ЗАПАД И НАГОРНО-КАРАБАХСКИЙ КОНФЛИКТ

Давид БАБАЯН


Давид Бабаян, преподаватель международного права Степанакертского представительства Российско-армянской гуманитарной академии (Степанакерт, Республика Нагорный Карабах)


Нагорно-карабахский конфликт, пожалуй, можно оценить как самый трудноразрешимый на постсоветском пространстве. Одна из основных причин тому — возникающая при его урегулировании дилемма между двумя важнейшими компонентами геополитики — географическими и идеологическими. Географические (или, иначе, геополитические) — это географическое расположение, наличие полезных ископаемых и т.п., а идеологические — ценности, культура, мировоззрение, история и т.п. Конфликт решается относительно в более короткие сроки, если одна из сторон имеет явное превосходство в обоих геополитических компонентах, и затягивается, если ни одна из его сторон не имеет столь явного преимущества в геополитических компонентах или же имеет превосходство в одном, а другая сторона — в ином компоненте. Затягивание противостояния не всегда подразумевает продолжение боевых действий. Конфликт может быть заморожен, а его участники в это время продолжают относительно мирную жизнь, что часто классифицируется как ситуация "ни мира, ни войны".

Специфика нагорно-карабахского конфликта заключается в том, что его стороны имеют совершенно разные и вместе с тем взаимобалансирующие геополитические компоненты. Так, у Азербайджана, несомненно, намного более выгодное географическое положение, нежели у Нагорного Карабаха (первый расположен между Ираном и Россией, является мостом в Центральную Азию), к тому же у него есть полезные ископаемые (нефть и газ). Однако у Нагорного Карабаха более предпочтителен идеологический компонент, что компенсирует географические преимущества Азербайджана.

При этом эквилибриум географических и идеологических составляющих геополитики нагорно-карабахского конфликта явно отражается в стратегии Запада на Южном Кавказе. В связи с этим целесообразно рассмотреть основные императивы политики ключевых западных игроков в регионе вместе с урегулированием нагорно-карабахского конфликта.

США

Западные державы традиционно заинтересованы в укреплении своих позиций в этом стратегически важном регионе, где пик их активности пришелся на 1917—1920 годы. После установления советской власти это проникновение было приостановлено, а после распада СССР такая возможность вновь появилась. Сегодня закрепление Запада на Южном Кавказе идет при лидерстве США. По сравнению с традиционными ключевыми игроками в регионе Соединенные Штаты относительно моложе, но в то же время они — наиболее динамично усиливающийся актор. Учитывая, что на нынешнем этапе развития международных отношений Соединенные Штаты — единственная в мире супердержава, у которой, разумеется, есть свои глобальные интересы, то особое место Вашингтон отводит стратегически важному Южному Кавказу.

Естественно, для усиления своего глобального влияния Белый дом будет усиливать военный и экономический потенцил. Но в данном контексте большое внимание следует уделить созданию своего рода мегарегионов, состоящих из государств, разных по экономическому и военному потенциалу, конфессиональной принадлежности, культуре и особенно по стратегическим интересам. Создание подобных регионов позволит Вашингтону одновремено решить нескольких стратегически важных задач. Самое главное здесь — не выпускать инициативу из своих рук. Уже более-менее сформировавшимся можно считать Европейский мегарегион — ЕС. Эффективность данной структуры для стратегических интересов США наглядно подтвердилась на примере отношения к возможной (в то время она еще не началась) военной акции США против Ирака, когда несогласие Франции и Германии не повлияли на оценку Евросоюзом предстоящих действий Соединенных Штатов в данном ближневосточном государстве. На Западе Южный Кавказ видят составной частью именно Европейского мегарегиона.

Следующий этап, а он, как показывают некоторые тенденции, только начинается, — создание так называемого "Индо-Центральноазиатский мегарегиона", который будет базироваться на стратегической связке "Центральная Азия — Афганистан — Пакистан — Индия" и позволит Вашингтону решить ряд важнейших стратегических задач. Во-первых, США, связав ЦА с Афганистаном, Пакистаном и Индией, создадут альтернативные России, Ирану и Китаю пути экспорта природных ресурсов, прежде всего углеводородов Центральной Азии. Не следует забывать, что население Индии, Пакистана и Афганистана составляет около 1,2 млрд и это весьма перспективный рынок для стран Центральной Азии. Во-вторых, многие на Западе рассматривают демократическую Индию в качестве одного из потенциальных региональных полюсов для сдерживания Китая. Для Индии, которая с каждым годом испытывает все больше проблем с энергоносителями, центральноазиатская нефть станет существенной поддержкой.

В данном контексте одна из ключевых ролей отводится Баку. Дело в том, что сегодня Соединенные Штаты "осваивают" Центральную Азию именно через Азербайджан. Это обусловлено рядом фактов. Так, с юга выходу американцев в Центральную Азию мешает Иран. Отношения между Индией и Пакистаном оставляют желать лучшего, и потребуется много времени, чтобы подготовить общественное мнение этих стран к осознанию необходимости сближения Дели и Исламабада. Афганистан до сих пор находится в очень трудном положении. С севера вход американцев в Центральную Азию закрывает Россия. С востока к данному региону примыкает Китай. Таким образом, единственным на данный момент мостом для США и Запада в целом в Центральную Азию является Азербайджан. Во время встречи с президентом Азербайджана И. Алиевым (ноябрь 2003 г.) З. Бжезинский, в частности, отметил: "Не случайно и то, что мы выбрали Азербайджан в качестве основного партнера США в этом регионе. Мы принимаем и прекрасно понимаем то, что Азербайджан действительно является важной для Соединенных Штатов Америки страной"1.

Азербайджан важен для Запада и в энергетической сфере, так как через его территорию намечается транспортировка углеводородного сырья из Каспиского бассейна на Запад. По некоторым данным, на дне Каспийского моря залегает от 110 млрд до 243 млрд баррелей нефти, общей стоимостью в 4 трлн долл. Только запасы Азербайджана и Казахстана могут составить 130 млрд баррелей, то есть в три раза больше, чем в США2. Такие нефтяные гиганты, как "Экссон-Мобил", "Шеврон-Тексако" и "Бритиш петролеум" уже вложили в нефтегазовую инфраструктуру Каспийского бассейна свыше 30 млрд долл. За последние пять лет только в экономику Азербайджана западные инвесторы направили 5,2 млрд долл.3 Возможно, нефть Каспия будет играть определенную роль в политике США по диверсификации нефтяных поставок и в уменьшении зависимости Вашингтона от ближневосточной нефти.

На фоне вышесказанного может показаться, что при урегулировании нагорно-карабахского конфликта Вашингтон должен всемерно поддерживать Баку. Однако, напротив, Соединенные Штаты достаточно сбалансированно подходят к этой проблеме. Основная причина здесь кроется именно в том самом эквилибриуме географического и идеологического компонентов геополитики нагорно-карабахского конфликта. Кстати, эквилибриум этих компонентов геополитики в подходах Вашингтона к любым вопросам подчеркивают в своих выступлениях как высшие должностные лица, так и представители аналитических кругов США. В одной из своих программных речей, посвященных стратегии национальной безопасности Соединенных Штатов, президент страны Дж. Буш отметил, что основные цели данной стратегии — политическая и экономическая свобода, мирные отношения с другими государствами, уважение человеческого достоинства4. Он считает, что для достижения этих целей необходимо защищать человеческое достоинство; укрепить альянсы для нанесения поражения международному терроризму и предупреждения нападения на США и их союзников; направить усилия на разрешение региональных конфликтов; не допустить, чтобы наши враги и враги наших союзников угрожали нам оружием массового поражения; начать новую эру глобального экономического роста на основе свободного рынка; расширить рамки развития при помощи свободного общества посредством строительства демократической инфраструктуры.

Эта программа президента США ясно показывает эквилибриум основных компонентов геополитики, причем демократизация и становление открытого общества признаются даже главными приоритетами. Так было и во время правления Б. Клинтона. Например, в свое время советник госсекретаря С. Сестанович, эксперт по СНГ, заявил, что "политика Соединенных Штатов начинается с рассмотрения стратегических, а не экономических интересов"5. Он также неоднократно отмечал, что важнейшая задача Вашингтона — создание и поддержка демократических политических институтов6.

Из всего сказанного становится ясно, что Белый дом считает демократию критическим компонентом идеологической составляющей своей геополитики. Один из компонентов идеологического превосходства Нагорного Карабаха — именно то, что НКР опережает Азербайджан в демократическом развитии. То, что в Баку приверженность демократии носит декларативный и фиктивный характер, подтверждается как на практике, так и заявлениями международных наблюдателей. Самое яркое проявление этого — выборы. Будь они президентские, парламентские или в органы местного самоуправления, все избирательные кампании в Азербайджане проходят с грубыми нарушениями и подтасовками, что фиксируют международные наблюдатели. Однако этим нарушение демократических принципов не ограничивается. Одно из приоритетных направлений деятельности азербайджанской политической элиты — как власти, так и оппозиции — антиармянская политика. В данном контексте хотелось бы привести высказывания президента республики И. Алиева на заседании редколлегии Азербайджанской национальной энциклопедии. "В моем рабочем кабинете есть тома Азербайджанской советской энциклопедии. Поэтому я стал сравнивать некоторые места и увидел, что в этом словнике нет имен видных деятелей науки, политических деятелей, которые вошли в Азербайджанскую советскую энциклопедию. Но вместо них вошло достаточно много имен лиц армянской национальности. Я был очень удивлен… Арутюнян, Арутюнов, Геворкян, Еремян, Мартирос Сарьян, Сасунлу Давид... Что это означает?! Что?! Разве это является основой для подготовки нашей национальной энциклопедии?! Я пришел в ужас… Азербайджанцы исключены, а армяне остались? В чем причина?"7.

А бывший советник по внешнеполитическим вопросам президента страны Гейдара Алиева Вафа Гулузаде высказался по поводу нагорно-карабахского урегулирования так: "Я в свое время говорил, что любая автономия, предоставленная Нагорному Карабаху, обязательно будет означать независимость… Я уже утверждал, что никакого статуса Нагорному Карабаху в составе Азербайджана предоставлять нельзя, то есть не следует решать карабахскую проблему предоставлением статуса армянам. Я хочу, чтобы все хорошо запомнили: предоставление армянам гражданства в Азербайджане — преступление. Вы прекрасно знаете, что на всех наших предприятиях было полно армян. Их сейчас нет. После того как они получат гражданское право и статус гражданства, они уже не будут сидеть в Нагорном Карабахе. Они приедут в Баку. Здесь получат права, акции. Если же мы нарушим их права, они начнут вести борьбу. Арзу Абдуллаева (известная в Азербайджане правозащитница. — Д.Б.) защищает права армян в Азербайджане. Мы даже одну женщину не можем утихомирить. Что же будем делать тогда?"8. Самое парадоксальное в том, что так же высказываются политические деятели, которых называют западниками!

Дискриминационная политика официального Баку не ограничивается выпадами против армян, она проводится и в отношении других народов. Например, постоянный представитель Азербайджана при Женевском отделении ООН Исфендиях Вагабзаде объясняет причину многих проблем, с которыми сталкивается его государство на международной арене, тем, что в национальную дипломатию пробрались ненастоящие азербайджанцы. В официальном письме спикеру парламента Азербайджана Муртузу Алескерову он писал, что в рядах дипломатов страны немало тех, у кого в жилах течет чужая кровь. Это недопустимо, ибо наши дипломаты, у которых матери армянки, еврейки, русские, не говоря уже о малочисленных народах, не будут достойно и верно служить Азербайджану за рубежом9. Естественно, что США не могут не учитывать подобные факты и поддерживать государство, которое привержено демократическим принципам лишь на словах, а потому непредсказуемо и как партнер ненадежно. Вместе с тем в Азербайджане есть люди, понимающие это. Так, известный азербайджанский политолог Хикмет Гаджи-Заде отмечает: "Даже если Азербайджан будет в три раза сильнее Армении, мир не позволит правительству, угнетающему своих граждан, распространить свою бесчеловечную власть на армянское национальное меньшинство, как он не позволил диктаторской Сербии восстановить свою власть над Боснией или Косово"10.

Процесс построения демократического государства в Нагорном Карабахе качественно отличается от того, что происходит в Азербайджане. Выборы в Нагорно-Карабахской Республике проходят без серьезных нарушений, свободно и прозрачно, что, кстати, констатируют международные наблюдатели. Одно из наглядных тому подтверждений — выборы в органы местного самоуправления, состоявшиеся в августе 2004 года. Несмотря на сильную поддержку, оказываемую представителям провластных политических партий, во многих общинах, в том числе и столице республики г. Степанакерте, победу одержали независимые кандидаты. Подобное развитие ситуации в Азербайджане сегодня просто исключено. Таким образом, по ценностям НКР становится ближе к демократическому сообществу, к которому ныне относятся все основные центры силы, по крайней мере на Южном Кавказе. Естественно, существование выбравшего демократический путь развития субъекта, даже непризнанного, в таком стратегически важном регионе, как Южный Кавказ, выгодно всему демократическому сообществу. Это не менее, а может быть и более важно, нежели контактировать с государством, пусть даже имеющим выгодное географическое положение, но не вписывающимся в ту же идеологию, что и основные центры силы.

Следующий компонент идеологической составляющей геополитики нагорно-карабахского конфликта — историческая специфика армянского народа. Волею трагической судьбы армяне — диаспоральный этнос, так как значительная его часть проживает за пределами исторической родины и национальных государств (Республики Армения и НКР). Поэтому народ, общая численность которого составляет около 10 млн человек, является мультицивилизационным, то есть армяне, живущие в разных странах, сохраняют собственную самобытность, но в месте с тем впитали культуру и ценности стран постоянного проживания. Иметь такого союзника очень выгодно, тем более что во всех государствах своего проживания армяне воспринимаются коренным населением в качестве "своих" или по меньшей мере в качестве лояльного элемента. Таким образом, с точки зрения идеологической составляющей армянский народ представляет собой уникальное геополитическое образование не только на Южном Кавказе, но и за его пределами. Кстати, выбор комплементарности в качестве основной внешнеполитической доктрины Республикой Арменией — в какой-то степени естественный выбор, производный от уже упомянутой исторической специфики нашего народа. Армения — традиционный партнер России, их связи идут из глубины веков. Кроме того, Армения поддерживает тесные связи с США, где проживает многомиллионная армянская диаспора. Кстати, самое большое в мире посольство Соединенных Штатов сейчас строят именно в Ереване, что еще раз подтверждает идеологическую ценность Армении для Запада. У армянского народа теплые отношения с Ираном. Много армян живет в Центральной Азии и на Ближнем Востоке. Ни одно национальное государство на Южном Кавказе не обладает таким идеологическим потенциалом, как армянские государства.

К тому же у диаспоры достаточно сильные позиции в странах проживания, особенно в США, где армянское лобби (наряду с еврейским и греческим) выступает весьма активно, оказывая влияние на внешнюю политику Вашингтона. При том что армяне сегодня составляют лишь около 0,5% населения США, в Группу поддержки Армении в Конгрессе Соединенных Штатов входит 136 человек11, то есть 25,4% от его численности. Понятно, что такую силу игнорировать нецелесообразно, особенно учитывая роль, которую она играет во внутренней политике, в частности во время выборов. Во многом благодаря усилиям Конгресса Армения занимает одно из первых мест в мире по объему помощи, предоставляемой США, на душу населения. Президент Соединенных Штатов ежегодно 24 апреля, в день геноцида армян в Османской империи 1915 года, обращается с речью к армянскому народу. К слову, это единственное в своем роде обращение главы иностранного государства по данному вопросу. Хотя в нем не упоминается само слово "геноцид", но смысл обращения означает именно это. Так, американский президент заявляет, что "в этот день мы берем паузу, вспоминая одну из самых страшных трагедий ХХ века — уничтожение полутора миллионов армян посредством насильственного изгнания и резни"12. Кстати, здесь также указано, что США гордятся своими прочными связями с Арменией, которая строит демократическое государство и рыночную экономику. Что касается нагорно-карабахского конфликта, то и в данном обращении глава американского государства не упоминает территориальную целостность Азербайджана, а лишь отмечает то, что США привержены мирному урегулированию конфликта.

Производным от сложившегося эквилибриума между геополитическими компонентами в подходах к урегулированию нагорно-карабахского конфликта является и то, что нынешний американский сопредседатель Минской группы ОБСЕ Стивен Манн занимает еще две должности. Он специальный представитель Конгресса США по евразийским конфликтам и старший советник по энергетическим проектам Каспийского бассейна. Таким образом, создается своего рода баланс между идеологическими и географическими компонентами геополитики. Энергетические проекты Каспийского бассейна, естественно, учитывают в первую очередь стратегические или географические компоненты геополитики. А через указанную выше должность специального представителя по евразийским конфликтам Конгресс может акцентировать внимание на идеологической составляющей геополитики в процессе урегулирования нагорно-карабахского конфликта.

Европа

Если оценивать подходы Европы к урегулированию нагорно-карабахского конфликта по большому счету, то и здесь очевиден эквилибриум между географическим и идеологическим компонентами геополитики. Хавьер Солана, будучи в то время генсеком НАТО, заявил, что Европа не может чувствовать себя в полной безопасности, если Кавказ останется вне европейской системы безопасности13. В данном контексте для Европы стратегически большое значение приобретает обеспечение собственной энергетической безопасности, где важную роль отводят нефтегазовым ресурсам Каспия. Европейские нефтяные компании весьма активны в данной сфере. Во всех соответствующих проектах региона Азербайджан занимает ключевое положение, так как он — единственный мост, соединяющий Южный Кавказ с Центральной Азией, следовательно, и Европу с Азией, в обход Ирана и России. С географической точки зрения в таком контексте Баку намного опережает Степанакерт и Ереван. Однако в подходах Европы к урегулированию нагорно-карабахского противостояния нет предпочтения позиции Азербайджана. Самый наглядный тому пример — документы саммитов ОБСЕ. Так, в итоговых материалах Будапештского саммита (1994 г.) даже нет упоминаний о территориальной целостности Азербайджана. Но в декларации саммита, когда речь идет о конфликтах на постсоветском пространстве, самая объемная часть отведена нагорно-карабахскому конфликту (717 слов). При этом он рассматривается под заголовком "Усиление действий СБСЕ в нагорно-карабахском конфликте", а абхазский, южноосетинский и приднестровский конфликты — в разделах под названием "Грузия" и "Молдова". Это еще раз показывает, что европейцы отдают приоритет территориальной целостности двух отмеченных государств14. Аналогичные формулировки также зафиксированы в декларациях Лиссабонского (декабрь 1996 г.) и Стамбульского (ноябрь 1999 г.) саммитов15.

Такая позиция Европы наглядно показывает эквилибриум географического и идеологического компонентов геополитики нагорно-карабахского конфликта. Что же касается идеологического преимущества Нагорного Карабаха по отношению к Азербайджану, то в подходах к этому фактору Европы и Соединенных Штатов есть определенные различия. Для США, что уже отмечалось, идеологическое преимущество Нагорного Карабаха базируется на опережении им Азербайджана в демократическом развитии, а также на наличии в Соединенных Штатах сильной и политически организованной армянской диаспоры. Оценка же идеологического компонента Европой основана преимущественно на демократическом развитии. Этот выбор продиктован в основном двумя причинами. Во-первых, в Европе нет столь сильной, как в США, армянской диаспоры. Правда, достаточно организованная диаспора есть во Франции, но Европа — это не одна Франция. Поэтому армянская диаспора не имеет серьезного воздействия на общеевропейскую политику. Вторая, и пожалуй, самая главная причина — в Европе серьезно рассматривают Южный Кавказ как часть европейской семьи и уже не скрывают намерений включить его в Европу, тем более что и руководители стран региона постоянно заявляют об этом.

Но интеграция подразумевает не только политическое или административное вовлечение Южного Кавказа в Европу, но и определенные ценностные рамки. Даже если в административном плане регион и будет частью Европы, то должно пройти достаточно много времени, чтобы на духовном уровне он стал органичной частью европейской семьи. Здесь важно понимание философии и духа демократии. В ином случае вопрос урегулирования конфликтов, и вообще членства Южного Кавказа в Европе окажется весьма проблематичным. Вовлечение его государств в Европу предполагает в первую очередь изменение психологии. Другими словами, необходимо научиться воспринимать чужое мнение и считаться с ним, что отвечает принципам демократии и уважения прав человека, которые являются фундаментом европейской цивилизации. Только в этом случае возможно полноправное участие Южного Кавказа в европейских процессах. Следовательно, для Европы конфликты в нашем регионе — своего рода лакмусовая бумага или тест на демократичность.


1 Гарибоглу Р. Ильхам Алиев победил, и это главное // Зеркало, 8 ноября 2003. к тексту
2 См.: Kleveman L. The New Great Game // The Guardian, 20 October 2003. к тексту
3 Программа "Хабарляр", AzTV1 (центральное ТВ Азербайджана), 17 мая 2001, 14:00. к тексту
4 См.: President Bush, West Point, New York, 1 June 2002, The White House [http://www.whitehouse.gov/nsc/nssall.html]. к тексту
5 См.: Statement of Stephen Sestanovich, Ambassador-at-Large, Special Adviser to the Secretary of State for the New Independent States, Before the House International Relations Committee, 30 April 1998 // Turkistan Newsletter, 6 May 1998. к тексту
6 См., в частности: Csongos F.T. Central Asia: Official Outlines U.S. Policy // Radio Free Europe/Radio Liberty Newsline, 18 March 1999. к текстуv
7 Об этом подробнее см.: Стенограмма заседания редколлегии Азербайджанской национальной энциклопедии // Day.Az [http://www.day.az/news/politics/6292.html, 9 Апреля 2004]. к тексту
8 Выступление Вафы Гулузаде на заседании Милли меджлиса Азербайджана, посвященное нагорно-карабахскому конфликту // AzTv1, 24 февраля 2001. к тексту
9 См., например: Усейнов А. Чужая кровь // Время МН (Баку), 5 июня 2001; Аббасов Ш. Отозван полпред Азербайджана в ООН Эльдар Гусейнов // Интернет-газета "Эхо", 5 июня 2001. к тексту
10 Гаджи-Заде Х. Вечная война или вечный мир? // Эхо, 30 июля 2004. к тексту
11 См.: "136" // Голос Армении, 31 августа 2004. к тексту
12 Armenian Remembrance Day, The White House, Office of the Press Secretary, 24 April 2004 [http://www.whitehouse.gov/news/releases/2004/04/20040424-1.html]. к тексту
13 См.: Howard G.E. NATO & the Caucasus: The Caspian Axis. В кн.: NATO After Enlargement: New Challenges, New Missions, New Forces, ed. by Blank Stephen, Carlisle Barracks. Pa.: Strategic Studies Institute, U.S. Army War College, 1998. P. 152. к тексту
14 См.: Budapest Summit Declaration [http://www.osce.org/docs/english/1990-1999/summits/buda94e.htm#Anchor-BUDAPES-37580], 5—6 December 1994. к тексту
15 См.: Lisbon Summit Declaration, DOC.S/1/96 [http://www.osce.org/docs/english/1990-1999/summits/lisbo96e.htm#Anchor-LISBO-3409], 3 December 1996; Istanbul Summit Declaration, SUM.DOC/2/99 [http://www.osce.org/docs/english/1990-1999/summits/istadecl99e.htm], 19 November 1999. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL