ГУУАМ: СОСТОЯНИЕ, РИСКИ, ПЕРСПЕКТИВЫ

Ярослав МАТИЙЧИК


Ярослав Матийчик, консультант Национального института стратегических исследований (Киев, Украина)


Сотрудничество в рамках ГУУАМ (Грузия, Украина, Узбекистан, Азербайджан, Молдова) стало возможным благодаря распространению на евразийском пространстве так называемого "геополитического плюрализма", что обусловлено разрушением Советского Союза и связанного с этим ослаблением влияния России. Для Украины данные обстоятельства создали уникальную ситуацию, в которой Киев имеет шанс утвердиться в геополитической роли "восточноевропейского коммуникатора".

Можно прогнозировать, что дальнейшее место и роль ГУУАМ в системе международных организаций будет определяться успехами данного объединения во взаимодействии с Евросоюзом, согласованностью политики собственного становления со стратегией США на Кавказе и в Центральной Азии, а также конкурентоспособностью с другими евразийскими международными структурами. В этом плане важно понимание того, что в более близкой перспективе ГУУАМ может дополнять картину межгосударственного взаимодействия на европейском направлении, обеспечивая при этом собственную политическую стабильность, позитивные результаты в экономической сфере и мероприятия по урегулированию конфликтов.

Внешнеполитическая ориентация данной организации обусловлена ее расхождением с интеграционными планами России, что вызывает конкурентный характер их отношений, в том числе геополитическую конкуренцию на евразийском пространстве, которая связана со стремлением завладеть стратегической инициативой и получить контроль над углеводородами Каспийского бассейна, товарно-транспортной и энергетической сетью вдоль Великого шелкового пути, а также над региональными рынками стран Центральной Азии и Кавказа.

Сотрудничество в рамках ГУУАМ усиливает позиции Украины в реализации ее курса на евроатлантическую и европейскую интеграцию, позволяет развивать международные проекты в форматах, соответствующих новым задачам, не нарушая при этом развитие равноправного политико-экономического сотрудничества с Россией. ГУУАМ — организация межгосударственного взаимодействия, укрепляющая позиции Киева в проектах создания юго-восточной системы энергетических и транспортных коридоров и обеспечивающая Украине выход на производственные, товарные и сырьевые рынки Центральной Азии и Дальнего Востока. К тому же, что особенно важно, эта структура предоставляет возможности для решения стратегической задачи — диверсификации путей, агентов и источников энергообеспечения экономики нашей страны. В конце концов, ГУУАМ можно рассматривать как важный этап в развитии Балтийско-Черноморского сотрудничества (БЧС).

Эта организация привлекательна и для европейских сообществ. Свидетельство проявления их интереса — проведение ежегодных европейских международных конференций, где обсуждаются проблемы развития данного объединения и возможности его сотрудничества с ЕС. Так, на заседании Комитета национальных координаторов (КНК) стран-членов ГУУАМ, которое состоялось в марте 2004 года в Баку при участии представителей Мирового банка, ОБСЕ, ООН, программы ТРАСЕКА, присутствовали и посланцы Еврокомиссии. Наибольший интерес среди европейских субъектов демонстрируют Германия и Польша (с последней Украина заключила соглашение о реализации проекта нефтепровода Одесса — Броды — Плоцк — Гданьск). Очевидно, что интересы стран Европы обусловлены прежде всего необходимостью диверсифицировать собственное энергообеспечение, стремлением обеспечить свою безопасность, а также желанием Евросоюза участвовать в евразийском процессе. Для ЕС развитие евразийских коммуникаций и сотрудничества — весомая стратегическая составляющая (хотя и не до конца рельефно обозначенная) его внешней политики, связанная с обеспечением перспектив геополитического развития Европы в целом и со становлением в качестве обособленного мирового центра.

С учетом приведенных факторов, следует подчеркнуть, что ГУУАМ, вопреки внутренней политической конъюнктуре, изменениям в отношениях со США, Россией или Китаем, — стратегически важный сегмент европейской геополитики, экономики и безопасности. Понимая конкурентную природу отношений ГУАМ — Россия, в Европе склонны воспринимать эту организацию в качестве потенциального союзника, на которого можно опереться в собственной мировой политике. Однако откровенно проявлять такую позицию в Европе считают преждевременным.

В этом отношении Украина должна сосредоточиться на развитии связей в рамках ГУУАМ — ОЧЭС, которые могли бы укрепить основу и сделать более весомыми аргументы Киева в отношениях с ЕС, прежде всего в плане евроинтеграционных усилий.

Сегодня необходимо признать, что в контексте евразийского процесса ГУУАМ стал той организацией межгосударственного взаимодействия, которая успешно конкурирует с российскими интеграционными проектами. Осознав объективность этого факта, наверное, раньше самих стран-участниц данной структуры, Россия поначалу делала все возможное для срыва ее создания, а ныне противодействует ее развитию. Это проявляется хотя бы в том, что пророссийские СМИ, комментируя противоречивые шаги Украины, стараются доказать бесперспективность ГУУАМ, бесполезность его главных проектов, наиболее заметный из которых упомянутый выше нефтепровод Одесса — Броды — Плоцк — Гданьск.

Похоже, для Киева настало критическое время окончательно осознать, что ГУУАМ, будучи естественным симбиозом интересов его стран-участниц, — конкурент российским интересам и видению организации взаимодействия. Накопленный опыт свидетельствует, что не следует рассчитывать на равноправные отношения с Россией по "модели кооперации", однако отойти от "конкурентной модели" пока не удается. Необходимо учитывать, что, исходя из политики воплощения идеи "Великой России", Москва будет стремиться разрушать межгосударственные союзы, в которых она не может быть представлена или же, находясь в них, не способна доминировать. Тем более что она рассматривает политико-экономическое функционирование ГУУАМ как геополитическую угрозу РФ.

Особое внимание ГУУАМ уделяют США, с которыми заключено отдельное соглашение — Рамочная программа по содействию в сфере торговли и транспорта, обеспечению пограничного и таможенного контроля, а также по борьбе с терроризмом, организованной преступностью, нелегальным распространением наркотиков и оружия. За 2001—2004 годы Соединенные Штаты выделили странам ГУУАМ около 2 млрд долл. С участием представителей США в начале 2003 года в Баку состоялась международная конференция ГУУАМ, которая дала новый толчок решению проблем стабильности и безопасности в регионе, ликвидации в нем последствий естественных и техногенных катастроф, борьбы с организованной преступностью и терроризмом. В апреле того же года была проведена еще одна, тематически похожая конференция, а затем были организованы и другие мероприятия. Кроме того, при финансовой поддержке США приступил к работе Центр правоприменения ГУУАМ, объединяющий полицейские, пограничные и таможенные структуры государств-участников. В конце 2003 года при активной поддержке Вашингтона ГУУАМ получил статус наблюдателя при ООН, успешно реализуется упомянутая выше Рамочная программа, изучаются другие перспективные направления взаимодействия.

Проводя мировую политику, в которой, в частности, повышается геополитическое значение Центральной Азии и Южного Кавказа, США оказывают существенное влияние на общее развитие ситуации в Евразийском регионе. Некоторые евразийские межгосударственные образования, прежде всего не разделяющие интересы США (например, ЕврАзЭС), видимо, окажутся перед фактом интеграционного вызова со стороны Вашингтона. Более того, представляется, что успешная реализация Соединенными Штатами своих намерений в перспективе будет означать геокультурную трансформацию "восточного характера" евразийского пространства в "западный", а также определенную модификацию цивилизационного развития региона, обновление в этом пространстве международного взаимодействия. В этом ключе международные позиции ГУУАМ выглядят весьма привлекательно, но лишь в случае, если данное объединение продемонстрирует свою жизнеспособность, скажем, через рост политической ответственности, явный прогресс при воплощении проектов, совершенствование административного управления, адекватность совместной политики европейскому и американскому видению и т.д.

В этом плане особые ожидания связывались с решениями саммита ГУУАМ 2003 года, выполнение которых должно было вдохнуть в отношения стран-участниц большее взаимное доверие, вселить оптимизм в успешность общего дела. Здесь можно отметить только одно: страны-участницы изначально ожидали слишком многого. С одной стороны, они преувеличивали собственные возможности, с другой — значение выполнения достигнутых договоренностей. Вместе с тем за время, прошедшее после этого саммита, отмечен значительный прогресс в следующих весомых делах:

  • в создании зоны свободной торговли (в ближайшее время Молдова завершит процесс ратификации соответствующего документа). Реализация этого соглашения находится в компетенции Рабочей группы ГУУАМ по экономике и торговле: в 2004 году запланировано осуществить взаимную либерализацию торговых режимов, устранить барьеры на пути свободного перемещения товаров и услуг;

  • во внедрении режима содействия в сфере торговли и транспорта (уже согласованы региональная стратегия и план действий по реализации упомянутого проекта);

  • в улучшении работы Офиса ГУУАМ. Еще в 2004 году планируется повысить его статус и расширить полномочия — до уровня Секретариата объединения;

  • в организации Виртуального центра ГУУАМ по борьбе с терроризмом, организованной преступностью, распространением наркотиков и других видов преступлений;

  • в формировании Межгосударственной информационно-аналитической системы (МИАС) ГУУАМ;

  • в сотрудничестве в таможенной сфере между правительствами государств-участников;

  • в координации совместной деятельности пограничных ведомств;

  • в укреплении контактов по разработке научно-технических проектов;

  • в деятельности Делового совета объединения;

  • в развитии связей в области туризма (создание Совета по туризму стран-членов и соответствующего Виртуального центра, разработка приоритетных направлений и плана совместных действий) и т.д.

Кроме того, обеспечено всецелое выполнение Рамочной программы ГУУАМ — США; достигнуты договоренности с Еврокомиссией ЕС о поддержке последней проекта Евразийского нефтетранспортного коридора; налажены тесные связи с Инициативой сотрудничества для стран Юго-Восточной Европы; соответственно Целевому плану Украина — НАТО на 2003 год (в рамках их Плана действий) налажен постоянный обмен информацией с государствами-партнерами Кавказа и Центральной Азии о сотрудничестве Киева с Североатлантическим альянсом в сфере миротворческой деятельности (что свидетельствует о желании НАТО развивать связи с ГУУАМ); введен в действие специальный проект НАТО "Виртуальный шелковый путь", представляющий собой спутниковую систему электронного обмена информацией для стран Кавказа и Центральной Азии (с предоставлением им помощи в развитии национальных исследовательских и образовательных сетей).

Однако, по нашей оценке, из Программы работы ГУУАМ на 2002—2003 годы, которая содержит 70 положений, удалось полностью выполнить лишь 14, частично — 38. Разумеется, такое состояние дел не удовлетворяет страны-участницы, в связи с чем необходимо значительно повысить политическое и организационное обеспечение реализации намеченных планов. Таким образом, в целом, несмотря на отмеченные выше успехи, состояние ГУУАМ за последние годы можно оценить как неизменно вялое — адинамическое. Хотя нельзя сказать, что объедение, не набрав нужные темпы движения вперед, утратило свой потенциал или перспективу. Оно находится как бы в "творческом поиске", то есть на этапе перехода от экстенсивной к интенсивной модели развития.

Причины такого состояния объясняются рядом факторов. Основные из них таковы: низкая активность, а нередко — противоречивость в поведении самой Украины как потенциального лидера организации; институционная — внутриполитическая и административная — слабость управления, связанная не столько с экспертной или процедурной компетентностью (или некомпетентностью), сколько с тенденцией к ригидности стратегического мышления и политической ответственности в реализации принятых решений; несогласованность внешнеполитических действий государств-участников; несбалансированность представленных в проектах интересов, а порой и самого участия стран-членов объединения: сотрудничество на многосторонней основе должно отражать участие каждого государства в определенном проекте; отсутствие у стран-участниц дипломатического мастерства, опыта (прежде всего, успешного) реализации масштабных деловых и политических проектов (тем более что такие замыслы объединены под крышей неустановившейся международной структуры); значительные российские нивелиционные усилия (на фоне геополитической конкуренции между США и Россией в Центральной Азии, в Каспийском регионе, на Кавказе и в Восточной Европе); и только в последнюю очередь — дефицит финансового обеспечения.

Однако достаточно ли приведенного, чтобы понять: либо ГУУАМ уверенно развивается и станет серьезным корпоративным международным игроком, либо данная организация окончательно обесценилась и развалится? Можно ли считать экстенсивный темп ее развития объективно обусловленным? Думается, что с учетом политических обстоятельств, в которых она перебывала (и находится), рассчитывать на желаемые высокие темпы укрепления сотрудничества было бы некорректно, а давать тождественную оценку — предвзятый шаг, что отвечало бы интересам пророссийской идеологической и информационной дискредитации объединения. Ведь нельзя игнорировать достижения этой структуры (о чем упоминалось выше). По нашему мнению, она "...скорее жива, чем мертва".

Значительное влияние на положение дел оказали политические изменения в странах-участницах: выборы в Азербайджане и Грузии, подключение Молдовы к реализации Пакта стабильности и к Инициативе сотрудничества для стран Юго-Восточной Европы, реинтеграционные усилия Кишинева и Тбилиси, а также вхождение Киева в очередной российский интеграционный проект ЕЭП (Единое экономическое пространство Беларуси, Казахстана, России, Украины) и "суета" вокруг нефтепровода Одесса — Броды.

Несмотря на их внутреннюю остроту, итоги выборов в Азербайджане и Грузии дают основания утверждать, что руководители этих двух стран и в дальнейшем будут поддерживать развитие ГУУАМ и укрепление международных позиций объединения. Негативное же влияние на участие Грузии в ГУУАМ может затормозить процесс ее государственной реинтеграции или способствовать росту военно-политической конфронтации (возникновение которой связано с риском внешней поддержки сепаратистских формаций в Абхазии и Южной Осетии). Такой ход событий однозначно приведет к резкому сужению перспектив ГУУАМ, к пересмотру стратегии развития объединения в целом, к его политической стагнации. Таким образом, нынешняя ситуация в Грузии — центральный аспект в деятельности ГУУАМ. В этой связи национальным интересам Украины отвечали бы скорейшая политическая, территориальная и экономическая стабилизация в этой стране, успешное завершение процесса ее государственной реинтеграции. Поэтому в рамках своих возможностей Киев должен осуществить комплекс мероприятий, направленных на решение этих проблем, поскольку иное развитие событий, вероятно, способно "похоронить" ГУУАМ.

Наряду со сложностями реинтеграционого процесса, присоединение Молдовы к Пакту стабильности для Юго-Восточной Европы (2001 г.) сказалось на некотором сужении формата участия Кишинева в процессах построения ГУУАМ. Это ярко проявилось в противоречивой позиции руководства Молдовы на этапе подготовки к очередному саммиту этой организации в 2004 году. Похоже, Кишинев склонен дистанцироваться от ГУУАМ, возлагая большие надежды на участие в упомянутом Пакте, в Инициативе сотрудничества стран Юго-Восточной Европы, на двустороннее сотрудничество со США (которые только в 2003 г. предоставили Молдове техническую помощь на 41,3 млн долл.), а также на связи с ЕС и ОБСЕ. Молдова стала тяготеть к позиции Узбекистана, который разочарован не столько политическим, сколько экономическим сотрудничеством в рамках ГУУАМ: в Ташкенте ныне оценивают эту структуру как организацию с тусклыми перспективами.

И все же, несмотря на скептицизм, который проявляют к перспективам ГУУАМ эти два государства, определяющим фактором развития этого объединения следует считать позицию Украины, которая должна стать политической опорой для его стран-участниц, центром продуцирования и воплощения общих проектов, то есть Киеву необходимо приобрести определенные качества лидера ГУУАМ. А пока, в отличие от Узбекистана, который четко придерживается определенного внешнего курса, Украина считает возможным практиковать эквидистантные маневры между Россией, ЕС и США. Яркий пример тому — перманентная история с согласием Украины на реверсное, а ныне — на "общее" использование нефтепровода Одесса — Броды... Эта же политическая линия экстраполируется и на действия в ГУУАМ, что мешает четко определить внешнеполитическую стратегию этой международной организации. Очевидно, что у такой "гибкой" политики Киева мало общего с позицией ответственного лидера.

То же касается присоединения Украины к очередной интеграционной инспирации России — созданию ЕЭП, что особенно потрясло ГУУАМ и в значительной мере дезориентировало другие его страны-участницы, отрицательно сказавшись на партнерском доверии к Киеву. Это обстоятельство усилило центробежную тенденцию в ГУУАМ намного больше, нежели все прежние попытки России скомпрометировать корпоративный проект. И если для Европы вступление Украины в ЕЭП выглядит только интригой, которая может развеяться при интеграции нашей страны с ЕС (в среднесрочной преспективе), то для ГУУАМ такой шаг — угрожающая авантюра. Если вопреки объективным причинам произойдет политико-идеологический разрыв в базовом треугольнике ГУУАМ — между Азербайджаном, Грузией и Украиной, — то этой международной организации не избежать стагнации и развала.

Роль Киева в ГУУАМ трудно переоценить. Скажем, именно на него возлагается задача инициировать внедрение в рамках данной структуры такой принципиальной политической процедуры, как разработка общей/совместной позиции по взаимодействию, например с США, ЕС (что было сделано на заседании Совета министров ОБСЕ — Маастрихт, Нидерланды, декабрь 2003 г.) или Россией. Особенно это касается Москвы. Необходимо, чтобы политический диалог и переговоры в экономической сфере, которые касаются общих интересов стран-участниц, проходили от лица ГУУАМ с заведомо согласованной ими общей позиции. Это позволит, в частности, значительно снизить риск обмана государств-членов организации более мощными игроками и повысить уровень ответственности первых. Обеспечение такой процедуры будет цементировать объединение политически, поднимать как внутреннюю ответственность, так и партнерское, союзническое взаимодоверие, превращая ГУУАМ в структуру, которую хотели бы видеть, скажем, "растерянный" Кишинев и "пессимистический" Ташкент.

На целесообразность активизации со стороны Киева политического и институционального процессов в ГУУАМ (внутренней аппаратной работы, направленной на продуцирование разных, прежде всего конкретных проектов) указывают также перспективы иранско-украинского газопровода, гипотетическое присоединение к ГУУАМ Казахстана, который, очевидно, со временем станет участником проекта нефтепровода Баку — Тбилиси — Джейхан. (Сегодня целесообразно предложить Астане, по крайней мере, статус наблюдателя в ГУУАМ.)

Наряду с низкими социально-экономическими показателями стран-членов объединения, наибольшие недостатки ГУУАМ — слабая координация общего политического курса и отсутствие политической воли национальных элит. Необходимо ускорить процесс создания и повысить эффективность деятельности профильных звеньев организации: рабочих групп, КНК, Совета министров иностранных дел (СМИД), Офиса ГУУАМ. Целесообразно использовать и европейский опыт, в соответствии с которым внутриорганизационная парадигма предусматривает поэтапное создание исполнительных учреждений на базе экономических связей и интересов безопасности, которые сложились (или будут складываться) в зависимости от актуальных, приоритетных задач организации. Для дальнейшего развития ГУУАМ также уместно изучить опыт функционирования Вышеградской группы, которая могла бы послужить определенным организационным образцом.

Движение в этом направлении проявляется через принятие декларации об общем обеспечении стабильности и безопасности в регионе, договоренности о создании Парламентской ассамблеи ГУУАМ и т.п., что тоже следует причислить к достижениям объединения. А дальнейшее укрепление связей на уровне парламентов стран-членов ГУУАМ станет дополнительным импульсом в развитии сотрудничества между государствами-участниками. В этом плане от Украины требуется повышенная активность в лице ее парламента — Верховной Рады.

В организационном аспекте для ГУУАМ представляется актуальной концентрация усилий на разработке совместной стратегии вступления стран-членов в НАТО и в ЕС, что способствовало бы укреплению безопасности в Черноморско-Каспийском регионе, возобновлению мер партнерского доверия в отношениях между его странами. На нынешнем этапе целесообразно активнее воплощать уже одобренные торговые, энергетические, коммуникационные, инфраструктурные (транспортные) проекты и повысить качество работы профильных групп.

В институциональном и политическом развитии ГУУАМ важную роль будет играть место дислокации его исполнительных органов. "Столицей" организации, по нашему мнению, следовало бы сделать Ялту. Основанием для такого решения может служить то, что именно в Ялте задекларирован статус ГУУАМ как действующей международной структуры, а также то, что этот город находится на линиях коммуникационных проектов, которые составляют предмет делового сотрудничества в рамках организации. Думается, такое предложение Украины положительно оценят страны-партнеры. Кроме того, по расстояниям Ялта — наиболее приемлемое и удобное место для встреч, а они, разумеется, теперь будут проходить гораздо чаще. Дополнительными аргументами для такого решения служит то, что современный Крым несколько отчужден от общего пространства Украины, а размещение центрального рабочего органа ГУУАМ позволило бы усилить участие полуострова в общественно-политической и внешнеэкономической жизни нашей страны. Следовало бы и прервать исторически сложившееся восприятие Ялты как города, в котором главы государств антигитлеровской коалиции подписали документы о разделе Европы после Второй мировой войны.

В общем контексте внешней политики Киева целесообразно рассматривать ГУУАМ в качестве приоритетной составляющей стратегии "европейского выбора", что способствовало бы геополитическому развитию Украины, в частности предоставило бы ей дополнительные возможности для политического маневра. Переоценка Киевом восприятия ГУУАМ — от простой политико-экономической международной организации к проевропейской евразийской геополитической формации — была бы чрезвычайно своевременна, поскольку на других внешнеполитических направлениях (российском и европейском — соответственно курс на дистанцирование и интеграцию) усилия Украины трудно назвать успешными (это отдаленная перспектива). Кроме того, оказалось, что стратегическое партнерство Украины с крупными мировыми игроками малопродуктивно (причин тому немало, но главная — геополитическая конкуренция последних на фоне несоразмерности возможностей нашей страны и ее ориентационной пестроты — в виде "многовекторности").

Следует обратить внимание и на то, что в геостратегическом понимании краткосрочная перспектива для Киева складывается не лучшим образом: с учетом европейской и внутренней конъюнктуры сотрудничество с ЕС будет развиваться "не очень", а развитие взаимодействия с РФ отягощено намерениями Москвы возродить "Великую Россию", что будет вызывать в Украине государственную стагнацию. Поэтому нашей стране целесообразно развивать связи на другом геополитическом направлении — через систему ГУУАМ как модели (отличающейся от российской) евразийского сотрудничества в рамках Великого шелкового пути.

Учитывая динамику развития Шанхайской организации сотрудничества (где ключевой участник, хотя еще не лидирующий, — КНР) и возможности сотрудничества между ГУУАМ и ШОС, целесообразно разработать перспективный план их взаимодействия. Это позволит увеличить поле для укрепления политического диалога и партнерства на многосторонней основе.

Результаты исследования политического процесса в ШОС свидетельствуют о существенных расхождениях между Пекином и Москвой относительно политики этой структуры. Заметно, что российские мотивации выходят далеко за пределы развития экономического сотрудничества, так как РФ стремится придать ШОС более выразительный политический характер. По нашему мнению, российский фактор детерминирует в политике ШОС определенное геополитическое соперничество с США, что вызывает напряженность в самой организации. Вероятно, по этому поводу исполнительный секретарь ШОС китаец Чжан Дегуан заявил в ходе своего рабочего визита в Ташкент (9 марта 2004 г.), что "...Шанхайская организация сотрудничества является мирным сообществом и не ищет конфронтации ни с одной другой международной организацией или межгосударственным альянсом". При этом он подчеркнул, что не видит каких-либо оснований считать ШОС и НАТО противоборствующими сторонами, особенно в условиях современной борьбы с международным терроризмом и экстремизмом. Указанное заявление можно расценивать как следствие перманентных манипуляций Москвы на международной арене потенциалом ШОС, а также, во-первых, как выражение противодействия российским планам втянуть Пекин и ревностно опекаемую им ШОС во внешнеполитическое соревнование с США за влияние в Центральной Азии, что Китай считает преждевременным, и, во-вторых, как попытку заверить Соединенные Штаты и государства Европы в неизменности позиций КНР относительно поведения ШОС в мировой политике.

В последнее время заметен некоторый спад в остроте полемики между Пекином и Москвой, что позволило конструктивно подготовить повестку дня недавнего саммита и плодотворно провести его. Однако, как свидетельствуют комментарии китайских представителей, в Пекине не исчезает обеспокоенность этой проблемой, что ведет к поиску более эффективных способов влияния на поведение Москвы. КНР стремится заручиться большей солидарной поддержкой для дезавуирования политики России, которая, как мы уже отмечали, тяготеет к использованию ШОС в качестве инструмента реализации собственной мировой политики. Китай считает такие действия рискованными для организации (во всяком случае, преждевременными). Весьма вероятно, что такое стремление Пекина обусловлено шаткими политическими позициями ряда государств-участников ШОС (Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана), дрейфующими в сторону Москвы.

Китай осторожно, но настойчиво ищет партнеров, которые могли бы войти в ШОС, стать для КНР надежными соучастниками в обеспечении большей стабильности политической линии данной организации. Украина как раз относится к таким потенциальным партнерам. (Кстати, Пекин неофициально уже говорил о том, что желает видеть Киев среди членов ШОС.) Исходя из этого, Украине целесообразно (по меньшей мере, хотя бы учитывая перспективу существенного расширения возможностей для своего внешнеполитического маневрирования) развивать политический диалог с Китаем на этом направлении. Однако, по нашему мнению, более эффективным окажется участие Киева в данной структуре в рамках взаимодействия ГУУАМ — ШОС. Такой гибкий формат взаимоотношений, например через создание при ШОС официального представительства ГУУАМ, позволит Украине одновременно развивать двусторонние отношения с КНР и обеспечивать собственные интересы (скажем, в рамках внешнеэкономической политики Киева); быть в эпицентре политического процесса в ШОС и соответствующим образом определять свою тактику в ней; избежать риска оказаться втянутой в откровенный спор между Пекином и Москвой; оказывать содействие осуществлению выгодной для ГУУАМ политики в Центральной Азии; сохранить возможность своего вступления в Шанхайскую организацию сотрудничества; подтвердить в ГУУАМ позиции Киева как лидера объединения.

Реструктуризация систем евразийских коммуникаций и нефтегазового обеспечения Европы и США актуализирует проблемы политической стабильности, создания благоприятной конъюнктуры, оздоровления и подъема экономики региона, укрепления системы его безопасности. Такая перспектива требует формирования общей стратегии развития ГУУАМ, в которой комуникационно-энергетические вопросы должны органически сочетаться с задачами обеспечения безопасности коммуникаций.

Страны-партнеры Украины по ГУУАМ объективно стоят перед необходимостью быстрого урегулирования конфликтов, создания межрегиональной зоны стабильности и безопасности, обеспечения условий для развития экономического сотрудничества.

Важным аспектом формирования региональной внешней политики Украины и развития ГУУАМ должно стать осознание дальнейшей "милитаризации" международных отношений, поскольку понимание безопасности пока что неразрывно связано с методикой силового обеспечения; с "защищенностью" общества и его национальных интересов преимущественно милитаристскими средствами; культура же мира в международной практике отнюдь не действительность, а ориентир, долгосрочная цель. Исходя из этого, необходимо иметь в виду, что военно-оборонный сегмент безопасности остается определяющим.

С точки зрения возможностей ГУУАМ следует коснуться и развития Балтийско-Черноморского сотрудничества, так как политико-экономические связи по оси Север — Юг геополитически стабилизируют Европу в целом. В этом контексте БЧС выглядит довольно перспективно. Исходя из этого, а также учитывая свое географическое положение, Украине следует реализовать свою естественную функцию коммуникатора.

Однако ситуация может коренным образом измениться после вхождения Болгарии и Румынии в НАТО, а Турции — в ЕС. Не исключено, что это будет способствовать формированию нового соединительного центра, даже новой дуги между Севером и Югом, которая пройдет через страны Балтии, Польшу, Словакию, Венгрию, Румынию и Болгарию. Разумеется, такой вариант развития событий крайне отрицательно отразится на интересах Украины. Для его предотвращения Киеву следует развивать идею укрепления сотрудничества БЧС с ГУУАМ. Ведь государства Западной, Северной и Южной Европы стремятся создать надежные коммуникации с Азией в целом, исходя из чего нашей стране чрезвычайно важно формирование звена Кавказ — Центральная Азия, поскольку в альтернативном варианте Москвы (Россия — Казахстан) Украина и страны Кавказа окажутся в стороне от данного партнерства.

Ситуация при этом будет иметь угрожающие геополитические последствия: РФ получит контроль над континентальными коммуникациями, внешнеэкономической политикой стран ГУУАМ, у Москвы появится еще больше возможностей для волюнтаристского поведения на их внутренних рынках. В связи с этим Украине и другим членам ГУУАМ стратегически важно осознать явные угрозы их общим экономическим интересам со стороны России, которая стремится монополизировать реформирующуюся евразийскую систему коммуникаций. Именно это и превращает ГУУАМ в нечто большее, чем просто международную организацию не только для нашей страны, но и для других участников объединения. Таким образом, в среднесрочной перспективе ГУУАМ — эффективное направление осуществления украинских стратегических интересов, и потому данная организация должна стать фокусом сосредоточенного внешнеполитического и внешнеэкономического внимания Киева. Для решения этой задачи у нашей страны ныне есть все необходимые условия.

Анализ состояния межгосударственного сотрудничества в формате ГУУАМ позволяет определить приоритетный ряд политических проблем, преодолеть которые необходимо в первую очередь. Он выглядит следующим образом:

  • обеспечить соответствующий политический климат путем интенсификации диалога между странами-членами ГУУАМ (ныне — оживить взаимодействие с Молдовой по ратификации Соглашения о создании зоны свободной торговли объединения, а с Узбекистаном — выяснить сегодняшние позиции Ташкента и достичь согласованности относительно направлений дальнейшего сотрудничества);

  • создать постоянно действующий Секретариат (для чего целесообразно расширить компетенцию Офиса объединения), при котором было бы уместно сформировать отдельную экспертную группу стратегического планирования (с консультативно-совещательными функциями), усилия которой следует направить на устранение недостатков административного управления;

  • провести соответствующие консультации для определения Ялты местом размещения официальной штаб-квартиры организации;

  • усилить политико-экономическое сотрудничество с евроатлантическими партнерами, прежде всего с Соединенными Штатами, и предложить приемлемую модель согласования планов США, ЕС, НАТО, ОБСЕ, ООН и других сторон, которые демонстрируют конструктивность в отношениях с ГУУАМ;

  • укрепляя связи с ЕС, целесообразно изучить возможность назначения профильного Еврокомиссара по вопросам взаимодействия с ГУУАМ или предложить Евросоюзу направить специального представителя в СМИД. Последнее следует также предложить США, ОБСЕ и ШОС (в целом или только Китаю). В свете "соглашения-сюрприза" с РФ о "реверсном использовании" нефтепровода Одесса — Броды Украине принципиально необходимо уверить в незыблемости достигнутых договоренностей те стороны (прежде всего, Польшу), с которыми Киев договорился о политическом и деловом партнерстве по воплощению данного энергопроекта в его первоначальном замысле;

  • провести соответствующие консультации с Польшей, Германией и Казахстаном об институализации отношений с ГУУАМ (относительно обретения ими статуса наблюдателей в объединении);

  • совместно с евроатлантическим сообществом направить усилия на решение проблем стабильности и безопасности в пространственной зоне ГУУАМ, прежде всего это касается разрешения межэтнических, межконфессиональных и межгосударственных конфликтов на Кавказе и в Центральной Азии. В этом плане целесообразно внедрить отдельный пакт (как в других схожих случаях). Сейчас же остается актуальной разработка (в порядке рекомендаций) плана мероприятий ГУУАМ по стабилизационному содействию Грузии;

  • в сотрудничестве с НАТО расширить и углубить военно-политические и военно-технические связи, вывести их на стратегический уровень: создать надлежащую систему региональной безопасности, обеспечивающую стабильность региона; разработать общую стратегию стран-членов ГУУАМ по их вступлению в НАТО и в ЕС (или сотрудничеству с ними);

  • создать в рамках СМИД Комитет по вопросам политики безопасности ГУУАМ, возложив на него экспертное и процедурное (консультативно-совещательное) обеспечение решения данной проблемы;

  • активизировать объединение политических усилий с заинтересованными сторонами в деле обеспечения надлежащего формирования инфраструктуры нефтегазового рынка и осуществление транспортно-энергетических проектов, которые составляют скелет региональной интеграции;

  • Деловому совету объединения разработать и внедрить долгосрочную программу по проектному обеспечению трансрегиональных связей представителей бизнеса, правительственных и научных кругов (с ориентацией на прикладные исследования). Это поможет привлечению необходимых для развития сотрудничества инвестиций. Учредить при Деловом совете постоянно действующую выставку товаров, технологий, инвестиционных проектов и проектов совместных предприятий стран-членов ГУУАМ, а также специализированную систему информационного обеспечения предпринимателей стран объединения по поиску партнеров, подготовке бизнес-планов и соответствующих предложений;

  • в числе приоритетных направлений деятельности Межгосударственной информационно-аналитической системы (МИАС) ГУУАМ — освещение процессов идеологической, экономической, политической, научной и культурной жизни;

  • на постоянной основе (ежегодно) проводить в Ялте научно-практические конференции по анализу проблем политико-экономического развития объединения;

  • ускорить формирование Парламентской ассамблеи ГУУАМ с последующей разработкой и интенсивным воплощением профильной программы ее деятельности;

  • в контексте геостратегической обстановки изучить целесообразность рассмотрения ГУУАМ в качестве приоритетной составляющей стратегии европейского выбора Киева с соответствующим внесением изменений во внешнеполитическую стратегию нашего государства;

  • в контексте участия Украины в ЕЭП необходимо отклонить преждевременные попытки функциональной нагрузки системы управления этой структурой; заявить о необходимости в процессе формирования ЕЭП следовать европейской модели институционального развития межгосударственных объединений и на этом основании указать на необходимость выполнять предшествующие договоренности о создании соответствующей зоны свободной торговли;

  • исходя из рисков возможных геостратегических и геоэкономических потерь вследствие, с одной стороны, формирования "меридианной дуги" Балтийско-Черноморского сотрудничества, которая может пройти западнее Украины, а с другой — "широтной дуги" евразийских коммуникаций (альтернативный маршрут Россия — Казахстан), Украине необходимо инициировать в ГУУАМ (с участием своих балтийских и черноморских партнеров) разработку комплекса мер по предотвращению такого варианта хода событий, в частности, рассмотреть идею развития сотрудничества между БЧС и ГУУАМ;

  • используя хорошие взаимоотношения (даже тяготение друг к другу), Украине следует стремиться к усилению политического, а затем и экономического взаимодействия между ОЧЕС и ГУУАМ, что положительно скажется на оживлении сотрудничества и развития Черноморско-Кавказско-Каспийского региона и будет благоприятно воспринято ЕС.

* * *

Таким образом, для дальнейшего прогресса ГУУАМ (с обеспечением в данной структуре ведущей роли Украины) необходимо организовать неотложные и содержательные консультации с США и ЕС, а также интенсифицировать политический диалог с другими странами-членами рассматриваемого в данной статье объединения относительно поиска путей согласования их интересов и распределения обязанностей. Промедление с решением этой задачи угрожает Киеву нежелательными потерями политического авторитета в регионе.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL