ПОЛИТИКА РОССИЙСКИХ ЭНЕРГЕТИЧЕСКИХ КОМПАНИЙ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

Рауф ГУСЕЙНОВ


Рауф Гусейнов, бакалавр политологии, корреспондент "Петролеум Аргус" в Каспийском регионе (Баку, Азербайджан)


В последние годы Центральная Азия стала объектом пристального внимания крупнейших российских нефтегазовых компаний, которые в разном формате и с разной степенью успеха начали развивать сотрудничество с республиками региона, прежде входившими в состав СССР. Удачная конкуренция с другими зарубежными инвесторами позволит Москве восстановить утраченные здесь позиции, казалось бы вчистую проигранные западным странам. Фирмы России особенно активизировались после резкого изменения геополитической ситуации в 2001 году, с началом антитеррористической кампании, когда в странах региона стали появляться американские военные базы и одновременно США начали укреплять политико-экономические отношения с этими новыми независимыми государствами.

Казахстан

Богатый сырьевыми ресурсами Казахстан, взявший курс на максимально возможное привлечение инвесторов и считающийся одним из основных партнеров России на постсоветском пространстве, остается для российских компаний наиболее привлекательной республикой ЦА. При этом наиболее интенсивно здесь работает фирма "ЛУКойл", занимающая доминирующие позиции в Каспийском регионе, в том числе в разведке российского сектора моря.

До последнего времени интересы этой компании в Казахстане ограничивались участием в Каспийском трубопроводном консорциуме (КТК), который эксплуатирует нефтепровод Тенгиз — Новороссийск, где ей принадлежало 2,7% акций в СП "Лукарко". Кроме того, "ЛУКойл" имел 15% в проекте разработки крупного газоконденсатного месторождения "Карачаганак" (на западе страны) и 50% в СП "Тургай Петролеум", добывающем кумкольскую нефть в центральной части республики. Однако во всех этих проектах "ЛУКойл" не был оператором. Вместе с тем, согласно стратегии развития компании на ближайшие годы, она отдает приоритет именно тем проектам, где может получить такой статус.

Толчком к активизации "ЛУКойла" стали подписанные в 2003 году российско-казахстанские межправительственные соглашения о разграничении национальных секторов Каспия, в котором Москва и Астана в первую очередь четко зафиксировали совместную разработку спорных перспективных структур "Курмангазы", "Центральное" и "Хвалынское". Закрепив за собой паритетное участие в этих проектах, каждая сторона уполномочила по одной компании, которым и поручено освоение этих структур. Как и ожидалось, в качестве оператора проектов Астана определила госхолдинг "Казмунайгаз", а Москва делегировала аналогичные полномочия ряду фирм: "ЛУКойлу" (на месторождениях "Центральное" и "Хвалынское"), "Роснефти" ("Курмангазы"), "Газпрому" ("Центральное"). По предварительным данным, оценочные запасы всех трех структур составляют около 1,5 млрд т нефти и более 800 млрд куб. м газа. Предусматривается, что они будут сданы в эксплуатацию в 2005—2006 годах.

Фактическое определение правого статуса национального сектора Каспия позволило Казахстану вплотную заняться привлечением к разработке его углеводородных ресурсов иностранных инвесторов. Планирующая добывать к 2015 году порядка 150 млн т нефти в год, Астана делает ставку в первую очередь на активное освоение своих морских залежей углеводородов. Основной ее козырь здесь месторождение Кашаган, расположенное в северной части Каспия, где международный консорциум "АджипКСО" обнаружил залежи нефти, составляющие 9—13 млрд барр. Вместе с тем, по самым осторожным оценкам, эти запасы приближаются к 1 млрд т. Это позволяет говорить о том, что данное месторождение нефти — крупнейшее из открытых в мире за последние 30 лет.

На первом этапе, в 2004—2005 годах республика намерена выставить на тендеры порядка 23 перспективных участков, а всего в ее секторе моря 100 таких блоков. При этом Казахстан планирует использовать практику Азербайджана, который, начав в середине 1990-х годов, к сегодняшнему дню заключил с западными инвесторами 15 соглашений о разделе продукции (СРП) на ряде перспективных структур и блоков в своем секторе Каспия. Астана рассчитывает обнаружить запасы, аналогичные азербайджанским залежам блока "Азери — Чираг — Гюнешли", где консорциум международных компаний АМОК, во главе с "Бритиш петролеум", обнаружил источники, составляющие 5,4 млрд барр.

Ряд крупных западных компаний, в том числе работающих в Казахстане, уже заявили о своем интересе к предстоящим тендерам. Однако "ЛУКойлу" удалось опередить всех. В сжатые сроки, фактически меньше чем за год, компания провела серию переговоров и заключила с Астаной первое из серии морских СРП, которые для западных инвесторов Казахстан только готовит. Еще до финальной стадии переговоров фирма "ЛУКойл" и государственный нефтегазовый холдинг "Казмунайгаз" подписали меморандум (в начале 2003 г.) о сотрудничестве в сфере разведки и добычи углеводородов в казахстанском и российском секторах Каспия, в частности на перспективных структурах. Кроме того, "Казмунайгаз" получал право принять участие в разведке одного из блоков в российском секторе моря. Аналитики полагают, что такой структурой может стать месторождение имени Ю. Корчагина, расположенное рядом с контрактным блоком "Тюб-Караган".

Активные переговоры привели к тому, что 9 января 2004 года, в ходе официального визита президента РФ В. Путина в Казахстан, "ЛУКойл" и "Казмунайгаз" подписали соглашение о разделе продукции по перспективной структуре "Тюб-Караган". Этот участок находится на шельфе Северного Каспия, к северо-востоку от порта Баутино, где располагается база снабжения консорциума "АджипКСО". Для реализации проекта компании создадут на паритетной основе СП, которое займется разведкой и разработкой данного месторождения с оценочными запасами в 674,9 млн т нефтяного эквивалента, включая 466 млн т нефти. Срок действия контракта — 40 лет, объем капитальных затрат — 2,1 млрд долл., эксплуатационных — 1,7 млн долл. Бурение первой разведочной скважины запланировано на 2005 год. Всего разведочная программа предполагает сейсморазведку 2D (двухмерную) и бурение двух скважин. Все затраты в этот период будет нести "ЛУКойл". Компании также подписали отдельное соглашение на изучение соседней структуры "Аташ" (прежнее название "Казахстан"). Российская фирма объявила, что полностью берет на себя риски, связанные с проведением геологоразведочных работ, которые, по оценке ее экспертов, составят 150—170 млн долл.

Уже в апреле "ЛУКойл" начал на контрактной площади двухмерную сейсморазведку. По имеющимся данным, в ходе работ, которые завершились в сентябре, изучено около 1,712 кв. км — на глубинах моря от 7 до 35 метров. Подрядчиком здесь определена сервисная компания "Казахстанкаспийшельф", имеющая богатый опыт геофизических исследований казахстанского сектора Каспия. Стоимость начавшихся работ оценивается в 4,2 млн долл. "ЛУКойл" заявил, что основная цель этой сейсморазведки — определение геологической структуры блока и подготовка к разведочному бурению.

С политической точки зрения данный контракт стал первым серьезным успехом российских нефтяных компаний в богатом сырьевыми ресурсами Казахстане. Прежде участие того же "ЛУКойла" ограничивалось лишь партнерством в проектах, где лидировали западные фирмы. Кроме того, российскому нефтяному гиганту удалось "застолбить" свою нишу в этом секторе Каспия, и компания может рассчитывать на новые перспективные предложения от казахстанских коллег.

Еще один примечательный аспект подписанного соглашения — "ЛУКойл" успел заключить его за несколько дней до вступления в действие нового налогового режима в нефтяной отрасли Казахстана, который вызвал серьезное недовольство инвесторов.

Новые правила

По расчетам Минэнерго Казахстана, в 2004 году республика получит 55 млн т, в 2005 году — 60 млн т, а к 2015 году — 150 млн т (при условии привлечения в отрасль 54 млрд долл. иностранных инвестиций). Стабильный рост добычи и экспорта нефти, следовательно, и поступающих в бюджет доходов от нефтяных операций спровоцировал Астану на то, что в конце 2003 года она изменила требования к инвесторам, ужесточив налоговый режим.

В ноябре 2003 года нижняя палата парламента (Мажилис) республики приняла во втором чтении законопроект, предусматривающий введение рентного налога на экспорт нефти. Он должен рассчитываться с учетом стоимости сырья, затрат на транспортировку и других расходов (см. табл.). Как отметил заместитель министра экономики Казахстана К. Атекенов, "будет учитываться средневзвешенная рыночная цена... наиболее сходных с казахской сортов нефти, реализуемой международной торговлей. Их корректировку предлагается определять правительству". Кроме того, ужесточились расчеты по компенсации производственных затрат и разделу прибыльной нефти.

Налог касается только новых проектов недропользования, контракты на которые будут заключены после вступления закона в силу. До того инвесторы платили налог на добавленную стоимость в размере 16%, роялти и некоторые акцизы.

Таблица

Ставки нового налога на экспорт нефти

Средняя цена корзины сортов (долл./барр.) Ставка налога (% от цены)
0—18 0
19 1
20 4
25 16
40 и выше 33

Новые реалии оказались неприятным сюрпризом для ряда инвесторов. Иностранные компании, планировавшие участвовать в 2004 году в тендерах по новым проектам в казахстанском секторе Каспия, выразили озабоченность ужесточением налогового режима в отрасли. Ситуация изменилась не в лучшую сторону, инвесторам остается лишь требовать налоговых льгот для особо сложных проектов, считает сотрудник одной из компаний, уже разрабатывающей казахстанский шельф Каспия. По его словам, возврат к прежнему режиму уже невозможен, однако инвесторы могут добиваться определенных льгот, упирая на особый статус проекта или на сложные геологические условия разработки, в том числе на Северном Каспии.

Инвесторы считают, что в сочетании с угрозой падения мировых цен на нефть завышенные налоговые требования могут подорвать доверие зарубежных фирм к проектам в Казахстане. Желание правительства ужесточить налоговый режим вполне понятно. Однако при этом следует учитывать возможное снижение мировых цен на нефть, после чего многие компании могут вообще отказаться от крупных капиталоемких проектов, особенно связанных с северной частью моря.

Примечательно, что налоговые условия для будущих контрактов ужесточены в преддверии планировавшихся на 2004 год первых тендеров по освоению национального участка шельфа. А недовольство инвесторов уже привело к тому, что сроки этих тендеров перенесли на 2005 год. В числе недовольных оказалась и "Роснефть", планировавшая уже в 2004 году начать реализацию совместного с Астаной каспийского проекта "Курмангазы". В конце марта президент компании С. Богданчиков заявил, что новый Налоговый кодекс снижает рентабельность проекта до 8%, что не устраивает "Роснефть". В частности, он отметил: "Текст СРП проработан вдоль и поперек, но если применять положения нового Налогового кодекса Казахстана, то участие в проекте будет фактически нерентабельно".

"Роснефть" предложила дополнить протокол к межгосударственному соглашению положением, что СРП должно действовать в том налоговом режиме, который существовал на момент подписания данного протокола. Позицию российской госкомпании в апреле лоббировал в Астане министр топлива и энергетики РФ Виктор Христенко, однако его подключение к переговорам не принесло желаемого результата. Так, премьер-министр страны Д. Ахметов заявил, что Казахстан не предоставит "Роснефти" налоговых льгот, однако планирует подписать СРП по этому соглашению до конца 2004 года. Заявление премьер-министра не означает, что Казахстан занимает жесткую позицию, но он дал понять, что казахская сторона не должна проигрывать в вопросе распределения прибыли от реализации проекта, отметил пресс-секретарь Ахметова. По словам премьера, республика рассчитывает, что ее часть прибыльной продукции от разработки "Курмангазы" составит 70—85%.

Для "Роснефти" ситуация осложняется тем, что месторождение "Курмангазы", расположенное на границе казахстанского и российского секторов Каспия, имеет статус межгосударственного проекта, в связи с чем компания не может выйти из него без длительного согласования своей позиции с правительством РФ. "Мы рассчитываем достичь компромисса и повысить рентабельность проекта, однако в любом случае вряд ли мы сможем просто так отказаться от него, так как у "Курмангазы" слишком высокий статус", — предполагает источник в компании, не исключив, что при достижении компромисса контракт может быть подписан еще в 2004 году. Таким образом, "Роснефть", зависящая от политики государства, оказалась фактически заложником межправительственных договоренностей двух стран. Если данная фирма все же сумет выйти из проекта, это может не только надолго затянуть его реализацию, но и осложнить отношения между Астаной и Москвой, которые урегулировали все взаимные претензии по Северному Каспию, подписав (в 1998 г.) соглашение о его разделе. В данном документе зафиксировано, что участки недр, расположенные в приграничной зоне, обе стороны будут осваивать совместно. По его условиям, структуру "Курмангазы" и две соседние площади — "Центральное" и "Хвалынское" — должны разрабатывать полномочные компании России и Казахстана. В качестве таковых выбраны госхолдинг "Казмунайгаз" и "Роснефть". Кроме того, интерес к проекту проявляют российская "Зарубежнефть" и французская фирма "Тотал". Оценочные запасы площади составляют 700 млн т —1 млрд т нефти, объем инвестиций — до 10 млрд долл.

Трехлетний разведочный период проекта, стоимостью 50—70 млн долл., предусматривает двухмерную сейсморазведку на контрактной площади и бурение двух разведочных скважин. Первую из них Астана планировала заложить на "Курмангазы" до конца 2004 года, однако аналитики сомневаются, что стороны смогут так быстро согласовать все спорные вопросы. Ужесточение налогового режима (после того как нефтяная отрасль Казахстана прошла начальный этап своего становления) выглядит вполне логичным шагом. В этом отношении республика фактически пошла по пути соседней России и до определенного момента Астана будет готова жертвовать определенными геополитическими интересами. Более того, конфликты с акционерами других крупных проектов — "Тенгиз" и "Кашаган" — свидетельствуют, что республика пока не идет на серьезные компромиссы, даже может еще более ужесточить свою позицию в отношениях с инвесторами.

Впрочем, учитывая геополитическую близость России и Казахстана на пространстве СНГ, вполне возможно, что разрешение проблем "Курмангазы" лежит в плоскости принятия соответствующих решений политическим руководством обеих стран.

Перспективы газовой сферы

Несмотря на объективные трудности, российские компании все же надеются закрепиться на перспективном энергетическом рынке Казахстана. В феврале Минэнерго республики сообщило, что "Роснефть" (в альянсе с "Газпромом") может быть привлечена к строительству нового газоперерабатывающего завода (ГПЗ) на гигантском газоконденсатном месторождении "Карачаганак". По словам премьер-министра страны Д. Ахметова, "Роснефть" предполагается привлечь к реализации третьей, так называемой газовой фазы освоения Карачаганака, запасы которого составляют 1,2 млрд т нефти и газоконденсата, а также 1,35 трлн куб. м газа. С середины 1990-х годов это месторождение разрабатывает консорциум иностранных компаний "Карачаганак петролеум оперейтинг" (КПО), который возглавляют две фирмы — британская "Би-Джи" и итальянская "ЭНИ".

После завершения строительства новых мощностей в рамках второй фазы проекта (2003 г.), стоимостью 4,3 млрд долл., KПO планирует увеличить добычу газа с прежних 5 млрд куб. м до 14 млрд куб. м. По словам президента KПO Джона Морроу, из этого объема 6,6 млрд куб. м пойдет на Оренбургский ГПЗ (Россия), 1 млрд куб. м — на внутренний рынок Казахстана и еще 6,6 млрд куб. м будут закачиваться обратно в пласт. Дальнейший рост производства (до 18—25 млрд куб. м в год) сдерживается отсутствием рынков сбыта и, по словам Морроу, консорциум мог ограничить добычу, сосредоточившись на производстве конденсата. Однако правительство Казахстана пролоббировало строительство на месторождении нового ГПЗ, что не предусмотрено контрактными обязательствами KПO, и теперь возникла проблема поиска новых партнеров.

Как заявил премьер-министр Д. Ахметов, республика намерена развивать собственную газопереработку и нефтехимию, а не экспортировать ценное сырье с этого месторождения, что к тому же позволит избежать зависимости от переработки газа на Оренбургском ГПЗ. В связи с этим по заказу Минэнерго к лету 2004 года американская компания "Келлог Браун энд Рут" подготовила технико-экономическое обоснование проекта строительства нового газоперерабатывающего завода на Карачаганаке. Специалисты компании определили, что его мощность должна составлять 400 тыс. т сжиженного газа в год. Стоимость строительства ГПЗ и экспортного трубопровода составляет 1—1,2 млрд долл.; сроки его реализации — около трех лет.

Предполагается, что завод будет введен в строй в два этапа — производственные возможности каждого — до 5 млрд куб. м газа в год. Для каждой очереди ГПЗ предусматриваются свои резервуары-хранилища и погрузочные эстакады для налива сжиженного газа в железнодорожные и автомобильные цистерны. Первую очередь планируется запустить через 33 месяца после начала строительства.

Наиболее предпочтительна для строительства нового ГПЗ на данный момент площадка № 7, расположенная примерно в 23 км к северо-востоку от Аксая, в Бурлинском районе. Всего же разработчики ТЭО обозначили три возможные территории строительства. Первая — станция Алгабас в Теректинском районе Западно-Казахстанской области. Вблизи нее находятся поселки Карамбай, Шоптиколь, Бесагаш, Караоба. Однако с учетом того, что санитарно-защитная зона должна быть не менее пяти км эти населенные пункты окажутся внутри нее. Вторая площадка расположена примерно в 27 км к северо-востоку от Аксая, в 1,5 км от самого месторождения. По мнению разработчиков ТЭО, площадка № 7 соответствует санитарным требованиям: населенных пунктов в радиусе девяти километров нет, источников снабжения населения питьевой водой вблизи тоже нет. Все эти факторы, по мнению экспертов, наиболее приемлемы и безопасны для строительства ГПЗ.

Однако и собственная газопереработка вряд ли позволит Астане полностью игнорировать соседний рынок РФ. Кроме того, к Карачаганакскому проекту начал проявлять повышенный интерес "Газпром", явно не желающий упускать столь значительные объемы природного газа из-под своего контроля.

Сегодня Казахстан может получить доступ к европейским рынкам сбыта природного газа только через систему трубопроводов "Газпрома", который жестко контролирует основной объем экспорта голубого топлива из соседних Туркменистана и Узбекистана, покупая их по заведомо низким ценам. Казахстан уже выразил желание продавать газ в Западную Европу или, при благоприятных ценовых условиях, в Россию, что фактически и предопределяет для Астаны выбор партнера для строительства нового ГПЗ.

"Газпром" предложил Казахстану создать совместное предприятие на базе мощностей Оренбургского ГПЗ, выразив готовность передать в это СП несколько установок, способных переработать 8—10 млрд куб. м газа в год, два уже проложенных трубопровода от месторождения до Оренбургского ГПЗ и другое необходимое технологическое оборудование. Предполагается, что "Газпром" готов предложить Казахстану и паритетное участие в СП. Вместе с тем, чтобы освоить необходимые объемы карачаганакского газа и конденсата на Оренбургском ГПЗ, необходимо лишь несколько увеличить его мощности, строительство же завода на самом месторождении обойдется существенно дороже и займет намного больше времени. По оценкам специалистов "Газпрома", для этого строительства необходимо около 1,3 млрд долл., а для увеличение мощностей на Оренбургском ГПЗ — 300 млн долл.

Представители Минэнерго Казахстана говорят, что республике предпочтительнее иметь собственный ГПЗ, однако признают, что на это потребуются значительные инвестиции, а срок окупаемости проекта растянется до семи лет. Кроме того, есть проблемы со сбытом продукции, которые, судя по всему, вряд ли можно решить без российского участия.

Скорее всего, в сложившихся условиях Астана примет политическое решение — создать СП с "Газпромом" на базе Оренбургского ГПЗ. Это позволит снять проблему сбыта будущей продукции, а также избежать полной зависимости республики от зарубежных партнеров по КПО, отношения с которыми в последнее время складываются не лучшим образом, что может серьезно сказаться на дальнейших планах страны. Например, в июле начался конфликт вокруг поставок газоконденсата с Карачаганака в Оренбург. Тогда финансовая полиция Казахстана возбудила уголовное дело против дочерней структуры компании "Би-Джи" — "Би-Джи Карачаганак дистрибьюшн", обвинив ее в контрабанде (в 2001—2003 гг.) с месторождения Карачаганак в Россию нестабильного газового конденсата почти на 2,7 млрд долл. Обвинения предъявлены и российскому покупателю конденсата — компании "Оренсал", которая перерабатывала его на Оренбургском ГПЗ.

В случае развития конфликта Астана может наложить на "Би-Джи Карачаганак дистрибьюшн" штраф или же арестовать определенные объемы продукции с "Карачаганака", скажем, часть конденсата, поставляемого в Оренбург или в трубопровод Каспийского трубопроводного консорциума. Вероятно, в данном случае давление властей республики на иностранных инвесторов может быть связано как с переговорами о покупке той же "Би-Джи" 16,67% акций в каспийском проекте "Кашаган", так и со спором вокруг места строительства нового ГПЗ. Сомнительные условия поставок конденсата в Россию и обвинения в контрабанде — вполне вероятный дополнительный козырь официальной Астаны в разрешении спора о строительстве нового ГПЗ для карачаганакского сырья.

Вместе с тем "Газпром" планирует стать акционером газотранспортной системы Казахстана (в случае ее продажи). По словам заместителя председателя правления этой компании А. Рязанова, это выгодно не только Москве (а значит, и "Газпрому") но и Астане. "Казахстан, прежде всего, важен для нас как транзитное государство, и поэтому мы внимательно смотрим за тем, как развивается казахстанская газотранспортная система", — утверждает Рязанов. К тому же он отметил: "Мощности газотранспортной системы Казахстана не соответствуют тем потребностям, которые нам нужны… у России серьезные контракты с Узбекистаном и Туркменистаном, и понадобятся большие мощности по транзиту (узбекского и туркменского газа через Казахстан в Россию)". Далее он уточнил, что с 2007 года эти объемы будут составлять не менее 70—80 млрд куб. м в год. (В первом полугодии 2004 г. "Газпром" транспортировал через Казахстан 20 млрд куб. м туркменского и более 2 млрд куб. м узбекского газа.)

Основную сеть газотранспортной системы Казахстана, включающую 10 тыс. км трубопроводов, контролирует АО "КазТрансГаз" со 100% -м участием государства. В настоящее время эта структура реализует инвестиционную программу. Основное финансирование планируется направить на восстановление транзитных мощностей магистрального газопровода Средняя Азия — Центр (САЦ). Общая его модернизации рассчитана на 10 лет, стоимость работ — около 1,3 млрд долл. До 2005 года компания намерена вложить в проект свыше 500 млн долл. Как сообщили в "КазТрансГазе", они будут изысканы как из средств компании и тарифной выручки, так и от привлечения инвестиций международных финансовых групп и кредитов банков республики.

В стратегическом плане взгляды российского монополиста и Казахстана совпадают. Как и Астана, "Газпром" заинтересован в увеличении пропускной способности магистрали Средняя Азия — Центр (ныне она составляет 45—50 млрд куб. м в год), так как в 2003 году концерн заключил с Ашхабадом долгосрочный контракт, планируя к 2007 году довести закупки туркменского газа до 70 млрд куб. м (с нынешних пяти). А в 2004-м "Газпром" сообщил, что намерен вложить более 1 млрд. долл. в разработку месторождений в Узбекистане.

Однако официальные представители Астаны заявили, что пока не видят нужды в приватизации газотранспортной системы страны. По словам гендиректора "КазТрансГаза" Н. Рахимова, "не существует каких-либо проблем в газотранспортной отрасли, которые бы требовали участия "Газпрома". Тем самым, по мнению наблюдателей, Астана готовит почву для будущих переговоров с "Газпромом", когда за возможное участие в приватизации газотранспортной системы от него могут потребовать определенных уступок в других проектах.

Узбекистан

Республика владеет большим нефтегазовым потенциалом — в стране открыто 190 месторождений углеводородного сырья, в том числе газовых и газоконденсатных — 94, нефтегазовых, нефтегазоконденсатных и нефтяных — 96. Из них 47% — разрабатываются, 35% — подготовлены к освоению, на остальных продолжается разведка.

Среди восточноевропейских государств и стран СНГ Узбекистан занимает третье место по разведанным запасам природного газа, по жидким углеводородам — четвертое. Запасы голубого топлива оцениваются в 2—5 трлн куб. м, нефти — в 5,3 млрд т, газового конденсата — в 480 млн т. Ныне республика производит порядка 58 млрд куб. м газа в год, из которых экспортируется не более 10 млрд куб. м, а основная часть потребляется в стране. При этом экспортные возможности республики сильно ограничены удаленностью от мировых рынков сбыта. Кроме того, для разработки газовых месторождений стране необходим иностранный капитал, что открывает возможность для участия в добыче голубого топлива зарубежных, в первую очередь российских, компаний. Однако, в отличие от Астаны, Ташкент никогда не ставил во главу угла масштабное привлечение западных инвестиций.

Аналитики отмечают, что "в отрыве" от соседних стран — Туркменистана и Казахстана — капиталовложения в газовую отрасль Узбекистана могут оказаться неэффективными, по причине удаленности республики от рынков сбыта. В середине 1990-х годов это отпугнуло ряд инвесторов, и до последнего времени нефтегазовый рынок страны оставался "вакантным" в плане вливания крупномасштабных средств.

Очевидно, что в сложившейся ситуации потенциальному инвестору, который бы проявил интерес к узбекскому газу, необходима единая стратегия для трех стран региона, чем в последние два года вплотную и занимается "Газпром". Соглашение, подписанное им с Ташкентом (2003 г.) на период до 2012 года, предусматривает совместную разработку месторождений и поставки узбекского газа (5 млрд куб. м в год до 2005 г. и 10 млрд куб. м в год — с 2010-го). К тому же стратегический интерес "Газпрома" к Узбекистану обусловлен тем, что через территорию республики проходит магистральный газопровод САЦ, соединяющий Туркменистан и Россию.

В декабре 2002 года компании "Узбекнефтегаз" и "Газпром" заключили Соглашение о стратегическом сотрудничестве на период до 2012 года. В соответствии с этим документом "Узбекнефтегаз" и закрытое акционерное общество "Зарубежнефтегаз" (создано в сентябре 1998 г., 60,1% акций принадлежит "Газпрому", 24,9% — "Зарубежнефти", 15% — "Стройтрансгазу") подписали (Ташкент, 14 апреля 2004 г.) СРП по инвестиционному проекту "Доразработка месторождения "Шахпахты" в Устюртском нефтегазоносном регионе". Оно было открыто в 1962 году, его запасы оцениваются в 39,9 млрд куб. м газа. В настоящее время извлекаемые залежи составляют около 8 млрд куб. м. Однако в феврале 2002-го добычу пришлось остановить из-за высокой изношенности оборудования.

По условиям упомянутого соглашения "Зарубежнефтегаз" инвестирует более 15 млн долл. в модернизацию инфраструктуры месторождения. Прибыль от продажи газа будет распределяться поровну между участниками проекта. Добычу планируется возобновить во втором полугодии 2004 года, до конца года полностью завершить дообустройство месторождения, а его доразработку предполагается проводить в течение 13 лет (с 2005 г. добыча здесь должна составить 500 млн куб. м в год). Кроме того, в конце 2004 года инвестор завершит строительство дожимной компрессорной станции. Все эти меры позволяют уже с июля текущего года добывать 200 млн куб. м природного газа и направлять его на компрессорную станцию (КС) "Каракалпакия" магистрали САЦ для экспорта. А с 2005-го ежегодная добыча и экспорт голубого топлива составит 400 млн куб. м.

Таким образом, российская компания заключила в ЦА первый контракт, предусматривающий добычу исключительно газа. В среднесрочной перспективе это позволит "Газпрому" перейти от перепродажи газа к его производству, то есть начать новый этап бизнеса в регионе и к тому же восстановить прежнюю цепочку геологических, промысловых и транспортных активов бывшего СССР, что даст возможность данной структуре усилить свой экспортный потенциал и укрепить экономические отношения с центральноазиатскими партнерами. Ожидается, что до конца 2004 года "Узбекнефтегаз" и "Газпром" подпишут еще одно СРП — по разработке газоконденсатных месторождений в Устюртском регионе, общая стоимость проекта — около 1 млрд долл.

Примечательно, что первой российской компанией, проникшей в Узбекистан, была "Итера". Наряду с "ЛУКойлом" она вела многомесячные переговоры относительно того, чтобы заключить соглашения о разделе продукции по блоку "Кандым — Хаузак — Шады", который расположен на юге страны. Объем утвержденных геологических запасов голубого топлива на контрактной территории — 283 млрд куб. м. Самое крупное месторождение — Кандым, его запасы превышают 150 млрд куб. м. Однако в 2003 году "Итера" свернула деятельность в Узбекистане, даже закрыла свой офис в Ташкенте, не выдержав жесткой конкуренции с "Газпромом", который фактически монополизировал экспортные поставки не только узбекского, но и всего центральноазиатского газа.

Что касается "ЛУКойла", то переговоры с Узбекистаном по блоку "Кандым — Хаузак — Шады" фирма завершала уже самостоятельно, и 16 июня 2004 года, в рамках визита президента РФ В. Путина в Ташкент, этот российский нефтяной гигант и компания "Узбекнефтегаз" заключили соглашение о разделе продукции, предусматривающее добычу газа в Бухаро-Хивинском регионе (на юго-западе республики). Его подписали председатель "Узбекнефтегаза" А. Азизов и президент "ЛУКойла" В. Алекперов. Для реализации проекта будет создано СП, в котором доля российской компании составит 90%, "Узбекнефтегаза" — 10%. При этом "ЛУКойл" увеличил свою долю до 90% (с 70%) за шесть дней до подписания контракта. Срок действия соглашения — 35 лет. Объем вложений в проект — около 1 млрд долл. Промышленная добыча газа начнется в 2007 году. Тем самым "ЛУКойл" стал второй российской компанией, реализующей в нефтегазовом комплексе Узбекистана проект на условиях СРП.

В рамках данного проекта максимальный уровень годовой добычи приблизится к 9 млрд куб. м, а общий накопленный объем добычи может вырасти до 207 млрд куб. м. Кроме того, проект предусматривает строительство современного газо-химического комплекса мощностью 6 млрд куб. м газа в год, первую очередь которого намечено ввести в эксплуатацию в 2010-м, бурение 240 эксплуатационных скважин, прокладку более 1 500 км трубопроводов. Также намечено построить две компрессорные станции, сборные пункты, вахтовые поселки, протянуть высоковольтные линии электропередачи, проложить отдельную железнодорожную ветку длиной около 40 километров, автодороги и подъездные пути. Кстати, голубое топливо планируется перекачивать через магистральные газотранспортные сети "Газпрома", так что и в этом проекте российский газовый монополист примет опосредованное участие. Технико-экономическое обоснование проекта разработал Институт "УзЛИТИнефтегаз" — дочернее предприятие "Узбекнефтегаза", а соглашение о разделе продукции подготовила американская юридическая компания "Бейкер энд Маккензи". ТЭО проекта и текст СРП одобрены Специальной государственной комиссией республики, задачи которой — разработка условий пользования участками недр и рассмотрение проектов СРП.

Активная позиция крупнейших российских нефтегазовых компаний позволила им занять доминирующее положение в ТЭК Узбекистана, чего раньше не удавалось ни одному иностранному инвестору. В отличие от того же Казахстана, где российским фирмам придется серьезнейшим образом конкурировать с крупнейшими компаниями мира, в том числе с "Шеврон-Тексако", "ЭНИ", "БГ" и другими, в Узбекистане сложилась иная ситуация. Скоординированные действия российских компаний, контроль над транспортными коммуникациями (та же связка "добыча — транспортировка" в лице "Газпрома" и "ЛУКойла") позволят Москве выстраивать более эффективные геополитические отношения с Ташкентом. К тому же пока Узбекистан остается единственной из Центральноазиатских стран, где при реализации своих проектов российские нефтяники и газовики пока не столкнулись с объективными сложностями.

Туркменистан

Российские компании начали экспансию в морской сектор республики, когда большинство западных гигантов и средних фирм сочли нынешний инвестиционный климат в Туркменистане неблагополучным. Наряду с политическим фактором, основная проблема разведки и разработки этого сектора — дефицит нефтяной инфраструктуры и весьма значительная изношенность имеющейся. Весь парк буровых установок, оставшихся на Каспии после распада СССР, баржи-трубоукладчики и площадка для строительства стационарных платформ остались в Азербайджане, с которым у Туркменистана сложные политические отношения. Эта же проблема не позволяет республике начать в одностороннем порядке разработку спорного месторождения "Кяпаз" (в туркменской интерпретации "Сердар"), по которому Ашхабад в 1990-х годах заключил несколько соглашений, в частности с американской фирмой "Экссон-Мобил". Однако последняя, не добившись прогресса в переговорах по другому блоку — "Гарашызлык-2", покинула Туркменистан.

Ныне в республике реализуется несколько проектов, в том числе на условиях СРП, с участием компании "Драгон Ойл" из ОАЭ и малазийской фирмы "Петронас". По оценке отечественных экспертов, в ближайшие годы объем инвестиций по проектам с участием только этих двух компаний приблизится к 3 млрд долл.

Для более активного привлечения иностранных капиталовложений к освоению своего шельфа, правительство разработало Программу лицензирования туркменского сектора Каспия, рассчитанную до 2010 года. Она предусматривает проведение тендеров по 32 перспективным блокам, выявленным по результатам сейсморазведки. Однако, как мы уже отмечали, сложный инвестиционный климат не позволяет рассчитывать на привлечение крупных инвесторов. Кроме того, приоритетом для республики остается газовый сектор, а основные запасы голубого топлива расположены на суше.

Как и в Узбекистане, ушедших или до сих пор не появившихся в республике западных инвесторов с успехом могут заменить российские нефтяники и газовики. Первым из них успеха добился "Газпром", в 2003 году подписавший с Ашхабадом долгосрочный контракт на закупку весьма значительных объемов природного газа.

В том же году Ашхабаду удалось принципиально договориться о реализации морского проекта, который может принести республике не только экономические, но и серьезные политические дивиденды. Российский консорциум "Зарит", в который вошли компании "Итера" (37% акций), "Роснефть" (также 37%) и "Зарубежнефть" (26%), начал подготовку к подписанию СРП по разведке и разработке блоков 27—30. По результатам сейсморазведки, этот сектор Каспия признан самым богатым с точки зрения запасов углеводородов. По оценкам независимых экспертов, они составляют 11 млрд т нефти и 5,5 трлн куб. м газа. Данный проект позволил бы российским нефтяникам закрепить свои позиции в нефтегазовой отрасли страны и впервые принять участие в освоении ее шельфа. Запасы контрактной площади пока не оценены, однако, по мнению специалистов, пиковый объем производства с отмеченных четырех блоков мог бы составить порядка 15 млн т нефти в год.

Стороны намеревались подписать соглашение 12 декабря 2003 года, исходя из чего "Зарит" планировал приступить к сейсморазведке и к бурению первой разведочной скважины в 2004 году. Однако из-за несогласованных к тому времени коммерческих условий сроки заключения контракта пришлось перенести на февраль 2004-го. Один из неурегулированных вопросов — норма прибыли каждого участника и детали ее распределения. Но основная и пока непреодолимая проблема проекта — контрактная площадь соседствует и частично находится в иранском секторе Каспия. Этот фактор, как считают в Москве, позволяет пригласить к участию в ее освоении иранских нефтяников. Однако официальный Тегеран не торопится принимать данное приглашение, предпочитая сначала определиться с границами национальных секторов и выработать правовой статус моря.

Непримиримая позиция Ирана по этому вопросу хорошо известна: Тегеран, не располагающий здесь углеводородными запасами, настаивает на равном (20%) разделе водоема между всеми пятью прикаспийскими странами, что позволит ему получить контроль над несколькими перспективными нефтегазовыми блоками Азербайджана и Туркменистана. И до подписания окончательных договоренностей он отказывается признавать правомочность всех нефтегазовых проектов на Каспии. Чтобы избежать конфликта вокруг спорного блока, Россия предложила Ирану принять участие в проекте в качестве акционера. Однако Тегеран заявил, что до определения правого статуса моря и разграничения национальных секторов он не будет участвовать в каспийских проектах и не признает их легитимность.

Интересы российских компаний активно отстаивал спецпредставитель президента РФ по вопросам Каспия В. Калюжный, который еще в 2003 году отметил, что "участие Ирана в "Зарите" было бы воспринято положительно". По его словам, это позволит значительно ускорить реализацию проекта, так как предлагаемые для разработки блоки находятся, по мнению иранской стороны, в спорной зоне.

Однако спецпредставитель Ирана по вопросам Каспия Мехти Сафари заявил (17 марта 2003 г., Баку), что его страна не будет заключать двух- или трехсторонних соглашений со своими соседями по Каспию, а готова лишь подписать пятисторонний документ о правовом статусе моря.

Позиция Ирана фактически привела к замораживанию проекта консорциума "Зарит" в Туркменистане, так же, как это ранее произошло с проектами "Экссон-Мобил" и "БП" в южной части азербайджанского сектора Каспия (разведочные блоки "Савалан" и "Алов"). Сотрудник одной из российских компаний-участниц "Зарита" констатировал, что, пока не получено согласие Тегерана, все остальные договоренности по проекту не будут иметь никакого значения, и говорить о каких-то конкретных сроках подписания контракта преждевременно.

Очевидно, что при определенных успехах российской дипломатии "Зарит" может стать первым проектом по месторождениям, расположенным на спорной территории, который объединит нефтяников Ирана, Туркменистана и России. Однако аналитики скептически относятся к возможности достичь в обозримом будущем консенсус с Тегераном по разделу Каспия на основе принципов, зафиксированных в соглашениях между Казахстаном и Россией, Россией и Азербайджаном и т.д.

Начало же работ без урегулирования данной проблемы чревато обострением отношений с официальным Тегераном. Как и в случае с казахстанским проектом "Курмангазы", возможное решение лежит в политической сфере. Но сегодня у Москвы и Тегерана есть более актуальные вопросы для взаимного обсуждения — в первую очередь о сотрудничестве в области атомных технологий и очередной кризис в отношениях между Ираном и США.

Кроме того, наблюдатели убеждены, что, несмотря на давние торговые связи, Россия и Иран так и не стали тесными дипломатическими партнерами. Конечно, по некоторым проблемам их подходы совпадают, но в ряде важных областей цели Москвы и Тегерана расходятся, в основном в сфере разработки энергоресурсов и экспортных маршрутов. Таким образом, несмотря на то что обе стороны объединяет общее стремление к сдерживанию растущего влияния западных стран, особенно США, в Каспийском регионе, их соперничество друг с другом, в том числе и за экспортные поставки весьма значительных объемов туркменского газа, скорее всего, помешает координации политических усилий двух стран в ближайшие годы.

Пока же активность российских компаний в Туркменистане сводится к закупкам "Газпромом" крупных объемов голубого топлива. К тому же эта фирма сумела отсечь других серьезных потребителей туркменского газа, во всяком случае на ближайшее время, и надолго "отодвинуть" такие амбициозные проекты, как строительство трубопровода в Афганистан и Пакистан или прокладку трансиранского газопровода, с выходом в Турцию и Европу.

Выводы

Итак, после нескольких лет бездействия российским нефтяным и газовым компаниям удалось вернуть часть утраченных позиций в Центральной Азии. Для этих фирм перспективный рынок республик ЦА — хорошая возможность диверсифицировать свои бизнес-риски, развить влияние на новые регионы и составить конкуренцию западным фирмам.

Этому способствуют как рост амбиций самих Центральноазиатских стран, предъявляющих все новые и новые требования своим западным партнерам, так и сложившаяся за долгие годы геополитическая близость этих республик с Россией. Безусловно, решаемость тех или иных проблем в данном направлении не в последнюю очередь будет определяться политическими факторами, а также уровнем взаимодействия между государственными структурами. Существующие транспортные артерии, огромный рынок сбыта могут позволить России (с помощью ее компаний) последовательно укреплять свои позиции в регионе и решить ряд насущных для Москвы геополитических проблем.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL