КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ СТРАН ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

Гульмира КУРГАНБАЕВА


Гульмира Курганбаева, кандидат экономических наук, заместитель директора Института стратегических исследований при Президенте Республики Казахстан (Алматы, Казахстан)


Страны Центральной Азии активно вовлекаются во многие процессы развития, известные сегодня как глобализация: по мере расширения международной торговли, увеличения числа и объемов финансовых операций, а также интенсификации инвестиционных потоков государства становятся все более интегрированными в мировое хозяйство.

Развитые страны десятилетиями разрабатывали стратегию интеграции в глобальную экономику, постоянно переосмысливая видение своего места в этом процессе. В отличие от них республики ЦА находятся на начальном этапе вхождения в глобальные процессы.

В целом глобализация несет, с одной стороны, вызовы национальным экономикам, в частности бросает вызов их устойчивости, с другой — предоставляет государствам новые возможности. И на эти вызовы приходится отвечать, ибо глобализация, основанная на углублении общественного разделения труда и развитии наукоемких технологий, — объективный процесс, оставаться в стороне от которого (или же искусственно отгораживаться от него) не может ни одно государство мира.

Другое дело, что большая часть мирового сообщества, особенно развивающиеся страны, не подготовлена к ней ни экономически, ни технологически, ни психологически. Примером тому может служить практика вхождения в ВТО, куда стремятся попасть страны нашего региона. Игнорирование условий Всемирной торговой организации, невозможность вступления в нее означает обречение любого государства на дискриминацию во многих сферах внешнеэкономических отношений.

Преимущества глобализации очевидны и, безусловно, связаны с эффектом участия в международном разделении труда и в процессе непрерывного внедрения инноваций, с возможностью подключиться к современным системам связи и другим коммуникациям, эффективно использовать свои "ноу-хау", интегрироваться в структуры транснациональных корпораций (ТНК) и через них получить гарантированный доступ на внешние рынки и т.д.

Весьма важно, на наш взгляд, определиться с мерами по нейтрализации возможных негативных явлений. Во-первых, развивающимся странам "со слабым финансовым сектором и неуверенной макроэкономической политикой" необходимо предостеречься от потенциальных проблем, связанных со свободным перемещением транснационального капитала, особенно спекулятивного характера. Во-вторых, резко обозначились границы между государствами-лидерами и периферийными странами, все более усиливается разрыв между богатыми и бедными странами, технологически развитыми и отсталыми, имеющими доступ к социальным благам и странами с низким качеством жизни. В-третьих, снижается роль государства, возрастает значение транснациональных компаний и международных организаций, которые зачастую диктуют свои "правила игры". В то же время можно говорить, что деятельность глобальных международных структур и финансово-экономических институтов, например ВТО и МВФ, становится менее эффективной. Мировая практика свидетельствует, что решения данных институтов часто зависят от геополитических предпочтений основных акционеров (в частности США) и обуславливаются серьезными политическими уступками.

Таким образом, наблюдается тенденция включения в систему договоренностей только государств "золотого миллиарда", в то время как развивающиеся страны исключаются из процесса принятия глобальных решений. В этой связи, несмотря на определенные успехи в политике реформ, республикам Центральной Азии (с их низкой включенностью в мировое экономическое и политическое пространство) чрезвычайно трудно противостоять вызову важнейших мировых тенденций. При таких условиях для каждой национальной экономики, что особенно касается развивающихся стран, важно определить оптимальные (по скорости, масштабам) параметры и формы вхождения в глобализованные системы, соизмеряя свои реальные возможности, максимально используя преимущества и сводя к минимуму возможные негативные аспекты участия в них.

Сегодня становится очевидным, что для государств ЦА единственно правильный ответ на вызовы глобализации — региональная экономическая и политическая интеграция. Исходя из этого, Организация центральноазиатского сотрудничества (ЦАС) может стать той реальной интеграционной структурой, которая в перспективе выведет регион в ряды основных мировых игроков.

В первую очередь следует отметить, что странам ЦА предстоит решить вопрос о выборе формы интеграции, а также создать основные механизмы сотрудничества в области энергетики, транспорта и водных ресурсов.

Можно выделить основные экономические предпосылки интеграции. Безусловно, для республик региона интеграция — один из ответов на вызовы глобализации, а первые вопросы, которые стоят перед данными странами, как позиционировать себя в мировой системе координат, есть ли потенциал для производства и продвижения на зарубежные рынки конкурентоспособных, в том числе и наукоемких товаров.

Перед Центральноазиатскими странами стоят и другие вопросы: для успешной интеграции целесообразно иметь приблизительно одинаковый уровень экономического развития, стабильную экономику, обеспечивающую ее дальнейший поступательный рост. Вместе с тем весьма важный аспект — политическая воля руководства интегрирующихся стран, координация и гармонизация основ их экономической деятельности. Кроме того, для успешной интеграции целесообразно сформировать соответствующие институты и гармонизировать законодательную базу.

Детальный анализ стран региона говорит о том, что в какой-то мере наши экономики конкурентны, то есть они производят одинаковые товары, но с разным уровнем продуктивности, с другой стороны, они взаимодополняющие. В целом эти республики имеют стратегический потенциал, необходимый для развития сотрудничества, а их правительства принимают меры, направленные на преодоление кризисных явлений и на развитие интеграции. На сегодняшний день страны ЦА — во многом сформировавшийся и самодостаточный социально-экономический и культурно-исторический регион со сложившимися традициями сотрудничества и взаимодействия. Отношения между ними в общем многогранны: развиваются контакты в области обеспечения безопасности, в экономической, социальной, культурной сферах.

Оценивая стратегический потенциал развития сотрудничества, можно выделить несколько основных его составляющих: устойчивая правовая, институциональная база, то есть сформированные рыночные институты (финансовая, фискальная, пенсионная системы и т.д.) и межгосударственные институты; уровень экономического развития; ресурсный потенциал (трудовые, энергетические ресурсы), который может быть реализован в процессе развития интеграции. А рассматривая по отдельности элементы интеграционного потенциала, следует обратить внимание на то, что страны ЦА постепенно формируют правовую, институциональную базу сотрудничества. В 1998 году было создано Центральноазиатское экономическое сообщество, со временем преобразованное в упомянутую выше Организацию центральноазиатского сотрудничества. В 2004-м новым этапом в развитии данного объединения стало вступление в него России, что, на наш взгляд, придаст этой структуре еще один импульс для развития отдельных аспектов интеграции.

Не менее важно, чтобы у стран региона был второй фактор, обеспечивающий положительную динамику этого процесса, — схожий уровень устойчивого экономического развития. При сравнении данных стран по ВВП и по объемам промышленной продукции становится ясно, что все они имеют определенный потенциал для роста: после нескольких лет непрерывного снижения он во второй половине 1990-х годов обнаружил отчетливую тенденцию к повышению. Так, в 2003 году в Казахстане среднегодовой прирост ВВП составил около 9%, в Кыргызстане — 6,7%, в России — 7%, в Таджикистане — 7%, в Узбекистане — 4,4% (данные Агентства по статистике). Эти показатели свидетельствуют, что страны региона вышли на траекторию поступательного экономического роста. Вместе с тем по уровню ВВП на душу населения Казахстан опережает другие страны ЦА. Так, по данным Межгосударственного статкомитета СНГ, ВВП Казахстана в 22,2 раза больше, чем в Таджикистане, и в 15,8 раз, чем в Кыргызстане. На душу населения в Казахстане он составляет почти 2 000 долл., в Кыргызстане — 360 долл., в Таджикистане — 200 долл.

Третья составляющая, что мы уже отмечали, — трудовые и энергетические ресурсы. Общая площадь государств ЦАС составляет 21,08 млн кв. км, что в пять раз превышает территорию стран ЕС (4,066 млн кв. км). Эти государства имеют богатые людские ресурсы, огромный, но пока еще малоосвоенный рынок, потребительский потенциал которого будет расти одновременно с освоением его природных ресурсов и ростом благосостояния населения. Это позволяет говорить о высокой емкости потребительского рынка: общая численность населения стран региона (вместе с Россией) — около 200 млн чел. Совокупная территория ЦАС — одна из самых энергонасыщенных на планете. Входящие в эту организацию государства располагают большими запасами топливно-энергетических ресурсов. В России и Казахстане есть крупные месторождения нефти и газа, пользующихся спросом на мировом рынке. В частности, доля России в мировых запасах нефти составляет 10—12%, газа — 31,2%. По запасам углеводородов Казахстан также относится к крупнейшим странам мира: по объему разведанных залежей нефти он занимает 12-е место (без учета недостаточно точно оцененных запасов шельфа Каспия), газа и газового конденсата — 15-е, по нефтедобыче — 23-е.

В целом на долю нашей республики приходится до 2% (без каспийского шельфа) разведанных и подтвержденных запасов нефти. В связи с этим перспективна политика интеграционного взаимодействия стран региона в направлении увеличения добычи нефти и газа на действующих месторождениях с учетом внутренних потребностей и спроса на внешнем рынке, совместного освоения новых месторождений, переработки углеводородов с использованием современных технологий, строительства современных магистральных трубопроводов для экспорта нефти и газа.

В странах ЦАС есть большие возможности для формирования общего рынка электроэнергии и соответствующие мощности. В этом плане Кыргызстан и Таджикистан располагают уникальными гидроресурсами. Их рациональное использование позволит обеспечить южные области Казахстана дешевой электроэнергией и водой взамен на поставки экибастузских углей. Кроме того, электроэнергетические системы отдельных государств ЦАС (России, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана) функционируют в параллельном режиме (в соответствии с Договором о параллельной работе энергосистем данных стран), что является основным фактором повышения общего уровня их надежности и экономичности. К тому же эти государства располагают определенным потенциалом для развития атомной энергетики. Крупные месторождения урановых руд есть в России, Казахстане, Кыргызстане и Таджикистане. В частности, на долю Казахстана приходится 25% мировых запасов урана, на долю России — 14%. Восстановление экономических связей между предприятиями по добыче и переработке урановой руды и уранового сырья позволит нашей республике модернизировать предприятия и управление отраслью, увеличить производственные показатели, Кыргызстану и Таджикистану — повысить рентабельность горно-обогатительных комбинатов, России — расширить свою сырьевую базу, а Беларуси — поставлять материалы, приборы и оборудование для атомной промышленности.

Кроме того, страны ЦАС обладают значительным потенциалом угля. К основным добывающим его государствам региона относятся Россия и Казахстан. Так, российские залежи угля превышают 200 млрд т (11% мировых запасов), казахстанские — 35,8 млрд т (3,6% мировых запасов). Покрытие же потребности в угольных ресурсах Кыргызстана и Таджикистана осуществляется в основном за счет импорта из указанных двух государств. В связи с этим актуальный вопрос: расширение взаимовыгодного сотрудничества в области добычи угля, совместной разработки новых месторождений, внедрения прогрессивных углеперерабатывающих технологий.

Анализ экономического потенциала развития интеграции позволяет выделить отдельные приоритеты сотрудничества: реализация энергетических проектов, в которые входят единый энергетический рынок, освоение Каспия, альтернативные трубопроводные системы; формирование единого металлургического рынка; развитие транспортной инфраструктуры и телекоммуникаций; укрепление связей между приграничными регионами; разработка и выполнение совместных инвестиционных программ, что может включать в себя и взаимное инвестирование.

Если рассмотреть подробно каждый из этих пяти приоритетов, то можно увидеть, что для развития энергетического рынка странам Центральной Азии целесообразно создать общую схему транспортировки энергоресурсов и единый энергетический рынок. Безусловно, для этого им необходимо согласовать (в краткосрочной перспективе) основные принципы тарифной, налоговой, таможенной политики в области энергетики, а также гармонизизировать соответствующее законодательство. Исходя из этого, государствам региона, возможно, необходимо задуматься о создании Совета по формированию и развитию энергетического рынка, который будет инициировать проекты в данной сфере. Рассматривая возможные альтернативные варианты транспортировки нефти и газа, целесообразно скоординировать работу так, чтобы эти проекты не конкурировали между собой. Это позволит выйти на новые рынки Китая, стран ЕС и АТР.

Второе направление интеграции — развитие единого металлургического рынка. В этой связи страны региона могут объединить свои усилия для внедрения современных технологий в добычу и переработку руд, где весьма привлекателен опыт России. Целесообразно создать совместные предприятия по добыче и переработке руд черных и цветных металлов. Все это требует согласованной государственной инвестиционной политики в области металлургии. Такие проекты, скорее всего, можно реализовать в рамках ЦАС.

Что касается развития транспортной инфраструктуры и телекоммуникаций, то многие эксперты приходят к мнению о необходимости создать единый транспортный консорциум, а также определить единую тарифную политику, согласовать таможенную политику и реализовывать совместные инвестиционные программы.

Важный аспект интеграции — развитие приграничного сотрудничества. Странам региона, возможно, следует создать определенные программы по укреплению связей в этой сфере. Самое важное здесь — совершенствование условий для перемещения товаров, услуг, людей. Кроме того, в приграничном сотрудничестве важную роль играют органы местного управления. В этой связи на государственном уровне целесообразно разработать и принять программу, в соответствии с которой данные органы будут способствовать развитию приграничных контактов не только в области экономики, но и в культурной, социальной и в других сферах.

Еще одно важное направление интеграции — инвестиционное сотрудничество. Как показал соответствующий анализ, в странах региона есть определенные точки роста, отрасли, проекты, в которых республики ЦА могли бы найти взаимный интерес. В этой связи необходимо принять совместную программу развития инвестиционного сотрудничества. В качестве основных отраслей здесь следует выделить энергетику, перерабатывающие отрасли, совместное освоение космоса, атомную энергетику, металлургическую промышленность, агросектор. При этом необходимо отметить, что Казахстан и Россия уже способны стать инвесторами в отдельных государствах региона. Если раньше республики ЦА стремились привлечь исключительно западные средства, то сегодня у них есть возможность направлять внутренние капиталы на развитие совместных региональных проектов.

В целом рассмотрение основных концептуальных блоков интеграции позволяет сделать вывод о том, что интеграцию стран Центральной Азии необходимо вывести на качественно новый уровень, целесообразно переходить от согласований (на уровне принятия документов) к реализации конкретных инвестиционных проектов.

Жизнь ставит перед нами новые глобальные задачи — совместными усилиями содействовать процессам интеграции, способным качественно улучшить экономическую, политическую и культурную среду региона. Для их решения странам ЦА необходимо стремиться к тому, чтобы принимать коллективные решения и совместно реагировать на вызовы современного мира.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL