
 

1998

1999

2000

2001

2002

2003*

Промышленность — всего

97,6

102,7

115,5

113,8

110,5

108,8

в том числе:

           

Горнодобывающая

98,5

109,6

121

114

115,9

108,8

из нее:

           

Добыча сырой нефти и попутного газа

101,8

114,4

115,8

115,1

117,4

108,2

Добыча природного газа

95,6

135

125

101,5

121,2

122,1

Обрабатывающие отрасли в том числе:

96

102

117,4

115

108,1

108,9

Производство продуктов питания, включая напитки

98,7

91,4

116,1

108,2

108,7

109,4

Текстильная и швейная промышленность

89,6

103,1

121,7

125,6

115,7

98,6

Нефтепродукты

92,6

71,2

103,8

123,7

109,8

112,4

Химическая промышленность

61

105,9

118,6

161,3

113,4

116,3

Металлургическая промышленность

100,5

116,7

116,3

108,4

106,4

102,1

Черная металлургия

87,5

134,9

118,9

101,8

107,9

110,5

Цветная металлургия

110,6

103,7

113,9

113,6

105

92,9

Машиностроение

69,5

113,6

179,9

141,2

109,6

120,7

Производство и распределение электроэнергии, газа и воды

96,1

95,7

105,8

108,6

101,9

107,1

из нее: производство и распределение электроэнергии

94,5

98,5

108,1

105,9

103,4

108,9

Источник: Агентство Республики Казахстан по статистике.

* Оценка.

Естественно, повышение экспорта нефти способствовало получению высоких доходов (удвоению бюджета за последние годы) и де-факто обеспечило разрешение бюджетного кризиса, типичного для стран с переходной экономикой того периода. Чистый эффект нефтяных доходов составляет порядка 4% ВВП, а в ближайшие годы достигнет 6%. Это ставит Казахстан в один ряд со странами, у которых огромная доля промышленного выпуска, экспорта и бюджетных поступлений традиционно связана с добычей нефти. Расчеты показывают, что в республике доля экспорта топлива (около 60%) движется от уровня Индонезии (25%) к уровню Венесуэлы (80%), а промышленных товаров (20%) — в обратном направлении. Собственно говоря, за минувшие восемь лет доля минеральных ресурсов превышает 50% общего объема экспорта, причем за последние четыре года этот показатель в среднем составлял около 60%. При этом сырьевая направленность экспорта заметно увеличилась не только в связи с внешними факторами (повышение мировых цен на нефть), но и с внутренними — ростом добычи нефти, разработкой новых месторождений, внедрением новых инфраструктурных объектов, в частности Каспийского трубопроводного консорциума, пропускная способность которого составляет 28 млн т в год.

В государстве фактически сложилась двухсекторная модель экономики, в которой одна отрасль осваивает большую часть промышленных инвестиций, выпускает основную массу экспортной продукции, локализована в определенной части страны и, наконец, приносит огромные (но зависящие от мировой конъюнктуры) доходы в государственный бюджет. Остальные отрасли — главным образом обрабатывающей промышленности и инфраструктуры — остаются инвестиционно депрессивными и непривлекательными для частного капитала.

Специфика ситуации середины 1990-х годов, то есть до азиатского кризиса — рост иностранных капиталовложений в развивающихся странах. Чтобы выиграть критически важное время, необходимое для старта развития и решения насущных экономических проблем, эту ситуацию можно было использовать, только предложив зарубежным фирмам адекватные условия. Казахстан смог выйти из ловушки стагнации при переходном кризисе, но в своем развитии оказался в серьезной зависимости от нефтяного фактора.

Сложившаяся двухсекторная модель развития таит в себе значительное количество рисков, и государству ни в коем случае нельзя допускать того, чтобы, во-первых, поступательное развитие нефтяной отрасли сопровождалось ростом текущего расточительного потребления при крайней необходимости накопления капитала и подъема других секторов экономики. Во-вторых, весьма важно, чтобы при перераспределении ресурсов из нефтяной в обрабатывающие сферы (на основе повышения активности государственных инвестиций) не были утрачены стимулы частного сектора в создании новых и развитии традиционных производств с более высокой добавленной стоимостью.

Структура экономики и накопление

Перестройка экономики в условиях реформ, естественно, порождает проблему ценовой революции, особенно после длительного занижения цен на сырьевые и энергетические товары при плановом хозяйстве в СССР. (Тогда искусственные конкурентные преимущества позволяли обрабатывающим секторам занимать достаточно прочные позиции в общей структуре производства.)

Однако резкое открытие экономики внешнему миру, потеря рынков и разрыв связей объективно усугубили проблему смещения производства в сторону продукции малой глубины переработки. Добавим к этому слабость интеграционных инициатив в рамках СНГ, разнонаправленность экономических политик бывших союзных республик, что до сих пор сдерживает эффективное экономическое развитие новых независимых государств. В течение двенадцати лет доля машиностроения, легкой и пищевой промышленности, то есть отраслей, испытывающих высокую импортную конкуренцию, снизилась с 52,4% до 15,3% (см. табл. 2). "Потерянные" процентные пункты перешли к нефтедобывающей промышленности. Более важно, пожалуй, то, что в последние два года доля сырьевых отраслей продолжала расти. Конечно, это отражает специфику нефтяной отрасли, но также структуру и объем инвестиций. Около 73% вложений в нефтедобычу от всех инвестиций в промышленность — серьезная угроза сбалансированному развитию в будущем.

Таблица 2

Структура промышленного производства и инвестиций по отраслям:

1-я строка — производство, 2-я — капиталовложения (в % к итогу)

 

1991

1995

1997

2001

2003

Электроэнергетика

4,8

14,7

13,8

8,8

8,1

10,6

14,4

4,1

5,1

6,7

Нефтедобывающая

2,2

10

17,5

36,1

40,1

31,5

35,8

33,2

70,5

72,8

Нефтеперерабатывающая

2

5,4

5

3,9

4,4

нд

3,8

1,2

1,8

1,3

Угольная

3

7,2

3,5

1,7

1,4

10,4

7,8

6,2

1

1,3

Черная металлургия

5,8

13,6

11,9

6,7

8

5,1

9,9

5,1

4,4

1,8

Цветная металлургия

9,1

11,5

13,8

11

8,2

11,8

16,8

6,8

5,4

4,2

Химическая и нефтехимическая промышленность

6,3

3,7

2,2

1,5

1,8

6,2

1,3

0,4

0,8

0,4

Машиностроение и металлообработка

11,6

7,4

5,3

3,4

3,2

5,4

1,1

0,5

0,9

1,2

Легкая промышленность

18,5

2,5

2,1

2,1

1,9

2,7

0,1

0

0,3

0,1

Пищевая промышленность

22,3

13

17

12,6

10,2

7,4

2

3,4

3,9

3

Источник: Агентство Республики Казахстан по статистике.

В последние годы инвестиции росли неравномерно, создавая, в частности, региональное неравенство. Статистика за 2001—2003 годы свидетельствует, что более половины (52,6%) всех инвестиций в основной капитал направляется на предприятия западной части республики (Атырауской, Западно-Казахстанской, Актюбинской и Мангистауской области), где сосредоточены крупные нефтегазовые месторождения. Именно реализация инвестиционных проектов в этих областях обеспечивает колоссальный прирост инвестиций в основной капитал, которые с 1997 года увеличиваются в среднем на 28,7% в год. Однако практически одностороннее поступление средств в сырьевые, главным образом горнодобывающие, отрасли ставит вопрос об эффективности вложений в общеэкономическом масштабе. Необходимость развития страны, реконструкции ее физической инфраструктуры (особенно это касается дорог и водоснабжения) объективно требует создания эффективных механизмов перераспределения ресурсов.

Кроме того, именно активная инвестиционная деятельность в нефтегазовой сфере сопровождается существенным ростом импорта товаров и услуг. Их значительная часть приходится на реализацию крупных строительных проектов предприятиями той же сферы и финансируется за счет прямых иностранных капиталовложений. Конечно, развитие нефтяной промышленности дает толчок и ряду обрабатывающих отраслей, но масштабы импорта — в первую очередь промышленных товаров производственного назначения и строительных услуг — очень высоки (в среднем за последние четыре года они превысили 10 млрд долл. в год, ежегодно увеличиваясь примерно на 1,5—2 млрд долл.). В совокупности с выплатами прямым инвесторам вознаграждений по кредитам (прямые инвестиции в основном приходят в республику в форме долгового капитала или так называемой межфирменной задолженности стратегических инвесторов аффилированным казахстанским предприятиям) такая ситуация создает колоссальное давление на текущий счет платежного баланса, который за последние четыре года имеет отрицательную величину (лишь в 2000-м зафиксировано его положительное значение).

В целом же нынешняя динамика показателей обновления основного капитала (см. табл. 3) весьма оптимистична, хотя в условиях быстрого изменения структуры производства эти данные не слишком надежны. Тем не менее степень износа основных фондов в экономике республики в последние годы стабилизировалась, а показатели обновления существенно выросли.

Таблица 3

Показатели обновления основного капитала

Коэффициент обновления

(ввод в действие основных средств в процентах от их наличия, на конец года)

 

1996

1998

1999

2000

2001

2002

Все основные средства, в том числе:

5,8

6,6

8

13,8

13,2

12,6

Сельское хозяйство, охота и предоставление услуг в этих областях

1,9

1,3

5,9

4,3

3,9

5,1

Горнодобывающая промышленность

нд

нд

11,4

22,3

12

13,6

Обрабатывающая промышленность

нд

нд

8,4

13,1

13,3

13,4

Производство и распределение электроэнергии, газа и воды

нд

нд

5,4

3,6

4,9

4,5

Транспорт

3,7

2,5

5

7,4

9,1

10,5

Связь

нд

нд

13,8

13

22,6

16,4

Степень износа основных средств на конец года (в %)

 

1995

1998

1999

2000

2001

2002

Все основные средства, в том числе:

нд

32

33,1

29,7

33,1

30,1

Промпредприятия

нд

41,7

35,7

32,7

31,3

31,6

Сельхозпредприятия

нд

49,7

46,8

44,5

42,5

29,1

Строительные организации

нд

43,1

38,1

39,5

29,9

30,5

Транспортные организации

нд

42,6

41,2

36,6

39,7

36,1

Источник: Агентство Республики Казахстан по статистике.

Однако необходимость решения основных проблем в сфере инвестиционной политики осознается достаточно четко. Это, во-первых, низкий уровень инвестиций в перерабатывающие отрасли. Во-вторых, незначительный объем частных инвестиций в приоритетные секторы, к которым прежде всего относятся инфраструктура, агропродовольственный комплекс, транспорт и связь.

Финансовый сектор и частное накопление

Развитие инвестиционного процесса на частной основе определяется как общими макроэкономическими факторами, так и структурой спроса и цен, от чего зависит рентабельность вложений и проектов. Проблема Казахстана состоит в том, что скорость развития предполагает быстрое "подтягивание" необходимых институтов и механизмов к решению насущных ключевых задач. Фактически, как мы видели, нефтяная отрасль (и бюджет) росли за счет иностранных инвестиций и порожденных ими доходов. Потребность в огромных вложениях в инфраструктуру: дороги, транспорт, связь, водоснабжение в реальных условиях страны — в частности при "нефтяном перекосе" — вряд ли в ближайшем будущем возьмет на себя частный сектор, так что потребуется значительное вмешательство государства.

Вместе с тем при сложившихся перекосах важно, чтобы все сектора экономики, которые могут быть рентабельны при частных инвестициях, получили возможность самостоятельного развития. Таблица 4 показывает довольно сложную картину собственной рентабельности отраслей. В частности, на фоне естественной высокой доходности нефтегазовой и металлургической промышленности, ориентированной на экспорт, остальные сферы оказываются в зоне низкой или отрицательной рентабельности. А отрасли легкой и пищевой промышленности при постепенно укрепляющейся национальной валюте (аналогично и в России) испытывают значительное давление импорта, хотя они наиболее привлекательны для частного национального капитала. В этой связи одно из возможных решений — снижение налоговой нагрузки на ненефтяной сектор с целью создания стимулов или различные формы стимулирования приоритетных вложений, инструментарий которых разрабатывается в республике весьма активно.

Таблица 4

Рентабельность отраслей промышленности*(в %)

 

1991

1993

1995

1997

1999

2000

2001

2002

Электроэнергетика

11,9

3,7

4,5

–4,2

–12,6

–12,7

–9,2

–7,1

Нефтедобывающая

13

36,3

31,1

2,6

35,1

49,2

48,8

37,4

Нефтеперерабатывающая

12,2

28,8

34,4

1,4

19,1

25

11,9

12,3

Угольная

40,9

46,2

33

–1,7

0,9

–5,6

0,9

нд.

Черная металлургия

32,3

68,8

24,9

5,5

39,5

40,4

16,4

41,2

Цветная металлургия

29,4

39,5

18,6

24,9

26,4

45,6

37,3

41,3

Химическая и нефтехимическая промышленность

20,7

21,2

–4

–16,9

–12,3

–29,6

–29,1

–7,4

Машиностроение и металлообработка

22,8

29,8

11,2

–0,8

нд.

0,7

2,1

нд.

Промышленность строительных материалов

26,1

18,7

6,3

0,3

–12,9

–4,9

6,8

нд.

Легкая промышленность

24,4

32,2

2

–4,6

–6,8

–19,6

–2,9

–3,2

Пищевая промышленность

19

24,1

9,4

6,2

3,3

2,8

0,2

Источник: Агентство Республики Казахстан по статистике.

* Рентабельность исчислена как соотношение между величиной прибыли от реализации продукции (работ, услуг) (с 1998 г. — совокупный доход до налогообложения) и затратами на производство и реализацию продукции.

Еще один дисбаланс развития казахстанской экономики — дефицит надежных и ликвидных проектов, которые могут быть интересны для вложения, прежде всего, частного капитала. Именно этот фактор ограничивает роль финансового сектора, уровень развития которого, по оценкам, в Казахстане — лучший на постсоветском пространстве (см. табл. 5).

Таблица 5

Динамика отдельных показателей развития финансовой системы

 

1995

1998

2000

2001

2002

2003

Депозиты в банковской системе, млрд долл.

1,06

0,95

2,03

2,96

3,88

5,1

Активы накопительных пенсионных фондов, млрд долл.

0,79

1,24

1,77

2,6

Отношение депозитов в банковской системе к ВВП, %

6,7

4,6

11,3

13,7

16

17

Средний размер вкладов на душу населения, долл.

12,6

24,1

41,1

82,9

108,5

351

Отношение активов накопительных пенсионных фондов к ВВП, %

4,3

5,6

7,2

8,7

Общие активы банковской системы, млрд долл.

2,55

2,34

3,65

5,44

7,36

11,7

Кредиты банков экономике, млрд долл.

0,67

1,11

1,91

3,26

4,32

6,82

Отношение кредитов экономике к ВВП, %

4,2

5,4

10,6

15,1

17,8

22,9

Отношение банковских кредитов к валовым инвестициям, %

17 

нд

58 

55

64

78

Источник: Национальный банк Республики Казахстан.

Суть проблемы экономического развития состоит в том, что "избыточные" нефтяные доходы в Казахстане оказываются в бюджете в условиях, когда концентрация частного капитала и система стимулов не позволяют ему вести широкое финансирование крупных проектов. Второй раз (менее чем за 10 лет) республика стоит перед сложным выбором — как в условиях нескольких групп рисков распорядиться нефтяным богатством. Во-первых, соответствующие прогнозы будущих государственных доходов и экономического роста представлены в весьма широких пределах (при перепаде цен от 13 до 22 долл. за баррель нефти). Решение надо принимать в ситуации, когда цены на мировом рынке нефти могут меняться внезапно и значительно. Во-вторых, критическим является выбор между инвестированием новых доходов и повышением личных доходов (социальная и бюджетная сфера). Большинство нефтедобывающих стран не удержалось перед значительным повышением благосостояния населения (обычно небогатого) за счет доходов этой отрасли, что встраивает внешние ценовые колебания в бюджетные поступления.

Еще один аспект — распределение потребления во времени, то есть между нынешним и будущими поколениями граждан. Это во многом определяется возможностью использовать свободные средства на мировых финансовых рынках. Низкий уровень нынешних процентных ставок в США и ЕС затрудняет эффективные портфельные вложения государственных средств за рубежом с целью "отложить" эти деньги, но не снизить их покупательную способность в будущем.

Наконец, главная проблема — способ передачи средств хозяйствующим субъектам. Список вариантов невелик: прямые государственные инвестиции, государственные инструменты развития (гарантии, кредиты, проч.), финансовый сектор, налоговые меры. В сущности, в настоящее время правительство достаточно успешно пытается использовать все эти направления одновременно, пытаясь решить основную задачу — создать систему компенсирующих мер для решения очередного, однако совершенно иного набора проблем развития. Речь идет о широком наборе мероприятий, призванных в будущем выравнивать перекосы в структуре капиталовложений и создать предпосылки для диверсификации экономики.

Необходимо отметить, что Казахстан (первый в СНГ) начал создавать Национальный стабилизационный фонд, в котором, по итогам 2003 года, аккумулировано порядка 3,6 млрд долл. В том же году в стране была разработана и принята Стратегия индустриально-инновационного развития на 2003—2015 годы, главная цель которой — достижение устойчивого развития на основе диверсификации отраслей экономики и (тем самым) отход от сырьевой направленности развития. К основным приоритетам, обеспечивающим решение этих задач, отнесены следующие отрасли: переработка нефти и газа; использование биотехнологий в развитии медицины, сельского хозяйства и пищевой промышленности; создание и внедрение в производство отечественных лекарственных средств; производство особо чистых и наукоемких материалов; формирование базы информационной инфраструктуры государства; машиностроение.

Задачи, которые государство стремится решить в среднесрочной перспективе, достаточно амбициозны: обеспечение в обрабатывающей промышленности среднегодовых темпов роста в размере 8,4%, повышение производительности труда в 2015 году по сравнению с 2000 годом не менее чем в три раза и снижение энергоемкости ВВП в два раза; повышение производительности основных фондов обрабатывающей промышленности. Сюда же следует добавить создание предпринимательского климата, содержание общественных институтов, стимулирующих частный сектор производить и совершенствовать конкурентное преимущество, осваивать элементы в цепочке добавленных стоимостей в конкретных производствах, продвигаясь к элементам с наибольшей добавленной стоимостью; стимулирование создания наукоемких и высокотехнологичных экспортоориентированных производств; диверсификация экспортного потенциала страны в пользу товаров и услуг с высокой добавленной стоимостью; переход к мировым стандартам качества; более активная интеграция в региональную экономику и в мирохозяйственную систему с включением в международные научно-технические и инновационные процессы.

В ходе реализации данной стратегии намечается довести норму валового накопления до 25—32% от ВВП по конечному использованию, планируется большой объем государственных инвестиций в обрабатывающие отрасли промышленности, а также на развитие науки и образования. Руководство страны осознает, что выполнение намеченных планов можно обеспечить только на основе целенаправленной подготовки управленческих, инженерных, технических и (главное) рабочих кадров.

Что касается государственных инвестиций, то важно отметить, что для решения поставленных задач власти республики пошли на создание специализированных государственных институтов развития — Инвестиционного фонда, Инновационного фонда, Корпорации по страхованию экспорта, а также открыли Центр маркетинговых исследований и Центр инжиниринга и трансферта технологий. В совокупности с уставным капиталом созданного еще в 2001 году Банка развития суммарный уставной капитал этих организаций достигает порядка 625 млн долл. В целом данные структуры должны сформировать систему, устойчивое функционирование которой будет основано на принципах децентрализации, специализации, внешней и внутренней конкуренции и, самое главное, стимулирования частного сектора к введению инноваций, так как в стране достаточно четко осознается, что деятельность созданных властью институтов может затормозить рост частной инициативы и породить своего рода иждивенчество при освоении государственных средств.

Естественно, разумная налоговая политика — одно из важных направлений стимулирования инвестиционной активности частного сектора. Необходимо отметить, что с 2004 года в Казахстане до 15% снижена ставка налога на добавленную стоимость, а за счет уменьшения ставок индивидуального подоходного налога и введения регрессивной шкалы ставок социального налога существенно уменьшена налоговая нагрузка на фонд оплаты труда. Для предприятий, работающих на территориях специальных экономических зон, значительно уменьшены суммы исчисленного корпоративного подоходного налога, эти предприятия полностью освобождены от налога на добавленную стоимость, налога на имущество и земельного налога. Пока в республике три таких зоны: Морской порт Актау, Парк информационных технологий "Алатау", Астана — новый город, то есть в сферах, которые определены приоритетными для развития экономики страны.

С целью стимулирования обновления основных фондов налоговое законодательство Казахстана (как и Росси) отказалось от инвестиционной льготы и предусматривает применение двойной нормы амортизации по вновь введенным основным средствам в первый год их эксплуатации. Для создания новых, обновления и расширения действующих производств предусмотрено использовать механизм инвестиционных налоговых преференций путем заключения контракта с уполномоченным государственным органом, в результате чего налогоплательщик получит право относить на вычеты стоимость вводимых в эксплуатацию фиксированных активов равными долями — в зависимости от срока действия преференций. Кроме того, этот механизм предусматривает одновременное освобождение от уплаты налога на имущество по вновь введенным в эксплуатацию фиксированным активам в рамках инвестиционного проекта и освобождение от уплаты земельного налога по земельным участкам, приобретенным и используемым для реализации такого проекта.

В целом положения по корпоративному подоходному налогу, в том числе амортизационная политика, способствуют обновлению основных средств, о чем мы говорили выше. С 1 января 2004 года увеличены предельные нормы амортизации по тем подгруппам фиксированных активов, по которым в результате сравнительного анализа были выявлены отклонения. При этом сохранен действующий порядок исчисления амортизационных выплат в целях налогообложения и установлены повышенные дифференцированные пределы отнесения на вычет расходов на ремонт для групп фиксированных активов, подверженных большему износу.

Не вдаваясь в детали нововведений по налогообложению недропользователей, подчеркнем, что Казахстан, введя (также с 1 января 2004 г.) новый рентный налог на экспортируемую нефть, сохранил условия, не позволяющие ухудшать законодательство в отношении налогоплательщиков, работающих по модели соглашений о разделе продукции. Налоговый режим для таких контрактов остался неизменным на весь период реализации инвестиционных проектов (разумеется, если стороны не приняли согласованного решения об изменении практики налогообложения). Таким образом, во главу угла вновь ставятся гарантии стабильности, что способствует повышению инвестиционной привлекательности отрасли.

Заключение

К 1995—1996 годам экономике Казахстана вполне реально угрожала опасность оказаться в застойном кризисе при отсутствии финансовых возможностей развития и общем затяжном кризисе на постсоветском пространстве. Поэтому при решении проблем накопления и модернизации на первом этапе решалась прагматическая задача — создать "локомотив роста" на базе новых капиталовложений. Таким локомотивом оказался нефтяной сектор, и сегодня можно утверждать, что данную возможность страна использовала довольно успешно.

В процессе формирования инвестиционного климата, создания условий для модернизации и реализации планов масштабного обновления экономики республика прошла два поворотных пункта. На первом этапе, в 1994—1996 годах, были приняты меры по более активному привлечению иностранных капиталовложений, что способствовало решению проблем развития и стабилизации, преодолению бюджетного кризиса на основе приватизации государственной собственности и привлечения стратегических инвесторов. Затем, в 2001—2003 годах, на базе решения проблем макростабилизации, роста доходов от экспорта нефти были приняты меры по росту нормы накопления и реализации крупных программ развития классического типа: создание государственных институтов развития и повышение государственных капиталовложений.

Сегодня страна стремится эффективно использовать новые финансовые возможности для устойчивого развития. Казахстан, с его 15 миллионами населения, удаленностью от портов и огромными ресурсами должен рационально использовать доходы от разработки нефтяных месторождений, то есть найти правильное сочетание между потреблением и накоплением, что позволит обеспечить модернизацию экономики, а также эффективное развитие и использование человеческого капитала. Законы глобализации довольно жестки. Если не противопоставить им разумную экономическую политику, страна может остаться с классическими проблемами нефтегазовой "голландской болезни". Рост ВВП (после его удвоения на базе нефтяных доходов) потребует развития производств с высокой добавленной стоимостью и создания рынков для новой продукции. В настоящее время экономическая политика фактически базируется на продолжении рыночных реформ, гармонизации законодательства с Евросоюзом, либерализации валютных отношений, подготовке к вступлению в ВТО и на других структурных преобразованиях. Они призваны создать институциональную среду для устойчивого развития — при опоре на иностранные инвестиции в области долгосрочных дорогостоящих проектов в горнодобывающей промышленности и росте государственного финансирования инфраструктурных проектов с рентабельностью и масштабами вложений, недоступными частному сектору и частному финансированию на их нынешней стадии развития.

При этом особое внимание следует уделить тому, чтобы иностранный капитал и государственный сектор не подавили инвестиционную активность частных структур, которые в результате реформ уже производят более 75% ВВП страны и которым должна быть отведена ведущая роль в решении проблем эффективности и конкурентоспособности национального производства. Новое решение должны получить проблемы совершенствования рыночных институтов и государственного аппарата в целях устранения административных барьеров и снижения трансакционных издержек ведения бизнеса.


1 Williamson J. The Eastern Transition to a Market Economy: A Global Perspective. LSE, Occasional Paper #2, 1992. Цит. по: Ростовский Я. Макроэкономическая нестабильность в посткоммунистических странах. М.: МШПИ, 1997. С. 274.
2 "Для поддержания устойчиво высоких темпов экономического роста… нужно довести в течение ближайших 4—5 лет объемы валовых накоплений основного капитала по отношению к ВВП до уровня 28%". Послание Президента Республики Казахстан народу Казахстана на 2004 г., апрель 2003 г.
3 В 2003 году эти законы были объединены в один закон "Об инвестициях".
4 По данным Агентства Республики Казахстан по статистике.
5 В настоящее время в России на условиях СРП действуют всего три проекта ("Сахалин-1", "Сахалин-2" и "Харьяга"), подписанные до вступления в силу (1995 г.) закона "О СРП" (изменения и дополнения в него внесены в 1999 и 2001 гг.). Эти три соглашения — на "особом положении": согласно закону "О СРП" они "подлежат исполнению в соответствии с определенными в них условиями". Фирмы-пионеры СРП — приступили ко второй стадии разработки и объявили о втором этапе своих инвестиционных программ (около 20 млрд долл.).
6 По данным Министерства энергетики и минеральных ресурсов Республики Казахстан.
7 Оценки Всемирного банка и Министерства экономики и бюджетного планирования Республики Казахстан.
8 В ближайшие годы систему КТК предполагается расширить до 67 млн т нефти в год.
9 Данные в целом по импорту товаров и услуг. Национальный банк Республики Казахстан, платежные балансы за соответствующие годы.
10 Индикативный план социально-экономического развития Республики Казахстан на 2004—2006 гг.
11 Согласно Индикативному плану социально-экономического развития Республики Казахстан ежегодные темпы роста при средней мировой цене нефти (смесь "Брент") в 22 долл. за баррель могут составить за 2004—2006 годы 7,2%, а при цене нефти в 13,3 долл. за баррель — 4,4%.
12 Стратегия индустриально-инновационного развития Республики Казахстан на 2003—2015 гг. Указ Президента Республики Казахстан от 17 мая 2003 г.
13 См.: Утембаев Е.А. Промышленная политика и административная реформа. Долгосрочные приоритеты. В кн.: Промышленная политика и административная реформа. Администрация Президента Республики Казахстан, Боровое, ноябрь 2003. С. 215.
14 В 1999 году был введен социальный налог, объединивший социальные платежи во внебюджетные фонды. С 1 июля 2001 года ставка социального налога была снижена с 26% до 21%, а с 1 января 2004 года введена регрессивная ставка данного налога от 20% до 7%.
15 Объектом обложения рентным налогом на экспортируемую сырую нефть является объем сырой нефти, реализуемой на экспорт, рассчитанный в стоимостном выражении, исходя из рыночной цены с учетом качественных характеристик сырой нефти за вычетом расходов на ее транспортировку.

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL