ГЕОПОЛИТИКА ВЗАИМОЗАВИСИМОСТИ КАЗАХСТАНА И ДРУГИХ СТРАН СНГ
(Концептуальный аспект взаимодействия)

Гульнар РИНГРОУЗ


Гульнар Рингроуз, кандидат географических наук, независимый эксперт (Алматы, Казахстан)


Геополитический фон

Современная геополитическая ситуация, обуславливающая важнейшие аспекты социально-экономического развития республики, имеет ярко выраженный региональный характер. С учетом же нынешних тенденций мирового развития глобальное экономическое и политическое значение Центральной Азии обуславливают две группы факторов: ее географическая близость к великим державам — России и Китаю, а также богатейшие запасы природных ресурсов, особенно нефти, газа и цветных металлов. В свою очередь, эти факторы распадаются на множество составляющих, которые переплетены друг с другом и находятся в состоянии динамического неравновесия.

Именно ресурсный потенциал и особенности геополитического положения Республики Казахстан определяют геостратегический интерес ведущих стран мира к его экономике. Минерально-сырьевая база нашей страны, как и всех бывших республик СССР, формировалась, прежде всего, с учетом обеспечения нужд замкнутого экономического пространства, а размещение потребителей минерального сырья диктовалась принципами широкомасштабной интеграции, что во многих случаях способствовало весьма эффективному использованию общесоюзного потенциала недр. Так, крупные месторождения титано-циркониевого сырья Украины полностью обеспечивали три титаномагниевых комбината СССР: Запорожский (Украина), Березниковский (РСФСР), Усть-Каменогорский (Казахстан), — а также решали все проблемы обеспечения предприятий Советского Союза цирконом. Уникальные месторождения магнетитовых железных руд Северного Казахстана были ориентированы на обеспечение сырьем сталелитейных предприятий Урала и Западной Сибири. А создание крупнейшей в СССР минерально-сырьевой базы бокситов на территории того же Северного Казахстана обеспечивало устойчивую работу алюминиевой подотрасли государства1. Нынешних крупных геополитических партнеров Казахстана — Россию, США, КНР, Великобританию — привлекают богатейшие минерально-сырьевые и сельскохозяйственные ресурсы, а также выгодное геостратегическое положение республики как центральноазиатского транспортного перекрестка, обеспечивающего выход на Россию и Китай. К тому же последний аспект способствует лидерству Казахстана среди стран региона в развитии процессов преобразования экономики2.

Экономико-географические и геополитические преимущества нашего государства — его расположение в центре Евразии, прохождение по республике кратчайших трансконтинентальных транспортно-коммуникационных маршрутов — вызывают определенный интерес крупных иностранных компаний и транснациональных корпораций, что предоставляет Казахстану шанс использовать транзит через его территорию как одну из важных статей дохода госбюджета. Кроме того, данное преимущество позволяет стране на достаточно выгодных условиях привлекать для развития ее транспортно-коммуникационного комплекса иностранные инвестиции. В республике исторически сложилась удачная комбинация территориальных транзитных путей, характеризующаяся совпадением практически всех внутренних, межрегиональных и других международных маршрутов. Поэтому становление международных транспортных коридоров будет способствовать дальнейшему развитию ее внутренней транспортной сферы, в результате чего инвестирование в эту инфраструктуру не приведет к дисбалансу внешних и внутренних интересов официальной Астаны. В этом плане особенно актуально определить правильную стратегическую линию во взаимоотношениях с Россией, Китаем, Кыргызстаном и Узбекистаном.

Таким образом, создание оптимальных транспортных путей международного значения — важный аспект управления транспортно-коммуникационным комплексом страны, его можно и нужно использовать для эффективной реализации преимуществ геополитического положения республики как транзитной территории между Европой и Азией. Это предполагает максимальное использование потенциала экономико-географического положения (ЭГП) государства на макро- мезо- и микроуровнях.

Макроположение Казахстана обуславливается его исключительной отдаленностью от ведущих центров мировой экономики. Например, государства Европейского союза находятся в 3 тыс. км от западных границ нашей страны, а такие ее крупные геополитические партнеры, как Великобритания, США и Япония, удалены более чем на 6 тыс. км.

Мезоположение характеризуется наличием непосредственных границ с другими республиками СНГ, Китаем и относительной близостью стран Ближнего Востока. Развитие связей между этими группами стран определяет пропорции и масштабы развития экономики Казахстана, а также соответствующее природному и экономическому потенциалу место республики в международном территориальном разделении труда в рамках Евразии. Разумеется, это лишь предпосылки ЭГП, которые либо могут, либо не могут быть использованы в ходе экономической реформы. Исходя из этого, производственно-территориальная структура нашего государства должна стать частью, а не придатком громадной по своему потенциалу экономической системы, которая рано или поздно сложится на территории Евразии. Несмотря на формирование и развитие народно-хозяйственного комплекса республики в составе единого экономического пространства СССР, ЭГП рассматривалось как динамическая система многоаспектных и разномасштабных пространственных отношений с зарубежными странами, зависящая от структурных сдвигов как внутри республики, так и вне ее. Однако в советское время эта система не могла использовать отмеченные преимущества макро- и мезоположения, поскольку Казахстан не считался субъектом мировой экономики, а экономические взаимоотношения с сопредельными странами были деформированы идеологическими установками и особенностями централизованного планирования.

Между тем основой межрегионального сотрудничества для Казахстана было и остается использование возможностей микроэкономического положения по отношению к Узбекистану, Кыргызстану и Китаю. В этой связи представляется важным, в частности, через призму КНР оценить особенности сухопутных и морских границ нашего государства.

Характеризуя последние, необходимо отметить, что они начинаются на Каспии — неподалеку от дельты Волги, на рубежах с Россией, охватывают южную часть Атырауской и запад Мангистауской областей Казахстана, затем почти вплотную подходят к берегам залива Кара-Богаз-Гол (ныне Туркменбаши), расположенного на территории Туркменистана. Общая их протяженность составляет 1 730 км. Важнейший порт — Атырау, являющийся своеобразным перекрестком морских, речных, железнодорожных, автомобильных путей и нефтепроводов. По существу, это объединенный морской и речной порт. Кроме того, связи Казахстана с Азербайджаном, Северным Кавказом, Нижним Поволжьем и Туркменистаном осуществляются через порты Баутино, Актау, Ералиев, которые постепенно приобретают характер и статус международных. В структуре экономических связей между странами Каспийского бассейна преобладают нефть и нефтепродукты, строительные и лесоматериалы, рыба, машины и оборудование. Однако уже сейчас они значительно изменяются. Разумеется, активизация внешнеэкономических связей со странами Каспийского бассейна и через Волгу с другими государствами позволит повысить статус и увеличить геополитическое значение Атырауского морского торгового порта, что обусловит необходимость его значительного расширения и реконструкции.

Таким образом, при анализе геополитических приоритетов республики следует исходить из того, что вектор концептуального взаимодействия должен быть направлен на раскрытие и изучение возможностей активного использования факторов физико-географической и социально-экономической среды (и разумного воздействия на нее) в интересах военной, экономической и экологической безопасности нашего государства.

Геополитические штрихи

В 1991 году перед Казахстаном, как и перед всеми другими республиками СНГ, встала задача национального самоопределения, создания собственной государственности и осмысления своего места в геополитическом пространстве. В то же время разделение прежде единого социально-культурного пространства, разрыв налаженной системы производственных связей, переходное состояние новых, только установившихся механизмов взаимодействия государств и привели к обострению некоторых геополитических и геоэкономических проблем.

После крушения СССР постсоветские страны оказались в условиях системного кризиса, что делает вполне очевидным необходимость их политического и экономического сближения. Данный факт обуславливается обязательным сломом жестких политических конструкций, составлявших основу советской государственности. Советский Союз распался в рекордно короткие сроки, и в интересах вновь образовавшихся государств необходимо было не только демонтировать тоталитарную систему, но и не допустить возможности ее реставрации. Безусловно, и сегодня Казахстан (как и многие другие страны СНГ) еще не в полной мере накопил необходимый ему опыт независимого существования. Это объясняется рядом факторов: "усеченностью экономики" в результате развала единого народно-хозяйственного комплекса; отсутствием многолетней практики регионального взаимодействия, в том числе и двусторонних отношений между суверенными республиками ЦА; ослаблением степени контролируемости социально-экономических, политических, социокультурных и психологических связей в каждом государстве Содружества.

На первом этапе независимого развития стран СНГ в качестве образца их будущего экономического взаимодействия рассматривалась модель, разработанная и апробированная в Европейском союзе. Однако грамотному ее заимствованию мешали два вызвавших иллюзии обстоятельства. Первое заключалось в том, что в течение некоторого после распада СССР времени сохранялась экономическая "прозрачность" межреспубликанских границ, а до осени 1993 года действовало и единое денежное пространство (еще сохранявшийся советский рубль). Возникла парадоксальная ситуация: представлялось, что доминирующие составляющие экономического союза, которые страны ЕС аккумулировали почти четыре десятилетия, в рамках СНГ не только имеются изначально, но и конгруэнтны с ними. Следовательно, как казалось, задача должна сводиться к следующему: достроить так называемые "нижние этажи" интеграционного здания — создать таможенный союз, единый рынок капиталов, сохранив и упрочив при этом готовую его "крышу". Суть второго обстоятельства заключалась в нижеследующем: господствовало убеждение, что в целом вся ситуация в СНГ гораздо благоприятнее, чем в ЕС, участники которого до их объединения исторически существовали как самостоятельные государства со своей экономической, правовой и институциональной спецификой. Принципиально иной виделась ситуация в СНГ, где все страны идентичны, ибо их национальные хозяйства еще недавно были единым целым и хорошо подогнаны друг к другу. Другими словами, государства Западной Европы продвигались вперед на ощупь, методом проб и ошибок, а республикам СНГ уже известен путь, проложенный в советскую эпоху, что позволит им идти по нему уверенно и быстро.

Однако в силу объективных причин "прозрачность" межреспубликанских границ быстро улетучивалась; различия в темпах реорганизации национальных экономик обусловили разную степень либерализации внутренних цен в странах Содружества, что привело к существенным перепадам в их уровнях. Это породило бегство товаров, включая и жизненно важные ресурсы, из стран с относительно низкими внутренними ценами в те государства, где они выше. Достаточно ощутимой оказалась и утечка материальных ресурсов, вызванная отменой государственной монополии на внешнюю торговлю. Сырье, топливо, металлы широким потоком потекли в дальнее зарубежье, то есть на мировой рынок, где их можно было продать дороже, да к тому же получить доход в твердой валюте. Часто такая утечка проходила через таможенную территорию других стран СНГ. Все это заставило Россию и остальные государства Содружества ввести жесткие количественные и тарифные ограничения на экспорт, создать на границах таможни.

Далее обозначилась еще одна проблема размывания единого денежного пространства. При сохранении советского рубля в качестве единого платежного средства в зоне СНГ независимые национальные банки государств Содружества получили возможность бесконтрольно эмитировать безналичные деньги, которыми они могли расплачиваться друг с другом, особенно с Россией, а на нее приходилось до 80% внешней торговли большинства этих государств. В результате этого в РФ хлынул поток обесцененной денежной массы, подхлестывавший и без того галопирующую здесь инфляцию. В России обозначилась необходимость ввести собственную валюту и взять курс на жесткую кредитную политику в отношении остальных стран СНГ. В свою очередь, каждая из них ввела свои национальные деньги.

Одна из основных проблем Казахстана (как и всех стран СНГ) — укрепление государственного суверенитета и достижение межнационального согласия. Существующие межэтнические проблемы национальных меньшинств нашей республики (уйгур, курдов, дунган и т.д.) требуют пристального внимания. Самостоятельное значение приобрел этнополитический феномен, ставший одним из главных на постсоветском пространстве и характеризующий межгосударственный, внутриполитический и геополитический уровни. Перспективы экономического объединения государств Содружества зависят от готовности каждого участника к ущемлению своего суверенитета, так как их реальная интеграция возможна лишь на основе сближения геополитических приоритетов за счет ограничения этнополитических устремлений.

Важнейший геополитический вопрос, возникший после развала СССР, — политический и торговый контроль над обширными энергетическими ресурсами, особенно на Кавказе и в Центральной Азии. Сущность новой геополитической игры сводится к контролю над добычей углеводородов и над трубопроводами, по которым нефть и газ направляются на западные рынки. В этом контексте для Казахстана ныне наиболее актуальны геополитические проблемы разведки, добычи и транспортировки нефтяных ресурсов Каспия. Присутствие в этой сфере крупных корпораций "Аджип КСО", "Бритиш газ", "Шелл", "Эксон-Мобил" определяет геостратегические интересы ряда мировых держав к нашей стране. Каспийская нефть стала ареной острой конкурентной борьбы между США и некоторыми государствами Западной Европы. В геополитическом раскладе сил вокруг Каспийского региона лидирующие позиции начинают занимать США. Усиление их роли здесь связано не только с постоянным геополитическим соперничеством Вашингтона с Пекином и Москвой в этом стратегически важном районе мира, но и с его природными ресурсами — нефтью, которая и делает данный регион стратегическим3. К тому же обсуждаемые варианты транспортировки этой нефти (Казахстан — Россия, Казахстан — Азербайджан, Западный Казахстан — Западный Китай, Казахстан — Иран — Персидский залив, Казахстан — Туркменистан — Пакистан) вызывают геополитический интерес крупнейших мировых держав.

Центростремительные и центробежные тенденции

По мнению Н. Спикмена, государство может стать организующим региональным центром, если оно будет иметь высокую интегральную оценку, определяемую по 10 важнейшим параметрам: полезные ископаемые; национальный дух; территория и климат; границы; население; этническая неоднородность; политическая стабильность; уровень социальной интеграции; экономическое, технологическое и финансовое развитие; качество управленческой элиты. Представляется, что в геополитическом и геоэкономическом отношении для республик СНГ характерно соотношение двух основных процессов. С одной стороны, структурируются национально-государственные интересы стран Содружества, с другой — возрастает осознание ими правомерности экономической интеграции в рамках данной структуры. Такая ситуация приводит к необходимости выбора приоритетов. Целесообразность экономического сближения, по нашему мнению, вполне очевидна.

Однако экономическая интеграция в некоторой степени замедляет процессы суверенизации, что вполне объективно, но вместе с тем она становится обязательной "платой" за модернизацию экономики. Кроме того, наличие дестабилизирующих факторов становится опасным в условиях постмилитаристского наследия. Новые постсоветские государства получили те роли, которые в свое время были характерны для СССР. Особенности современной политики России как геополитического и геоэкономического лидера на евразийском пространстве (по отношению к другим странам СНГ) восходят к периоду, когда строительство национальной государственности этих стран совпало с процессом возрождения собственно российской государственности, происходившим (по историческим причинам) более быстрыми темпами. Это позволяло РФ опережать другие республики СНГ в выработке системного подхода во внешней политике и занимать ведущее место в отношениях с ними. Россия имеет более динамичную возможность осуществлять экономический, коммуникационный, этно-демографический, военный, информационный контроль на постсоветском пространстве. Следовательно, при решении комплексных проблем, стоящих перед странами Содружества, в первую очередь учитываются интересы России. Но вместе с тем нынешнее соотношение сил в мировой геополитике вынуждает РФ искать новые подходы в реализации своих интересов, адекватных ее изменившейся роли.

Экономика любого государства "смотрит" во внешний мир через своеобразную "призму", то есть через систему своих национальных интересов, приоритетов и внешнеэкономических институтов. Устойчивость этой позиции в современном экономическом мире предопределяется согласованностью трех стратегических компонентов: ситуацией, складывающейся во внешней сфере; состоянием "призмы" и положением в национальной экономике4. Опыт независимого развития Казахстана свидетельствует, что несовпадение интересов стран СНГ является вторичным перед другими, более важными задачами. Во-первых, этим республикам необходимо определить собственные приоритеты в системе двусторонних отношений с партнерами по Содружеству, во-вторых, подчинить это главной цели — системному противостоянию возможности реанимировать прежние отношения "центр — периферия". В силу специфики действия множества экономических, политических, социальных, этнических и других факторов на экономическом пространстве СНГ развиваются две противоположные тенденции: дезинтеграционная (центробежная) и интеграционная (центростремительная). Центробежная преобладала в первые три года после образования Содружества, проявляется и сейчас. Она связана с разложением прежней экономической системы, включая ликвидацию централизованного планирования и фондирования ресурсов, которые пришли в противоречие с потребностями формирования рыночных отношений. Казахстан, как и другие государства СНГ, — субъект действия этих факторов, испытывает на себе их воздействие. Следует отметить, что в процессе развития этой тенденции устраняется механизм "подкормки" Центром менее развитых республик — в основном за счет перелива капитала из России, что в конечном счете отражается на основных макроэкономических показателях стран СНГ (см. табл. 1).

Таблица 1

Основные макроэкономические показатели в среднем по СНГ

 

2002 год в % к 2001 году

2001 год в % к 2000 году

2002 год в % к 1991 году

Население

100,2

99,6

98,8

Валовой внутренний продукт*

104,8

106,1

75,1

Продукция промышленности

104

107

68

Продукция сельского хозяйства

102

108

75

Инвестиции в основной капитал

106

112

40

Перевозка грузов предприятиями транспорта (без трубопроводного)

104

105

26

Перевозка пассажиров предприятиями транспорта

99

99,4

77

Розничный товарооборот (по всем каналам реализации)

110

112

97

Платные услуги (по сложившимся в странах Содружества каналам реализации)

101

103

33

* Этот и нижеследующие показатели даны в постоянных ценах.

Источник: Экспресс-доклад Статкомитета СНГ. 2003.

В последнее время, особенно в 1999—2003 годах, политические проблемы СНГ превалируют над экономическими, несмотря на их взаимосвязь, что свидетельствует о большом влиянии геополитических центров на политические процессы, происходящие в государствах Содружества.

Уже в первой половине 2000 года практически во всех странах СНГ был отмечен неожиданно устойчивый экономический подъем: их совокупный валовой внутренний продукт увеличился на 6% по сравнению с тем же периодом предыдущего года. Этому росту способствовали как внешние, так и внутренние факторы. Устойчивый спрос в Западной Европе стимулировал расширение экспорта стран с переходной экономикой и повышение цен на их продукцию, что оказало благоприятное воздействие на поставщиков сырьевых товаров.

Тенденция роста экономики в странах Содружества сохранялась и в 2001—2002 годах. Только в 2002-м их валовой внутренний продукт увеличился на 5%, производство промышленной продукции — на 4%, сельскохозяйственной — на 2%, инвестиции в основной капитал повысились на 6%, розничный товарооборот — на 10%. Наибольшие успехи в росте ВВП зафиксированы в Азербайджане, Армении, Казахстане и Таджикистане (на 9—13%), в Молдове — на 7%, в Беларуси, Грузии, России, Узбекистане, Украине — на 3—5%. В Беларуси аналогичная динамика наблюдается в последние четыре года, в Узбекистане — шесть лет, в России и Украине показатели несколько снизились по сравнению с 2001 годом (тогда прирост их ВВП составлял соответственно 5 и 9%) (см. табл. 2).

Таблица 2

Рост ВВП в странах СНГ (в реальном выражении)

  1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 Оценка
ВВП
в реальном
выражении
Азербайджан –19,7 -11,8 1,3 5,8 10 7,4 11,1 9,9 8,8 62
Армения 5,4 6,9 5,9 3,3 7,3 3,3 6 9,6 8 74
Беларусь –12,6 -10,4 2,8 11,4 8,4 3,4 5,8 4,1 3 91
Грузия –11,4 2,4 10,5 10,8 2,9 3 2 4,5 3,5 37
Казахстан –12,6 –8,2 0,5 1,7 –1,9 2,7 9,8 13,2 7,6 84
Кыргызстан –20,1 –5,4 7,1 9,9 2,1 3,7 5,1 5,3 2 71
Молдова –31,2 –1,4 –5,9 1,6 –6,5 -3,4 2,1 6,1 3,5 37
Россия –13,5 –4,1 –3,4 0,9 –4,9 5,4 8,3 4,9 4,1 64
Таджикистан –18,9 –12,5 –4,4 1,7 5,3 3,7 8,3 10,3 7 56
Туркменистан –17,3 –7,2 –6,7 -11,3 5 16 17,6 12 13,5 96
Узбекистан –4,2 –0,9 1,6 2,5 4,4 4,1 4 4,5 2,5 105
Украина –22,9 -12,2 –10 –3 –1,9 –0,2 5,9 9,1 4,5 46
Итого –14,1 –4,9 –3,4 1 –3,7 4,5 7,9 5,9 4,4 64

Источник: Европейский банк реконструкции и развития. 2002.

Геополитика взаимозависимости Казахстана и других стран СНГ должна базироваться на соблюдении следующих принципов: равноправие и ответственность; неукоснительное соблюдение принятых межгосударственных соглашений; взаимное признание сложившихся государственно-политических институтов государств Содружества; признание территориальной целостности и нерушимости границ; отказ от экономического, политического и иных форм давления в межгосударственных отношениях и т.д. Исходя из этих принципов, геоэкономические горизонты этих стран должны соответствовать национальным целям, стратегиям и задачам, спроецированным на геоэкономический атлас мира.

Барьеры на пути к экономической интеграции

С позиций геоэкономики интеграция и дезинтеграция — действенные инструменты государства. В теоретическом плане эти процессы своими корнями уходят в проблему поведения сложных систем (сообществ), в поиск оптимальных управленческих единиц и т.д. Вялость интеграции на пространстве СНГ в значительной мере определяется слабо выраженным рыночным характером этого процесса, чрезмерной ориентацией на развитие межгосударственных контактов. Оперативные задачи кооперационных связей между производителями, торговыми объединениями, предпринимательскими структурами часто решают не сами хозяйственные субъекты рынка, а министерства и ведомства. Однако реальная интеграция национальных хозяйств рыночного типа может успешно развиваться лишь на основе прямого хозяйственного взаимодействия предприятий и организаций данных стран. Формы их сотрудничества могут быть разными: производственные, финансовые и торговые объединения типа холдинговых компаний, совместные предприятия, финансово-промышленные группы, консорциумы, в которые входят предприятия разных стран. К тому же либерализация интеграционного процесса способствует активизации взаимодействия средних и малых фирм.

Возникает опасность доминирования России как имперского государства. Политика России специфична по отношению к странам Центральной Азии. Следует отметить, что геополитически этот регион занимает невыгодное положение, так как у него нет выхода к морским коммуникациям. К тому же это самый крупный в мире континентальный массив, зависящий от других государств в доступе к мировым торговым путям. Геостратегически же ЦА относится к зоне первостепенных интересов ведущих мировых держав. Военный потенциал ее государств не может представлять угрозу для соседних региону стран, а экономически эта территория, по крайней мере в среднесрочной перспективе, останется периферией мирового хозяйства: реализация планов социально-экономической и социально-политической модернизации сдерживается неподготовленностью соответствующей базы. К тому же по ряду экономических и политических показателей имеются существенные различия и противоречия между самими государствами региона: конкуренция в распределении водных ресурсов, в привлечении иностранных инвестиций, капиталов, разность векторов политических режимов.

Влияние дезинтеграционной политики прослеживается в процессах размывания единой таможенной территории и единого денежного пространства стран СНГ (1992—1994 гг.). Они определялись разным уровнем, спецификой развития, особенностями организации и осуществления (или неосуществления) ими хозяйственных реформ. Вследствие этого в странах Содружества зафиксированы значительные перепады в уровнях цен, способствующие спекуляции и вывозу важнейших материальных ресурсов. Своеобразным звеном связи между западными рынками, Россией, Казахстаном и другими республиками Центральной Азии стали государства Балтии, через которые бесконтрольно перевозили ценные виды сырья, включая медь, цинк, свинец и другие товары нашей страны. Эти процессы обрекли на разрушение и общее денежное пространство, базировавшееся на свободном обращении старого рубля как единого платежного средства стран-членов СНГ.

В решении геополитических и геоэкономических задач Казахстана важную роль играет процесс поэтапной реинтеграции — от нынешнего состояния преимущественно двусторонних хозяйственных отношений между странами СНГ до упорядоченной системы их многостороннего взаимодействия и сращивания в рамках экономического союза. Однако на пути постсоветских государств к такому союзу возникает ряд среднесрочных и долгосрочных препятствий. Среди среднесрочных барьеров, очевидно, особое значение имеют четыре.

Первый из них — унаследованный от СССР хозяйственный механизм, основывавшийся на жесткой централизации планирования сверху вниз, на концентрации всех материальных и финансовых ресурсов в руках Центра, который полновластно перераспределял их между регионами и отраслями. Политический распад СССР произошел в самом начале перехода от командно-распределительной модели хозяйствования к рыночной. Поэтому разделенное между 15 новыми независимыми государствами экономическое пространство бывшего Советского Союза стало управляться уже не через один централизованный механизм, а через полтора десятка менее крупных, разрозненных, но такого же типа, что и прежний. Большая часть промышленности, транспорта и иной инфраструктуры, даже некоторая доля сельского хозяйства республик СНГ еще оставались в собственности государства.

Второе среднесрочное препятствие — глубокий спад производства, характерный для всякой переходной экономики, отмечавшийся, в частности, в Венгрии, Болгарии, Польше, Словакии и т.д. В зоне СНГ такой спад усугубляется и разрывом теснейших в прошлом межреспубликанских хозяйственных связей.

Третий барьер порожден тем, что по ряду исторических и текущих политических причин страны СНГ переходят к рыночной модели хозяйствования разными темпами. Это значит, что постсоветское экономическое пространство в течение какого-то периода представляет собой мозаику различных вариантов транзитных моделей хозяйствования. Но, кроме всего прочего, такая асинхронность перехода порождает бегство товаров в страны, где более высокие внутренние цены. С введением же национальных денег к этому стимулу добавились еще и факторы, обусловленные разными рыночными обменными курсами валюты.

Четвертое среднесрочное препятствие сопряжено с изменением структуры цен после устранения над ними государственного контроля. Приближение внутренних цен к мировым выявляет нерациональность некоторых межреспубликанских товаропотоков. Их приходится свертывать, что нередко вынуждает искать новых партнеров за пределами СНГ, а это ведет к относительному сокращению торговли в рамках Содружества. В дальнейшем такая тенденция будет поддерживаться потребностью в ресурсо- и энергосберегающих технологиях, связанной с удорожанием энергетических ресурсов и сырья, цены на которые в СССР были искусственно занижены. Для закупки таких технологий у стран СНГ возникает необходимость частично переориентировать внешнеторговые связи на Запад, что в течение достаточно продолжительного времени будет косвенно препятствовать их реинтеграции. Это продлится до тех пор, пока не будет создана новая сбалансированная структура отношений в сфере торговли между странами Содружества и не сложится новая модель международной экспортной специализации каждой из них. В данных государствах сформировался феномен разноскоростной интеграции. В результате такой трансформации был создан ряд субрегиональных объединений с разными принципами взаимодействия (см. табл. 3).

Таблица 3

Соглашения между странами СНГ

Название организации

Страны-члены

Год подписания соглашения

Экономический союз СНГ

Армения, Азербайджан, Беларусь, Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Молдова, Россия, Таджикистан, Туркменистан, Украина, Узбекистан

1994

Евразийский экономический союз

Казахстан, Россия, Беларусь, Кыргызстан, Таджикистан

1995 (Таможенный союз) 2000 (Евразийское экономическое сообщество)

Экономический союз Центральной Азии

Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Узбекистан

1995

ГУУАМ

Грузия, Украина, Узбекистан, Азербайджан, Молдова

1996

Соглашение об общем аграрном рынке

Армения, Беларусь, Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Молдова, Россия, Таджикистан, Украина, Узбекистан

1998

С сожалением приходится отметить, что за годы своего существования ни одно из этих субрегиональных интеграционных объединений не добилось весомых успехов. А само Содружество, по оценкам многих специалистов, находится на пороге упразднения, поскольку давно превратилось в представительский и лоббистский орган тех его стран-участниц, которые еще надеются что-то получить от Москвы. Наличие в данных структурах многочисленных проблем объясняется тем, что в них до сих пор идет процесс формирования организационно-хозяйственных, нормативно-правовых, социальных, политических условий, присущих рыночной экономике, без которых межгосударственная интеграция не может успешно развиваться. Эти процессы будут протекать активно лишь в том случае, если все их участники начнут выполнять принятые на себя обязательства в торгово-экономической сфере.

Поскольку в странах Содружества сохраняются технологическая общность производств и сложившиеся в советскую эпоху транспортные коммуникации, то главным направлением развития их интеграции должна стать высокая степень взаимозависимости экономик.

Стремление Казахстана к региональной экономической интеграции — процесс объективный и закономерный. Наряду с глобализацией мировой экономики он становится все более усиливающейся тенденцией мирового развития. Экономическая интеграция нашей республики с другими странами мира предоставляет ей широкие возможности для решения комплекса экономических и социальных проблем. В первоначальный период независимости возникло стремление создать интеграционный союз на принципиально новой основе. Идея воплотилась в Содружестве Независимых Государств. Геополитическое положение, исторические корни, общие границы, богатейшие природно-сырьевые ресурсы, транспортные и другие коммуникации, связывающие государства СНГ, — факторы, создающие предпосылки для экономической интеграции, кооперирования промышленного производства, организации совместных предприятий и взаимодействия агропромышленного комплекса.

Историческое общее и особенности

Анализируя геополитику взаимозависимости Казахстана и других стран СНГ, обозначим следующее. Во-первых, распад хозяйственных связей между республиками бывшего СССР вызвал снижение уровня производства во всех новых независимых постсоветских государствах. В наихудшем положении оказались промышленные регионы с концентрацией высокоспециализированных производств и предприятий военно-промышленного комплекса. В то же время началась переориентация экономических отношений на российских поставщиков и потребителей, что объективно способствовало некоторому укреплению единого хозяйственного пространства. В 1995 году негативный потенциал процесса распада связей был во многом исчерпан.

Во-вторых, будучи экономически оправданной, либерализация цен положила конец многолетнему периоду подавленной инфляции, сделала ее более открытой. Инфляция породила ряд негативных процессов в экономике республик, в частности возникли серьезные ценовые перекосы, в результате чего усилились межрегиональные различия в уровне жизни. Слабо контролируемый рост цен время от времени вызывал приступы кризиса наличности. В некоторых республиках власти использовали инфляцию как повод для консервации элементов старой хозяйственной системы (нормированное распределение товаров, жесткий контроль над ценами и т. д.). Можно предположить, что проводимые правительствами стран СНГ жесткие антиинфляционные меры в этом контексте были вполне оправданны.

В-третьих, инфляционные процессы подорвали стимулы к долгосрочным инвестициям, еще больше усугубив трудности крупных промышленных регионов СНГ, обеспечивающих материальное наполнение капиталовложений.

В-четвертых, при рыночной реформе в инфляционной экономике стран СНГ, где сохраняется государственный сектор, отсутствует эффективная процедура банкротства и несовершенны некоторые положения банковской системы, что вызывает кризис взаимных платежей.

В-пятых, положительный процесс вовлечения стран Содружества в систему международного разделения труда еще больше подчеркнул межрегиональные социально-экономические контрасты. С одной стороны, в выгодном положении оказались сырьевые регионы с высоким экспортным потенциалом, с другой — осложнилась обстановка на отдельных территориях республик, где сконцентрированы предприятия, не выдерживающие конкуренции с изготовителями импортной продукции.

Таким образом, в современных геополитических условиях значение таких традиционных факторов оценки, как экономико-географическое положение, наличие полезных ископаемых, особенности рельефа, климата, гидрографической сети и т.д., постоянно меняется, но их роль не утрачивается. Анализ геополитической взаимозависимости стран СНГ показывает ее экономико-географическую обусловленность в переходный период. Однако процессы реинтеграции на постсоветском пространстве, тяготение новых суверенных государств к разным геополитическим партнерам, неодинаковые подходы к экономическому реформированию свидетельствуют о повышении роли прямых иностранных инвестиций в системе геополитических отношений.

Перспективы развития Содружества в сторону экономической интеграции зависят от готовности его стран ограничить свой суверенитет, так как реальная интеграция СНГ возможна лишь при сближении геополитических приоритетов республик-членов Организации за счет ограничения этнополитических устремлений.

Основные выводы

Современная геополитическая ситуация характеризуется трансформацией национальных экономик в новейшие экономические популяции в соответствии с геоэкономическими условиями, приоритетами и национальными стратегическими интересами стран-участниц этого процесса. С началом распада СССР и постепенным вхождением новых независимых государств в мирохозяйственные связи трансформируются не только механизм взаимоотношений, но и основные экономические, политические, географические и исторические понятия. Совершенно очевидно, что идет процесс формирования нового понятийно-терминологического аппарата. При этом вполне закономерно, что с 1991 года по настоящее время в странах Содружества радикально изменяются основные геополитические константы: экономико-географическое положение, расстояние и геопространство, территориальная расстановка политических и военно-стратегических сил в мировом сообществе. В этой связи возникает необходимость изучить взаимодействие между элементами территориальных систем через призму геополитических реалий, а не только на основе различия между ними.

На передний план выдвигается исследование геополитического значения сложившейся картины движения ресурсных, товарных, финансовых и людских потоков, глобальных систем управления, например транснациональных корпораций. Представляется, что, во-первых, взаимозависимость Казахстана и других стран СНГ должна становиться все более многомерной, для нее недостаточно оперировать лишь политическими или экономическими показателями, даже их совокупностью. Наложение современных динамичных сдвигов на инерционные социальные структуры приводит ко все большей мозаичности стран СНГ. Во-вторых, исходя из факта взаимозависимости республик Содружества, необходимо изучить деятельность появившихся на мировой арене новых политических субъектов. Существующая национально-государственная система организации общества испытывает серьезный кризис, заставляющий искать новые институциональные формы государств. В этой связи для геополитики важен вопрос о соотношении изменений в территориально-политической организации общества на разных уровнях. Некоторые страны СНГ не могут справиться с внутренними проблемами, приобретающими глобальный масштаб, конфликты между ними все труднее разрешить только на основе межгосударственных отношений. Усиление взаимозависимости государств укрепило новые политические силы (транснациональный бизнес, международные неправительственные организации, оппозиционные движения и т.д.), сфера деятельности которых выходит далеко за рамки даже самых крупных стран. Данный факт не свидетельствует о кризисе государств, однако они вынуждены искать не только возможности передать некоторые свои функции межнациональным институтам (широкой и частной компетенции), но и новые рациональные формы разрешения противоречий.

Эффективная интеграция национальных хозяйств рыночного типа сможет осуществиться лишь на основе прямых хозяйственных связей предприятий и организаций разных стран. Отсюда вытекает необходимость обстоятельного и объективного изучения геополитических и геоэкономических подходов, реальной оценки перспектив интеграционного процесса стран СНГ и выработки действенных конструктивных подходов к совершенствованию сотрудничества независимых государств.

Представляется, что геополитика взаимозависимости стран СНГ ныне должна рассматриваться как непосредственный инструмент решения многочисленных проблем, постоянно возникающих в практике взаимоотношений как между государствами, так и внутри государств Содружества.


1 См.: Даукеев С.Ж. Минерально-сырьевые ресурсы Казахстана: возможности научно-технического развития. Вопросы комплексной переработки сырья Казахстана // Труды первой международной конференции. Алматы, 2003. С. 457. к тексту
2 См.: Сатубалдин С.С. Азиатский кризис: причины и уроки. Алматы: АО "Сак", 2000. С. 680. к тексту
3 См.: Аубакирова А.А. Геополитические и географические факторы в формировании внешнеполитической стратегии Республики Казахстан. Алматы: Экономика, 2003. С. 270. к тексту
4 См.: Кочетов Э. Глобалистика. Теория, методология, практика. М., 2002. С. 647. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
  •  Полиграфия  Информация для авторов. Буклеты, визитки, календари и др. kvarta.ru
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL