РЕГИОНАЛЬНЫЕ И ТРАНСНАЦИОНАЛЬНЫЕ СТРУКТУРЫ НА ПЕРЕХОДНОМ ЭТАПЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ ГОСУДАРСТВ КАСПИЙСКО-ЧЕРНОМОРСКОГО РЕГИОНА

(К итогам международной конференции: "Проблемы и перспективы развития сотрудничества между странами Юго-Восточной Европы в рамках Черноморского экономического сотрудничества и ГУУАМ". Донецк, сентябрь, 2004 г.)1

Рустем ДЖАНГУЖИН


Рустем Джангужин, доктор философских наук, представитель журнала "Центральная Азия и Кавказ" в Украине


Предпосылки формирования региональных интеграционных групп на постсоциалистическом пространстве

Новые вызовы, возникшие в начале 1990-х годов, инициировали идею расширяющейся, многоуровневой, внутренне сложной, но и взаимосвязанной "новой архитектуры Европы". Ее суть — образование субсистемных региональных структур, созданных по параметрам восточных границ Западной Европы. Эти структуры изначально формировались в прямой связи и под контролем ЕС, с его помощью, что обеспечивало синхронность, симметричность, эффективность экономических и политических реформ, а также углубление связей входящих в них стран с уже сложившимися институтами в государствах Евросоюза.

На формирование подобных группировок в Восточной Европе существенное влияние оказывают две основные тенденции. С одной стороны, в результате системных преобразований в этих странах начался процесс становления либерально-демократических правовых ценностей, выступающих содержательной стороной гражданского общества и рыночной экономики. Следствие этого процесса — относительное обособление данных стран и распад некоторых многонациональных государственных образований. Но вместе с тем факторы национальной безопасности, необходимость защиты своих внутренних рынков и вновь проявившиеся в транзитный период давние противоречия между этими государствами обуславливали их движение к региональной интеграции. С другой стороны, вполне отчетливо проявилось стремление к углублению взаимодействия с ближними и дальними соседями. Таким образом, когда ОВД (Организация Варшавского договора) и СЭВ были уже ликвидированы, а участие в НАТО и ЕС отодвинулось на среднесрочную перспективу, постсоциалистические страны Восточной Европы приняли вполне адекватное решение обеспечить укрепление своей национальной безопасности на основе развития внешнеэкономических связей и урегулирования положения национальных меньшинств.

В 1990-е годы в Средней Европе было создано несколько региональных группировок. В одну из них — Вышеградскую группу (ВГ) — объединились только страны Центральной Европы, а в другие вошли государства Средней и Западной Европы. К их числу относятся Центральноевропейская инициатива, Черноморская зона экономическо-государственного сотрудничества, Совет государств Балтийского моря, регион Карпат и Баренцево-Евроарктический регион.

К 1992 году, в связи с распадом Советского Союза, факторы коллективной безопасности, которые были одним из стимулов создания Вышеградской группы, исчерпали себя. Это стало главной причиной того, что объединение вошло в состояние кризиса, усилившегося дезинтеграционными процессами в Чехословакии, словацко-венгерским противостоянием, связанным с положением венгерского меньшинства в Словакии и с локальным конфликтом по поводу строительства плотины на Дунае. Одним из признаков возникшего кризиса стало то, что в 1990—1992 годы удельный вес взаимной торговли стран-участниц ВГ в общем объеме их внешних связей существенно снизился. В одном из своих интервью тогдашний премьер-министр Чехословакии Вацлав Клаус отметил, что сотрудничество в рамках ВГ малоэффективно, а потому и сомнительно с точки зрения его целесообразности. 21 декабря 1992 года члены ВГ заключили в Кракове Центральноевропейское соглашение о свободной торговле, вступившие в силу 1 марта 1993 года. Подписавшие его страны обязались в течение восьми лет (до 1 января 2001 года) полностью унифицировать таможенные тарифы и другие барьеры на пути взаимной торговли, для чего необходимо было упорядочить их энергетическую, монетарную, финансовую, внешнеэкономическую и приватизационную политику.

Первой региональной группировкой, объединяющей страны Восточной и Западной Европы, стала "Пентагональ", созданная 1 августа 1990 года по инициативе Италии. В нее также вошли Австрия, Югославия, Венгрия и Чехословакия. После принятия Польши (июль 1991 г.) эту структуру переименовали в "Гексагональ". В рамках 13 проектов сотрудничества преобладали мероприятия в следующих сферах: транспорт, телекоммуникации, энергетика, экология и культура. Затем и "Гексагональ" получила другое название —"Центральноевропейская инициатива". На правах полноправных участников в нее ныне входят Австрия, Венгрия, Италия, Польша, Словакия, Чехия, Словения, Хорватия, Босния-Герцеговина, Македония, а в качестве наблюдателей — Беларусь, Болгария, Румыния, Украина.

Декларация о создании Черноморской зоны экономического сотрудничества (ЧЗЭС, далее — ЧЭС) была подписана в Стамбуле летом 1992 года. Ее участниками стали Болгария, Румыния, Молдавия, Украина, Россия, Грузия, Азербайджан, Армения и Турция. Решением Совета министров иностранных дел этих государств создано восемь рабочих групп — по направлениям сотрудничества, каждую возглавляет одна из стран-участниц.

Главная задача ЧЭС — разработка плана взаимодействия, направленного на укрепление политической стабильности и экономическое развитие, а также на переход группы посткоммунистических стран к рыночной экономике. При этом формат их сотрудничества рассматривается как дополнение к процессу европейской интеграции и предусматривает кооперативные действия в таких сферах, как транспорт, связь, информатика, горнодобывающая промышленность, переработка минерального сырья, энергетика, туризм, сельское хозяйство, обмен торговой и экономической информацией и т.д. Специфика Организации связана с ее ориентацией на неправительственное сотрудничество.

В наиболее сложной ситуации оказались Украина и Беларусь. С одной стороны, Венгрия и Польша взяли на себя обязательства выступить проводниками при вступлении Украины в ЕС, а Польша и в отношении Беларуси. С другой стороны, это патронирование было весьма обременительным грузом для государств-проводников на пути их полномасштабной модернизации, далекой от требований Западной Европы, в том числе от ее политико-правовых и социально-экономических институтов, так как заметно тормозило (на тот период) темпы вступления самих этих стран в ЕС.

Представляется, что именно по этой причине участники ВГ не были заинтересованы в том, чтобы принимать в свой состав Украину. В возникшей ситуации у Киева и Минска появилась вполне объяснимая тяга к экономическому и политическому союзу в рамках постсоветского пространства. В связи с этим перед Украиной возникла альтернативная задача — позиционировать себя на политической карте Европы в качестве независимого государства и полноценного субъекта международных отношений. К сожалению, Запад сдержанно реагирует на намерение Украины вступить в его международные организации, а ЕС и НАТО ограничиваются туманными обещаниями пойти навстречу ее желаниям.

В апреле 1993 года в Киеве был подготовлен проект создания Центрально-Восточноевропейского пространства стабильности и безопасности (ЦВПСБ), которое действовало бы под лозунгом "Безопасность для себя — через безопасность для всех" и выполняло бы функции связи в развитии трансатлантической системы безопасности на пространстве СБСЕ (ОБСЕ) от Ванкувера до Владивостока. К слову, украинские власти рассматривали ЦВПСБ не как новую военно-политическую структуру, в том числе и не как новый Варшавский договор, а как механизм двусторонних и многосторонних консультаций, направленный на разрешение существующих спорных проблем и на то, чтобы не допустить возникновения новых.

С просьбой поддержать эту идею Украина обратилась к Венгрии и Польше, что, однако, вызвало у них весьма сдержанную реакцию. Так, в официальном коммюнике, принятом после завершения украинско-венгерских переговоров (30 апреля 1993 г., Ужгород), отмечалось, что "венгерская сторона выразила готовность сотрудничать с украинской стороной в продвижении и дальнейшей разработке инициативы президента Украины по созданию зоны стабильности и безопасности в Центральной и Восточной Европе. С этой целью в ближайшее время начнутся консультации экспертов".

Украина возлагала большие надежды на одобрение Польшей своего плана, поскольку эта инициатива Киева была близка к идее Леха Валенсы о создании НАТО-бис и ЕЭС-бис. Но к тому времени предложения Валенсы раскритиковали в самой Польше. По-видимому, именно по этой причине в коммюнике, принятом по завершении визита Л. Валенсы в Киев (24—26 мая 1993 г.) было записано: "Стороны будут проводить консультации на уровне соответствующих структурных подразделений министерств иностранных дел для более детального ознакомления и обсуждения инициативы президента Украины о создании зоны стабильности и безопасности в регионе Центральной и Восточной Европы".

Идею Украины по созданию ЦВПСБ поддержал только Зб. Бжезинский, последовательно выступающий за превращение Украины из восточноевропейской страны в центрально-восточную.

Черноморское экономическое сотрудничество — новая модель региональной интеграции

В результате наметившегося международного разделения труда и научно-технического прогресса формируются новые экономические зоны, которые интегрируют производственные и торговые связи приморских государств, и на этой основе дают возможность решать общие экономические проблемы морских бассейнов. В этом плане ЧЭС представляется уникальной организацией, участники которой являются и членами других межгосударственных структур. Перспективы ЧЭС определяются ее отношениями с ЕС, а также выгодным транспортно-коммуникационным положением между макроэкономическими регионами Европы и Евразии.

За 12 лет, прошедших со дня подписания Стамбульской декларации, Организация доказала свою жизнеспособность и ценность для каждой из входящих в ее состав стран. Даже без учета РФ — наиболее крупного по площади и населению члена ЧЭС — территория остальных ее государств составляет 2,1 млн кв. км, население — 177 млн чел., что только в 1,5 и 2,1 раза меньше, чем аналогичные показатели по ЕС до 2004 года (а после расширения Евросоюза они соответственно равны 3,2 млн кв. км и 372 млн чел).

Наряду с параллельной специализацией (почти 50% участников — на туристическом бизнесе и большинство стран объединения — на производстве продукции пищевой промышленности) есть и определенные различия в их экспортном профиле, что позволяет задействовать эффект взаимодополнения национальных экономик.

ЧЭС — единственная международная организация экономического сотрудничества в Черноморском регионе. Она создала диверсифицированную структуру, рабочие группы, комитеты с соответствующими учреждениями и органами. В их числе Парламентская ассамблея, Деловой совет, Черноморский банк торговли и развития (расположен в Греции), Центр черноморских исследований. Кроме того, необходимо отметить, что вошедшие в ЧЭС бывшие республики СССР впервые интегрировались без явного доминирования России.

Наиболее актуальная задача черноморской интеграции — создание свободных портов и аналогичных припортовых экспортно-промышленных зон. За последние годы под руководством генерального секретаря Постоянного международного секретариата ЧЭС Организация сосредоточила внимание на утверждении своих позиций в общей системе международных связей, фокусирует стратегические приоритеты на выборе, разработке и внедрении конкретных проектов, позволяющих предпринимателям улучшить торговые операции за границей, а также на создании в регионе новых типов отношений и нового политического климата.

Траспортно-коммуникационная инфраструктура ЧЭС как фактор региональной интеграции

Необходимо отметить, что общее состояние транспортной инфраструктуры государств-членов Организации еще не соответствует стандартам Евросоюза. Ключевой момент как для ЕС, так и для ЧЭС — качественное улучшение транспортных магистралей между Западной Европой и Черноморским регионом. В этом плане для Украины представляют интерес следующие коридоры: Хельсинки — Петербург — Москва — Киев — Кишинев — Бухарест — Александруполис; ТРАСЕКА (Европа — Кавказ — Азия); Коридор № 7: Дунай.

Черноморский район экономического сотрудничества — крупнейший в Восточной Европе по масштабам развития мирохозяйственной деятельности в области морского транспорта, судостроения и курортно-рекреационного хозяйства. В странах региона созданы крупные портово-промышленные комплексы и узлы. Однако, как отмечали участники состоявшейся в Донецке конференции, одним из узких мест не только для Украины, но и для других стран ЧЭС остается транспортная проблема. По мнению украинских экспертов, Киев унаследовал весьма нерациональную структуру международного грузового сообщения, рассчитанную на перевозки массовых экспортно-импортных грузов (причем главным образом неукраинского происхождения). В связи с ликвидацией монополии на внешнюю торговлю и растущим числом участников внешнеэкономических операций увеличились объемы перевозок небольших партий грузов и сократились перевозки грузов массовых. Однако оказалось, что морские порты, железные дороги и пограничные переходы не готовы к оперативной перевалке этих потоков.

В проектируемый комплекс транспортно-коммуникационной инфраструктуры ЧЭС войдут следующие объекты: международный морской порт, включающий нефтегавань; нефтеперерабатывающий завод; аэропорт; судоразделочная база; сеть предприятий по переработке и предпродажной подготовке грузов; внешние транспортные коммуникации (железная и автомобильная дороги).

Мультинациональный проект "Черноморские культурные маршруты" направлен на создание эффективного механизма интеграции региональных систем культурных ценностей, объединенных туристической и транспортной инфраструктурами, как весьма важного фактора регионального развития, а также на выявление потенциальных ресурсов сохранения территориальной уникальности, развитие культурного туризма на всех уровнях, в конечном счете — на строительство в странах-участницах открытых демократических обществ.

Еще один из положительных аспектов сотрудничества — увеличение товарооборота стран участниц, развитие совместного предпринимательства, инвестиционной деятельности и т.д. Так, с 1995 по 2003 год прямые инвестиции России в экономику Украины увеличились с 19,1 млн долл. до 322,6 млн долл.; Турции — с 2,3 млн долл. до 38,1 млн долл. Однако следует отметить, что международная черноморская экономическая интеграция, то есть реальная интернационализация производства в региональном масштабе пока еще сформирована не полностью и не прошла необходимых ступеней своего развития: зону свободной торговли, таможенный союз, общий рынок, экономический и политический союзы. По нашему мнению, основная тому причина — желание Украины и других причерноморских стран войти в ЕС, форсируя необходимый для адаптации национальных экономик этап региональной интеграции.

После с 1 мая 2004 года ситуация изменилась. Евросоюз значительно расширился, однако ни одна из стран причерноморского содружества в него не вошла. Перспектива вступить в эту структуру есть лишь у Болгарии и Румынии (но не ранее 2007 г.). Так что сегодня актуальной становится другая задача — углубление интеграции национальных экономик в мировое хозяйство и использование международного разделения труда в рамках черноморского бассейна.

Активизация интеграционных процессов между этими странами ныне чрезвычайно важна для всех государств ЧЭС, так как вступление в Евросоюз Венгрии, Словакии, Словении, Чехии, Польши, Эстонии, Латвии, Литвы, Мальты и Кипра радикально переориентировало традиционные рынки сбыта продукции в этих странах; в них теперь вводятся европейские стандарты качества, что резко снижает конкурентоспособность товаров стран Причерноморья, уменьшая их доходы от внешней торговли (только для Украины эта сумма превышает 300 млн долл. в год). Как следствие, наиболее приемлемым вариантом для Украины стала активизация интеграционных процессов со странами черноморской группировки, а также с государствами, входящими в ЕЭП (единое экономическое пространство России, Украины, Беларуси, Казахстана) и ГУУАМ (Грузия, Украина, Узбекистан, Азербайджан, Молдова).

Важнейшие задачи официального Киева на этом направлении таковы:

  • всестороннее обеспечение благоприятных условий для выхода стран-членов ЧЭС на мировые рынки, поддержка отечественных экспортеров, разработчиков импортозамещающих товаров и создателей конкурентоспособной продукции;

  • создание эффективной банковской и кредитной систем, гарантирование прав владельцев валютных средств и свободного (в рамках закона) их использования;

  • формирование инфраструктуры внешней торговли и новой системы ее информационного обеспечения; гибкая импортная политика (тарифное регулирование, механизм ограничения импорта, объемы и перечень товарной номенклатуры критического импорта, перечень импортозамещающей продукции);

  • приоритетное развитие экспортного потенциала на базе отечественного сырья с использованием новейших технологий производства и упаковки, обеспечивающих конкурентоспособность такой продукции на мировых рынках;

  • содействие развитию малых предприятий по производству товаров из местного сырья и содействие их выходу на внешние рынки;

  • стимулирование "внутреннего экспорта" (реализация туристам и другим категориям иностранцев товаров достаточно насыщенного внутреннего рынка с обеспечением облегченного режима пересечения этими товарами таможенных границ);

  • разработка механизма контроля над экспортом услуг, особенно экспорта рабочей силы в соседние страны;

  • совершенствование системы государственного регулирования внешней торговли (нормативно-правовая база, приведенная в соответствие с международными правилами и стандартами, ограниченный протекционизм);

  • интенсификация усилий и реализация мер, обеспечивающих обретение Украиной и другими странами ЧЭС статуса члена ГАТТ/ВТО (получение доступа на мировые рынки товаров, работ, услуг, гарантия защиты своих интересов на этих рынках), а также способствующих притоку зарубежных инвестиций;

  • реализация режимов свободной торговли со странами СНГ и ЧЭС;

  • дальнейшее расширение торгово-экономических связей со странами Балтии и Северного союза (создание свободной экономической зоны, простирающейся от Балтийского до Черного моря);

  • развитие торговли с ЕС (расширение доступа украинских товаров на европейские рынки, в частности ядерных материалов, текстиля, минеральных удобрений, металлургической и сельскохозяйственной продукции);

  • использование возможности получения новых технологий и капиталовложений из государств "большой семерки".

Еще одно важное направление — реализация трансграничной формы экономической интеграции. Она будет эффективна, во-первых, при формировании и дальнейшем функционировании Еврорегионов, ЧЭС, СНГ. При этом необходимо учитывать, что треть объема экспорта услуг формируется в приграничных зонах, которые к тому же пользуются приоритетом в размещении капитала иностранными инвесторами. Во-вторых, ее эффективность зависит от выбора формы организации ЧЭС, СНГ, Еврорегионов. Наличие единого экономического пространства на расширенной территории повысит ее привлекательность для инвесторов, позволит решать задачи взаимного обмена информацией, комплексного развития, согласования планов, экологической безопасности. В-третьих, ее результативность зависит от выбора приоритетных направлений трансграничного сотрудничества, а именно — при организации и координации действий, направленных на поддержку связей в сфере экономики, науки, экологии, культуры и образования, а также при налаживании контактов с международными организациями и институтами.

Углубление и интенсификация интеграционных процессов стран Каспийско-Черноморского региона в контексте глобализации мировой экономики

Решающим для будущего ЧЭС станет оптимальная степень координации ее деятельности с процессами европейской интеграции, что в практическом плане определяется возможностями наладить диалог с ЕС и его институтами. Как черноморская держава и одна из инициаторов создания ЧЭС, Украина намерена укреплять и приумножать консолидирующий потенциал Организации.

Деловые связи вдоль всех своих государственных рубежей развивает Болгария. Первым регионом трансграничного сотрудничества (РТГС) с ее участием был Места-Нестос, созданный при поддержке программ ФАР-ТГС и Интеррег на греко-болгарской границе. В 2000 году соответствующее соглашение подписали Ассоциация родопских общин (Болгария) и Ассоциация пограничного района Дельта-Родопы (Греция). Ряд РТГС Болгария создала с Румынией. В их числе — "Данубиус" (между Гюргево и Русе), "Дунай-Исток" (с болгарской стороны области Добрич и Силистра, с румынской — округа Кэлэраши, Констанца и Яломица) и т.д. Этот процесс финансируется, прежде всего, по линии предприсоедительных фондов ЕС. Причем последние блокируют возможность сотрудничать со странами, которые не являются кандидатами на вступление в Евросоюз или не включены в список на присоединение к нему. Поэтому средства для реализации совместных проектов местные власти таких стран ЧЭС вынуждены искать в Черноморском банке торговли и развития, а также в других финансовых институтах и программах.

И все же, несмотря на эти трудности, первые результаты трансграничного сотрудничества между местными властями весьма оптимистичны. Они свидетельствуют, что межгосударственные границы в данном регионе все меньше рассматриваются как символы разделения, а все больше превращаются в зону взаимовыгодных связей. Выделяются и основные направления деятельности ЧЭС:

  • развитие региональной торговли и инвестирования;

  • сотрудничество в сфере транспорта, энергетики, туризма, защиты окружающей среды;

  • налаживание контактов с другими международными организациями и региональными институтами;

  • укрепление стабильности и безопасности в регионе.

По мнению болгарских, сербских и греческих экспертов, участвовавших в работе конференции, состоявшейся в Донецке, перспективное направление регионального сотрудничества — более тесное взаимодействие стран Причерноморья и Средиземноморья. Оно могло бы охватить всю южную периферию континента и содействовать дальнейшему продвижению идеи объединенной Европы. Стратегические задачи Организации на средне- и долгосрочную перспективу таковы:

1. Усиление взаимосвязи развития регионального сотрудничества с процессами общеевропейской интеграции, что должно осуществляться по нескольким направлениям: налаживание политического диалога с Евросоюзом; институционализация взаимоотношений за счет предоставления странам-членам ЕС (возможно, и Европейской комиссии) статуса наблюдателя в ЧЭС; сотрудничество с Европейской комиссией в аспекте разработки и реализации конкретных проектов, прежде всего в сфере транспорта, энергетики, защиты окружающей среды, борьбы с организованной преступностью.

2. Увеличение роли ЧЭС в содействии экономической трансформации в странах с переходной экономикой. Для этого целесообразно наладить связи с международными финансовыми институтами, прежде всего с Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР), с целью усилить их влияние на экономическое развитие и на процессы структурных реформ в государствах-членах Организации.

Вместе с тем следует отметить, что наряду с данным вектором интеграции необходимо углубленно исследовать вопросы, связанные с участием Украины в интеграционных объединениях, членом которых она уже является, в частности в ГУУАМ. В рамках этой структуры, по мнению украинских экспертов, весьма перспективен проект по оптимизации транспортно-коммуникационного коридора, который соединит нефтегазовый шельф Каспия с европейскими рынками углеводородного сырья.

Еще одна важная задача регионального сотрудничества стран ЧЭС — расширение экспортной базы, ориентированной на рынки соседних государств, налаживание с ними производственно-кооперационных и научно-технических связей. Более того, для более эффективного участия Украины в региональном сотрудничестве необходимо создать соответствующую инфраструктуру его экономического и нормативно-правового обеспечения. К сожалению, на развитии экономических связей между странами Каспийско-Черноморского региона сказались не только изменения условий торговли на постсоветском пространстве, но и не всегда благоприятная общехозяйственная конъюнктура других стран ЧЭС, при которой региональная торговля не приобрела должного значения ни для одной из них. Последним обстоятельством объясняется то, что объем внешней торговли (товарами, услугами и т.д.) Украины с другими странами ЧЭС постепенно снижается.

Несмотря на различия в организации внешнеэкономической деятельности стран-участниц ЧЭС согласование их экспортно-импортной политики может обеспечить определенный баланс интересов в рамках основных приоритетов. (А в перспективе, это возможно и для государств ГУУАМ.) Но делать это в формате одной только группы государств, входящих в Организацию, достаточно проблематично, так как функции регулирования внешней торговли все они реализуют на разных уровнях: на национальном — Албания, Болгария, Румыния, Турция, Украина; на наднациональном — Греция (как член ЕС). Кроме того, для стран ЧЭС характерны различные масштабы, сроки и глубина участия в ВТО. В этом плане следует обратиться к мировой практике. Ведь в мире накоплен значительный арсенал средств, позволяющих вкладывать капиталы, передавать ноу-хау и технологии. Использование этого опыта поможет формированию нового рынка Каспийско-Черноморского региона, развитие которого обеспечит выход его государств на азиатские, европейские и другие мировые рынки.

Очевидно и то, что торговые связи необходимо развивать не только между ЕС и ЧЭС, но и в самом Каспийско-Черноморском регионе, что позволит быстрее интегрировать его национальные экономики в глобальную мировую систему. В дальнейшем целесообразно создать зоны свободной торговли и свободной промышленности, которые позволят расширить торговые взаимосвязи внутри региона. Кроме того, развитию торговли будут способствовать и стабилизация национальных экономик, рост конкурентоспособности предприятий, увеличение доходов населения, что является базой для финансового и экономического роста.

Сегодня разрабатывается план по созданию зоны свободной торговли в рамках ЧЭС, рассчитанный до 2010 года. Его реализация позволит оживить экономическое сотрудничество и развитие торговли как внутри региона, так и с другими странами мира. В этом направлении действий будет предусмотрена возможность консультаций с Европейской комиссией, использование рекомендаций, опыта и знаний ее представителей. Однако эта зона может быть создана только при взаимодействии с ЕС и с учетом уже достигнутых между странами-участницами обеих структур двусторонних соглашений. Например, Греция входит в ЕС и обязана придерживаться его унифицированной внешней политики, а Центральноевропейские страны ЧЭС (Румыния и Болгария) — ассоциированные члены Евросоюза. Что касается стран СНГ, то они имеют с ЕС соглашения о партнерстве и сотрудничестве.

Как отмечали болгарские участники конференции, в период массовой приватизации в этой стране проведены структурные преобразования фондового рынка, вследствие чего некоторые приватизационные фонды были элиминированы, другие слились, третьи перевели ресурсы капитала массовой приватизации новым инвесторам. Ныне этот рынок ожидает появления первого изначально публичного общества, которое не связано с массовой приватизацией. Недоверие к фондовому рынку не стимулирует предпринимателей искать средства у мелких инвесторов. Такие средства трудно канализируются с помощью биржевого механизма. В самое ближайшее время ожидается новый толчок, способный стимулировать развитие фондового рынка, так как нынешнее правительство Болгарии (с момента его прихода во власть) декларировало, что намерено продолжать приватизировать (и вместе с тем переструктурировать) самые большие государственные предприятия, которые действуют в качестве монополистов.

Развитие фондовых рынков позволит болгарской экономике интегрироваться в Европу естественным путем, поскольку успешное функционирование таких рынков — показатель работающей экономики, адекватно отвечающей на вызовы высокоразвитой рыночной среды объединенной Европы. По утверждению сербских экспертов, аналогичные процессы происходят и в странах бывшей Югославии.

Для переходных экономик и развивающихся рынков государств Юго-Восточной Европы и Каспийско-Черноморского региона (ЧЭС и ГУУАМ) характерно участие в проектах, финансируемых международными организациями и программами для решения актуальных и перспективных вопросов. Важную роль в этом плане играют информационные и коммуникационные технологии. Они создают электронную среду, позволяющую национальным информационно-аналитическим группам работать над совместными проектами, которые имеют важнейшее политико-правовое, экономическое, социальное, экологическое, образовательное, культурное и научное значение для региона.

Капиталовложения в Каспийско-Черноморский регион поступают из многих стран, заинтересованных в торгово-экономическом сотрудничестве. Однако ведущую роль в возрастании объемов прямых иностранных инвестиций в странах региона играют инвесторы из государств Западной Европы, в частности из стран ЕС. Так, на последние приходятся 2/3 прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в Болгарию, 50% — в Румынию, 60% — в Турцию, 42,7% — в РФ. Причем наиболее выгодно вкладывать средства в торговлю, транспорт, туризм. Например, в сфере туризма сосредоточено 25% ПИИ в Албании, Болгарии, Турции и Румынии.

Активность проявляют и внутрирегиональные инвесторы. Например, турецкие компании вкладывают средства в Румынию и занимают третье место среди инвесторов ЧЭС в Россию, Украину и Болгарию. Компании РФ входят в число крупнейших инвесторов в Молдове и Украине. Болгарские фирмы занимают третье место среди инвесторов в Румынии, четвертое — в России и Молдове.

Черноморское экономическое сотрудничество — прежде всего реальные проекты стран региона. Перечень отраслей, в которых они уже подготовлены, доказывает жизнеспособность установившихся связей, а также необходимость искать новые пути кооперации стран-участниц Организации, в первую очередь в таких сферах, как энергетика, транспорт, связь, экология.

Стремление открыть национальные экономики для регионального сотрудничества ни в коей мере не противоречит намерениям этих государств усилить защиту своих экономических интересов, о чем свидетельствует не только опыт США, Японии, Германии, но и других развитых стран, продолжающих укреплять торгово-экономические связи. Это целесообразно учитывать и государствам Юго-Восточной Европы, интегрирующимся в формате ЧЭС, а также членам ГУУАМ.

Исследование экспортной политики Украины в ее отношениях с другими странами ЧЭС позволяет определить множество нерешенных вопросов в этой сфере. Так, несмотря на реальные меры, предпринятые украинским правительством, прослеживается тенденция к ослаблению сотрудничества с некоторыми государствами данной зоны. Для устранения отмеченных недостатков всем странам-партнерам по ЧЭС необходимо критически проанализировать нынешнее состояние их взаимоотношений и начать поиск новых, более эффективных методов влияния на развитие внешнеэкономических связей и интеграционных процессов на региональном уровне. Это позволит сбалансировать национальные и внутрирегиональные стратегические проблемы, свойственные каждой из стран, и найти адекватное место в мировой экономике.

Участие России в ЧЭС иллюстрирует ее стремление развивать активные торгово-экономические отношения со своими южными соседями, с которыми к тому же у нее есть и традиционные связи. Однако не только РФ рассматривает государства данного региона в качестве своих важных партнеров, но и они видят в ней страну, на которую приходится значительная часть их внешнеэкономического сотрудничества. Например, в торговле с этими странами у России сложилось положительное сальдо (в 2002 г. оно составило 11,6% — в экспорте и 10,3% — в импорте), однако в основном за счет энергоносителей. Важно и то, что к сотрудничеству с ЧЭС проявляет интерес ряд европейских и средиземноморских стран. Так, статус наблюдателей в этой структуре имеют Австрия, Польша, Словакия, Франция, Тунис и Конференция европейской энергетической хартии.

Потенциал ЧЭС позволяет Организации участвовать в выработке решений насущных вопросов общеевропейского и мирового масштаба, практически обеспечивая ускорение интеграционных процессов в экономике.

Как мы уже отмечали, большое значение в ЧЭС имеет сотрудничество в сфере транспорта, в том числе развитие новых направлений транспортных магистралей. К приоритетным проектам относится коридор Европа — Кавказ — Азия (ТРАСЕКА), создание челночного паромного сообщения на Черном море, строительство нефте- и газопроводов Новороссийск — Бургас — Александруполис, участки Баку — Батуми и Баку — Супса, а также реализация других транспортно-коммуникационных проектов между Азией и Европой.

Предварительные итоги

По мнению всех участников конференции, модель ЧЭС и система органов, связанных с этой организацией, — перспективный механизм нахождения баланса общих интересов в регионе, гармонично вписывающийся в современную систему общеевропейского сотрудничества и в интеграционные процессы на континенте. Для адекватной реализации потенциала этой структуры необходимо и впредь развивать контакты с ООН и ее специализированными институтами, в частности с Всемирным банком, а также с ЕС. Вместе с тем целесообразно укреплять связи и с другими региональными структурами, в том числе с Организацией экономического сотрудничества Центральноазиатских государств, участниками которой являются члены ЧЭС Азербайджан и Турция, а две страны ОЦАЭС (Иран и Узбекистан) обратились в ЧЭС с просьбой предоставить им статус ее полноформатных участников.

Для России более активное участие в деятельности ЧЭС может способствовать расширению ее сотрудничества со всеми черноморскими странами. В этом контексте принципиальная позиция РФ как черноморской державы органично основана на ее стремлении к укреплению добрососедских отношений и стабильности в данном регионе и на создании здесь благоприятных условий для торгового и экономического сотрудничества.

Рабочие выводы

Подводя итоги выступлений участников прошедшей конференции, следует отметить, что цель функционирования межрегиональных корпоративных проектов — достижение устойчивого мира, стабильности и экономического сотрудничества на основе межправительственных связей и взаимодействия с международными и региональными системами. По масштабам развития мирохозяйственной деятельности Черноморско-Каспийская зона экономического сотрудничества — крупнейшая в Восточной Европе. При этом основная задача ЧЭС и ГУУАМ — улучшение экономического и интеграционного процессов, а также торговых отношений между странами, входящими в данные региональные сообщества. К первоочередным задачам ЧЭС и ГУУАМ относятся и создание единых (или взаимозависимых) транспортных, коммуникационных и энергетических систем, которые, в свою очередь, будут способствовать развитию сотрудничества в сфере промышленности, торговли, туризма, экологии, ускорят интеграционные процессы в регионе.

Решающим для будущего ЧЭС и ГУУАМ станет степень координации их деятельности с процессами европейской интеграции, что в практическом плане определяется возможностями инициировать двусторонний диалог с Европейским союзом и его институтами. Как черноморская держава и одна из стран инициаторов создания ЧЭС и ГУУАМ Украина намерена укреплять и приумножать консолидирующий потенциал этих структур.

Опыт, накопленный в данной сфере, позволяет сделать следующие выводы. Во-первых, необходимо разграничить и систематизировать направления и измерения, в которых информационные технологии могут содействовать региональному сотрудничеству. Во-вторых, следует определить, какие стратегии, платформы и решения новых информационных технологий (в том числе и электронных) стимулируют региональное экономическое сотрудничество и повышают его эффективность. В-третьих, целесообразно обозначить новые горизонты информационных технологий и регионального сотрудничества в области образования и науки.

Мы уже отмечали, что страны-участницы ЧЭС и ГУУАМ ныне представляют регион с населением более 300 миллионов человек и огромную, географически разнообразную территорию со значительными природными ресурсами. Некоторые государства Черноморско-Каспийского региона к тому же владеют исключительным агропромышленным потенциалом, передовыми технологиями и довольно квалифицированными кадрами. В последние годы Черное и Каспийское моря приобретают особый статус с точки зрения повышения их транспортно-коммуникационной значимости, богатства естественных ресурсов, а также потенциальных возможностей туристической индустрии и рекреационных зон.


1 Автор благодарит сотрудников кафедры международной экономики экономического факультета Донецкого национального университета во главе с доктором экономических наук профессором Ю.В. Макогоном, любезно предоставивших материалы, которые легли в основу настоящего обзора. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
  •  Курс евро  Мониторинг законодательства. Свободный доступ к информации. select.by
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL