МУСУЛЬМАНЕ УКРАИНЫ: ВОПРОСЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ СВОБОДЫ ВЕРОИСПОВЕДАНИЯ

Николай КИРЮШКО


Николай Кирюшко, ведущий научный сотрудник Института политических и этнонациональных исследований Национальной академии наук Украины (Киев, Украина)


С начала 1990-х годов число мусульман в стране увеличивается быстрыми темпами. Это происходит, прежде всего, за счет возрождения ислама среди народов, традиционно его исповедовавших, а также обусловлено следующими факторами: демографическими и миграционными процессами, репатриацией крымских татар, обращением в мусульманство представителей этнических украинцев и русских. После распада СССР в Украине начала нормализовываться религиозная жизнь, и наша республика перешла к демократическому стандарту свободы вероисповедания. В 2004 году в стране уже насчитывалось 445 зарегистрированных в установленном законом порядке мусульманских общин, которые имели свои уставы, а также 22 общины, функционирующие без регистрации уставов, что допускается украинским законодательством (из них на территории Автономной Республики Крым — АРК — соответственно 349 и 20). Кроме того, действуют 7 исламских учебных заведений (с 276 слушателями), 90 воскресных школ, к тому же выходят в свет 5 периодических изданий. Во всех этих учреждениях ныне работает 433 духовных лица, в том числе и 20 иностранцев. Следует также отметить, что в распоряжении мусульманских общин 160 мечетей и молитвенных зданий, из которых 44 — находятся в собственности общин, 18 — в пользовании, 98 — приспособлены для совершения молитвы. Причем 10 из 160 — памятники архитектуры (самые известные — мечети "Ибн Фадлан", "Ан-Нур", "Ар-Рахма"), а 54 —построены в 1992—2003 годах. В настоящее время верующие строят еще 23 мечети. В стране действуют Духовное управление мусульман Крыма, Духовный центр мусульман Украины и Духовное управление мусульман страны. Возможно появление и других организационных структур.

Однако состояние и социальные ориентации этой важной, динамичной и значимой религиозной группы населения Украины до последнего времени с научной точки зрения досконально не исследовались, более того — даже не было известно точное количество мусульман в стране. Это обусловлено значительной сложностью организации такой работы, а также отсутствием какой бы то ни было государственной поддержки данного направления исследований1.

Для восполнения этих пробелов и получения объективной информации о социальных параметрах жизни мусульман в современной Украине в 2003 году Ассоциация общественных организаций "Арраид" инициировала подготовку и проведение социологического опроса "Мусульмане в украинском обществе", который был завершен (и предварительно проанализирован) в 2004 году. Его проводили методом анкетирования в фокус-группах, определяющим признаком которых была принадлежность респондентов к исламу, причем в местах компактного проживания мусульман: в Автономной Республике Крым, Донецкой, Луганской, Харьковской, Запорожской и других областях, а также в г. Киеве. Опрошены были мусульмане-сунниты, принадлежащие преимущественно к мазхабу ханафитов. Анализ данных этого исследования (получено 3 589 заполненных анкет) позволяет получить конкретные представления о социально-мировоззренческих ориентациях современных украинских мусульман, о восприятии ими общественной жизни, в частности их возможностей реализации права на свободу вероисповедания.

Респонденты признают огромное значение позитивных сдвигов, которые произошли в независимой стране, то есть после 1991 года. Они отмечают, что в ней коренным образом изменилась политическая, экономическая и идеологическая система, что Украина уверенно заявила о себе в мире как суверенное государство, стремящееся к демократическим переменам и устанавливающее полноценные, равноправные, дружественные отношения со своими соседями. Опрошенные положительно оценивали конец тоталитарной власти и начало своей жизни как свободных граждан независимого государства в Европе, позитивные перемены во внешнем виде городов и в облике их жителей, развитие пищевой промышленности и строительства. Естественно, что особо значимыми мусульмане признают достижения страны в сфере утверждения религиозных свобод и свободы совести, что особенно благоприятно отразилось на них, сторонниках ислама, подвергавшихся при прежней власти сильным гонениям.

Респонденты, в частности, отметили следующие положительные изменения: наконец-то стало возможным сооружение мечетей (15,62%); появились воскресные школы (8,66%); увеличилось количество мусульман (6,96%); созданы их общественные организации по всей территории страны (4,24%); утвердилась подлинная свобода совести (3,23%); началось свободное распространение ислама (2,89%); увеличилось количество соблюдающих ритуальные обязанности мусульман (2,5%); стала доступной исламская теологическая литература (2,21%); реальный факт — возрождение ислама (1,70%). Кроме того, отмечено, что все больше людей принимают ислам (1,53%); постоянно идет процесс создания мусульманских общин (1,53%); несколько стабилизировалась экономическая ситуация в стране (1,53%); беспрепятственно выходят мусульманские газеты, книги, радиопередачи (1,53%); сохраняются взаимопонимание и терпимость между религиями и национальностями (1,36%); появились исламские духовные центры (1,19%); есть возможность свободно совершать религиозные обряды (1,02%); созданы условия для организации летних лагерей отдыха мусульманской молодежи (1,02%).

В пределах 1% от общего числа возвративших анкеты отмечены и другие положительные изменения: страна стала немного демократичнее; начинают обживаться прежде выселенные народы; предоставлен свободный доступ к научным и религиозным знаниям; можно носить хиджаб, окружающие спокойнее относятся к мусульманкам в хиджабе; растет интерес населения к исламу; проводятся исламские мероприятия; государство возвращает отобранные мечети; нет препятствий при соблюдении религиозных праздников; разрешено духовное развитие; созданы исламские университеты; у страны появился шанс попасть в Европу; понемногу повышается уровень жизни; уменьшается безработица; и т.д.

Отмечен и ряд иных (причем не только положительных) сдвигов: традиционная культура мусульман перестала испытывать давление и принуждение; в целом улучшилось общественное мнение об украинских мусульманах; наметилась устойчивая тенденция к некоторому снижению роста преступности; увеличилось количество преподавателей ислама; изменилась идеология мусульман; у украинской интеллигенции заметно повысился интерес к жизни мусульман; немусульмане постепенно начинают изучать ислам и понимать его без искажений; частично все еще сохраняется гласность; среди украинцев стало больше, чем было, очень жадных, вредных и нехороших людей; появилась Партия мусульман Украины; возвращена мечеть в Симеизе и в других местах; народу нужна уверенность в будущем; мусульмане Украины теперь могут совершать хадж в Мекку; возвращаются на родину крымские татары; появилась организация "Арраид", оказывающая помощь больным и сиротам; повсюду звучит азан (призыв к молитве, возвещаемый с минарета); возрос уровень культуры людей, принимающих ислам; хорошо, что не арестовывают за то, что призываешь людей к исламу; Украина начинает развивать отношения с мусульманскими государствами; нет запрета на общение с иностранцами.

В числе положительных речь идет и о следующих аспектах: улучшаются условия для развития ислама; открыт Центр хафизов в Крыму; в украинских СМИ стало больше правдивой информации; телевидение сообщает о праздниках мусульман; хорошо, что удается предотвращать открытые межнациональные конфликты; появилась возможность для создания частного бизнеса; общество выступает против дискриминации и нарушений прав человека; у избирателей сохраняется свобода выбора; заметна благотворительная деятельность общественных мусульманских организаций; несколько активизировалась исламская общественная деятельность.

Вместе с тем 42,78% опрошенных не ответили на вопрос о положительных изменениях за годы их проживания в Украине, еще 2,21% — не видят позитивных сдвигов. Небольшая группа (в пределах 1%) считает, что реальных изменений очень мало или их недостаточно, 1,87% полагают, что изменения произошли только в худшую сторону. Часть респондентов отмечает, что жизнь за последние годы стала гораздо труднее, заработная плата экономически и нравственно неоправданно низка и постоянно отстает от роста цен, стоимости коммунальных и транспортных услуг. По мнению отдельных опрошенных, культура и поведение людей находится на очень низком уровне, а Украина даже медленно катится к закату, причем 2,89% не знали, что ответить на данный вопрос, еще 1,36% отметили, что затрудняются на него ответить.

Выявлено также наличие отдельных правовых и административно-управленческих проблем в осуществлении мусульманами своего права на свободу совести. На вопрос "В достаточной ли степени обеспечиваются в Украине основные права и свободы для мусульман и равенство всех религий перед законом?" 33,28% респондентов дали утвердительный ответ, но 27,84% — отрицательный (столько же затруднились ответить), а 11,04% вовсе на него не ответили. Среди проблемных моментов отмечены и следующие: женщине в хиджабе трудно устроиться на работу и находиться среди инаковерующих сотрудников; для получения паспорта мусульманкам не всегда разрешают фотографироваться в головном платке.

Вместе с тем говорилось о трудностях с выделением участков для сооружения мечетей в городах. При этом подчеркивалось, что местные органы власти содействуют строительству или восстановлению православных храмов и долгое время не сдерживали стремление православных христиан (в Крыму) устанавливать свои символы в непосредственной близости от мусульманских. Отмечалось также, что исламским организациям очень трудно получить эфир на государственных радио- и телеканалах, что имеют место случаи прямого или завуалированного давления отдельных государственных органов на эти организации, а также на их лидеров и сотрудников (например, в виде отказа в выдаче лицензий на владение СМИ, отказа в получении заграничной визы или в виде ее аннулирования без объяснения причин, отказов в предоставлении гражданства или статуса беженца). На социальном самочувствии верующих сказывается то, что не урегулированы вопросы о посещении пятничной молитвы работающими (в рабочее время) и дозволенном для мусульман питании в армии и в местах лишения свободы, а также о предоставлении перерывов во время работы для совершения молитвы. Высказывались пожелания, чтобы украинское государство признавало официальные праздничные дни не только православных (воскресенье) и евреев (суббота), но и мусульман (пятница); чтобы был завершен процесс возвращения культовых зданий на Южном побережье Крыма; чтобы хотя бы поставить на обсуждение вопрос о судьбе вакуфных земель в АРК.

На вопрос "Испытывали ли Вы лично за последние пять лет проявления дискриминации, ограничения в своих правах или же несправедливое, предвзятое отношение к Вам со стороны официальных лиц и властных органов по причине того, что Вы мусульманин?" 58,74% респондентов дали отрицательный ответ, подтвердив продвижение украинского государства к нормам правового общества. Однако 19,35% опрошенных лично сталкивались с такими случаями, 12,73% — затруднились дать определенный ответ, а 9,17% — вообще не ответили. То, что почти 20% респондентов открыто заявили о трудностях, с которыми они сталкивались при защите своих прав в качестве членов определенной конфессиональной группы, свидетельствует о наличии такой проблемы в государстве. Эти данные подтверждены и ответами на вопрос: "Какие правовые проблемы, связанные с защитой прав мусульман в украинском обществе, по Вашему мнению, существуют ныне?" 8,32% респондентов не знают о существовании таких проблем, 68,59% — не ответили, 2,39% —затруднились ответить. Однако некоторые трудности в этой сфере все же выявлены. Вновь отмечена проблема ношения хиджаба в учебных заведениях и на работе, почти полная невозможность устроиться на работу женщине в хиджабе; указывается незащищенность религиозных прав мусульман в украинской армии; отсутствие в Трудовом кодексе статьи, позволяющей мусульманам получать время для молитвы в течение трудового дня; нерешенность исторической проблемы вакуфных земель в АРК.

Отмечены также случаи предвзятого, недоброжелательного отношения чиновников местного уровня к мусульманам как лично, так и в общинах. Речь шла и о необходимости политической реабилитации духовных лиц, репрессированных в Крыму в 1920—1940-е годы; об обеспечении законом возможности открыть кафедры и факультеты исламоведения в светских высших учебных заведениях.

Кроме указанных выше, обозначены и другие проблемы: негативное отношение к мусульманам сотрудников правоохранительных органов и денежные поборы со стороны последних; специально повышенное внимание работников этих же структур к мусульманам-иностранцам; отсутствие четкого механизма обжалования действий властей, связанных с притеснением отдельных исламских лидеров и функционеров, а также с тем, что местные властные органы тормозят решение вопросов о создании мусульманских организаций, строительстве и функционировании мечетей, учебных заведений, новых духовных управлений, о получении прописки.

Наряду с этим были высказаны и конкретные предложения, реализация которых позволит улучшить ситуацию в сфере защиты прав мусульманского меньшинства в стране: создать общественные правозащитные организации и другие независимые структуры, отстаивающие его интересы; добиться помощи от государства в предоставлении условий для нормальной религиозной жизни находящихся в местах лишения свободы, в организации раздельных (для мужчин и женщин) бассейнов, спортзалов, парикмахерских и т.д. в местах компактного проживания мусульман, прежде всего в Донецкой, Луганской, Запорожской областях, в АРК, в Киеве и Севастополе.

Высказывались и другие пожелания: предоставить возможность для создания шариатских судов в мусульманском сообществе страны; учредить государственный экспертный орган по контролю над ввозом религиозной литературы, над въездом и деятельностью псевдопроповедников от ислама; разработать государственную программу по борьбе против проявлений расовой дискриминации в быту и при контактах с отдельными представителями милиции (при этом некоторые отмечали, что мусульманина защищает только Аллах, а не государство).

В связи с обострением в европейских странах дискуссии о ношении мусульманками хиджаба на работе и в учебных заведениях большой интерес вызвал вопрос "Ваше отношение к появлению в общественном месте в Украине девушки или женщины-мусульманки без хиджаба". Об отрицательном отношении к появлению их в таком виде заявили 44,48% опрошенных, безразлично относятся к этой проблеме 12,56%, право на появление в общественных местах женщины без хиджаба отметили 10,02% заполнивших анкету, 19,02% из них не имеют собственного мнения по данному вопросу, а 6,96% — не дали ответа. Вместе с тем отдельные респонденты признают право верующей девушки не носить хиджаб в светской социально-культурной среде, считая, что этот обычай сложно соблюдать сугубо психологически — из-за осуждения и непонимания коллег по работе или учебе. Некоторые полагают, что это личное дело или же просто свидетельство неокрепшего имана (веры), личной религиозности женщины, которая лишь недавно приняла ислам. Кое-кто считает, что это просто следование традиции, соблюдать которую приучили с детства. Однако часть опрошенных считает, что отказ от ношения хиджаба — неправильное решение, оно может вызывать сожаление, неприятие, даже раздражение и осуждение.

Вместе с тем отдельные мнения свидетельствуют о толерантности и сочувствии к тем, кто еще не может выполнять это важное предписание веры. Например, 0,68% опрошенных отметили, что отказ от ношения хиджаба на работе или в учебном заведении — право женщины, поскольку каждый человек будет держать ответ за свои деяния на земле перед Аллахом. Многие написали, что сожалеют, что эта норма не соблюдается, но не осуждают за это женщин, ибо у них могут быть на это серьезные причины. Другими словами, конечно, следует осуждать отказ носить хиджаб, однако и относиться к этому необходимо с пониманием. Ведь нередко можно услышать, что небезопасно ходить в хиджабе из-за осуждений или недоброжелательных возгласов в адрес девушки/женщины в хиджабе. Поэтому в данных конкретных условиях можно на время допустить, что женщина сама выбирает свой путь: "это на ее совести и вере".

Понимание многими мусульманками строгости предписания относительно ношения хиджаба обусловлено житейскими обстоятельствами. Довольно типичны суждения: "Отношусь к неношению хиджаба отрицательно, хотя сама не ношу его из-за работы". "Необходимо учитывать ситуацию, так как бывает, что иман женщины еще не окреп, если она недавно приняла ислам".

Выход из сложившегося положения большинство респондентов, ответивших на этот вопрос, видят в терпеливом воспитании, разъяснении, укреплении веры женщин. Приверженцы ислама пишут: "Я просто стараюсь объяснить, что хиджаб обязателен", "Иншаала [Если Богу будет угодно], девушка наденет хиджаб". "Хотелось бы, чтобы внешний вид соответствовал убеждениям мусульманки". "Все мы с чего-то начинали, главное — двигаться вперед, чтобы надеть хиджаб и больше не снимать его, потому что раньше женщина надела его с недостаточным иманом". По мнению ряда опрошенных, многое при этом зависит от окружающих — дома, в общине, в воскресной школе. Часть верующих видит свой прямой долг в том, чтобы помочь знакомым женщинам добровольно, глубоко осознав свое решение, надеть хиджаб. Они пишут: "Грустно видеть женщин, не соблюдающих это предписание, но если мы будем правильно распространять нашу религию, их станет меньше", "Когда встречаю таких женщин, чувствую трепет в душе, что плохо работаю", "Подобные случаи свидетельствуют о необходимости внимательно относиться к такой женщине и спокойно разъяснить ей все".

Немало мусульман убеждаются в том, что необходимо приступить к разработке мероприятий, направленных на легализацию ношения хиджаба мусульманками и на подготовку общественного мнения к этому. Решение данной проблемы будет заметной вехой на пути адаптации мусульман в Украине.

Постепенно очерчиваются контуры и других политико-правовых проблем. Часть из них уже стала реальностью (уточнение юридического статуса Меджлиса крымско-татарского народа, сложность разграничения социальной и религиозной деятельности мусульманских общественных организаций, поскольку исламские культурные центры в Европе традиционно имеют места для молитвы). Другие пока лишь умозрительны (возможность применения норм шариата и фикха в жизни общины, возможность легализации партии "Хизб ут-Тахрир").

Таким образом, данные проведенного пилотного исследования (скорее семиотического, нежели сущностного характера проявления отношения к ритуальным признакам принадлежности к исламу) свидетельствуют о наличии как в целом решенных, так еще требующих своего конструктивного решения нормативно-правовых и административных проблем реализации украинскими мусульманами своего конституционного права на свободу вероисповедания.


1 Исключение составляют статьи Р. Джангужина: Ислам в политической жизни Украины // Центральная Азия и Кавказ, 2001, № 2 (14); Проблемы радикального ислама в Центральной Азии: взгляд из Украины // Контекст, 2002, № 11 (на укр. яз.). к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL