КРЫМСКИЕ ТАТАРЫ НА ИСТОРИЧЕСКОЙ РОДИНЕ. КОНФЛИКТ ИЛИ СТАБИЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ РУССКИМИ ЖИТЕЛЯМИ ПОЛУОСТРОВА И УКРАИНЦАМИ1? ПРИЧИНЫ СЛОЖИВШЕЙСЯ СИТУАЦИИ

Исмаил АЙДЫНГЮН


Исмаил Айдынгюн, кандидат политических наук, специалист в области государственного управления, преподаватель, сотрудник кафедры политических наук и международных отношений Университета Башкент (Анкара, Турция)


В настоящей статье, посвященной проблеме крымских татар, мы покажем, как стратегическое значение региона влияет на судьбу этнических групп, проживающих на его территории, каким образом это влияние влечет за собой существенное нарушение прав человека и в некоторых случаях даже переселение представителей этносов. Мы также уделим внимание той роли, которую меньшинства играют в межнациональных отношениях, проанализируем значение политического давления мирового сообщества, в том числе и международных организаций на решение вопроса о восстановлении в правах жертв нарушения прав человека.

На протяжении многих столетий Крым был территорией, где бок о бок жили представители совершенно разных культур, включая и крымских татар. По нашему мнению, последние — этнически разнородная группа, появившаяся в результате объединения татарских племен Золотой Орды и других этносов, которые в свое время жили на полуострове. По конфессиональной принадлежности крымские татары — тюрко-говорящие мусульмане-сунниты ханафитского толка, а их этническая идентичность как самостоятельной группы сформировалась в XIV—XV веках2.

В 1944 году сталинский режим депортировал их в Среднюю Азию и Сибирь. И лишь через 45 лет этот народ получил право вернуться на родину. Такое решение в 1989 году принял Верховный Совет СССР, после чего началось массовое переселение татар на территорию Крыма, несмотря на сопротивление местных властей. Уже свыше 15 лет этот процесс сопровождается, мягко говоря, непростой этнической ситуацией, экономическим и геополитическим кризисом, многочисленными проблемами с жильем и трудоустройством. Распад Советского Союза не только не ускорил, а наоборот, обострил реабилитацию, что было вызвано изменением политической и правовой систем, а также статуса Российской Федерации. Тем не менее, несмотря на все эти трудности, борьба крымских татар за построение новой жизни на исторической родине продолжается, и для осуществления полной реабилитации они надеются на финансовую и политическую поддержку со стороны международных организаций.

В 1991 году был принят закон, согласно которому лица, проживавшие на территории Украины по 1 ноября 1991 года, автоматически получали украинское гражданство. Однако приехавшие после указанной даты лишь через пять лет со дня прибытия могут подать документы на рассмотрение вопроса о гражданстве. Фактически этот закон лишал большую часть крымских татар гражданских прав, в одночасье отобрав у них основные права человека, включая политические, экономические, а также права в сфере культуры. Наличие же такой ситуации не только создает новые источники напряженности на полуострове, но и закладывает фундамент для их возникновения в будущем.

Изменение статуса и этнической структуры Крыма

Благодаря своему географическому положению Крым всегда имел большое политическое, стратегическое, военное и экономическое значение. На протяжении многих веков его удобно расположенная территория (у берегов центральной части Черного моря) обуславливала прекрасную возможность для захвата черноморских проливов, чем и привлекала желающих ухватить столь лакомый "кусочек". Со многих точек зрения полуостров был важен и для имперских сил, правивших на этих землях, и для населявших его народов. Краткий экскурс в политическую историю Крыма позволит лучше понять причины нынешних проблем, связанных со статусом полуострова и притязаниями на него.

Досоветский период в его жизни можно разделить на три части: независимое крымско-татарское государство, вассал Турции, присоединение к России. В XIV веке на данной территории расселились монголо-татарские племена Золотой Орды, а в середине XV вместе с коренным населением они создали Крымское ханство. С 1475 по 1774 оно находилось под протекторатом Османской империи, для которой служило политической и экономической опорой, а также обеспечивало ее безопасность. После того как был подписан Кючук-Кайнарджийский договор о мире, символизировавший завершение русско-турецкой войны 1768—1774 годов, Османская империя признала независимость этого ханства, несмотря на то что де-факто полуостров все-таки оставался под ее протекторатом. Причем в то время крымские татары составляли более 80% населения данной территории.

В 1783 году Крым был присоединен к Российской империи, после чего на полуострове начались значительные демографические и политические сдвиги3, в частности был взят курс на его жесткую славянизацию. Дискриминационная политика, направленная против крымских татар, и растущая нищета вызвали массовую миграцию, в основном в Османскую империю, особенно после Крымской войны (1853—1856)4, в результате чего их численность снизилась с 83% в 1783 году до 34% в 1897-м. В 1939-м они составляли лишь 25% населения полуострова, а в 1944 году, как мы уже отмечали, их депортировали, причем всех без исключения. За тот же период доля русских увеличилась с 5,7% до 50% достигнув в 1989 году 67%5. В 1993 году русские составляли 57,3% местного населения, украинцы — 25,8%, крымские татары — 11,7%. Однако, как точно заметил Дж. Даусон6, со временем эти показатели менялись с такой быстротой, что последний статистический отчет не отражает весь спектр этнической ситуации Крыма.

В мае 1917 года, после Февральской революции в России, крымско-татарские националисты провозгласили Крымско-татарскую демократическую республику, которая продержалась всего ничего (большевики ликвидировали ее в феврале 1918 г.)7. Позже, в 1921 году, коммунистическое руководство признало создание Крымской автономной советской социалистической республики со столицей в Симферополе. Это был своеобразный жест доброй воли по отношению к народу, подавленному царским режимом. Однако под предлогом малочисленности крымских татар на территории полуострова слово "татарская" в название этой республики не вошло. И хотя крымские татары имели возможность занимать в ней высокие административные посты, а их язык получил официальный статус, этот период относительной свободы продолжался недолго. В конце 1920-х годов Советский Союз начал деформироваться в еще боле тоталитарное государство, в 1930-х началась чистка в среде крымско-татарской интеллигенции, завершившаяся в 1944-м депортацией всего народа. В 1945 году Крымскую автономную республику ликвидировали, в 1946-м на этой территории образовали Крымскую область, которую в 1954 году передали "в подарок" Украине, что было сделано в честь 300-летия ее объединения с Россией8.

Тем не менее, несмотря на этот факт, со времени завоевания полуострова (1783 г.) и до развала Советского Союза Крым находился под властью России. Лишь после исчезновения СССР он стал частью независимой Украины, что вызвало среди русского населения, длительное время доминирующего в регионе, чувство неопределенности, которое еще более обострилось с возвращением крымских татар из ссылки. Многие русские (как проживающие на полуострове, так и непосредственно на территории России) убеждены, что Крым — часть Российской Федерации, а его передача Украине — дело временное. Все они верят, что наступят времена, когда он вновь станет российским. В 1992 году депутат Государственной Думы РФ Н. Павлов, прибывший с визитом на полуостров, открыто заявил корреспонденту "Литературной России": "Крым никогда не был украинским и никогда им не будет. Он был и остается российским"9. Однако крымские татары парировали этот вызов следующим заявлением: "Аннексия Крыма Россией в 1783 году — акт незаконный!". Они убеждены, что любые притязания России в отношении этой территории необоснованны.

Автономия Крыма была восстановлена в январе 1991 года после соответствующего референдума, в результате совместного решения ряда тактических вопросов правительством Украины и Коммунистической партией Крыма10. (Это произошло еще до распада СССР.) А 24 августа 1991 года Верховный Совет УССР провозгласил независимость Украины, и вскоре после того был создан Национальный парламент крымских татар (Меджлис). В его состав вошли 33 депутата, представлявшие все население полуострова, председателем Меджлиса был избран Мустафа Джемиль-оглы (Джемилев).

После провозглашения Украины суверенным государством стала очевидной оппозиция российских общин полуострова официальному Киеву: лишь незначительное количество русских крымчан поддержало референдум по этому вопросу, проведенный в декабре 1991 года. А в городах и областях Украины за независимость проголосовали от 80 до 90% населения. (В Крымской АССР и в Севастополе доля проголосовавших в поддержку независимости была гораздо ниже, соответственно 54,19 и 57,07%11.)

Несмотря на то что в мае 1992 года Верховный совет Крыма провозгласил независимость полуострова и принял конституцию, содержащую значительную уступку Украине (положение о том, что полуостров является ее составной частью), реакция официального Киева была отрицательной: он объявил этот акт неконституционным и потребовал его аннулировать. Таким образом, вместо независимости Крым получил от Украины большую автономию, а положения его конституции и законов были приведены в соответствие со статьями аналогичных украинских правовых документов12. Но автономия полуострова не повлияла на его восприятие русскими, которые ассоциировали Крым с русским языком, с российской историей и культурой. К тому же Москва не прекратила территориальные и политические притязания на Крым, особенно на Севастополь. Выступления на эту тему можно было услышать от представителей разных российских объединений. А в 1992 году даже президент РФ Б. Ельцин заявил, что наиболее важные проблемы, которые необходимо решить России и Украине, — вопросы границ и Крымского полуострова13. В том же году несколько российских депутатов подняли в парламенте крымский вопрос и потребовали пересмотреть статус Севастополя, ссылаясь при этом на указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 1948 года, по которому этот город становился самостоятельной административной и экономической единицей, что означало, по мнению этих депутатов, его автоматический выход из-под юрисдикции Крыма (следовательно, и Украины), поскольку указ был принят до передачи полуострова Украине. Затем последовала эмоциональная реакция известного российского депутата националистического толка Сергея Бабурина, который в 1993 году вновь потребовал поднять крымский вопрос и включить его в повестку дня работы Государственной Думы РФ. По его мнению, конституционный суверенитет г. Севастополя послужит хорошим примером для дальнейшего выдвижения Россией своих претензий на территорию Крыма14. Только вмешательство Организации Объединенных Наций помогло урегулировать этот конфликт: Совет Безопасности ООН подверг критике притязания РФ на Севастополь, охарактеризовав их как нарушение международных соглашений.

С другой стороны, особенно в 1991—1995 годы, в Крыму завоевывали популярность сепаратистские тенденции русских общин под руководством первого и последнего президента Республики Крым Юрия Мешкова. Однако этот политический деятель быстро сошел со сцены. В те годы на полуострове заметно выросла этническая напряженность, что обуславливалось двумя факторами: непростыми отношениями между местными русскими и украинцами, а также их общей неготовностью принять возвращение крымских татар.

На сепаратистские тенденции тамошнего политического блока "Россия" официальный Киев отреагировал однозначно: конституция Крыма и президентское правление на его территории были отменены15. В 1996 году произошло самое значительное (в этом контексте) событие: Верховная рада Украины приняла новую конституцию государства, которая закрепляла власть и контроль над полуостровом президента Украины. К тому же новый Основной закон страны предусматривал, что любые исполнительные и законодательные акты, принятые в Крыму, должны быть приведены в соответствие с конституцией Украины, а ее президент имеет право приостановить введение в действие любого акта, принятого на территории полуострова16.

Депортация 1944 года с точки зрения прав человека17

Основной причиной депортации крымских татар в 1944 году стало их обвинение в так называемом "сотрудничестве с немцами во время Второй мировой войны". Целую нацию назвали приспешницей фашистских оккупантов, что послужило предлогом для зачисток на полуострове и его "избавления" от татар-мусульман, которые якобы на протяжении многих веков стремились отобрать у русских власть, поддерживая тесную связь с Османской империей, а затем с Турцией. После свершившейся депортации советское правительство начало призывать русских переселяться в Крым. И хотя впоследствии на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 1967 года все обвинения в сотрудничестве с немцами были с крымских татар сняты, их возвращение на родину стало возможным лишь в 1989-м, после того как Президиум Верховного Совета СССР еще раз принял решение по этому вопросу.

Большинство русских и украинцев Крыма, которым мы задавали вопрос об их отношении к депортации 1944 года, отвечали однозначно: это было несправедливое решение. Некоторые из них подчеркивали, что из-за небольшого числа виновных в сотрудничестве с немцами пострадала вся нация. А двое русских, бывших очевидцами этой акции, сказали следующее:

"Конечно, я не одобряю депортацию крымских татар в Среднюю Азию. Это было несправедливо. Но некоторые из них это заслужили... но, конечно, по отношению ко всем крымским татарам это было несправедливо и жестоко".

"Не могу сказать, было ли решение о депортации правильным или нет. Я был слишком молод. В то время, может быть, это и было необходимо сделать, но причем тут вся нация".

А вот что сказала молодая русская девушка:

"Я думаю, не надо было депортировать этот народ. Ведь Крым его родина. Это было несправедливо. Каждый человек должен жить на своей земле".

Еще одно мнение этнического русского:

"Когда в 1976 году я переехал в Крым, крымских татар называли предателями. Кстати, в то время шли споры по поводу прощения украинцев, сотрудничавших с фашистами. Говорили, что они поступали так ради своей страны и боролись за идеалы Украины. Может быть, и крымские татары становились на сторону немцев по той же причине. Поэтому их и депортировали в Среднюю Азию. Хотелось бы, чтобы этого не было, ведь пострадали многие невинные люди. Любая депортация несправедлива и в корне неверна. В результате она повлекла за собой все те беды, которые мы сейчас имеем".

Ужасающий факт привел украинец, с которым мы беседовали:

"Мы много не распространяемся на эту тему, но могу сказать, что в некоторых областях Украины немцев встречали хлебом-солью18. В западной Украине многие были против Советов... Если так рассуждать, то тогда должны были депортировать всех западных украинцев".

Все эти ответы свидетельствуют, что к любой депортации (в том числе и к сталинской) опрошенные относятся как к абсолютно бесчеловечному политическому решению. Постоянно поступающие новые факты о длительной и трагической депортации крымских татар, об их жизни в ссылке дают право говорить о не вызывающей сомнения легитимности предъявляемых ими требований относительно реабилитации в глазах русских и украинцев. А многие люди прекрасно осознают, что это необходимый шаг, который Украина должна сделать на пути интеграции в Европу в качестве демократической и независимой страны.

Мы хотели бы еще раз обратить внимание на то, о чем рассказывали русские и украинцы в беседе с нами: во время Второй мировой войны некоторые украинцы, как отмечали наши респонденты, сотрудничали с немцами, однако депортированы были только крымские татары. Следовательно, чтобы объяснить действительные мотивы их принудительного переселения (наряду с обвинениями в сотрудничестве с немцами), необходимо учитывать и другие факторы. Конечно, одна из главных причин — стратегическое положение полуострова. В связи с этим Россия стремилась к его славянизации, поскольку он представлял огромную значимость с военной, политической и экономической точек зрения. Мы уже отмечали, что на протяжении многих веков большинство империй, жаждущих взять под свой контроль черноморские проливы, стремились захватить полуостров. А в советское время Крым сохранял свое стратегическое значение главным образом благодаря Черноморскому военному флоту. Естественно, проживание в столь стратегически важном регионе общины, которая вышла из доверия, не приветствовалось. Кроме того, можно предположить, что руководство Советскоего Союза всегда стремилось ослабить связи Крыма с Турцией, которая воспринималась как потенциальный враг. Поэтому еще одной причиной депортации можно считать географическую и культурную близость крымских татар к Турции.

О нынешнем значении полуострова: символическое оно или стратегическое?

В годы СССР стратегическое значение Крыма связывалось в основном с военной сферой и с Черноморским флотом, который, с одной стороны, олицетворял военную мощь Советского Союза на Черном море, с другой — был традиционным военно-морским символом Великой Руси и СССР. Кроме того, еще с царских времен эта территория, особенно ее прибрежная часть, считается одним из самых замечательных курортов. Другими словами, полуостров был символом растущей мощи и богатства России19, а благодаря своему стратегическому и символическому значению он всегда воспринимался русскими как ее составная часть. Это во многом объясняет то, что Крым все еще остается камнем преткновения в отношениях между Киевом и Москвой.

После распада Советского Союза Россия потеряла свой суверенитет на большей части черноморского побережья, а потеря доступа к его незамерзающим портам и баз своего ВМФ — стратегический урон для нее, что во многом и обусловило значительное снижение регионального и мирового влияния РФ. Мощный Черноморский флот, долгое время стоявший на страже южных рубежей России, ныне находится в весьма плачевном состоянии, абсолютно потерял свое стратегическое значение, превратился лишь в инструмент контроля над Украиной и ее морской торговлей. Было бы вполне логично предположить, что сегодняшние ограниченные возможности этого флота позволят Москве и Киеву договориться о судьбе его старых кораблей и личного состава. Однако до прагматического решения проблемы еще очень далеко, и Черноморский флот пока остается яблоком раздора между Украиной и Россией20. Склоняясь больше к символическому значению полуострова, большинство русских считают Крым и дислоцированный на его базах флот частью своей страны. Они не приемлют сегодняшний статус Крыма и убеждены, что в один прекрасный день он опять перейдет к РФ. Впрочем, для многих россиян эти два понятия (Крым и Черноморский флот) и ныне олицетворяют царский режим. Украинцы же, не привязанные к Крыму так, как русские, воспринимают российское присутствие на полуострове, особенно базирующийся в Севастополе военно-морской флот, как угрозу целостности своей страны.

Несмотря на то что на первый взгляд нынешняя привязанность России к Черноморскому флоту чисто символическая, настойчивость, с которой Москва продолжает осуществлять свое военное присутствие в Крыму, вынуждает нас тщательно проанализировать ситуацию, связанную с данной проблемой. Сегодня Киев боится, что Кремль не хочет уходить с полуострова, так как стремится доминировать на Черном море и на его украинском побережье. Во многом это обусловлено тем, что в случае обострения отношений между этими государствами, присутствие России в Крыму дает ей возможность оказывать давление на Украину, а также проводить "миротворческие интервенции" при развитии межэтнических конфликтов, которые возможны в этой стране. К тому же контроль над Крымом поможет Москве обеспечивать зависимость Киева от российского топлива. Вместе с тем необходимо отметить еще один весьма существенный фактор — обретение Украиной независимости привело к тому, что у России остались на Черном море лишь два крупных порта — в Новороссийске и Туапсе — да и те расположены в его дальней северо-восточной части21.

Эти новые стратегические аспекты, появившиеся после распада СССР, во многом объясняют давление Москвы на Киев. Например, соглашение по Черноморскому флоту, подписанное в январе 1992 года и предусматривающее передачу 30% кораблей флота, за исключением атомных военных судов, Украине, так и не реализовано. Напряженные отношения между этими двумя бывшими братскими республиками Советского Союза стабилизированы с помощью вмешательства международных сил. В сглаживании определенных конфликтов весьма важна роль международных организаций и соглашений, о чем свидетельствует, например, участие Украины в трехстороннем соглашении с Соединенными Штатами и Россией, принятом 14 января 1994 года. На основе этого документа урегулирован вопрос о ядерном оружии, который стал одной из причин возникновения напряженности между Россией и Украиной22. Тогда участие США внесло весомый вклад в содействие ядерному разоружению и в стабильность переговоров23. Такую же роль Вашингтон может играть и при напряженности (разумеется, если она возникнет) в ходе решения вопроса о Черноморском флоте.

Здесь необходимо обратить внимание на возвращение еще одного актора, которого не было на полуострове с 1944 года. Речь в данном контексте идет о крымских татарах, которые как субъект политической жизни обозначили себя в 1989 году. Таким образом, на Крым сегодня претендуют не только Украина и Россия, но и крымские татары, которые хотят вернуть себе свою родину.

Крым — родина крымских татар

Как мы уже отмечали, в 1989 году Верховный Совет СССР принял решение о реабилитации крымских татар. Для претворения этого решения в жизнь правительство Советского Союза создало специальную комиссию и наметило три этапа ее деятельности. На первом — нужно было создать инфраструктуру и обеспечить жильем; на втором — предусматривалось возвращение части крымских татар; на третьем — предполагалось их массовое возвращение, создание новых деревень и городов24.

Однако эта программа провалилась. Тому есть две причины. Во-первых, власти полуострова и руководство Украины встретили в штыки само это решение руководства СССР. Во-вторых, после распада Советского Союза распустили комиссию по реабилитации крымских татар, так как возникли сомнения в том, что решения, принятые до 1991 года, останутся в силе. К тому же не была обеспеченафинансовая поддержка, в свое время обещанная крымским татарам Узбекской, Таджикской, Украинской и Российской Федеративной советскими социалистическими республиками25.

Одна из серьезных проблем, возникших после возвращения реабилитированных на историческую родину, — их расселение. Столкнувшись с огромными трудностями при покупке домов или квартир в городах, крымские татары, которые массами начали прибывать на полуостров, разбивали палаточные лагеря на городских пустырях. В центральной части городов местные власти запрещали им покупать собственность, в результате чего их просто выдворили в районы, находящиеся вдали от крупных населенных пунктов, где не было ни муниципальных услуг, ни самой элементарной инфраструктуры, ни общественного транспорта — практически это выглядело как сегрегация. Люди, мечтавшие жить в городах, особенно там, где до депортации жили их семьи, фактически остались ни с чем.

Ограничение расселения в больших городах и запреты на приобретение там квартир привели к возникновению жилищной проблемы. Большинство реабилитированных строят собственные дома. И поскольку они вынуждены обосновываться в сельской местности, то сталкиваются с такими проблемами, как дефицит питьевой воды и электроэнергии, отсутствие телефона и центрального отопления, нехватка дорог, общественного транспорта, продуктовых магазинов, школ, больниц. И все же часть вернувшихся на историческую родину сегодня проживает в Бахчисарае, Симферополе, Белогорске.

Необходимо отметить, что после их возвращения на полуострове начался новый процесс — дезурбанизация городского населения26. Он проходил в период особого режима расселения, когда приехавшим после 1989 года было официально предписано ориентироваться на сельские районы, в связи с чем ныне в городах проживает менее 30% крымских татар. Как свидетельствуют полевые исследования, результатом такой дезурбанизации стала высокая безработица, поскольку в сельской местности большинство квалифицированных специалистов из числа переселенцев вообще не могут трудоустроиться или работают не по специальности, зачастую неполный рабочий день. Многие образованные люди стали продавцами на рынках или, чтобы обеспечить себя хотя бы продуктами питания, вынуждены приспосабливаться к условиям сельской жизни и обрабатывать приусадебные участки.

Вот что рассказывает молодая крымская татарка о жизни своей семьи:

"Моя мама сейчас не работает. Не может найти в Крыму работу. Отец тоже не смог найти работу по специальности. Когда мы приехали в Крым, он вообще не мог найти работу. Потом ему помогли, и он стал трактористом. Работал 13 лет. Он инженер по специальности, а сейчас вообще вынужден арендовать землю у государства и выращивать картошку и помидоры".

А вот рассказ женщины, которая после возвращения в Крым вообще не смогла найти работу:

"Я приехала сюда в 1994 году. До 2000 года искала работу, но не нашла ее. Смогла трудоустроиться только на рынке. Муж тоже остался не удел. Он инженер по сельскохозяйственному оборудованию, но сейчас работает водителем, по специальности работу так и не нашел".

До 1998 года крымским татарам было официально запрещено селиться на южном побережье, прописка в больших городах была ограничена27. Это стало непреодолимым барьером для реабилитированных: они не могли найти работу, заняться малым бизнесом в зонах отдыха, где им легче было бы выжить. Принятый тогда закон, отмененный лишь несколько лет назад, оказал существенное влияние на сегодняшнюю социальную, экономическую и политическую ситуацию, в которой оказались крымские татары.

Закон о гражданстве, принятый в ноябре 1991 года, лишил многих вернувшихся на родину после его утверждения и украинского гражданства, и всех гражданских прав, включая право на участие в выборах и на приватизацию собственности. Следовательно, они не могли заниматься малым и средним бизнесом. Почти 100 тыс. крымских татар сегодня все еще не имеют украинского гражданства28. А по данным официальной статистики, в ноябре 1997 года в Крыму проживало 164 638 крымских татар, по возрасту уже имеющих право голосовать. Однако лишь 91 910 из них имели украинское гражданство29. Подсчитано, что половина крымских татар, проживающих ныне на полуострове, не имеют украинского гражданства. Они считаются или гражданами других республик или вообще людьми без гражданства. Дискриминационные в отношении этого народа законы Крыма ограничивали численность данной этнической группы в каждом административном районе 20 процентами30.

Несмотря на то что местные власти и население Крыма отрицательно отнеслись к их массовому возвращению, на основании чего некоторые аналитики высказали мысль, что этническая напряженность будет увеличиваться, методы борьбы, используемые лидерами крымских татар: терпимость, неприменение силы — позволили снизить остроту отношений. Полевые исследования показывают, что налаживание нормальных отношений между крымскими татарами, русскими и украинцами содействуют уменьшению потенциальной межнациональной напряженности.

На вопрос: "Произошли ли перемены в этнических отношениях с 1989 года?" русские, украинцы и крымские татары дали одинаковые ответы31. Многие отметили, что более тесные контакты между представителями трех национальностей оказали положительное влияние на связи между этносами. Так в основном думают молодые люди. Вот что сказала русская девушка:

"Раньше я жила в Новотроицком районе. Татар в нашем селе не было, но старшее поколение плохо о них отзывалось. Сейчас я живу в Алексеевке. Здесь я совершенно изменила мнение о них. Они абсолютно такие же, как и мы… И чем больше я их узнаю, тем ближе мы становимся. Раньше я только здоровалась с моими соседями-татарами. А теперь, когда я прошу их помочь, они никогда не отказывают".

А вот мнение еще одной русской девушки:

"Общение все меняет. Отношения становятся все лучше и лучше. Будущие поколения помирятся. Мы еще помним, что нам говорили родители, а молодые забудут и перестанут различать, кто есть кто. Молодые совсем по-другому воспринимают окружающий их мир, они же здесь все вместе выросли".

Когда мы задали этот вопрос татарке, она отметила положительное влияние, которое оказывает близкое общение представителей разных этносов, и сказала:

"Когда мы приехали в Крым, русские к нам относились плохо. Соседские дети бросали в наши дома камни. Однажды мой отец хотел к ним выйти и наказать их за это, но вмешалась мама. Она приготовила наше национальное блюдо — манты и пригласила в гости соседей. Мы ели и разговаривали. Мы объяснили им, почему приехали сюда. Сейчас отношения гораздо лучше. Мы подружились и помогаем друг другу".

Однако необходимо помнить, что отношения между татарами и проживающими в Крыму русскими обусловлены главным образом недоверием друг к другу, поскольку возвращение крымских татар повлияло на демографическую структуру полуострова, угрожая доминированию здесь русских. Кроме того, в связи с проукраинскими настроениями крымских татар, которые до распада СССР не играли на этой территории существенной роли в демографическом и политическом аспектах, русские сегодня относятся к ним как к потенциальным союзникам украинцев, считают, что татары угрожают как интеграции Крыма, так и их мирной жизни, поскольку поощряют националистические настроения в своей этнической группе. Вот что мы услышали по этому поводу:

"Мои знакомые русские и украинцы не любят крымских татар. Старики татары думают, что это их земля, и не хотят ни с кем ею делиться".

А вот еще одна точка зрения:

"У татар есть довольно странная идея — захватить полуостров. Они считают, что все русские и украинцы должны уехать. Не думаю, что когда-нибудь это случится".

Проведенные интервью свидетельствуют, что, хотя у значительного числа русских и украинцев отдельные представители реабилитированных не вызывают негативного чувства, высокая рождаемость в их семьях и массовое возвращение в Крым татар, разбросанных по всей территории постсоветского пространства, — весьма существенные факторы, привлекающие внимание как русских, так и украинцев. Несмотря на довольно осторожное отношение многих украинцев к крымским татарам, не будет ошибкой высказать следующее мнение: большинство украинцев воспринимают их как своих естественных союзников в противостоянии русским и в качестве этноса, на который можно положиться при восприятии Крыма как части Украины. Во всяком случае, отношение и заявления Меджлиса (парламента крымских татар, состоящего из 33 депутатов, представляющих крымско-татарскую общину) вполне отвечают ожиданиям украинцев по вопросу о целостности их государства.

Также необходимо отметить, что в советское время и в постсоветский период национальное движение крымских татар было наиболее диссидентским и эффективным. Без сомнения, значительную роль в этом сыграл их лидер Джемилев, человек, обладающий сильной харизмой и весьма авторитетный. Ему неоднократно удавалось сдерживать нараставшие конфликты. Так было в 1995 году, когда в Феодосии на рынке убили двух татарских мальчиков32, или в период начала возвращения крымских татар, когда он выступал с яркими речами в защиту первых переселенцев, подвергшихся нападениям: "Первыми мы стрелять не будем. Но если на нас нападут, мы будем вынуждены принять меры для защиты своих людей"33.

Лидеры крымско-татарского национального движения борются за признание политических и культурных прав своего народа и надеются на поддержку со стороны международных организаций, на рассмотрение их проблем в рамках международного права.

Заключение

Как новая независимая страна Украина продолжает формировать свою идентичность и международный имидж. Стремясь создать национальное государство, она должна установить баланс не только в отношениях с Россией, но и со всеми этническими группами, проживающими на своей собственной территории, в том числе и с крымскими татарами. Этому новому государству необходимо международное признание, неотъемлемый элемент которого — уважение прав человека. В этом свете успех в реабилитации крымских татар — обязательный компонент нормальных отношений Украины с Европой и один из факторов, дающих Украине возможность стать частью Европы. Украина также должна учитывать пусть медленное, но уверенное признание прав крымских татар европейскими странами. Так, в 1997 году Меджлис крымских татар стал полноправным членом Федерального союза национальных меньшинств Европы34. Понимая, какую роль могут играть международные организации, лидеры крымских татар придают очень большое значение определению своего народа как "коренного", а не "меньшинства". Ведь в соответствии с Декларацией прав коренных народов, принятой ООН, эти народы получают особые права и прерогативы. Лидеры крымских татар хотят, чтобы права их этноса защищали международные организации35.

У официального Киева есть программа репатриации и расселения крымских татар. Однако назвать ее эффективной очень трудно. Правительство страны и власти Крыма делают крайне мало для улучшения социально-экономических условий жизни вернувшихся на историческую родину, несмотря на то что Украина ратифицировала Бишкекский договор 1992 года. Согласно статье 1-й этого документа, депортированные лица, добровольно вернувшиеся на свою историческую родину, должны получить постоянное гражданство и иметь равные права с населением данного района. Однако украинское правительство очень далеко от того, чтобы говорить о реальном обеспечении этих прав36.

Официальный Киев постоянно обращается за помощью к международному сообществу, поскольку совершенно очевидно, что нынешнее экономическое положение страны не позволяет в полной мере осуществить реабилитацию крымских татар. Украина, как государство, идущее по демократическому пути, должна принять во внимание необходимость обеспечить права крымских татар не только в целом как нации, но и на индивидуальном уровне. В этом вопросе ей необходимо (и сегодня, и в дальнейшем) обращаться за помощью к международному сообществу.

Интернационализация проблемы крымских татар имеет очень большое значение, поскольку международные акторы (в том числе западные страны и международные организации) получили возможность оказать содействие в решении спорных вопросов мирным путем. Кроме того, вмешательство этих акторов поможет уравновесить российское влияние.

Мы показали, что проблема реабилитации крымских татар выходит за рамки их отношений с властями Крыма или Украиной, она больше связана с весьма непростыми отношениями между Москвой и Киевом, включая такие вопросы, как территориальная целостность Украины, статус Севастополя, двойное гражданство россиян, проживающих в Украине, споры о величине транзитной пошлины за энергоресурсы, направляемые Россией на Запад через территорию Украины37. В этом контексте у обеих стран есть возможность манипулировать положением крымских татар. И это обстоятельство должны учитывать как международное сообщество, так и сами крымские татары.


1 Здесь под украинцами мы подразумеваем не всех граждан Украины, а исключительно этнических украинцев. к тексту
2 См.: Williams B.G. The Crimean Tatar Exile in Central Asia: A Case Study in Group Destruction and Survival // Central Asian Survey, 1998, Vol. 17, No. 2. P. 287; The Formation of Diaspora: The Crimean Tatars of Turkey, The Balkans and Central Asia // Bulletin of the Royal Institute for Inter-Faith Studies, 2001, Vol. 3, No. 1; Возгрин В.Е. Исторические судьбы крымских татар. М.: "Мысль", 1992. С. 134. к тексту
3 См.: Kırımlı H. Kırım Tatarlarında Milli Kimlik ve Milli Hareketler 1905-1916. Ankara: Atatürk Kültür, Dil ve Tarih Yüksek Kurumu, Türk Tarih Kurumu Yayınları, 1996; Turko-Ukrainian Relations and the Crimean Tatars [http://www.iccrimea.org/scholarly/tuarel-hakan.html], 2003. к тексту
4 См.: Open Society Institute Report, "Crimean Tatars: Repatriation and Conflict Prevention", N.Y., 1996. P. 17—20; Saydam A. Kırım ve Kafkas Göçleri 1856-1876. Ankara: Türk Tarih Kurumu, 1997. P. 81—93. к тексту
5 См.: Open Society Institute Report. P. 21 [http://www.iccrimea.org/population.html]. к тексту
6 См.: Dawson J. Ethnicity, Ideology and Geopolitics in the Crimea // Communist and Post-Communist Studies, 1997, Vol. 30, No. 4. P. 429. к тексту
7 См.: Marples D.R., Duke D.F. Ukraine, Russia, and the Question of Crimea // Nationalities Papers, 1995, Vol. 23, No. 2. P. 264. к тексту
8 См.: Kuzio T. Russia — Crimea — Ukraine: Triangle of Conflict // Conflict Studies, 1994, No. 267. P. 20. к тексту
9 Цит. по: Marples D.R., Duke D.F. Op. cit. P. 277. к тексту
10 См.: Open Society Institute Report. P. 41; Stewart S. Autonomy as a Mechanism for Conflict Regulation? The Case of Crimea // Nationalism & Ethnic Politics, 2001, Vol. 7, No. 4. P. 118—119. к тексту
11 См.: Solchanyk R. The Politics of State Building: Centre-Periphery Relations in Post-Soviet Ukraine // Europe-Asia Studies, 1994, Vol. 46, No. 1. P. 48. к тексту
12 См.: Deychakiwsky O. OSCE Roundtable in Yalta Focuses on Crimean Tatars // The Ukrainian Weekly, 1995, Vol. LXIII, No. 44. P. xxviii. к тексту
13 См.: Kuzio T. Op. cit. P. 4—5. к тексту
14 См.: Solchanyk R. Op. cit. P. 57—58; Kuzio T. Op. cit.; Lester J. Russian Political Attitude to Ukrainian Independence // The Journal of Communist Studies and Transition Politics, 1994, Vol. 10, No. 2. P. 219. к тексту
15 См.: Budzhurova L.R. The Current Sociopolitical Situation of the Crimean Tatars // The Harriman Review, 1998, Vol. 11, No. 1—2. P. 25. к тексту
16 См.: Stewart S. Op. cit. P. 23. к тексту
17 В настоящем разделе мы используем данные, полученные в ходе полевых исследований в Крыму (декабрь 2001-го и апрель 2002 г.). В основу нашего анализа также положены интервью с этническими русскими, украинцами, крымскими татарами, учтены их мнения по рассматриваемому вопросу. к тексту
18 Об этом подробнее см.: Hablemitoğlu N. Kırım’da Türk Soykırımı. İstanbul: IQ Kültür Sanat Yayıncılık, 2002. P. 75. к тексту
19 См.: Jaworsky J. Crimea's Importance to Ukraine and its Future Security. В кн.: Crimea: Dynamics, Challenges, and Prospects / Ed. M. Drohobycky. USA: Rowman & Littlefield Publishers, Inc., 1995. P. 136. к тексту
20 Ibid. P. 135—136. к тексту
21 См.: Wolczuk R. Ukraine's Foreign and Security Policy 1991—2000. London — New York, 2003. P. 132. к тексту
22 Ibid. P. 29, 30; Sezer D. Bazoğlu. Balance of Power in the Black Sea in the Post-Cold War Era: Russia, Turkey and Ukraine. Â кн.: Crimea: Dynamics, Challenges, and Prospects. P. 162. к тексту
23 См.: Garnett S.W. U.S. National-Security Interests in Crimea. В кн.: Crimea: Dynamics, Challenges, and Prospects. P. 198—199. к тексту
24 См.: Özcan K. Vatana Dönüş: Kırım Türklerinin Sürgünü ve Milli Mücadele Hareketi 1944—1991. İstanbul: Tarih ve Tabiat Vakfı, 2002. P. 212. к тексту
25 См.: Williams B.G. Op. cit. P. 451. к тексту
26 См.: Williams B.G. Op. cit. P. 450—451; Payin E. Population Transfer: The Crimean Tatars Return Home // Cultural Survival Quarterly, 1992, Vol. 16, No. 1. P. 33. к тексту
27 См.: Budzhurova L.R. Op. cit. P. 21; Burney S. Identity, Ethnicity, and Ethnogenesis: The Reintegration of Formerly Deported Crimean Tatars // The Harriman Review, 2002, Vol. 13, No. 4. P. 10. к тексту
28 См.: Deychakiwsky O. Op. cit. P. 2. к тексту
29 См.: Budzhurova L.R. Op. cit. P. 25. к тексту
30 См.: Kuzio T. Op. cit. P. 26. к тексту
31 Данные вышеупомянутых полевых исследований. к тексту
32 См.: Dawson J. Op. cit. P. 442. к тексту
33 Цит. по: Kuzio T. Op. cit. к тексту
34 См.: Budzhurova L.R. Op. cit. P. 24. к тексту
35 Интервью с Надиром Бекировым, декабрь 2001 г., Симферополь; также см.: Williams B.G. Op. cit. P. 445. к тексту
36 См.: Budzhurova L.R. Op. cit. P. 26. к тексту
37 См.: Kuzio T. Op. cit. P. 6. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL