ВЫБОРЫ-2004 В КАЗАХСТАНЕ: СТРАТЕГИЯ И ТАКТИКА ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ

Юрий БУЛУКТАЕВ


Юрий Булуктаев, кандидат исторических наук, доцент, эксперт Центра анализа общественных проблем (Алматы, Казахстан)


Выборы в Мажилис, нижнюю палату парламента страны, состоялись 19 сентября и 3 октября (повторные выборы в 22 из 67 одномандатных округов) 2004 года. По данным ЦИК, в голосовании участвовало немногим менее 5 млн чел. (56,5% списочного состава избирателей). Имена 77 депутатов — 67 одномандатников и 10 партийцев — известны. В новом составе парламента 30 человек — представители прежнего депутатского корпуса (всего их баллотировалось 49). Почти 80% народных избранников — казахи, 20% — русские и представители других национальностей, 69 мужчин и 8 женщин, все с высшим образованием, средний возраст — 51 год (самому молодому — 33, самому старшему — 73). Партийный расклад таков: "Отан" — 53 мандата (7 по партсписку, 35 официально выдвинутых партией по одномандатным округам, 11 самовыдвиженцев — членов партии); блок "АИСТ" — 14 (1 по партсписку, 10 официальных одномандатников, 3 самовыдвиженца); партия "Асар" — 4 (1 по партсписку, 3 официальных одномандатника); партия "Ак жол" — 2 (1 по партсписку, 1 самовыдвиженец); Демократическая партия — 1 мандат (официальный одномандатник), 3 депутата — беспартийные1.

Одна из отличительных особенностей прошедшей избирательной кампании — наметившаяся было интрига межпартийной борьбы. Ведь выборы — серьезный стимул процессов внутрипартийного развития, а подготовка к ним влияет на расстановку политических сил в стране. В конкуренцию за депутатские мандаты включились 12 политических партий, составивших формат партийной системы, конфигурацию которой определил Закон "О политических партиях", вступивший в силу в 2002 году.

Спектр партийно-политических диспозиций накануне голосования

Как правило, успех любой партии во многом зависит от мнения электората о ее программе (или предвыборной платформе). При знакомстве с этими документами избиратель задает, прежде всего, следующий вопрос: "Каковы цель и ценности партии?". Важно то, что формирует политический спектр, отношение к ключевым проблемам, стоящим перед обществом.

Проведем анализ текстов программ, принятых на съездах политических партий, зарегистрированных по состоянию на июнь 2004 года (в алфавитном порядке): Аграрной партии Казахстана (АПК), Гражданской партии Казахстана (ГПК), Демократической партии "Ак жол", Демократической партии Казахстана, Казахстанской социал-демократической партии "Ауыл", Коммунистической народной партии Казахстана, Коммунистической партии Казахстана (КПК), Народной партии "Демократический выбор Казахстана" (ДВК), Партии патриотов Казахстана (ППК), партии "Руханият", Республиканской партии "Асар", Республиканской политической партии "Отан" ("Отчизна")2.

Цели и ценности партий

Наименование

Цель

Ценности

АПК

Движение к развитому обществу свободы и социальной справедливости, в котором созданы благоприятные условия для продуктивного труда казахстанцев.

Специально не отмечены. В тексте: социальная справедливость, равные возможности всех и каждого, свобода (совести).

ГПК

Содействие укреплению и развитию государственности Республики Казахстан.

Специально не отмечены. В тексте: социальная справедливость, национальное согласие, гражданская солидарность, политическая ответственность (государства перед народом), демократия.

АК ЖОЛ

Независимый, процветающий, демократический и свободный Казахстан, достойная жизнь каждого гражданина нашей страны.

Независимость, демократия, свобода, справедливость.

АУЫЛ

Развитие государственности, укрепление реального суверенитета страны, равноправие всех граждан независимо от национальной принадлежности, вероисповедания.

Свобода, справедливость, солидарность.

КПК

Создание условий для построения в республике общества свободы и социальной справедливости, основанного на принципах научного социализма. Высшая цель — построение справедливого общественного строя, в котором счастье доступно всем людям и на знамени которого начертано: "Свободное развитие каждого есть условие для свободного развития всех!"

Специально не отмечены. В тексте: справедливость (социальная), братство и солидарность трудящихся, свобода.

ДВК

Построение общества равных возможностей.

Специально не отмечены. В тексте: справедливость (социальная), равенство, свобода, демократия.

ППК

Духовное и культурное возрождение общества и создание условий для подъема экономики, роста благосостояния страны и национального богатства с целью решения социальных проблем общества.

Специально не отмечены. В тексте: общечеловеческие идеи и ценности, моральные ценности общества.

РУХАНИЯТ

Содействие построению демократического и правового государства с социально ориентированной рыночной экономикой путем нравственного и духовного возрождения народа.

Специально не отмечены. В тексте: гуманистические идеалы и ценности, выработанные человечеством.

АСАР

Построение экономически сильного, демократического, правового, социального государства с развитыми институтами гражданского общества

Благосостояние, свобода, справедливость, солидарность.

ОТАН

Построение современного демократического общества.

Свобода, справедливость, солидарность, равенство и братство.

ДПК

Сохранение независимости Родины путем укрепления правовой государственности, основанной на принципах подлинной демократии, межнационального согласия и политической стабильности, свободной рыночной экономики и верховенства закона.

Свобода, закон, справедливость и согласие.

КНПК

Движение к обществу подлинного народовластия, социальной справедливости, широкой духовности, свободы и процветающей экономики на базе научно-технического прогресса и принципов научного социализма.

Специально не отмечены. В тексте: социальное и политическое равенство, коммунизм.

Итак, на движении к обществу свободы и социальной справедливости, обществу равных возможностей сделали акцент АПК, КПК, ДВК, ДПК, КНПК, общечеловеческие идеи и ценности выбрала ППК, гуманистические, выработанные человечеством, — "Руханият". О равенстве возможностей упоминают в своих программах "Ауыл", "Асар", КНПК, укрепление и развитие государственностицель ГПК, "Ауыла", ДПК. Целью своей деятельности "Ак жол", "Руханият", "Отан", "Асар" указали построение демократического государства и общества. Конечно, это не говорит о том, что другие партии отвергают демократический путь развития. Напротив, слова "демократия", "демократический" присутствуют в текстах программ всех партий. Просто они не выделяют их в качестве своей главной цели. Так, задачу (но не цель) построения демократического государства ставит перед собой ГПК. В программе ППК также утверждается, что "страна должна идти по пути построения демократического государства". В итоге, по программным установкам все эти структуры (может быть, КПК и КНПК — с натяжкой, но ведь существует же демократический социализм) можно отнести к партиям демократической ориентации.

Если определить их различия на абстрактно-теоретическом уровне, то выяснится, что в своих программах специально подчеркнули ценности следующие партии: "Ак жол" (независимость, демократия, свобода, справедливость), "Отан" (свобода, справедливость, солидарность, равенство, братство), "Асар" (благосостояние, свобода, справедливость, солидарность), "Ауыл" (свобода, справедливость, солидарность), ДПК (свобода, закон, справедливость и согласие). В программах других партий ценности присутствуют, но специально не выделены.

Согласно заявленным диспозициям, по критерию отношения к существующей власти, на левый фланг можно поставить КПК, КНПК и ДВК, левоцентристскими партиями следует назвать "Ак жол", "Ауыл", центристскими и правоцентристскими — "Отан", ГПК, АПК, ППК, "Асар", "Руханият", ДПК. Такое позиционирование следует считать условным из-за того, что их практическая деятельность не только не подтверждает, но и опровергает заявленные в программах приоритеты.

Анализ программных положений показал, что цели у партий в основном глобальны и идентичны, а ценности однообразны. Поэтому партии трудно различать по заявленным ими программам. По мнению избирателей, гораздо легче распознавать их по лидерам: "Отан" — Н. Назарбаев; "Асар" — Д. Назарбаева; "Ак жол" — Б. Абилов, А. Байменов, О. Жандосов, Л. Жуланова, А. Сарсенбайулы; КПК — С. Абдильдин; АПК — Р. Мадинов; ГПК — А. Перуашев; "Ауыл" — Г. Калиев; ППК — Г. Касымов; ДВК — Г. Жакиянов; "Руханият" — А. Джаганова; ДПК — М. Нарикбаев; КНПК — В. Косарев.

Стартовые условия

1. Для успеха избирательной кампании очень важно начать ее подготовку как можно раньше, желательно даже приступить к ее стратегическому планированию за год-полтора до дня голосования. Однако в силу ряда причин не все партии следовали этому постулату. По состоянию на сентябрь 2003 года (за год до выборов) были зарегистрированы семь партий: Аграрная, Гражданская, "Ак жол", Компартия, "Ауыл", Партия патриотов, "Отан". Из них АПК, ГПК и КПК в июне 2004-го зарегистрировались уже в составе блоков. За восемь месяцев до выборов, по состоянию на январь 2004 года, зарегистрировались еще две — "Руханият" и "Асар" (в октябре и декабре 2003 г.), а ДВК, КНПК и ДПК — в июне 2004 года, примерно лишь за три месяца до голосования. В итоге для большинства партий этапы подготовки к выборам оказались спрессованы во времени.

2. Неравные стартовые условия, прежде всего для оппозиционных партий, были запрограммированы в процессе формирования избирательных комиссий. Например, "Ак жол", Коммунистическая партия и ДВК в общей сложности выдвинули в составы избирательных комиссий всех уровней порядка 15 тыс. своих представителей. Однако в областные, гг. Астаны и Алматы избирательные комиссии от этих трех партий прошло только 6 человек. Из 259 мест в городских комиссиях оппозиционные силы получили лишь 23, из 1 169 мест в районных — 106, 29 мест (из 469) — в окружных комиссиях3. Все эти комиссии были укомплектованы преимущественно представителями партии "Отан", что и послужило основанием для ее критики со стороны оппозиционных организаций.

Выбор стратегии

Стратегию избирательной кампании можно определить как программу будущей работы партии ради достижения поставленных целей. В ходе минувших выборов перед этими политическими организациями стояла проблема выбора одного из вариантов их стратегии: действия в условиях своего доминирования (на провластном поле) или при доминировании конкурентов (на оппозиционном поле). Вместе с тем им необходимо было учитывать следующие факторы: силу властного противодействия; информированность населения о партии; степень электоральной поддержки; позиции конкурентов; доступность коммуникативных каналов.

Из партий, получивших не менее 3% голосов избирателей, первый вариант стратегии использовали "Отан", "Асар" и блок "АИСТ", второй — "Ак жол" и блок ДВК — КПК. Все партии и блоки применяли стратегию завоевания политического пространства и закрепления на нем (безотносительно к категориям населения), что было связано с экономическими и социальными ожиданиями избирателей. Преследуемая цель — привлечение внимания электората к проблемам, в возможностях разрешения которых партия, по ее мнению, имеет преимущество в глазах избирателей (по сравнению с соперниками) в силу своей компетентности и способности эти проблемы разрешить. Другими словами, партии стремились убедить избирателей в своей компетентности и серьезности, каждая искала свою нишу на политическом рынке. Например, "Отан" позиционировала себя в качестве партии действующего главы государства, личность которого избиратели должны были ассоциировать с политической стабильностью, межнациональным и межконфессиональным согласием, дальнейшим повышением уровня благосостояния граждан. "Ак жол" предложила пути модернизации политической системы общества и обеспечения достойной жизни каждому, связав это с решением трех задач: искоренением коррупции, сокращением разрыва между богатыми и бедными, эффективным использованием природных ресурсов. Партия "Асар" и блок "АИСТ" выступили в поддержку президентского курса реформ. Блок ДВК — КПК выдвинул лозунг: "Доходы от нефти — на службу народу!"

Кроме того, была реализована стратегия политических союзов. Четыре партии объединились в два блока: "Оппозиционный народный союз коммунистов и ДВК" и "Аграрно-индустриальный союз трудящихся" ("АИСТ"). Их создание легитимизировалось последними изменениями в законе о выборах. В частности, указывалось, что сформированный блок необходимо зарегистрировать в Центральной избирательной комиссии, что любая партия может состоять только в одном блоке, а в процессе выборов блок обладает теми же правами, что и политическая партия.

Как известно, цель любого объединения партийных сил — победа на выборах. Исходя из того, что по отдельности Аграрная, Гражданская, Коммунистическая партии и ДВК вряд ли смогли бы превзойти достигнутые блоками результаты, создание двух блоков можно оценить как оправданный шаг.

По оценкам экспертов, блок Аграрной и Гражданской партий (зарегистрирован в июне 2004 г.) представлял интересы сельской буржуазии и промышленного капитала. Так как обе вошедшие в него партии являются проправительственными, сформированными сверху, высказывались соображения, что ключ к объяснению причин их объединения находился в руках политтехнологов от власти. Следовательно, он был создан не по воле членов этих партий, похоже даже не по воле их лидеров. Заметим, что на выборах 1999 года обе партии преодолели 7%-й барьер, заняв по партийным спискам соответственно третье и четвертое места. Возможно, у власти появились опасения, что на выборах-2004 ни "аграрии", ни "промышленники" по отдельности таких результатов не достигнут, а, объединив свои ресурсы, окажут серьезную конкуренцию, прежде всего оппозиционным структурам.

Тогда же, в июне, был зарегистрирован блок "Оппозиционный народный союз коммунистов и ДВК". Некоторые аналитики прогнозировали, что для КПК (лидер С. Абдильдин) этот союз будет означать частичную потерю ее идентификации со своими избирателями. Ведь она — не только единственная сохранившаяся партия формата начала — середины 1990-х годов, но и единственная, перманентно принимавшая участие в выборах. В отличие от других партий КПК имела свою социальную нишу — регулярно голосующую за коммунистов протестную часть электората, которая рассматривалась как ее самый главный ресурс. Среди партий, участвовавших в парламентских выборах 1999 года, коммунисты заняли второе место, уступив лишь партии "Отан". Если учесть постоянное давление власти на КПК, утрату у населения интереса к коммунистическим идеалам, появление на политической арене незадолго да выборов другой Компартии (народной) под руководством В. Косарева, определение КПК своей предвыборной тактики выглядело достаточно сложной задачей. В связи с этим ее политический союз с ДВК представляется оправданным, несмотря на их расхождения в идеологической платформе. Одной из причин весьма скромных успехов "АИСТа" и ДВК — КПК в конкуренции по партийным спискам следует считать их позднее включение в ход избирательной кампании.

При самом грубом подсчете для детального ознакомления с программами всех партий потребуется 12 часов. И вряд ли среднестатический избиратель согласится потратить на это свое время. Поэтому успеха добиваются лишь партии, которые изучают, как сформулировать основные положения программы таким образом, чтобы привлечь избирателя, не перегружая его избыточной информацией. Здесь в качестве мощного стратегического средства кампании выступают лозунги. Можно, конечно, спорить об их удачном или неудачном применении, но представляется, что и сейчас, после выборов, среднестатистический избиратель на вопрос о партии "Отан" ответит: "Сделано немало — продолжим вместе!"; на вопрос об "Ак жол" отзовется: "Достойную жизнь — всем и сегодня!"; на вопрос об "Асар" — "Всем миром! Родина, семья, достаток!"; на вопрос о блоке "АИСТ" улыбнется: "Он приносит счастье!"; на вопрос о ДВК — КПК отрапортует: "Вместе с народом, на благо народа!". И не важно, что находились критики, которые говорили: "птица аист в Казахстане не водится"; "в чьей семье достаток?"; "прихватизировано немало — продолжим?". Главное в том, что цель достигнута: партии стали узнаваемыми, следовательно, этот стратегический ресурс они использовали достаточно эффективно.

Поскольку мы заговорили об узнаваемости, то целесообразно обратить внимание на еще один стратегический ресурс избирательной кампании — на публикации результатов опросов общественного мнения, которые служат важным источником информации для избирателей, а партиями используются как технологии. Конечно, работа разных социологических служб и агентств заслуживает отдельного разговора об их профессионализме, честности и репутации. Не секрет, что некоторые из них действовали по принципу: "кукушка хвалит петуха за то, что платит он кукушке".

Умиление, например, вызывали высокие рейтинги Дариги Назарбаевой, одного из лидеров партии "Асар", с января 2004 года регулярно публиковавшиеся в ряде средств массовой информации Центральноазиатским агентством политических исследований, которое возглавляет человек, бывший в то время... первым заместителем председателя партии "Асар", то есть Дариги Назарбаевой. Для нее такие рейтинги были "медвежьей услугой", уж этого человека безо всяких рейтингов знает вся страна. Еще один пример. 31 августа газета "Партия" опубликовала результаты опроса, проведенного компанией маркетинговых, социально-политических и медиа-исследований "Комкон-2 Евразия". В нем сообщалось: "Свыше половины казахстанцев готовы проголосовать на выборах за партию "Асар", за нее отдали бы свои голоса 53% избирателей, 33,5% — за "Отан" и лишь по 5,5% — за "Ак жол" и "АИСТ". Исследование было проведено в 22 городах страны, опрошено 900 респондентов"4. Однако партия "Асар" набрала менее 12% голосов (одно место по партийным спискам).

Не менее забавно выглядит материал "Сенсационный взлет "АИСТа", опубликованный 14 сентября на первой полосе газеты "ЭкспрессК". Некий Восточно-Европейский центр структурных исследований (ВЕЦСИ) "опросил 2,5 тыс. казахстанцев, начиная с представителей богатого класса и кончая безработными республики. Согласно опросу, "Ак жол" получил всего 6,7% голосов и опустился на четвертое место. "Асар" с 21,7% голосов респондентов отошел на третье место. Абдильдинская компартия и жакияновские дэвэкашники (КПК энд ДВК) получили рейтинг в пределах 2 (плюс-минус 1) процентов и вообще откатились за пределы лидирующей пятерки. Тем не менее "Отану" отдали предпочтение 35,8% участников опроса. Кто же на втором месте? А на втором — "АИСТ"! За него будут голосовать 23,5% опрошенных казахстанцев!"5. (Сохранено в газетной редакции.) В итоге "АИСТ" едва перевалил за 7%-й барьер, набрав 7,07%.

Отдельные партии и блоки использовали тактику, суть которой — нейтрализация кампании соперников. Так, представители блока "АИСТ" предприняли попытку через ЦИК снять с предвыборной гонки своих конкурентов из блока ДВК — КПК, по их мнению, нарушивших законодательство при трансляции телевизионного рекламного ролика. Широко использовались и грязные технологии: распространение печатных материалов, компрометирующих соперников, внесение в избирательные списки двойников-однофамильцев, заклеивание чужих листовок и плакатов своими агитационными материалами.

В качестве тактического хода принималась во внимание и возможность бойкота выборов некоторыми партиями, что рассматривалось как форма их политической борьбы, предполагающая прекращение отношений с Центральной избирательной комиссией (а значит, с властью) на период проведения выборов в знак протеста против нарушений правил игры. Некоторые эксперты допускали, что бойкот может быть объявлен оппозиционными структурами. Однако до бойкота дело не дошло. Дело даже не в том, что речь шла о перспективах их дальнейшего функционирования — согласно Закону "О политических партиях", принятому 15 июля 2002 года, по решению суда политическая партия может быть ликвидирована в случае двукратного подряд неучастия в выборах депутатов Мажилиса Парламента Республики Казахстан. Гораздо важнее то, что избиратель мог расценить такой бойкот как уклонение участвующих в нем структур от политической борьбы, как проявление их трусости и нарушение права каждого гражданина проголосовать за ту партию, которой он готов отдать свой голос. Ведь для партии самое главное на выборах — голоса избирателей. Вот почему такая форма политической борьбы, по мнению лидеров оппозиционных партий, не могла принести дивидендов ни одной из них.

Партии слабо использовали и стратегию завоевания "критической массы избирателей" (колеблющихся), еще не принявших решения, стратегию укрепления позиций среди завоеванного электората. Были плохо организованы, а потому не получили должного эффекта теледебаты между партиями, многие из которых недооценили важность собственного участия в публичных дискуссиях.

Итоги и уроки

Итак, 7%-й барьер преодолели следующие структуры: "Отан" получила 60,61% голосов (7 мест из 10); "Ак жол" — 12,04% (1 место); "Асар" — 11,38% (1 место); блок "АИСТ" — 7,07% (1 место). Не взяли его блок "Оппозиционный народный союз Коммунистов и ДВК" — 3,44%; Коммунистическая народная партия — 1,98%; партия "Ауыл" — 1,73%; Демократическая партия — 0,76; Партия патриотов — 0,55%; "Руханият" — 0,44%. По одномандатным округам распределение депутатских мест кандидатов от партий выглядит так: "Отан" — 35; блок "АИСТ" — 10; "Асар" — 3; одно место получила Демократическая партия6. Все это без учета самовыдвиженцев, идентифицирующих себя с той или иной партией.

Как и следовало ожидать, оценки прошедших выборов неоднозначны. Если власть и Центризбирком признали их успешными, то оппозиционные партии, приводя в качестве доказательства многочисленные факты нарушений Закона "О выборах", назвали их сфальсифицированными, следовательно, нелегитимными. Не было единодушия в оценке выборов и среди наблюдателей. На основе анализа актов о нарушениях во время выборов Республиканская сеть независимых наблюдателей (РСНН) сделала в день голосования следующее заявление: "Нарушения носили организованный, заранее спланированный характер и управлялись из единого центра". Однако ряд международных наблюдателей из Польши, Турции, Индии, некоторых стран СНГ дали этим выборам положительную оценку. Вместе с тем ОБСЕ и правительство США (в отличие от американских наблюдателей) посчитали, что прошедшая избирательная кампания не соответствовала общепринятым международным стандартам.

Некоторые аналитики и сейчас утверждают, что оппозиционные партии избрали неправильную стратегию и тактику действий, что якобы послужило одной из причин их поражения. Наше мнение: это отнюдь не так. Если фальсификации действительно были, то проиграла не оппозиция, а все партии, все общество, весь Казахстан. Уже налицо рост конфликтного, конфронтационного потенциала, который проявляется не только в отношениях власть — оппозиция, но и в рядах властвующей элиты. Примером тому могут служить сенсационные заявления экс-помощника президента страны (ранее экс-премьера) Г. Марченко и спикера Мажилиса, заместителя председателя партии "Отан" Ж. Туякбая. Первый отметил неудовлетворительную организацию выборов, второй же прямо сказал, что они "превращены в недостойный для нашей страны фарс". При этом свои слова подкрепил делом — заявил о своем выходе из партии "Отан" и нежелании продолжать работу в новом парламенте.

Если не вдаваться в детальный анализ технологических цепочек, сопутствующих избирательной кампании, следует признать, что все партии, а не только оппозиционные (конечно, в зависимости от наличия соответствующих ресурсов), старались четко следовать своим стратегиям и предпринимали довольно грамотные с точки зрения политической теории тактические ходы и приемы. Однако их коэффициент полезного действия оказался близким к нулю, потому что они были ограничены рамками правил навязанной им политической игры под названием "партийная демократия в Казахстане". Ведь партии страны — заложники ее нынешней политической системы, что и проявилось в ходе минувших парламентских выборов.

Во-первых, эта избирательная кампания показала, что победила стратегия "Центральной партии", то есть той, которая держит руку на пульте принятия политических решений, играя в этом процессе доминирующую роль. В Казахстане эта роль принадлежит администрации президента и акиматам — исполнительной власти. А ее стратегия в данном случае была довольно проста: продавливание "своих" кандидатов (от "Отана" и "АИСТа") и "отстрел" конкурентов от всех других партий, оказавшихся при этом спарринг-партнерами, если не сказать "пушечным мясом". Судя по сообщениям СМИ, тактические действия здесь предусматривали следующее: создание неравных условий для партий в период предвыборной агитации, подключение административного ресурса в лице акимов, влияние на членов избиркомов, голосование по принуждению (в основном, работников бюджетной сферы и студентов ряда вузов).

Во-вторых, выборы еще раз подтвердили, что 10 мест по партийным спискам — чрезвычайно мало для 12 партий. Этот мизер — продукт "дозированной" ("управляемой") демократии. В таком контексте многопартийность выглядит как бутафория, как приукрашенный декорациями партийный фасад якобы демократического здания.

По закону каждая партия имела право израсходовать на всю кампанию до 99 млн тенге (примерно 740 тыс. долл.). Пока обнародовать отчет об использовании средств избирательного фонда решилась только одна структура — "Оппозиционный народный союз коммунистов и ДВК". Его общие затраты на эти цели составили 45 995 300 тенге. По мнению руководителей этого блока, согласно данным специально проведенного ими мониторинга, бюджеты "Отан", "Асар" и "АИСТа" должны в 4—5 раз превысить максимально допустимый уровень. На примере лишь телеканала "Евразия-ОРТ" можно видеть, что только с 1 по 17 сентября расходы партии "Отан" и блока "АИСТ" были равны 20 млн 139 тыс. тенге, партии "Асар" — 10 млн 195 тыс. тенге7. Отсюда и успехи (одно место по партийным спискам для "Ак жола", "Асара" и "АИСТа") были абсолютно не адекватны затраченным ими финансовым, человеческим и моральным ресурсам.

В-третьих, выборы продемонстрировали, что политическим организациям страны суждено приспосабливаться к отнюдь не самому совершенному формату системы, определенному Законом "О политических партиях", принятому в 2002 году. Речь идет прежде всего о пресловутой 50-ти тысячной регистрационной норме. В свое время эксперты и некоторые депутаты предупреждали, что эта планка (высокая даже по международным стандартам) может создать благоприятную почву для приписок и принудительного вовлечения граждан в партийные организации. Прошедшие выборы вновь обнажили эту проблему: по их итогам три политические партии получили от 20 до 36 тыс. бюллетеней, то есть сами члены этих партий (в каждой из них должно быть не менее 50 тыс. чел.) за свои партии не голосовали.

Таким образом, прошедшая избирательная показала, что для создания полноценной партийной системы необходима не имитация, а реальное воплощение в жизнь политических реформ, предусматривающих в числе других мер и расширение партийного представительства в парламенте.


1 См.: Казахстанская правда, сентябрь — октябрь 2004; Жусупов С. Какой парламент мы получили, или Размышления после выборов // Эксперт Казахстан, 11—24 октября 2004, № 19; Ашимбаев Д. Новый Мажилис: штрихи к портрету // Страна и Мир, 22 октября 2004. к тексту
2 См.: Булуктаев Ю.О., Чеботарев А.Е. Политические партии Казахстана. 2004 год. Справочник. Алматы: Типография "Комплекс", 2004. к тексту
3 СОЗ, 16 сентября 2004. к тексту
4 Партия, 31 августа 2004. к тексту
5 ЭкспрессК, 14 сентября 2004. к тексту
6 См.: Казахстанская правда, 28 октября 2004. к тексту
7 См.: Панорама, 15 октября 2004. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL