АЗЕРБАЙДЖАНЦЫ ГРУЗИИ: ПРОБЛЕМЫ ГРАЖДАНСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ

Мамука КОМАХИА


Мамука Комахиа, магистр международных отношений, сотрудник НПО "Ассоциация ООН Грузии"


Грузия — полиэтническая страна. По данным переписи населения, проведенной в 2002 году, 16% ее населения составляют национальные меньшинства. Среди них больше всего азербайджанцев, расселенных в основном компактно и фактически оторванных от общественно-политической жизни нашего государства, что серьезно затрудняет их гражданскую интеграцию. После "бархатной революции", произошедшей в ноябре 2003 года, новые власти Грузии приступили к коренным реформам, однако в сфере гражданской интеграции национальных меньшинств ощутимых перемен пока не видно.

Миграция и расселение

В Грузии азербайджанцы в основном проживают на территории историко-географической провинции Квемо Картли, расположенной на юго-западе страны, в Кахети, в Шида Картли (восточная часть республики), а также в Тбилиси и Рустави. Большая часть этого населения — приверженцы шиитского ислама, хотя есть и сунниты. Их предки переселились в эти края главным образом из Персии и Турции в позднефеодальную эпоху, что было продиктовано военно-политическими соображениями внешних сил, а цель миграции — колонизация юго-восточных провинций Грузии. В XIX—XX веках по темпам миграции в нашу страну азербайджанцы значительно отставали от других некоренных этносов. Однако со второй половины XX столетия число азербайджанцев начало стремительно расти1, опережая все остальные переселившиеся в нашу республику этнические группы2. К тому же в советское время они отличались высокими показателями рождаемости. Например, если в 1989 году на каждую тысячу грузин рождалось 16 детей, то на каждую тысячу азербайджанцев — 28. В 1990-х годах этот фактор оказался в центре внимания националистически настроенных сил, в частности в республиканских СМИ печатались статьи, в которых выражалось недовольство по поводу стремительного роста численности азербайджанцев3.

По результатам упомянутой выше переписи населения 2002 года, количество проживающих в Грузии азербайджанцев уменьшилось до 284 761 чел., хотя в процентном отношении этот показатель увеличился до 6,5%4. Если согласно Всесоюзной переписи населения 1989 года, по численности они были на третьем месте среди национальных меньшинств республики (после армян и русских), то сегодня занимают первое место5. В этом отношении особенно выделяется Марнеульский район Квемо Картли, где 83% населения составляют азербайджанцы, дальше идут другие районы этой провинции: Дманиси — 68%, Болниси — 66%, Гардабани — 44%6.

Активная эмиграция из Грузии началась в 1990-х годах, когда на фоне требований отделения от Советского Союза и объявления независимости появились националистические лозунги, за которыми в некоторых случаях последовало открытое или скрытое притеснение представителей национальных меньшинств. Патриотическая риторика политиков тех времен часто перерастала в национализм, что порождало страх среди представителей негрузинского населения, которые, может, и не испытывали непосредственной угрозы, но фактор неопределенного будущего и возможного притеснения действовал на их эмиграционный настрой. Вместе с тем были зафиксированы и отдельные случаи такого притеснения, в основном в Квемо Картли. На фоне роста националистических настроений в Болниси и Марнеули даже произошли столкновения между азербайджанцами и грузинами. Кроме того, в Квемо Картли прозвучало требование создать "автономию Борчало"7. Из-за этноконфликтов в автономных единицах Грузии — в Южной Осетии и в Абхазии, — разгоревшихся в начале 1990-х годов, власти боялись возникновения очага напряженности еще в одном регионе и стремились обезопасить ситуацию в Квемо Картли. После этого такие требования открыто уже не озвучивали8.

В 1992 году, после свержения Звиада Гамсахурдиа, главой государства стал Эдуард Шеварднадзе, который отказался от националистической политики. На фоне же его дружбы с президентом Азербайджана Гейдаром Алиевым доверие азербайджанцев Грузии к властям нашей страны еще более возросло, а основной причиной их эмиграции стал социально-экономический фактор. Однако в последнее время азербайджанцы вновь начали бояться обострения национализма, что они связывают с приходом к власти политического движения Михаила Саакашвили "Национальное движение — Демократы". Для подтверждения антиазербайджанских настроений М. Саакашвили часто упоминается инцидент, произошедший в ходе выборов в органы местного самоуправления (2002 г.), в результате которого Саакашвили и его соратники назвали "жалкими людьми" азербайджанцев, привезенных из Квемо Картли для поддержки власти Э. Шеварднадзе9. Хотя позже, во время визита в Баку (январь 2004 г.), то есть после избрания М. Саакашвили президентом, он назвал проживающих в нашей стране азербайджанцев “национальным достоянием" Грузии. Однако, несмотря на частичную реабилитацию Саакашвили, недоверие к нему среди азербайджанцев до конца не исчезло, что порождает у них воображаемые страхи и способствует их эмиграции.

Проблемы образования

Проживающие в Грузии азербайджанцы могут получать среднее образование на родном языке, и в этом плане их не дискриминируют. Тем не менее периодически звучат отдельные заявления о вероятном закрытии азербайджанских школ. Например, лидер движения азербайджанской диаспоры в Квемо Картли "Гейрат" А. Аскеров отмечает, что после "бархатной революции" власти Грузии намерены упразднить эти учебные заведения, так как, по мнению местных властей, они пропагандируют исламский фундаментализм10. Необходимо отметить, что число негрузиноязычных школ действительно сокращается, но основная причина тому — недостаточный контингент учащихся. Так, в 1996 году в стране было 165 азербайджанских школ, в 2003-м — 164, но за тот же период количество учащихся в них уменьшилось на 8 тыс.11

Впрочем, многие азербайджанцы, ориентированные на продолжение обучения и дальнейшую деятельность своих детей в России, устраивают их в русские школы, а в последнее время порой и в грузинские. Однако истинно верующие мусульмане не желают, чтобы их дети посещали в грузинских школах уроки религии, где в основном рассказывают о христианстве12.

Незнание государственного языка — главный барьер интеграции

Проживающие в столице и других районах нашей страны азербайджанцы более-менее интегрированы в грузинское общество и на определенном уровне владеют государственным языком. Однако абсолютное большинство жителей Квемо Картли его не знает.

В советские времена языком общения между различными этносами был русский. К тому же и определенная часть азербайджанцев получала образование в русских школах, так как знание русского языка в масштабах Советского Союза давало возможность поступить в вуз, а после его окончания получить перспективную работу. После распада Советского Союза в общественно-политической жизни страны русский язык постепенно сдал позиции грузинскому, и без знания государственного языка попавшие в новую среду азербайджанцы оказались за бортом происходящих в стране процессов.

Примечательно, что в последнее время в селах Квемо Картли азербайджанская молодежь разговаривает лишь на родном языке (разумеется, на этом фоне государство не может обучить азербайджанское население грузинскому языку). На курсах по изучению языка для государственных служащих, организованных Палатой государственного языка, присутствовало лишь 120 человек. А дополнительные средства, выделенные по специальной программе для учителей с целью обучения грузинскому языку в негрузинских школах, не стали достаточно стимулирующим фактором13. Кроме того, местное население жалуется и на низкую квалификацию учителей грузинского языка14.

Незнание государственного языка создает азербайджанцам Квемо Картли полный информационный вакуум15. А на их родном языке информацию они практически не получают16. По техническим причинам трансляцию передач Азербайджанской редакции Госрадио с 2000 года вести невозможно, а финансируемая отчасти государством азербайджаноязычная газета "Гюрджистан", по заявлению азербайджанцев Квемо Квартли, не удовлетворяет их требованиям. В создавшейся обстановке население не получает информацию о происходящих в других районах Грузии событиях. Главный источник ее поступления — азербайджанские и российские телеканалы17. Из-за незнания государственного языка местные власти азербайджанских поселений Квемо Картли ведут делопроизводство в основном на русском, как это было и в советский период. Впрочем, несмотря на то, что на всей территории страны делопроизводство должно вестись на грузинском языке, с учетом сложившейся реальности, там, где грузинским владеют недостаточно, делопроизводство ведется на русском или на языках других национальных меньшинств.

Для азербайджанцев важны дискуссии, организованные в связи с законопроектом о государственном языке. По некоторым соображениям, знание государственного языка должно быть обязательным для всех граждан, что, по мнению азербайджанцев, не соответствует сегодняшней реальности18. Кроме того, они считают, что в этот закон не обязательно вносить положение об обязательном знании государственного языка госслужащими. Если же такое положение войдет в обсуждаемый закон, то, как утверждают азербайджанцы, оно станет дискриминационной мерой, направленной против них19. Подобный настрой заметен во всех районах, где негрузинское население проживает компактно и у него возникают проблемы со знанием государственного языка.

Проблемы в сфере экономики

Социально-экономическая ситуация в Квемо Картли идентична обстановке во всей Грузии: коммуникационные средства находятся в плачевном состоянии, абсолютное большинство местных предприятий не работает, ирригационные системы устарели или вышли из строя, что стало значительной проблемой для сельского хозяйства, которое к тому же главный источник доходов местного населения. Кстати, в отношении продуктов питания данная провинция обеспечивает свои потребности полностью, а избыточную их часть ее жители вывозят за пределы региона. На протяжении нескольких лет серьезным барьером для такой экономической деятельности была коррупция, процветавшая на центральной магистрали, которая связывает провинцию со столицей. Но в результате борьбы новых властей против коррупции такие факты пошли на убыль.

Еще один важный источник доходов азербайджанцев — мелкий бизнес. Ряд лет он основывался на контрабандной торговле. Азербайджанцы завозят в Грузию сельскохозяйственные, бытовые и промышленные товары, главным образом из Турции и Азербайджана. "Челнокам" удавалось пересекать границу нелегальными путями, особенно через контрольно-пропускной пункт "Красный мост". К этому их побуждали не только значительные налоги на импорт, но и госслужащие, которые с целью личной выгоды были заинтересованы в контрабандных поставках20. А когда между укомплектованными в основном грузинами государственными службами и торговцами-азербайджанцами возникало противостояние, оно сразу получало этническую окраску и воспринималось как дискриминация азербайджанцев на этой почве21. Правда, в дореволюционной Грузии борьба властей с коррупцией на границах и с контрабандой была лишь показухой.

Пришедшее после революции новое правительство страны начало борьбу с коррупцией на КПП, соответствующие государственные структуры ставят заслон на пути контрабанды и внутри страны. В связи с этим несколько азербайджанцев, занимавшихся "челночным" бизнесом, были задержаны за ввоз контрабандного товара22. Конечно, это вызвало недовольство в их среде и воспринимается как дискриминация. Из-за внезапного изменения жизненного уклада, формировавшегося на протяжении нескольких лет, у значительной части этого населения начали возникать экономические проблемы. А на фоне того, что власти не создают условий для альтернативной (законной) экономической деятельности, недовольство азербайджанцев может увеличиться, из-за чего вероятны серьезные проблемы в плане стабильности положения в Квемо Картли.

Возможное улучшение социально-экономической обстановки и инфраструктуры население связывало с проектом трубопровода Баку — Тбилиси — Джейхан. Однако в его реализации азербайджанцы практически не участвуют, выполняя лишь неквалифицированную и малооплачивамую работу, да и то в небольшом объеме. По словам представителя движения "Гейрат", из занятых на строительстве магистрали 1 960 чел. лишь 30 — азербайджанцы23.

Проблема распределения сельхозземель

Как мы уже отмечали, азербайджанцы в основном проживают в селах и занимаются сельским хозяйством. Поэтому земельная реформа, начавшаяся в 1990-х годах, затрагивает их непосредственные интересы. Согласно распространенному среди них мнению, государство намеренно стремится к тому, чтобы в Квемо Картли они не получали сельхозугодья. К тому же значительная часть азербайджанцев проживает в приграничных районах, а 21-километровая приграничная линия объявлена особой зоной, которую занимают нерентабельные военные сельскохозяйственные предприятия. По мнению же азербайджанцев, эти земли вполне пригодны для сельского хозяйства, но, согласно законодательству, их приватизация запрещена, в связи с чем местные жители считают, что власти специально создали такие особые зоны, чтобы не раздавать эти земли24.

Кроме того, на начальном этапе земельной реформы население не смогло получить всю достоверную о ней информацию из-за незнания государственного языка, чем и воспользовались отдельные частные лица или фирмы, которые на основе существующих законов оформили в собственное владение десятки гектаров наилучших угодий. В дальнейшем крупные их арендаторы начали выдавать эти гектары в субаренду местному населению, которое после революции потребовало справедливого решения данного вопроса, что, к слову, власти обещали сделать25. Но некоторые азербайджанцы считают, что данное обещание не выполнено, большая часть земель в Квемо Картли передана в аренду грузинам и лишь незначительная ее толика распределена среди азербайджанцев26. В связи с этим они полагают, будто к ним относятся как к "второсортным" гражданам, что вызывает у них справедливое недовольство и не способствует их интеграции в современное грузинское общество.

Участие в общественно-политической жизни

Среди представителей центральной власти почти нет негрузинских госслужащих. Одна из причин этого — незнание или плохое знание некоренными этносами государственного языка, хотя есть и искусственный барьер, преграждающий им путь к высоким должностям — именно их принадлежность к национальным меньшинствам27. И в Квемо Картли редко можно увидеть азербайджанцев на государственной службе, где не только высокие "кресла" в местных органах управления, в частности прокурора, начальника полиции и т.д., но и рядовые должности в государственных ведомствах занимают в основном грузины. На этом фоне любое противостояние между государственными органами и местными азербайджанцами также принимает этническую окраску.

В результате выборов в местные органы власти в 2002 году в четырех районах этой провинции (Гардабани, Болниси, Дманиси, Марнеули), в которых азербайджанцы составляют абсолютное или сравнительное большинство, они почти не представлены в городских администрациях, составляя абсолютное большинство лишь в руководстве города Марнеули28. Сложившаяся в этой сфере ситуация объясняется не только незнанием государственного языка или скрытой дискриминацией. Проживающие в Грузии азербайджанцы не отличаются политической активностью и ориентированы в основном на решение социально-экономических проблем. Например, в регионе Джавахети, населенном главным образом этническими армянами, органы местного самоуправления представлены в основном армянами, что в определенной мере обусловлено их политической активностью.

Что же касается высшего законодательного органа страны, то здесь число депутатов-азербайджанцев по сравнению с парламентом предыдущего созыва сократилось. (В парламент созыва 1999—2003 гг. они прошли по списку пропрезидентской партии "Союз граждан Грузии".) Но так как государственным языком они практически не владеют, то и законотворческой деятельностью не могли заниматься в полной мере. Вместе с тем причастность этих депутатов к проправительственной партии подчеркивает лояльность азербайджанцев тогдашнему руководству страны.

В результате досрочных выборов 2004 года в парламент вошли лишь три азербайджанца, что вызывает определенное недовольство этой части населения. По заявлению бывшего депутата Изумруда Курбанова, в высший орган представительной власти последнего созыва избраны всего три азербайджанца, а армяне представлены лучше (их пять), но ведь в процентном отношении азербайджанцев в Грузии значительно больше29.

Впрочем, малое количество азербайджанцев в выборных органах Квемо Картли можно объяснить не только политической пассивностью местного населения, но и специфичностью избирательных кампаний. С 1990-х годов в Квемо Картли итоги выборов определяли главным образом центральные и местные власти, а не основная часть избирателей, в результате чего президент страны Э. Шеварднадзе и политические организации, поддерживавшие его, имели почти 100%-ю поддержку30. А оппозиционные партии фактически не получали голосов. С призывами к местному населению поддержать Шеварднадзе обращалось и руководство Азербайджана31, болезненно реагировавшее на все протесты против тогдашнего президента Грузии.

Вопрос об участии азербайджанцев в голосовании особо обострился в ходе парламентских выборов, состоявшихся в ноябре 2003 года. Тогда в Квемо Картли весьма активно проявили себя представители оппозиционного политического объединения, для которого прежде эта провинция была недоступна. 26 сентября "Национальное движение", возглавляемое М. Саакашвили, начало предвыборную кампанию в Болнисском районе, где в селе Талавери произошло столкновение между представителями оппозиции и местных властей32. Кстати, до этих выборов в отношении лидеров оппозиционных партий были слышны и провокационные обвинения. Представители тогдашних властей указывали на их негрузинское происхождение, чем пытались дискредитировать оппозицию в глазах избирателей. В частности, лидер партии "Гейрат" и депутат парламента (азербайджанец) А. Аскеров заявлял, что один из руководителей оппозиционной партии "Национальное движение" Михаил Саакашвили известен среди проживающих в Грузии азербайджанцев своим радикал-национализмом и проармянской позицией"33. В то же время особо негативная оценка была дана беспрецедентному для страны случаю, когда азербайджанец стал одним из представителей оппозиционной партии (подразумевался Камал Мурадханов). По оценке ряда азербайджанцев, такой шаг был равномерен попранию чести нации34.

Однако, когда к власти пришла оппозиция, отношение к ней изменилось. Накануне досрочных президентских выборов Михаил Саакашвили организовал встречу с представителями азербайджанской диаспоры и попросил их поддержать его. Кстати, в Квемо Картли он получил абсолютное большинство голосов35. Что же касается досрочных парламентских выборов, состоявшихся 28 марта 2004 года, за избирательный блок Саакашвили “Национальное движение — Демократы" в этой провинции было отдано 76% голосов36. Такое же количество голосов в период своего правления получал и Э. Шеварднадзе. По заявлению азербайджанцев, изменение их лояльности указывает на деликатные отношения между самым крупным национальным меньшинством и центральной властью страны. По их словам, они опасались, что оппозиция могла изменить свое мнение и забыть о них, поэтому на всех выборах и поддерживали властные структуры37.

Одно село — два названия

Для азербайджанцев Болнисского района Квемо Картли весьма важна и проблема, связанная с местной топонимикой. В начале 1990-х годов, когда в стране были сильны националистические настроения, азербайджанские названия сел этого района заменили грузинскими. Правда, представители тамошних властей, то есть сторонников Э. Шеварднадзе считали, что переименование 35 азербайджанских сел (1993 г.) население не волновало38.

В настоящее время село или река имеет два названия39. Одно — официальное (грузинское), второе — азербайджанское, которое местные жители употребляют в повседневной жизни, что создает определенные проблемы. Кроме того, местное население считает, что таким образом власти пытаются стереть их историческую память, а это также негативно отражается на интеграции азербайджанцев.

Заключение

Рассмотренные выше вопросы свидетельствуют, что у наиболее многочисленного национального меньшинство Грузии есть ряд серьезных проблем в плане их гражданской интеграции. Основной из них можно считать незнание государственного языка, что способствует информационной изоляции и затрудняет полноценное участие азербайджанцев в общественно-политической жизни страны. В этом отношении государство должно считать своей главной целью оказание им помощи в изучении государственного языка.

Еще одна существенная проблема — трудоустройство в государственные структуры. Любое противостояние госведомств, ныне укомплектованных почти лишь грузинами, для азербайджанцев приобретает этническую окраску и воспринимается этой частью населения страны как дискриминация. Привлечение же профессионалов азербайджанцев на работу в государственные организации способствовало бы ослаблению этнического фона при противостоянии между госструктурами и местным населением, а также внесло бы весомый вклад в гражданскую интеграцию азербайджанцев.

Азербайджанцы заняты в основном в сельском хозяйстве, и на них отражаются проблемы, непосредственно связанные с земельным вопросом. Справедливое распределение земли и элементарная помощь (как минимум — невмешательство) со стороны государства в экономическую деятельность этих трудолюбивых людей трансформировало бы их в большую позитивную силу и ослабило бы факторы, обуславливающие изоляцию представителей данного народа от общественно-политической жизни грузинского государства.


1 Если в 1959 году в республике проживало 153 600 азербайджанцев (3,8% ее населения), то к 1979-му — 255 700 (5,1%), к 1989-му — 307 600 (5,7%) (см.: Государственный департамент статистики Грузии. Статистический ежегодник Грузии, 2001. С. 37—38, на груз. яз.). к тексту
2 См.: Джаошвили В. Население Грузии в XVIII—XX вв. Тбилиси, 1984. С. 231—232 (на груз. яз.). к тексту
3 См.: Тотадзе А. Национальный состав населения Грузии // Эри, 22 мая 1991, № 22 (на груз. яз.). к тексту
4 При встречах с проживающими в Грузии азербайджанцами часто слышишь, что официальная статистика намеренно пытается занизить количество азербайджанцев. Самой распространенной причиной этого называются опасения государства, чтобы национальные меньшинства не получили в собственность земли. В 1990-х годах, когда в стране сильны были националистические настроения, в обществе бытовало мнение, что при таких быстрых темпах естественного увеличения численности азербайджанцев по сравнению с другими этническими группами, они потребуют больше земель, в результате чего определенная часть угодий окажется в руках негрузинского населения. По самооценке проживающих в Грузии азербайджанцев, их численность превышает 400 тыс. к тексту
5 Это в основном обусловлено эмиграцией армян и русских. Эмиграция есть и среди азербайджанцев, но у них, как уже отмечалось, довольно высокая рождаемость по сравнению с другими этническими группами. Согласно итогам переписи населения 2002 года, в Грузии насчитывается 284 761 азербайджанец (6,5%), армян — 248 929 (5,7%), русских — 67 671 (1,5%) (см.: Государственный департамент статистики Грузии. Результаты первой, национальной, общей переписи населения 2002 г. Т. I. Тбилиси, 2003. С. 110, на груз. яз.). По результатам переписи 1989 года, на первом месте были армяне — 437,2 тыс. (8,1%), дальше следовали русские 341,2 тыс. (6,3%), азербайджанцы — 307,6 тыс. (5,6%) (см.: Государственный департамент статистики Грузии. Статистический… С. 37—38). к тексту
6 См.: Государственный департамент статистики Грузии. Результаты... С. 113—116. к тексту
7 Иногда азербайджанцы упоминают Квемо Картли как Борчало — исторический край. Это название происходит от появившегося в XVII веке в Дебедском ущелье туркменского племени Борчалу. к тексту
8 Вопрос об "автономии Борчало" впервые прозвучал в Квемо Картли в конце 1980-х годов, когда в отношениях между этническими группами возникла определенная напряженность. Авторами идеи автономии были националистически настроенные группы. Однако население не поддержало их. После того как ажиотаж приутих, разговоры на данную тему открыто уже не ведут и практически вопрос об автономии на повестке дня не стоит. Любое требование автономии вызывает негативную реакцию местных жителей, а авторов таких идей объявляют провокаторами. к тексту
9 Резонанси, 21 мая 2002, № 135 (на груз. яз.). к тексту
10 См.: Fuller L. Azerbaijani Schools in Georgia Threatened with Closure // RFL/RL Newsline, 13 April 2004, Vol. 8, No. 68, Part I. к тексту
11 Справка Министерства образования Грузии о существующих в Грузии негрузиноязычных школах в 2003/2004 учебном году. к тексту
12 В этой связи определенное неудобство породило и принятие нового государственного флага Грузии после революции. На белом фоне флага изображено пять красных крестов, что связано с христианской религией. Но впоследствии это не вызвало серьезного протеста азербайджанцев. См.: Fuller L., Giragosian R. Georgian Leadership Woos Armenian, Azerbaijani Minorities // RFE/RL Newsline, February 2004, Vol. 8, No. 25, Part I, 9. к тексту
13 См.: Микатадзе З. Проблема языка в Квемо Картли создает угрозу будущему страны // Резонанси, 21 июня 2004, № 165. к тексту
14 См.: Baazov Z. Georgian Azeris Locked out by Language // CRS, 5 September 2002, № 145. к тексту
15 В этом отношении весьма показательна известная в народе история, когда во время президентских выборов в Грузии (2000 г.) азербайджанцы искали в избирательных бюллетенях имя президента Азербайджана Гейдара Алиева. к тексту
16 Трансляцию 15-минутных информационных передач на азербайджанском языке удалось организовать лишь после революции. к тексту
17 См.: Agayev Z. Georgia's Azeris Want Media in their Language // Baku Sun, 11—17 April 2003, Vol. 6, No. 13. к тексту
18 Выступление Сулеймана Сулейманова (председателя Союза азербайджанцев Грузии) на конференции "Грузия — многонациональное государство". Тбилиси, 4—5 марта 2002. С. 19. к тексту
19 См.: Baazov Z. Указ. соч. к тексту
20 См.: Iremashvili L. Georgia's Red Bridge Ordeal // Institute for War and Peace Reporting (IWPR), Caucasus Reporting Service, 20 September 2002, No. 147. к тексту
21 См.: Кечакмадзе З. В Марнеульском районе усложнилась ситуация между негрузинским населением и грузинскими пограничниками // Резонанси, 16 декабря 2002, № 252. к тексту
22 См.: Ismailzade F. Georgia's Treatment of Azeri Minority Raises Concerns // Eurasianet Organization, 23 June 2004. к тексту
23 См.: Мамедов М. Азербайджанцев не привлекают к строительству грузинского участка БТД // Зеркало, 3 октября 2003. к тексту
24 См.: Азербайджанская община в Грузии. Этноконфессиональные группы и проблемы гражданской интеграции в Грузии. Тбилиси: Кавказский институт мира, демократии и развития, 2002. С. 17; также см.: Степанян А., Халилов З. Положение этнических меньшинств в грузинском обществе. В кн.: Одно общество, много этносов — этническое многообразие и гражданская интеграция в Грузии. Тбилиси: Кавказский институт мира, демократии и развития, 2003. С. 101. к тексту
25 См.: Вердошвили М. Население Квемо Картли требует земель // Дилис газети, 23 марта 2004, № 68 (на груз. яз.). к тексту
26 См.: AzerNews, 3 June 2004. к тексту
27 На встречах с представителями национальных меньшинств часто можно услышать, что при приеме на государственную службу дискриминация открыто не выражается, но она осуществляется скрытно. к тексту
28 О результатах выборов в местные органы власти в 2002 году в Квемо Картли детально см.: Справочник по выборам органов местного самоуправления в 2002 г. Тбилиси: Национально-демократический институт, 2003. С. 155—172 (на груз. яз.). к тексту
29 См.: AzerNews, 3 June 2004. к тексту
30 Несмотря на то что в годы правления Э. Шеварднадзе социально-экономическое положение азербайджанцев существенно не улучшилось, он, бесспорно, пользовался доверием этой части населения. Здесь сказался и опыт недавнего прошлого, когда во время президентства Гамсахурдиа в стране действовали националистически настроенные организации. Кроме того, свою роль сыграла и дружба Э. Шеварднадзе с лидером Азербайджана Г. Алиевым, который пользовался большим авторитетом среди азербайджанской части населения Грузии. к тексту
31 Для поддержки Э. Шеварднадзе руководители Азербайджана направляли в Грузию даже своих близких родственников. Так, накануне парламентских выборов 2 ноября 2003 года с этой целью в Квемо Картли приезжал брат Гейдара Алиева (см.: Кечакмадзе З. Брат Алиева помогает властям Грузии накануне выборов // Резонанси, 7 октября 2003, № 272). к тексту
32 См.: Мчедлишвили Т. Самый опасный сценарий выборов // 24 саати, 27 сентября 2003, № 257 (на груз. яз.); Нури Л. Особенности грузинской избирательной кампании // Зеркало, 2 октября 2003. к тексту
33 Алекперов Э. Мы поддерживаем Эдуарда Шеварднадзе // Эхо, 3 октября 2003, №189. к тексту
34 См.: Мамедов М. Указ. соч. к тексту
35 Для ознакомления с детальной информацией по результатам досрочных парламентских и президентских выборов посетите веб-страницу Центральной избирательной комиссии Грузии [www.cec.gov.ge]. к тексту
36 См.: Мири М. Саакашвили рассчитывает на поддержку Азербайджанцев // Зеркало, 15 декабря 2003. к тексту
37 См.: Lobzhanidze T. Georgia: Azerbaijanis opt for Saakashvili // IWPR's Caucasus Reporting Service, 1 April 2004, No. 225. к тексту
38 См.: Багиров М. Акции протеста Азербайджанцев в Грузии справедливы // Эхо, 14 октября 2003, № 196. к тексту
39 Например, село с грузинским названием Талавери азербайджанцы называют Фахрало, грузинское Мамхути-Сарачло (Саванети Имирасан) — Нахидури-Арахло. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL