ДЖОРДЖ СОРОС НА ЮЖНОМ КАВКАЗЕ

Ирада БАГИРОВА


Ирада Багирова, доктор исторических наук, зав. отделом истории Кавказа Национальной академии наук Азербайджана (Баку, Азербайджан)


Открытое общество на Кавказе — иллюзии или реальность?

В последнее время внимание к известному финансисту и филантропу Джорджу Соросу увеличивается в таких масштабах, количество написанных о нем восторженных, критических, искренних и откровенно заказных статей растет в такой геометрической прогрессии, что уместно внести ясность в некоторые аспекты его философии вообще и деятельности на Южном Кавказе в частности. Интерес к этому человеку особенно увеличился в связи событиями в Ираке, а также с последними президентскими выборами в Грузии и в США. Меценат Сорос все более активно включается в политическую жизнь, откровенно проявляя свои симпатии и антипатии. А это, разумеется, не может не вызвать реакцию как в средствах массовой информации, так и в политической элите разных стран, без особого энтузиазма воспринимающей критику в свой адрес.

Целью этой статьи не является анализ политической деятельности Сороса или отповедь нападкам его критиков, в чем он, по нашему мнению, не нуждается. Как члену Правления одного из южнокавказских филиалов созданного им фонда, мне хотелось бы определить важность принципов открытого общества для развития стран нашего региона, а также оценить, насколько идеи Джорджа Сороса реализуются в работе этих филиалов.

Концепцией открытого общества Дж. Сорос увлекся в 1940-х годах, во время обучения в Школе экономики в Лондоне, куда он в 1947 году эмигрировал из Будапешта. Решающую роль в этом увлечении сыграли лекции Карла Поппера, которого Сорос считает своим учителем. Поппер же, в свою очередь, был активным последователем философской школы позитивизма и одного из ее основателей — французского философа Анри Бергсона. В трудах последнего утверждалась реальность, а не иллюзорность свободы, воплощенной, прежде всего, в конструктивном плюрализме и обеспеченной верховенством закона.

В 1945 году К. Поппер издал ставшей знаменитой книгу "Открытое общество и его враги", которую назвал своим вкладом в военные действия. На основе тщательного анализа текстов великих философов прошлого он показал, что идеальные государства, изображаемые в трудах Платона, Гегеля и Маркса, в реальности представляют собой тирании, закрытые общества. В первую очередь автор имел в виду национал-социалистское и псевдосоциалистическое общества, созданные Гитлером и Сталиным. Будучи в юности марксистом, Поппер позже пришел к выводу, что любое коллективистское общество всегда закрыто. "Только общество, в котором индивиды принимают решения самостоятельно, является открытым обществом"1. Идентифицируя понятия свободного и открытого общества, он утверждал, что принципы открытого общества являются социальным эквивалентом политического и экономического понятия "конституции свободы".

Уже в Соединенных Штатах, претворив в жизнь свои экономические планы и создав мощную финансовую империю, Дж. Сорос, как последовательный ученик К. Поппера, приступил к реализации на практике своей заветной мечты — организации Института "Открытое общество" (ИОО). Одна из первых акций Сороса — создание в ЮАР (1979 г.), причем в условиях апартеида, Фонда помощи студентам-африканцам Кейптаунского университета. Как благотворительные структуры филиалы Фонда Сороса функционируют с 1984 года, сеть же Института "Открытое общество" создана в 1993-м. Ее цель — поддержка инициатив в период трансформации социалистической системы стран Центральной и Восточной Европы, а также новых независимых постсоветских государств. Кроме того, в сеть ИОО вошли фонды некоторых стран Африки, Латинской Америки, Азии и США. Сегодня эта структура действует более чем в 50 странах мира. Задачи филиалов Фонда — строительство и развитие институтов гражданского общества, способствующих установлению открытости и отчетности правительств перед обществом, а также содействующих реализации программ обновления и реформ.

Открытое общество — возможность каждого индивидуума не только иметь собственный взгляд на политику, экономику, общественную жизнь, но и выражать его, рассчитывая на адекватную реакцию со стороны власти без опасения подвергаться притеснениям за свои позиции. Разнообразие взглядов и убеждений людей — основополагающий постулат открытого общества при том, что никто не имеет права брать на себя роль выразителя истины в последней инстанции, будь то отдельный представитель власти или все государство в целом2. Как яростный противник тоталитаризма во всех его проявлениях, с одной стороны, и слепой стихийности рыночного капитализма — с другой, для противодействия тенденциям авторитаризма Сорос призывает усилить роль гражданского общества в странах с неразвитой демократической системой.

Гражданское общество как мы его понимаем

Свое первоначальное толкование термин "гражданское общество" получил еще в конце XVIII века в трудах идеологов просвещения, став одним из ключевых понятий антиабсолютистской общественной мысли. Но с самого начала данное понятие имело два значения: Локк сформулировал идею о первичности общества и вторичности государства, представлявшую правительство только в качестве "уполномоченного органа". Эта идея была воспринята современным либерализмом, утверждающим, что лишь "общество индивидов" имеет право создавать и уничтожать политическую власть в зависимости от того, служит она или нет его интересам3.

Однако Монтескье, в отличие от Локка, не отделял государство от общества, а считал, что необходимо ограничить власть государства (предотвратить трансформацию монархии в деспотизм), но ограничить ее изнутри, а не извне. В его представлении противовесом центральной власти являются различного рода промежуточные организмы, то есть гражданское общество. Он впервые предложил идею разделения властей, способную ограничить тиранию исполнительной власти. Токвиль и Гегель рассматривали гражданское общество как сферу, параллельную, но не отдельную от государства, как объединение граждан по их собственным интересам и потребностям. После большого перерыва, вызванного индустриальной революцией в Европе, термин "гражданское общество" приобрел новый смысл. Это произошло накануне Второй мировой войны в трудах теоретика социализма Антонио Грамши, считавшего гражданское общество ядром независимой политической деятельности в борьбе с тиранией4.

Новую жизнь в гражданское общество вдохнули 1990-е годы, причем не только в США и Европе, но и на просторах развалившегося СССР. Революция в сфере информационных технологий способствовала интенсивному развитию коммуникационных связей между странами. И модное словосочетание "гражданское общество" стало ключевым элементом "духа времени"5.

В условиях невероятной активизации национального движения в постсоветских странах и неспособности государственного аппарата справиться с диктуемыми новым временем задачами у мыслящей части населения сложилось убеждение, что именно сообщество свободных от тоталитарных оков граждан способно вывести эти государства из коллапса экономики и межнациональных конфликтов. В странах Южного Кавказа своеобразным историческим фоном этого убеждения служили многочисленные публикации, основанные на извлекаемых из архивов закрытых ранее документах об имеющихся во всех трех республиках региона (Азербайджане, Армении, Грузии) традициях парламентаризма, демократических выборов, свободного функционирования политических и общественных организаций в короткий период независимости (1918—1920 гг.). Нашим политикам новой волны, значительно идеализировавшим историческую ситуацию тех лет, казалось, что стоит лишь избавиться от советских оков, как воссияет солнце свободы и демократии, а гражданское общество станет решающим фактором политической жизни.

Но эти ожидания оказались весьма иллюзорными и закончились полным поражением звиадистов в Грузии, Народного фронта — в Азербайджане, а несколько позднее — уходом из власти АОД в Армении6. К власти в Грузии и Азербайджане пришли бывшие советские руководители, в Армении — прежний комсомольский функционер. Вновь неимоверно возросла роль государственных структур. Однако наряду с многочисленными партиями появились и неправительственные организации, собравшие в своих рядах наиболее активную часть "беспартийного" общества. В Грузии и Армении этот процесс начался несколько раньше, а в Азербайджане его замедлили нестабильная обстановка середины 1990-х годов, угрозы государственных переворотов и мятежей, отпугивавшие зарубежных спонсоров. Но вторую половину 1990-х годов можно назвать периодом активного формирования НПО в нашей республике. Сложилось мнение, что начало их функционирования заложило основы гражданского общества. Между тем нормально развивающееся гражданское общество предполагает участие всех организаций, существующих вне государства: профессиональных ассоциаций интеллигенции, бизнес-ассоциаций, профсоюзов, политических партий, спортивных клубов, студенческих союзов, религиозных и других структур. К тому же они должны не только значиться на бумаге, но и играть одну из ключевых ролей в жизни всего общества, чего, к сожалению, в данное время не наблюдается. Неправительственные организации (так называемый "третий сектор") имеют тенденцию трансформироваться в своеобразное корпоративное сообщество со своими законами, кругом посвященных людей, политическими и финансовыми интригами. В этом, на наш взгляд, заключается коренное противоречие с задачами, которые ставил перед собой Дж. Сорос, претворяя в жизнь идею открытого общества, — высшей модели общества гражданского. В последнее время в странах Южного Кавказа произошли некоторые сдвиги в процессе вовлечения все большего числа людей и организаций в сферу деятельности институтов гражданского общества, в чем немаловажная заслуга принадлежит и Фонду Сороса.

Сеть Института "Открытое общество" в регионе: общее и различия

В Грузии филиал Фонда учрежден в 1994 году, в Азербайджане и Армении — в 1997-м. Можно сказать, что деятельность этих структур начиналась по одинаковому для всей сети ИОО образцу: с поддержки зарождавшегося гражданского сектора, оказания материальной помощи интеллектуальным ресурсам, после развала СССР находившимся в плачевном состоянии. Причем поддержка ученых и финансирование исследовательских проектов в государственном и неправительственном секторе Грузии и Армении была более существенной и долговременной, нежели в Азербайджане (видимо, в силу относительно лучшего экономического положения последнего). Конечно, по своим масштабам она не могла сравниться с помощью российской науке, которая за все годы деятельности Фонда в РФ (1995—2002) составила 115 млн долл., но тем не менее сыграла определенную роль в приостановке "утечки умов" из стран Южного Кавказа.

В основном программы ИОО в регионе функционируют по общепринятым для всей сети направлениям: "Гражданское общество", "Образование", "Информация", "Право", "Общественное здравоохранение", "Восток — Восток", "Культура и искусство", "Гендерная", "СМИ" и др.

Деятельность филиала Фонда в Азербайджане с самого начала развивалась по двум направлениям: образование и информация. В 1998—1999 годах появляются операциональные проекты, бюджет которых формируется как в национальных фондах, так и в сетевых программах, управляемых из Будапешта и Нью-Йорка. В их числе гражданское общество, включающее в себя право, искусство и культуру, гендерную политику, здравоохранение, СМИ, местное самоуправление. В связи с президентскими выборами в Азербайджане и Армении и парламентскими — в Грузии (2003 г.) за последние два года одним из приоритетных направлений южнокавказских филиалов Фонда стала такая неотъемлемая часть активности гражданского сектора, как выборы. Однако в работе данных филиалов есть и отличительные особенности. Так, в грузинском филиале это программа экономических реформ, а в азербайджанском — программа прозрачности нефтяных доходов.

Если на начальном этапе функционирования ИОО в регионе одной из его задач была поддержка развития "третьего сектора", то в последние годы в каждой республике наблюдается тенденция налаживания связей между неправительственными организациями и правительством, а порой и с бизнес-структурами с целью обеспечения большей устойчивости и действенности реализуемых программ. В ряде случаев такое партнерство оказывается успешным. Например, в Азербайджане совместно с Министерством образования страны и Всемирным банком ИОО участвует в трехлетней программе реформ средней школы, в частности обеспечивает выплату 6,5% из 13,5 млн долл., выделенных на реализацию этого проекта, организует экспертизу выпуска инновативных учебников, проводит конкурсы по школьным грантам, развивает систему ИКТ. В ряде университетов и сельских школ созданы Интернет-центры бесплатного пользования. Поддерживается новая интерактивная методология обучения даже в детских садах. В качестве самостоятельного НПО функционирует Бакинский информационный образовательный центр (BEIC). Аналогичные центры действуют в Армении и Грузии. В Армении совместно с Министерством образования республики филиал Фонда работает над программой структурных реформ в сфере высшего образования, а также над развитием и распространением образовательных стандартов и электронных методов обучения в системе средней школы7.

Совместно с Министерством здравоохранения Азербайджана в нашей стране реализуется проект школы общественного здоровья. Кроме того, в Армении и Азербайджане созданы центры реабилитации детей с умственной отсталостью, в Грузии открыт первый на Южном Кавказе стационарный хоспис (в Азербайджане пока действует только мобильный). В рамках Программы снижения вреда, направленной на уменьшение ряда социальных и медицинских проблем, связанных с применением наркотиков, осуществляются проекты по заместительной терапии. Часть из них, например программа обмена шприцев, уже претворяется в жизнь.

Одна из первых и достаточно успешно реализуемых — программа ИКТ. За годы деятельности ИОО в государствах Южного Кавказа создано большое количество Интернет-центров в вузах, оснащены компьютерами некоторые библиотеки в столице и на местах. Самым большим и амбициозным проектом информационной программы в Азербайджане стал проект AZNET, предусматривающий создание соответствующей образовательно-академической сети, охватывающей территорию всей страны. Он рассчитан на три года, осуществляется совместно с Программой развития ООН (ПРООН) и Национальной академией наук (AZRENA), инвестиции Фонда Сороса в него составят 600 тыс. долл.8 Аналогичный проект, рассчитанный на повышение охвата и качества Интернет-сервиса, совместно с американской организацией IREX осуществляет Грузинский филиал Фонда (GRENA)9.

В Грузинском и Армянском филиалах Фонда также отмечены большие успехи в приобщении "третьего сектора" к законотворческой деятельности. В частности, в Армении ИОО активно поддержал принятие закона о свободе информации, реформу Уголовного кодекса. Кроме того, в партнерстве с ОБСЕ Армянский филиал продолжает реализацию Пенитенциарной программы, что одобрено Министерством юстиции республики, которое дало согласие на создание общественного совета по надзору за тюремно-исправительной системой страны. Правовая программа Грузинского филиала поддержала планы, связанные с имплементацией Административного кодекса республики10.

В Азербайджане осуществлены проекты, способствовавшие распространению и применению на местах норм Европейской конвенции по правам человека, в частности для судей и прокуроров проведены тренинги, посвященные принципам справедливого судебного процесса и обеспечению процессуальных прав. В последнее время особое внимание уделяется наращиванию потенциала общественного контроля над деятельностью правоохранительных органов, которая должна осуществляться в соответствии с международно-правовыми обязательствами Азербайджана. В ходе выполнения этой программы накоплен опыт работы с Академией полиции, в том числе имплементированы модули по демократически ориентированному обучению полицейских кадров. Совместно с ПРООН Министерству юстиции страны выделены средства для создания электронного каталога записей гражданского состояния. Во всех трех республиках филиалы Фонда активно поддерживают антикоррупционные проекты, связанные с правами человека. В рамках гендерной программы действует сеть кризисных центров, оказывается поддержка проектам, направленным на предотвращение насилия против женщин и детей.

Вместе с тем в деятельности этих филиалов есть и определенные различия, обусловленные особенностями экономического развития государств Южного Кавказа. Так, в Грузинском филиале учреждена программа, предусматривающая оказание помощи малым предприятиям, например в Самцхе-Джавахетии. Центры поддержки таких предприятий, созданные в этой стране с помощью ряда доноров, с 2003 года функционируют самостоятельно11. Самостоятельно действует в республике и Центр социальных наук, отпочковавшийся от программы Фонда по поддержке этой сферы.

От двух других стран Южного Кавказа Азербайджан отличается своими значительными запасами энергетических ресурсов, которые привлекают не только транснациональные корпорации, но и отдельные нефтяные компании. Но нефть, как известно, может стать и шансом на будущее, и проклятьем народа, ее добывающего, что произошло во многих странах Африки и Латинской Америки. Проблему общественного контроля над доходами в этой сфере поднял премьер-министр Великобритании Тони Блэр, объявив в сентябре 2002 года программу Инициативы прозрачности добывающих индустрий (EITI). На конференции, состоявшейся в Лондоне в июле 2003 года, эту инициативу поддержал Ильхам Алиев, бывший в то время первым заместителем председателя Государственной нефтяной компании Азербайджанской Республики (ныне он президент нашей страны).

С 2002 года большой интерес к данному вопросу проявляет и Джордж Сорос. Так, он поддержал программу гражданского наблюдения за каспийскими нефтяными доходами "Caspian Revenue Watch", к которой были привлечены ведущие эксперты в этой сфере: нефтяники, экономисты, правоведы, экологи и т.д. В мае 2003 года вышла книга "Каспийские нефтяные доходы: кто в выигрыше?", подготовленная международным авторским коллективом при финансовой поддержке Фонда Сороса и ставшая заметным событием в общественной жизни нашего государства. На ее презентации присутствовал и Джордж Сорос, тогда же встретившийся с президентом страны Гейдаром Алиевым и подчеркнувший важность реализации данного проекта. Успешность действия программы в Азербайджане он отметил и в 2004 году на состоявшейся в Будапеште встрече членов правлений структур ИОО в странах СНГ и Восточной Европы.

В рамках рассматриваемой программы в Азербайджане создана коалиция НПО, которая начала переговоры с Государственной комиссией по инициативе прозрачности добывающих отраслей и с нефтяными компаниями о подписании меморандума относительно требований и процедур информирования общественности о доходах правительства в этой сфере. Следует отметить беспрецедентность такого события, так как оно оказалось одним из первых в мире опытов подобного рода. Другая широкая коалиция НПО при содействии ИОО-Азербайджан сформировала пять экспертных групп и по соглашению между ИОО-Азербайджан и компанией "Бритиш петролеум" (оператором трубопровода Баку — Тбилиси — Джейхан), а также при содействии международной неправительственной организации "Catholic Relief Services", приступает к мониторингу строительства данного нефтепровода. Эту работу будут проводить по пяти направлениям (экология, права человека, охрана исторических памятников, использование местных ресурсов, социальные проблемы), и при успешной реализации она также может стать уникальным примером сотрудничества и взаимодействия гражданского общества, транснациональных компаний и правительства12.

Выборы в странах Южного Кавказа и роль Фонда

Из всего вышесказанного может сложиться идиллическая картина полного взаимопонимания и сотрудничества национальных представительств Института "Открытое общество" с правительственными структурами. Однако это далеко не так. Яркой демонстрацией ситуации в этой сфере стали выборы, состоявшиеся в 2003 году во всех странах Южного Кавказа, в ходе которых наиболее остро высветилось противостояние между властью и гражданским обществом. В Грузии оно завершилось сменой политической власти, в чем "с легкой руки" экс-президента страны Эдуарда Шеварднадзе обвинили Джорджа Сороса. Но прежде чем судить о правомерности или надуманности подобных обвинений, целесообразно посмотреть на проблему "изнутри", то есть с точки зрения задач, стоявших перед филиалами Фонда в республиках региона в предвыборный период, оценить, насколько успешно они с этими задачами справились.

Прежде всего отметим, что в бюджетах всех трех филиалов не было предусмотрено (да и не могло предусматриваться) финансирование предвыборных программ или деятельности кандидатов, но выделялись средства на развитие гражданского сектора. Если учесть, что в последний входят правовая, гендерная, медицинская, молодежная программы, а также программа СМИ и ряд других проектов, то на поддержку общественного мониторинга выборов оставались весьма незначительные бюджетные возможности. Основная (можно сказать, общая) для всех трех филиалов Фонда задача по программе поддержки общественных инициатив на прошедших выборах — содействие НПО в организации контроля над этим процессом, включающее просвещение избирателей и общественных наблюдателей, сбор информации о нарушениях, допущенных в ходе голосования, проведение дебатов в периодической печати и в электронных СМИ. В Грузии, где законодательно-правовая и общественно-политическая ситуация создавала более благоприятные условия для полноценного мониторинга силами НПО (чего не наблюдалось, например в Азербайджане), в день голосования он был проведен весьма эффективно.

И в Армении, где президентские и парламентские выборы состоялись на несколько месяцев раньше, чем в Грузии и Азербайджане, ряд неправительственных организаций республики организовал при содействии ИОО наблюдение за избирательным процессом, в частности отдельный мониторинг СМИ провел Ереванский пресс-клуб. Выявленные в ходе выборов нарушения, подавление массовых демонстраций, воздействие на СМИ, а также невыполнение правительством своих обещаний относительно организации референдума по внесению в конституцию поправок, гарантирующих независимость судебных органов, заставило местное отделение Фонда и общественные структуры обратить серьезное внимание на укрепление в стране демократических институтов. По инициативе Республиканского филиала Фонда было организовано движение "Партнерство во имя открытого общества", призванное противодействовать государственному прессингу на средства массовой информации и подавлению гражданских свобод. Включающее в себя многие местные НПО, доноров из диаспоры и международных организаций, "Партнерство…" намерено играть существенную роль в контроле над выполнением официальным Ереваном обязательств перед Советом Европы в этой сфере13.

В Азербайджане предвыборная ситуация осложнялась тем, что парламент принял закон о недопущении к мониторингу НПО, финансируемых международными донорами. Поэтому в процессе выборов пришлось ограничиться просветительской работой и фиксацией нарушений, чем занялась созданная при содействии Республиканского филиала Фонда Сороса коалиция "За свободные и справедливые выборы".

В нее вошли до 30 неправительственных организаций, деятельность которых направлял специально для того организованный Координационный совет. После окончания выборов он опубликовал подробный отчет об их ходе, в котором дан анализ нового Избирательного кодекса, самой избирательной кампании, а также зафиксированных нарушений процесса голосования в центре и на местах, повлекших за собой многочисленные аресты оппозиционеров, организовавших митинги протестов против этих нарушений. С помощью Бакинского пресс-клуба удалось не только провести мониторинг средств массовой информации, но и опубликовать обширный доклад, проиллюстрировавший освещение ими этой кампании. В частности, речь шла о неравных условиях, созданных в печатных и электронных СМИ республики для кандидатов на пост президента страны. Коалиция неправительственных организаций во главе с Координационным советом продолжает функционировать и сегодня. Так, она организовала наблюдение за муниципальными выборами, которые состоялись в республике в декабре 2004 года14.

Что же касается политической ситуации в Грузии, то она в корне отличалась от того, что происходило в Азербайджане и Армении, в частности характеризовалась значительной консолидацией гражданского общества, более четко определившего свои задачи. При этом растерянность и нескоординированность действий властных структур, оказавшихся самым "слабым звеном" среди южнокавказских элит, были очевидны как для жителей Грузии, так и для международных организаций. Если к этому добавить тяжелейшее экономическое положение народа, видевшего избавление от всех своих бед в немедленной смене власти, то утверждения о решающей роли Джорджа Сороса в происходивших в то время в стране событиях покажутся по меньшей мере несерьезными. Как бы бескровно ни проходила "революция роз", в Грузии четко проявилась классическая в этом плане ситуация, когда "верхи не могут управлять, а низы не хотят жить по-старому".

Какова же роль Республиканского филиала Фонда Сороса в этих событиях? Как отмечалось выше, его программа поддержки выборов в стране ничем принципиально не отличалась от аналогичных программ, реализуемых в других государствах региона. Различия заключались именно в условиях ее выполнения. В грузинском законодательстве нет ограничений на деятельность НПО по мониторингу выборов, поэтому он и был проведен в полном объеме. А наряду с просветительской работой он предусматривает проведение многочисленных социологических опросов, в том числе в день голосования на выходе с избирательных участков, организацию действий наблюдателей на всех участках, предоставление этим наблюдателям всех протоколов голосования, параллельный подсчет голосов, размещение его результатов на открытом вэб-сайте и т.д., а также освещение всех фактов нарушений и митингов протеста в СМИ, включая телевидение (не только на телеканале "Рустави-2"). Таким образом, грузинские НПО, проводившие свой мониторинг, смогли в день голосования охватить 75% избирателей, что было намного больше, нежели в предыдущие годы15. Все эти мероприятия обеспечили сравнительно легкую отставку Э. Шеварднадзе и приход к власти М. Саакашвили.

Безусловно, Дж. Сорос был воодушевлен тем, что право выбора осталось за грузинским обществом, и не скрывал своей радости, что и дало повод говорить о его особой роли в этих событиях. К тому же он обещал помочь новому правительству и помог. На Всемирном экономическом форуме (Давос, январь 2004 г.) совместно с Программой развития ООН Джордж Сорос основал Фонд поддержки Грузии, выделивший 2 млн долл. на проведение реформ в стране16. Кстати, это незначительная сумма по сравнению с той, что была изъята у коррумпированных грузинских чиновников и пополнила бюджет республики в 2004 году.

* * *

В 2004 году Грузинский филиал Института "Открытое общество" отметил свое десятилетие, остальные два, созданные в регионе, существуют семь лет. Всего за эти годы Дж. Сорос выделил Грузинскому отделению Фонда около 40 млн долл., Азербайджанскому — около 20 млн, Армянскому — чуть меньше. Конечно, можно много рассуждать о личности Сороса, вызывающей самые разные оценки и совмещающей в себе черты прагматичного финансиста, неисправимого романтика и философа. Одно несомненно: в его деятельности на постсоветском пространстве, особенно на Южном Кавказе, который до недавнего времени был ему мало знаком, прагматические аспекты явно не преобладают, а приносят скорее моральные дивиденды. Казалось бы, реалии современной жизни и политики даже не оставляют места раздумьям о возможности осуществить благие мечтания молодости. Но личным примером Джордж Сорос опровергает эту сомнительную истину, более того, он призывает и помогает создавать множество аналогичных примеров бескорыстной деятельности.


1 Поппер К. Открытое общество и его враги. Т. 1. М., 1992. С. 7. к тексту
2 См.: Сорос Дж. Мыльный пузырь американского превосходства. Нью-Йорк: изд. "Public Affairs", 2004. С. 2. к тексту
3 См.: De Lara Ph. Des pouvoirs locaux relevent-ils de l'Etat ou de la société civile // Novelle alternative (Ðaris), 1992, No. 27. P. 10. к тексту
4 См.: Грамши А. Тюремные тетради. М., 1971; Антонос Г.А. Возникновение гражданского общества в Центральной Европе и на Балканах // Государство и право, Серия 4, № 2, 1993. С. 11—15. к тексту
5 Каротерс Т. Критический взгляд на гражданское общество. Нью-Йорк: Фонд Карнеги, 2004. С. 2. к тексту
6 Правительство Звиада Гамсахурдиа находилось у власти в Грузии в 1989—1990 годах, Народный Фронт в Азербайджане в 1992—1993 годах, Армянское общенациональное движение (АОД) — в 1991—1998 годах. к тексту
7 См.: "Building Open Society." Soros Foundations Network. 2003 Report. N.Y., 2004. P. 30. к тексту
8 См.: Асадов Ф. Открытое общество в Азербайджане // Зеркало, 7 августа 2004. к тексту
9 См. годичный отчет фонда на сайте [www.osi-az.org]. к тексту
10 См.: Soros Foundations Network. 2003 Report. P. 29. к тексту
11 Ibid. P. 31. к тексту
12 [www.osi-az.org]. к тексту
13 См.: Soros Foundations Network. 2003 Report. P. 28—29. к тексту
14 См.: Отчет Координационного совещательного совета (КСС) по проведению мониторинга президентских выборов в Азербайджане. Баку, 2003; Отчет Бакинского пресс-клуба о мониторинге СМИ в ходе президентских выборов в Азербайджане. Баку, 2003. к тексту
15 См.: Soros Foundations Network. 2003 Report. P. 30—31. к тексту
16 [www.gsft.ge]. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL