РОССИЯ И СТРАНЫ ЗАКАВКАЗЬЯ: РЕАЛЬНОСТЬ И СТРАТЕГИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА

Рафаэль УЛТАНБАЕВ


Рафаэль Ултанбаев, кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник Центра внешнеэкономических исследований Института международных экономических и политических исследований Российской академии наук (Москва, Россия)


Закавказье — одна из наиболее значимых геополитических и геоэкономических зон СНГ, относящихся к сфере жизненно важных интересов России. В силу объективных исторических, географических, экономических, политических и стратегических причин она тесно связана с Азербайджаном, Арменией и Грузией. Поэтому нестабильность в этом потенциально конфликтном регионе оказывает сильное влияние на положение на Северном Кавказе и в целом на безопасность РФ. Закавказский вектор — самое "горячее" направление российской внешней политики, для которого характерны динамизм, сложность и острота решаемых проблем, имеющих геостратегическое измерение.

Геоэкономическое значение Закавказья для России определяется многими факторами. В регионе имеются перспективные крупные запасы углеводородов (в прилегающей зоне Каспия), залежи полиметаллических руд (марганца, медного и молибденового концентрата и др.). Растет и его стратегическое значение как транзитной территории, по которой начинают прокладывать газо- и нефтепроводы, связывающие Европу и Азию.

Закавказские государства также заинтересованы в тесном взаимодействии с Россией. С северным соседом их связывает общая история, культурные и человеческие отношения. К тому же эти страны значительно зависят от РФ экономически. С одной стороны, поставки из России энергоносителей, металлов, лесоматериалов, продукции машиностроения и химической промышленности, а также продовольствия обеспечивают их нормальное функционирование. С другой стороны, Россия — привлекательный и емкий рынок сбыта традиционной продукции агропромышленного сектора данных стран: чая, табака, овощей, цитрусовых, хлопка, винодельческой продукции, а также промышленных изделий и сырья. Кроме того, во многом благодаря трудовой миграции в РФ в этих государствах удалось погасить напряженность на рынке труда, возникшую в связи с конфликтами, экономическим кризисом, безработицей, и сохранить в них социальную стабильность. За последние 10 лет только в результате трудовой миграции из республик Южного Кавказа выехали в среднем 20—25% граждан титульной национальности1. По имеющимся оценкам, количество лишь легально вывозимой из России закавказскими диаспорами валюты достигает примерно 5—7 млрд долл. в год. Именно эти трансферты наполняют многие семейные бюджеты населения стран Закавказья, не допуская падения их жизненного уровня ниже опасной черты, за которой возможна политическая дестабилизация2.

Однако, несмотря на наличие благоприятных предпосылок, в постсоветский период отношения России с данными государствами складывались сложно, что было обусловлено противоречивой и непоследовательной политикой лидеров этих новых независимых стран, а также острой социально-экономической обстановкой в регионе, нерешенными этнополитическими конфликтами, противодействием отдельных западных государств сближению бывших советских республик.

Тяжелое экономическое положение последних вынуждало их искать пути выхода из экономического кризиса в дальнем зарубежье. Ситуация усугублялась экономической слабостью РФ, в силу чего она не могла оказать необходимую экономическую помощь закавказским партнерам, стать для них локомотивом и способствовать выходу из сложившейся ситуации. Негативную роль сыграли и просчеты, допущенные российским руководством в отношениях с этими государствами.

Внешнеэкономический потенциал стран региона

Становление государственности закавказских республик происходило одновременно с глубокими изменениями в их экономике. Переход к хозяйству рыночного типа осложнялся разрывом хозяйственных связей с бывшими союзными республиками, что обернулось резким снижением промышленного и сельскохозяйственного производства, падением жизненного уровня основной части населения. На эти изменения негативно повлиял и ряд специфических для региона обстоятельств: этническое противостояние в Грузии, карабахский конфликт в Азербайджане и в связи с этим — экономическая и транспортная блокада Армении, политическая нестабильность в Азербайджане и Грузии. Кроме того, государства Закавказья заметно отличаются друг от друга по производственному потенциалу.

К 1995 году объем ВВП Азербайджана резко упал — до 42,1% от уровня 1991 года, ВВП Армении — до 59,8%, Грузии — до 35,8%. В последующие годы экономика этих стран постепенно улучшалась. Однако на ситуацию в данной сфере негативно повлиял финансовый кризис 1998 года в России, в результате которого в 2000 году ВВП Азербайджана составил 59,3% от уровня 1991 года, Армении — 76,9%, Грузии — 47,5%3.

Положение в производственной сфере этих стран свидетельствует о фактической утрате их индустриально-аграрного статуса. Особенно негативное влияние на перспективы экономического возрождения оказывает падение производства в ключевых отраслях промышленности. Объем промышленной продукции в Азербайджане в 1995 году составил 33% от уровня 1991 года, в Армении — 50%, в Грузии — 18%. К 2000 году ситуация мало изменилась. Объем промышленной продукции составил в Азербайджане 35%, в Армении — 56% и в Грузии — 24%4. В Азербайджане только благодаря крупным иностранным инвестициям удалось избежать спада в нефтяной отрасли (добыча нефти даже увеличилась — с 11,7 млн т в 1991 г. до 14,1 млн т в 2000-м). В отличие от Азербайджана Армения не имеет значительных запасов энергоносителей. В Грузии, на шельфе Черного моря, обнаружены залежи нефти, однако их перспективы пока не определены, а разрабатываемые месторождения (ежегодная добыча превышает 100 тыс. т) не играют существенной роли в покрытии внутренних потребностей страны. Поэтому в обозримом будущем Армения и Грузия будут испытывать острый дефицит энергоресурсов.

Правящие круги закавказских республик старались не допустить резкого спада сельскохозяйственного производства, понимая, что это может привести к дефициту продовольствия в городах. В 2000 году показатели в этой сфере (к уровню 1991 г.) составили в Азербайджане — 64%, в Армении — 112% и в Грузии — 90%5, чего удалось достичь во многом благодаря значительному росту числа занятых в сельском хозяйстве. В целом за 10 лет производство зерна в Азербайджане выросло на 16%, сократилось в Армении на 22%, в Грузии на — 13%, что свидетельствует о тенденции увеличения зависимости двух последних от его импорта. За тот же период значительно уменьшился и сбор винограда: в Азербайджане в 15 раз, в Грузии — в 2,5 раза, в Армении — почти в 2 раза. А ведь в этих странах виноград — сырье для производства традиционной винодельческой продукции, поставляемой в основном на экспорт. К тому же в Азербайджане почти в шесть раз упал сбор хлопка.

Кризисное положение в экономике предопределяло и ограничение внешнеторгового потенциала данных стран. Так, по сравнению с уровнем 1991 года объем экспортно-импортных операций в 2000 году составил в Азербайджане соответственно 25% и 20%, в Армении — 11% и 21%, в Грузии — 10% и 18%6. Значительно уменьшились их торговые операции со странами СНГ, объемы которых за указанный период упали до 3—10%. В 2000 году удельный вес торговли с этими странами в общем объеме внешнеторгового оборота Азербайджана составил 20,9%, Армении — 20,8%, Грузии — 36,7%7. В то же время увеличились экспортно-импортные операции с третьими странами.

В международном разделении труда государства региона выступают экспортерами сырьевых товаров, необработанных и полуобработанных материалов, некоторых продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья. Доля оборудования, машин, транспортных средств в общем объеме поставок на внешний рынок невелика, но такая продукция — существенная часть их импорта, в основном из стран Запада. В связи с этим в ближайшей перспективе поступления валютных средств в государства Закавказья от экспорта их продукции будут отставать от их же импортных расходов. Лишь Азербайджану удается сбалансировать торговлю с западными партнерами (за счет увеличения поставок нефти), но в то же время имеется отрицательное сальдо в обмене со странами СНГ.

Обозначившаяся в республиках региона на рубеже нового столетия позитивная экономическая динамика свидетельствует о завершении, в основном, начального этапа перехода к рыночной экономике и об их утверждении после распада СССР в качестве самостоятельных государств.

Макроэкономические показатели стран Закавказья

(в % к предыдущему году)

 

2000

2001

2002

2003

2003

1991 г. =100

           

Валовой внутренний продукт

Азербайджан

111,1

109,9

110,6

111,2

80,1

Армения

105,9

109,6

112,9

113,9

108,2

Грузия

101,8

104,8

105,5

108,6

57,1

Объем продукции промышленности

Азербайджан

107

105

104

106

40

Армения

106

105

115

115

77

Грузия

111

95

107

111

27

Инвестиции в основной капитал

Азербайджан

103

121

184

171

790

Армения

127

106

145

141

Грузия

97

111

118

168

54

Источник: СНГ в 2003 году. Статсправочник. М., 2004. С. 25, 36, 47.

Относительно высокие темпы роста ВВП и других макроэкономических показателей в последние годы в основном объясняются низкой базой сравнения и пока еще недостаточны, чтобы полностью компенсировать резкий экономический спад, отмеченный в начале 1990-х годов. Только Армении удалось в 2003 году увеличить объем ВВП до 108,2% (от уровня 1991 г.), в Азербайджане этот показатель составил 80,1%, в Грузии — 57,1%. Однако для восстановления объема выпуска продукции промышленности до уровня начала 1990-х годов необходимы значительные ресурсы. (В 2003 г. в Армении объем промышленной продукции составил 77% от уровня 1991 года, в Азербайджане — 40%, а в Грузии — 27%.)

В последние годы темпы роста инвестиций в основной капитал опережали темпы увеличения ВВП. Однако для обеспечения устойчивого подъема экономики их объемы еще недостаточны. Но возможности подъема производства на морально и физически устаревших и изношенных основных фондах почти исчерпаны.

Достигнутая диверсификация внешнеэкономических связей стран Закавказья создает определенные предпосылки для расширения их участия в международном разделении труда, но в силу пока ограниченного внешнеторгового потенциала у них нет достаточных условий ни для комплексной модернизации производства, ни для создания конкурентоспособных высокотехнологичных систем. В 2002 году отношение экспорта и импорта к ВВП составило в Азербайджане соответственно 43,8% и 51,2%, в Армении — 29,6% и 47,2%, в Грузии — 27,4% и 39,1%.8

Улучшение макроэкономической ситуации повлияло на рост внешнеторгового оборота данных государств. Однако в среднесрочной перспективе их общее экономическое положение вряд ли серьезно изменится (в плане качественного улучшения производственного и внешнеторгового потенциала), если руководители этих стран не внесут радикальные коррективы в стратегию экономического развития.

Состояние взаимной торговли

Несмотря на отмеченный в последние годы рост внешней торговли стран региона, их доля в общем объеме товарооборота России весьма скромна, в 2003 году она составляла всего 0,5%, а в обмене РФ со странами СНГ — 3,1%. В торговле России с закавказскими странами в 2003 году на Азербайджан приходилось 50,2%, на Армению — 28,5%, на Грузию — 21,3%, к тому же двусторонний товарообмен не сбалансирован. В 2003 году положительное сальдо РФ в торговле с Азербайджаном составило 235,7 млн долл., с Арменией — 113,2, с Грузией — 74,2.

В обозримой перспективе страны региона будут остро нуждаться в поддержании высокого уровня товарообмена с северным соседом, так как Россия по-прежнему остается для них важнейшим торговым партнером. В 2003 году товарооборот с ней в общем объеме торговли Азербайджана составил 10,2% (в обмене со всеми странами СНГ — 44,9%), в Армении соответственно — 15,5% и 69,3%, в Грузии — 15,0% и 39,3%. Хотя экономика закавказских республик все еще тесно связана с российской экономикой, их взаимозависимость уже значительно меньше, чем в начале 1990-х годов.

Торгово-экономические связи между Россией и Азербайджаном развивались в условиях глубокого экономического кризиса и негативных факторов в двусторонних политических и экономических отношениях. К последним, в частности, относились недовольство руководства Баку позицией официальной Москвы по карабахской проблеме и тесным российско-армянским сотрудничеством, закрытие РФ границы с Азербайджаном в период чеченской войны, а также стремление Баку к расширению связей с западными странами, установлению стратегического партнерства с США, государствами ЕС и Турцией. Это отрицательно влияло как на экономическое взаимодействие России и Азербайджана, так и на товарообмен между ними.

В 2003 году доля России в экспорте Азербайджана составляла 10,2%, в импорте — 14,6%. Около 40% российских поставок в Азербайджан занимают продовольственные товары и сырье для их производства (зерно, мука, крупы), 16% — машины и оборудование, 12% — древесина и изделия из нее, 9% — черные и цветные металлы. В структуре импорта из Азербайджана в Россию преобладает группа продовольственных товаров: табак, фрукты, алкогольная продукция — 52%, хлопок, хлопковое волокно и пряжа — 18%, нефтепродукты — 12%. В соответствии с двусторонним Договором о транзите нефти (подписан 18 января 1996 г.) Азербайджан перекачивает ее по маршруту Баку — Новороссийск (в 2003 г. 2,7 млн т). Российские компании "Итера" и "Транснефть" поставляют в Азербайджан природный газ (в 2003 г. около 5,5 млрд куб. м, в 2004-м, по предварительным данным, — 4,5 млрд куб. м).

На развитие торговли Армении с Россией негативно влияет транспортный фактор, в результате чего порой даже традиционные связи экономически нецелесообразны. Из-за карабахского конфликта Армения лишилась железнодорожного сообщения с Турцией и Азербайджаном. В настоящее время почти 90% внешнего грузооборота Еревана осуществляется по железной дороге Грузии, а также через ее черноморские порты Поти и Батуми. Высокие транспортные издержки делают многие армянские товары неконкурентоспособными на внешних рынках. В 2003 году доля России в экспорте Армении составила 13,9%, в импорте — 16,4%.

В структуре поставок России в Армению 38,4% занимают машины и оборудование, металлы и изделия из них — 19,1%, продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье — 12,0%, продукция химической промышленности — 9%. Кроме того, существенная часть импорта приходится на энергоносители, алмазное сырье и оборудование для Армянской АЭС. В поставках Армении в Россию 70% составляют продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье, в том числе крепкие спиртные напитки — 62,1%, алюминий необработанный — 10,8%, машины, оборудование и транспортные средства — 5,0%, минеральные продукты — 3,7%.

Проблему государственной задолженности Еревана Москве удалось урегулировать путем передачи пяти предприятий страны в собственность России. Но до сих пор не урегулированы вопросы выплаты задолженности за газ, поставляемый компанией "Итера" (23,8 млн долл. на начало 2004 г.), за товары фирмы "Росконтракт" — 28,28 млн долл. и продукцию "Алмазювелирэкспорта" — 1,6 млн долл.

Развитию сотрудничества между данными странами способствует благоприятный политический климат и в основном однородная экономическая среда. Однако их торгово-хозяйственные связи отстают от высокого уровня политического взаимодействия партнеров.

Торговля Грузии с Россией серьезно осложнена отсутствием прямого транспортного сообщения, что объясняется неурегулированными конфликтами в Абхазии и Южной Осетии. Единственная железная дорога и одно шоссе, связывающие эти страны, проходят через Абхазию и ныне не работают, а грузы перевозят с помощью паромной переправы Батуми — Поти — Новороссийск или по железной дороге через Азербайджан. Это увеличивает транспортные расходы и в конечном счете ведет к удорожанию экспортируемых товаров. Доля России в экспорте Грузии в 2003 году составила 17,2%, а в импорте — 14,6%. В основе российских поставок лежат следующие товары: природный газ — около 1 млрд куб. м в год, электроэнергия — около 110 млн кВт · час в месяц, пшеница и мука — 33%, продукция химической промышленности — 12%, машины, оборудование и транспортные средства — 14%, черные металлы и изделия из них — 5%. В импорте из Грузии виноградные вина составляют 39%, вода минеральная — 21%, крепкие спиртные напитки — 11%, машины, оборудование и транспортные средства — 6%, цитрусовые — 5%, руды, в том числе марганцевые концентраты — 3%, ферросплавы — 3%.

Задолженность Тбилиси Москве по государственным кредитам в 2003 году равнялась 156,8 млн долл. По просьбе Грузии Россия согласилась на реструктуризацию этого долга в рамках Парижского клуба. Кроме того, грузинские потребители задолжали ей за природный газ и электроэнергию (около 170 млн долл.).

Сокращение взаимной торговли ведет к уменьшению экономического присутствия России в регионе. Эта тенденция особенно опасна в настоящее время, когда в Закавказье интенсивно формируются новые экономические структуры и рынки, в результате чего освобождающиеся производственные и торговые ниши переходят под контроль зарубежных фирм. И пока в освоении этих рынков еще не очень сильна конкуренция, России необходимо проявить активность, ибо вскоре они станут труднодоступными. Тогда Москва будет вынуждена потратить значительно больше усилий для их завоевания.

Производственное и инвестиционное сотрудничество

Важный фактор экономического взаимодействия России со странами Южного Кавказа — производственные и инвестиционные связи промышленных объединений и компаний. Однако инвестиционная активность российского капитала в Закавказье значительно ниже, чем в других странах, главным образом она проявляется в топливно-энергетическом комплексе. Так, концерн "ЛУКойл" ведет разведку и освоение месторождений нефти на азербайджанском шельфе Каспия; "Газпром" — основной поставщик природного газа; РАО "ЕЭС России" не только экспортирует электроэнергию, но осуществляет генерацию и эксплуатацию энергосетей закавказских государств. Развитию производственного взаимодействия мешают неурегулированные конфликты, транспортные, торговые и правовые барьеры, разрыв и переориентация хозяйственных связей, растущая конкуренция со стороны западных фирм, слабость российских компаний в силу их ограниченных инвестиционных возможностей.

Сегодня в Азербайджане действует около 300 компаний с участием российского капитала. К началу 2001 года по объему вложенных инвестиций в азербайджанскую экономику (229 млн долл.) РФ занимала пятое место (США — 1 248,2 млн долл., Турция — 691,6, Великобритания — 678,8, Норвегия — 275 млн долл.)9. Выражая намерение обеспечить преемственность курса своего отца, президент страны И. Алиев выступает за сохранение и укрепление связей с Россией. Стремление Баку к модернизации своей промышленности будет означать повышение значимости его взаимодействия с Москвой, причем не только в добыче и транспортировке азербайджанской нефти. Актуальны здесь кооперация в машиностроении, строительстве железнодорожного транспортного коридора "Север — Юг", а также расширение сельскохозяйственного экспорта в РФ. Азербайджан пошел навстречу России в вопросе о статусе Каспийского моря, поставляет нефть по трубопроводу Баку — Новороссийск.

Как мы уже отмечали, крупнейшим российским партнером Азербайджана стал "ЛУКойл", который ведет разведку и освоение морских месторождений нефти на шельфе Каспия (доля его участия в проекте "Шах-Дениз" — 5%). Совместно с Государственной нефтяной компанией Азербайджана этот концерн в 1997 году приступил к геологоразведочным работам на блоке Д-222, который является частью структуры Ялама-Самур. (В 2003 году долю своего участия в этом проекте ОАО "ЛУКойл" увеличил с 60% до 80%.)

"Газпром" поставляет природный газ. У Азербайджана он есть, но до начала серьезной разработки шельфовых месторождений еще далеко, а ежегодные потребности страны равны 12—14 млрд куб. м, половину из них экспортирует РФ. Сотрудничество РАО "ЕЭС России" с компанией АО "Азерэнержи" организовано только в форме энергообмена и параллельной работы энергосистемы двух стран, идти дальше этого Баку пока воздерживается, опасаясь за свою энергетическую безопасность10.

Восстанавливаются хозяйственные связи между отдельными промышленными структурами двух стран. Российские предприятия начали строить для Азербайджана суда и вагоны (для Бакинского метро). Налажено совместное производство грузовых автомобилей. Успешно работают в Азербайджане российские автомобильные компании "КамАЗ" и "ГАЗ".

В рамках международного транспортного коридора (МТК) "Север — Юг" (Индия — Персидский залив — Иран — Россия — Европа) Россия, Азербайджан и Иран создали консорциум по строительству новой железнодорожной ветки, проходящей по территории Ирана и Азербайджана с выходом на Россию. Проект строительства железной дороги Анзали — Астара оценивается в 350 млн долл. При этом Москва выразила готовность вложить половину из них11. Реализация этого проекта усилит экономические и геополитические позиции РФ, ее связи со странами Персидского залива и Индийского океана.

В соответствии с соглашением между "Ростелекомом" и "Азтелекомом" начато строительство волоконно-оптической связи между Россией и Азербайджаном, что закладывает основу для создания кольцевой линии связи по всему Кавказу. А российская "Трубная металлургическая компания" (ТМК) договорилась с западной фирмой "Таргол", владеющей азербайджанским трубопрокатным заводом "Азербору", производить трубы из поставляемой российской стали (на основе совместных инвестиций — 30 млн долл.), что позволит довести их выпуск до 150—200 тыс. т в год. Продукция "Азербору" обеспечит не только потребности внутреннего рынка, а ее будут экспортировать в Иран, Ирак, Туркменистан и в страны Аравийского полуострова12.

Для дальнейшего развития экономического сотрудничества необходимо более широкое участие капитала РФ в экономике Азербайджана на основе создания финансово-промышленных групп, содействия в строительстве, модернизации и эксплуатации предприятий республики. Реализация мероприятий Программы двустороннего экономического сотрудничества до 2010 года, которая предусматривает как взаимодействие в отдельных отраслях, так и меры системного характера, связанные с установлением таможенных правил и процедур, гармонизацией законодательства, созданием режима свободной торговли, расширением межрегиональных и приграничных связей, будет способствовать достижению намеченной цели — увеличить взаимный товарооборот с 513,9 млн долл. в 2003 году до 1 млрд долл. ежегодно.

Что касается инвестиций в экономику Армении, то Россия продолжает занимать одно из ведущих мест — по их объему ее доля превышает 30% накопленных иностранных капиталовложений. За 1992—2002 годы они составили 217 млн долл., из них в 2002-м — около 30 млн долл. По этому показателю РФ уступает только Греции (245,4 млн долл.). Сегодня в Армении насчитывается 2 608 предприятий с участием зарубежного капитала, из них 625 — с привлечением российского (около 24%)13. Эти средства вложены преимущественно в топливно-энергетический комплекс, цветную металлургию, химическую, пищевкусовую и кондитерскую промышленность и в банковский сектор.

В реализации своего политического курса руководство Армении проявляет комплементарность, прагматизм и гибкость, сочетает интеграционные процессы в рамках СНГ с сотрудничеством с западными структурами. В отношениях с НАТО официальный Ереван демонстрирует взвешенность и стремится строить их с учетом задач стратегического партнерства с Москвой.

Наиболее перспективной сферой двусторонних экономических связей остается топливно-энергетический комплекс. Основной объект сотрудничества — Армянская АЭС, вырабатывающая более 40% электроэнергии республики. В сентябре 2003 года станция передана в доверительное управление компании "ИНТЕР РАО ЕЭС" сроком на пять лет с правом продления. Вместе с этим достигнута договоренность о приобретении РАО "ЕЭС России" Севано-Разданского гидроэнергетического каскада (стоимость 25 млн долл.) в счет погашения части долга Еревана за поставленное ядерное топливо.

Около 40% электроэнергии Армении производят тепловые станции, работающие на природном газе, который поставляют "Газпром" и фирма "Итера". Созданное в 1997 году российско-армянское ЗАО "АрмРосгазпром" — основной продавец голубого топлива на внутреннем рынке Армении (в 2002 г. объем поставок был равен 1,4 млрд куб. м). Этому предприятию принадлежит вся газотранспортная система республики, которую в перспективе планируется использовать и для транзита природного газа в третьи страны. Совместно с армянской стороной "Газпром" рассматривает условия своего участия в строительстве трубопровода Иран — Армения, с его возможным использованием для прокачки природного газа из Туркменистана в Армению.

Эффективно работает и совместное предприятие "Арменал", созданное в 2000 году на базе Канакерского алюминиевого завода. В 2000—2002 годах российская компания "РусАл" инвестировала в "Арменал" 41,3 млн долл., благодаря чему в 2002 году это предприятие произвело 5 372 т алюминиевой фольги — почти в два раза больше, чем в 2001-м. Доля продукции "Арменала" составила 7—8% экспорта страны (46 млн долл.). В 2003 году предприятие полностью перешло в собственность компании "Русский алюминий", дирекция которой приступила к его модернизации, планируя затратить на эти цели до 32 млн долл.

Около 70% акций структуры "Армавиа" принадлежит российской авиакомпании "Сибирь". По решению официального Еревана ей также переданы рейсы госструктуры "Армянские авиалинии", в результате чего она стала первой российской фирмой, занявшей место национального авиаперевозчика другой страны.

ЗАО "Росавиаспецкомплект", входящее в концерн "РАСКО", в 2003 году приобрело 100% акций армянского завода ЗАО "Орбита", который выпускает приборы ночного видения и другую спецтехнику. "РАСКО" — основной учредитель ЗАО СП "Международный бизнес-центр" (МБЦ), собственник армянских заводов "Алмаз" и "Арагац" (производство синтетических алмазов). В том же 2003 году МБЦ стал владельцем ереванского завода "Аракс", на базе которого организован выпуск инструментов нового типа из синтетического алмазного порошка, а также гюмрийского завода "Каратмекена", поставляющего камнережущие станки.

В банковской сфере Армении активизируются российские банки, доля которых в уставном капитале банковской системы республики приближается к 20%. В их числе: "Юнибанк" (уставный капитал 5 млн долл.), "Арэксимбанк" (3,8 млн долл.), "Ардшининвестбанк" (5 млн долл.). Российский "Рунабанк" инвестировал 2 млн долл. в восстановление производства синтетического каучука на химзаводе ЗАО "Наирит-1". Интерес к армянскому финансовому рынку также проявляет инвестиционный банк "Ренессанс-капитал". Для содействия работе крупных российских компаний Внешторгбанк (АТБ) РФ приобрел в 2004 году 70% акций армянского "Армсбербанка", намерен увеличить его уставный капитал в пять раз и расширить спектр предоставляемых услуг, в первую очередь для стимулирования инвестиционных программ, углубления двусторонних торгово-экономических связей, улучшения обслуживания населения.

Продвижение российского капитала на рынок Армении зависит от решения проблемы Нагорного Карабаха и нормализации грузино-абхазских отношений. Неурегулированность этих вопросов привела к нарушению коммуникаций и повышению влияния транспортного фактора на внешнеэкономические связи между Москвой и Ереваном. Трудности в этой сфере обусловлены и недостаточной гармонизацией нормативно-законодательных актов, в частности касающихся защиты инвестиций, налогового и таможенного законодательства.

Низкий уровень инвестиционного взаимодействия России с Грузией во многом объясняется политико-экономическим и финансовым положением последней, которая по многим показателям рассматривается как зона высокого риска для крупных капиталовложений. Поэтому до последнего времени российский капитал не проявлял особой активности и в отношении приватизируемых в Грузии промышленных объектов, так как у многих из них накопленные долги и состояние основных фондов требуют значительных финансовых затрат. В целом по своим масштабам российский бизнес уступает инвесторам из дальнего зарубежья. Так, в республике на его долю приходится порядка 1,5—2% общего объема капиталовложений (у третьих государств почти 34%). В Грузии действует свыше 200 совместных предприятий с участием российского капитала, но основная их часть — небольшие посреднические и торговые фирмы.

Развитию двусторонних экономических связей способствует взаимодействие в области энергетики и газовой промышленности. Электроэнергию в Грузию поставляет упомянутая выше компания "ИНТЕР РАО ЕЭС", а работу приграничных линий электропередач обеспечивает совместное предприятие "ГрузРосэнерго". После приобретения 75% акций тбилисской электрораспределительной компании "Тэласи", двух энергоблоков тбилисской ГРЭС мощностью по 300 мВт и прав на управление (в течение 25 лет) гидроэлектростанциями Храми-1 и Храми-2 мощностью по 100 мВт РАО "ЕЭС России" контролирует около 30% генерации и примерно 60% сбыта электроэнергии в стране. Дальнейшему расширению присутствия данной российской структуры на этом рынке будет способствовать реализация договоренностей, достигнутых на трехсторонней встрече президентов России и Грузии, а также делегации Абхазии (Сочи, 6—7 марта 2003 г.), в ходе которой, в частности, были обсуждены и проблемы модернизации каскада Ингурской ГЭС. Энергохолдинг планирует вложить значительные инвестиции в восстановление и развитие энергосистемы Грузии. Объединение энергосетей стран Кавказа в единую систему будет иметь большое значение для дальнейшего развития сотрудничества в этой сфере, а также для увеличения экспорта электроэнергии в Турцию и Иран.

В 2003 году вступило в силу соглашение между "Газпромом" и Минтопэнерго Грузии о стратегическом сотрудничестве (на 25 лет), закрепившее позиции российской компании в республике. В соответствии с этим документом "Газпром" будет экспортировать природный газ в республику, участвовать в его реализации конечным потребителям, займется эксплуатацией, реконструкцией и расширением грузинских газопроводов, разработкой совместных проектов по использованию транзитных мощностей газотранспортной системы, поставкой необходимого оборудования, а к решению проблем этой сферы он намерен привлечь свои отраслевые институты. Вместе с тем намечено сформировать совместное предприятие "ГрузРосгазпром", в задачи которого войдет создание мощностей по транспортировке через территорию Грузии голубого топлива потребителям других государств Южного Кавказа и в более отдаленные страны, а также эксплуатация этой системы. Однако реализацию этих планов сдерживает то, что в законодательство Грузии не внесены дополнения, позволяющие приватизировать магистральные газопроводы.

Доля природного газа в энергетическом балансе республики приближается к 24%. В 2003 году объем его поставок составил около 1 млрд куб. м, в том числе по контрактам "Газэкспорта" — 257 млн куб. м, по контрактам "Итеры" — 752 млн куб. м. В 2004-м потребности (почти 1 млрд куб. м) полностью обеспечила фирма "Газэкспорт" (дочерняя структура "Газпрома").

Между Москвой и Тбилиси накопилось немало проблем. Среди них: порядок и сроки вывода российских военных баз с территории Грузии, визовый режим, статус грузинских автономий. В условиях упадка и застоя промышленности республики, развала ее сельского хозяйства, тотальной зависимости от поставок энергоносителей, коррупции надежды на быстрый выход из кризиса представляются весьма проблематичными. Новый президент страны М. Саакашвили делает шаги к восстановлению дружеских отношений с Россией. Его готовность начать их с "чистого листа" с пониманием встречена в Москве. РФ согласна гарантировать поставки энергоносителей, реструктурировать долги, помочь в реабилитации экономики путем вложения инвестиций и участия в приватизации грузинских предприятий.

Российские инвесторы, давно присматривавшиеся к грузинским предприятиям, получили от нового руководства Грузии твердые гарантии защиты их капиталов. В РФ этим заверениям особенно поверили после того, как Минэкономики республики возглавил один из крупнейших российский предпринимателей К. Бендукидзе, а премьер-министр страны З. Жвания предложил российской стороне пакет инвестиционных проектов стоимостью в несколько миллиардов долларов. Основные направления капиталовложений в республике: энергетика, сельское хозяйство, пищевая и перерабатывающая промышленность, туризм, развитие транспортной инфраструктуры14. Наряду с этим предполагается создать совместное российско-грузинское предприятие по экспорту газа в Турцию.

Все эти предложения российские бизнесмены оценивают как перспективные. В частности, холдинг "Промышленные инвесторы" намерен в течение трех лет инвестировать в экономику республики до 200 млн долл., принять участие в приватизации грузинских портов Поти и Батуми. Холдинг также купил блокирующий пакет акций Зестафонского завода ферросплавов "Ферро", ведет переговоры с правительством страны о покупке предприятия "Чиатурмарганец", которое поставляет марганцевый концентрат для завода "Ферро"15. "Аэрофлот" приобрел компанию "Эйр Зена — Грузинские авиалинии". Активно прорабатывается вопрос о создании в республике производства по сборке российских внедорожников "Нива", весьма популярных в стране с учетом состояния большинства местных дорог. Рассматривается и возможность вхождения Внешторгбанка РФ в капитал Объединенного банка Грузии.

Новое руководство страны надеется, что благодаря радикальным реформам и привлекаемым инвестициям можно будет возродить национальную экономику. Упомянутый выше министр экономики К. Бендукидзе считает, что вполне реально за 10 лет в три раза увеличить ВВП республики, но для этого необходимы ультралиберальные реформы. Официальный Тбилиси решил не возражать против вступления России в ВТО, обе стороны подписали (28 мая 2004 г.) протокол о завершении переговоров об условиях вступления РФ в эту организацию. Тбилиси надеется, что в ответ Москва пойдет на реструктуризацию грузинского долга, достигшего 320 млн долл. Дальнейшее развитие двустороннего экономического сотрудничества во многом зависит от урегулирования абхазского и южноосетинского конфликтов, создания климата доверия и добрососедства.

Возможные стратегии сотрудничества

На рубеже столетий геополитическая ситуация на постсоветском пространстве в целом, особенно в странах Закавказья кардинально изменилась. Новые независимые государства региона стали яблоком раздора, ареной мирового стратегического соперничества основных международных экономических центров и геополитических блоков, заинтересованных в том, чтобы взять в свои руки контроль над сырьевыми и энергетическими ресурсами, транспортными коммуникациями.

Сегодня в борьбе за сферы влияния на страны Южного Кавказа активно участвуют акторы, намерения которых не совпадают с исторически сложившимися геополитическими интересами России. Так, США считают этот регион зоной стратегических интересов Вашингтона, Евросоюз заинтересован в собственном влиянии на него, Турция также желает получить рычаги влияния на эти государства, для чего пытается максимально использовать свое транзитное географическое положение, а Иран, располагающий на Каспии серьезными запасами углеводородов, стремится через Закавказье выйти на мировой рынок энергетических ресурсов.

В целом же политика западных государств в регионе направлена на вытеснение из него России. Особенно наглядно это проявляется в борьбе за доступ к каспийской нефти и за контроль над маршрутами ее транспортировки. Положение осложняется тем, что руководители закавказских государств стратегически ориентированы на Соединенные Штаты и НАТО, надеясь с их помощью решить свои проблемы обеспечения безопасности и возрождения экономики.

Все эти факторы заметно изменили ситуацию на Южном Кавказе, привели к снижению здесь влияния России в политической, экономической и военной сферах при одновременном усилении присутствия США, стран Североатлантического альянса, ЕС, Турции, Ирана. Долгосрочное воздействие этих факторов на эволюцию обстановки в странах Южного Кавказа вынуждает официальную Москву переосмыслить свою стратегии в отношении закавказского сегмента постсоветского пространства. "Уход" России из Закавказья чреват для нее серьезными осложнениями в будущем.

В контексте процессов глобализации РФ необходимо проанализировать аспекты развития ситуации в этой сфере, что позволит ей лучше понять имеющиеся возможности и вызовы. Речь идет о выработке новой стратегии, в основу которой следует положить принцип рассмотрения Закавказья как единой с Северным Кавказом России геоэкономической зоны. Такой подход, с одной стороны, позволит РФ сконцентрировать усилия на реализации крупных трансграничных проектов, имеющих общий характер и ключевое значение для стран Закавказья и все более растущее — для России. К ним, например, относятся международные проекты добычи и транспортировки энергоресурсов шельфа Каспия, строительства евроазиатских транспортных коридоров "Север — Юг" и ТРАСЕКА. Воплощение этих планов в жизнь способно существенно изменить геополитическую ситуацию в регионе, превратив его в коммуникационный узел глобального значения. С другой стороны, это будет способствовать повышению эффективности двусторонних связей России с каждой страной Закавказья, применению дифференцированного подхода, отражающего специфику политических и экономических взаимоотношений, для решения отдельных вопросов. Благодаря координации разрозненных усилий российских компаний и банков, в рамках двусторонних связей появляется возможность выйти на эффективное преодоление общих проблем развития экономики республик Южного Кавказа, в чем заинтересована и РФ.

Необходимые предпосылки для решения таких задач уже созрели, значительно изменились и условия взаимодействия. В странах Закавказья обозначились тенденции улучшения положения и выхода из кризиса, правительства этих государств намечают программы дальнейшего развития экономики. Для их реализации необходимы не только материальные ресурсы, но и рынок сбыта своей продукции. Столкнувшись с серьезными трудностями в привлечении инвестиций и с барьерами на пути переориентации хозяйственных связей на западные рынки, данные страны убедились в практической невозможности расширить экспорт за пределы СНГ, так как их продукция в основном неконкурентоспособна. Все они осознают, что значительный потенциал оказания им помощи заложен в развитии связей с другими республиками Содружества, прежде всего с Россией. Во многом этим и объясняется рост объемов их торговли с РФ, отмечаемый в последние годы.

Для укрепления своих экономических позиций в Закавказье России необходимо полнее использовать потенциал Торгово-промышленной палаты, союзов и объединений промышленников и предпринимателей. В интересах координации работы этих структур целесообразно создать своего рода Деловой совет по Кавказу, в рамках которого можно было бы не только обсуждать, но и вырабатывать варианты объединения усилий и ресурсов для участия на рынке данного региона, в частности, в проектах по кооперации и развитию сырьевой базы, производственных мощностей, приватизации промышленных объектов. Для поддержки наиболее значимых проектов развития сотрудничества в этих и в других сферах целесообразно на основе государственных и частных финансовых средств, прежде всего Южного федерального округа России, стран Закавказья и сопредельных государств, сформировать специальный Инвестиционный фонд. В интересах активизации контактов с закавказскими партнерами необходимо инициировать создание ассоциаций делового сотрудничества, проведение экономических форумов и конференций в рамках всего региона. Для решения этих задач следует создавать благоприятные международно-правовые условия, гармонизировать национальные законодательства (особенно в части защиты инвестиций, налоговой, таможенной и банковской деятельности), оказывать информационную поддержку, содействовать развитию межрегиональных и приграничных связей.

Необходимо стремиться к тому, чтобы устранить барьеры на пути экономического сотрудничества и формирования зоны свободной торговли, в конечном счете — общего кавказского рынка. Все это будет способствовать подъему экономики республик региона, росту их взаимного доверия, укреплению добрососедских отношений.

Таким образом, долгосрочная стратегия Москвы в отношениях с закавказскими государствами должна основываться на подходе к ним как к региону, который связан тесным сотрудничеством с российским Северным Кавказом. В перспективе такой подход облегчит выход на устойчивое стратегическое партнерство в формировании единого экономического, особенно — оборонного пространства, что весьма важно для обеспечения безопасности южных границ СНГ.

Только в этом случае геополитическая и геоэкономическая ситуация на Кавказе станет более предсказуемой и совместно регулируемой как в отношениях между закавказскими государствами и между каждым из них с Россией, так и во взаимодействии с США, НАТО, Евросоюзом, Турцией, Ираном и другими странами мира. Задача России — найти общее понимание в этом вопросе, прежде всего с руководителями государств Южного Кавказа.


1 См.: Россия и Закавказье: реалии независимости и новое партнерство. М.: Финстатинформ, 2000. С. 124. к тексту
2 См.: Южный фланг СНГ. Центральная Азия — Каспий — Кавказ: возможности и вызовы для России. М.: Логос, 2003. С. 18. к тексту
3 См.: 10 лет СНГ (1991—2000). Статсборник, М., 2001. С. 18. к тексту
4 Там же. С. 46. к тексту
5 Там же. к тексту
6 Там же. С. 8. к тексту
7 См.: Внешняя торговля стран СНГ. М., 2003. С. 25. к тексту
8 См.: Внешняя торговля стран СНГ. С. 25. к тексту
9 См.: Гулиев М.Е. Экономические связи Азербайджана с Россией: проблемы, приоритеты, перспективы. СПб, 2002. С. 13. к тексту
10 См.: Независимая газета, 25 мая 2004. к тексту
11 См.: Зеркало (Азербайджан), 13 апреля 2004. к тексту
12 См.: Зеркало, 9 апреля 2004. к тексту
13 См.: Независимая газета, 5 марта 2004. к тексту
14 См.: Свободная Грузия, 29 мая 2004. к тексту
15 См.: Независимая газета, 9 июня 2004. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL