УЗБЕКИСТАН: НОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ НА ПАРЛАМЕНТСКИХ ВЫБОРАХ-2004

Сухробжон ИСМОИЛОВ


Сухробджон Исмоилов, участник программы "Правовая инициатива для общественных интересов" Колумбийской школы права в Нью-Йорке, США. Ранее работал в качестве юриста по правам человека в республиканских и международных правозащитных организациях в Узбекистане (Ташкент, Узбекистан)


Введение

Очередная избирательная кампания по выборам парламента страны (состоялись 26 декабря 2004 г.) официально началась 20 сентября. В отличие от аналогичных кампаний (1994 и 1999 гг.) в данном случае политические партии использовали новые для них избирательные технологии, а граждане впервые проголосовали за кандидатов в двухпалатный орган представительной власти. Последнее означает, что отныне в парламенте такого авторитарного государства, как Узбекистан, будет палата, сформированная из представителей народа, работающая на постоянной и профессиональной основе. К тому же правительство пыталось доказать, что эти выборы проходили в демократических условиях, подчеркнуть, что оно оказывало значительную помощь кандидатам в депутаты. На пресс-конференции Центральной избирательной комиссии, проведенной 22 октября 2004 года, было объявлено, что пять зарегистрированных политических партий получили возможность бороться за места в парламенте1. А 1 декабря ЦИК сообщила, что от Социал-демократической партии "Адолат" официально зарегистрировано 74 кандидата, от Демократической партии "Миллий тикланиш" — 61, от Либерально-демократической партии — 119, от Национально-демократической партии "Фидокорлар" — 89, от Народно-демократической партии — 118 кандидатов, от независимых инициативных групп граждан 56 кандидатов2.

В целом правительство выделило 3,3 млрд сумов (примерно 3,5 млн долл.) для поддержки предвыборной кампании кандидатов. В итоге, по данным ЦИК, озвученным буквально на следующий после выборов день, 27 декабря, из 14,323 млн граждан, имеющих право голоса, это право использовали 12,197 млн (85,1%). В стране было создано 120 избирательных округов, на выборах присутствовало около 18 тыс. местных наблюдателей и огромное количество международных, приглашенных правительством республики.

Новые избирательные технологии

Поскольку все участвовавшие в парламентских выборах политические партии созданы правительством и, как правило, продвигают его курс и поддерживают политику президента страны И. Каримова, то и программы этих организаций прежде не отличались друг от друга, в частности, никогда даже не касались социально-экономических проблем, которые захлестывают общество уже много лет. Однако в ходе последней кампании эти партии выступили с разными, вызывающими интерес программами, а также применили новые избирательные технологии. Правда, во многих случаях их инициировало, а в остальных санкционировало правительство.

Вот некоторые аспекты политических программ, которые огласили партийные лидеры. Так, примерно за полтора месяца до выборов, 7 ноября, на конференции самой "старой" в стране партии — Народно-демократической — ее лидер А. Рустамов впервые назвал эту структуру левой, нацеленной на создание конструктивной оппозиции правительству. Как приоритетные направления ее деятельности он обозначил борьбу за снижение цен на транспортные расходы и коммунальные услуги, бесперебойное снабжение сельских районов природным газом и питьевой водой, обеспечение каждой семьи минимумом потребительской корзины. Утверждение законов "О милиции" и "Об оперативно-розыскной деятельности", предоставление экономических гарантий работникам бюджетных организаций, представителям малого и среднего бизнеса, а также защита последних от чрезмерной и целенаправленной активности проверяющих ведомств, разрешение проблемы безработицы молодежи стали главными пунктами предвыборной программы Национально-демократической партии "Фидокорлар", принятой на ее общенациональной конференции 7 ноября.

Революционными для Узбекистана оказались и цели Социал-демократической партии "Адолат", которые она утвердила и обнародовала на своей конференции. В их числе отметим следующие: принятие закона "О государственной службе", налаживание общественного контроля над деятельностью спецслужб, поиск путей интеграции страны в Европейский союз, обеспечение гарантий от правонарушений со стороны работников прокуратуры, защита интересов узбекистанской интеллигенции. Конечно, в данном случае возникает вопрос: разве это не долгожданная конструктивная оппозиция?

Кроме того, средства массовой информации уделяли этим выборам значительно больше внимания, чем прежде. Как отметил пресс-секретарь ЦИК Ш. Кудратходжаев, в период парламентских выборов 1994 года у Центральной избирательной комиссии не было своего пресс-центра, а аналогичную кампанию 1999 года освещали 490 газет, 138 журналов, 22 вебсайта и 26 телеканалов. Во время последней ЦИК создала свой пресс-центр, избирательную кампанию освещали 597 газет, 145 журналов, 93 вебсайта и 43 телеканала3.

Они информировали электорат о работе конференций политических партий, знакомили избирателей с дебатами партийных лидеров и т.д. Однако после многократного "монтажа", обусловленного цензурной проверкой сотрудниками Администрации президента страны, все эти горячие дискуссии, да и другие материалы, доходили до читателей, зрителей, слушателей в виде скучных обсуждений политических и экономических вопросов.

Вместе с тем почти все политические партии организовывали для сельского населения, которое в то время было занято сбором хлопка, концерты с участием известных узбекистанских поп-звезд. Некоторые областные отделения этих политических структур устраивали благотворительные ужины для детских домов и домов для престарелых, чего также прежде не было. А накануне выборов под эгидой правительства прошел ряд международных конференций, где с участием зарубежных экспертов и партийных лидеров республики обсуждали такие вопросы, как избирательные технологии, законодательство о выборах, мировой опыт в этой сфере и т.д.

Реакция политической оппозиции, масс-медиа и международного сообщества

Выборы прошли без участия оппозиции, так как трем основным политическим партиям, представляющим ее, Министерство юстиции отказало в государственной регистрации. В ходе пресс-конференции (22 октября) председатель ЦИК Б. Мустафаев объявил, что к борьбе за депутатские мандаты допущено пять зарегистрированных партий, хотя у некоторых из них выявлены отдельные нарушения; точнее, в представленных списках членов партий около 6% фамилий не соответствовали действительности или были оформлены технически некорректно. Согласно законодательству Узбекистана, допускается до 10% подобных нарушений4. А у партий, которые не преодолели регистрационный барьер, таковых якобы оказалось значительно больше, однако об их количестве уполномоченные на то органы не сообщали5. В июле 2004 года "Бирлик" сумела подать исковое заявление в Верховный суд страны, обвинив Министерство юстиции в предвзятом отношении к регистрации партии. Однако суд решил, что в данном конкретном случае министерство действовало в соответствии с законом и не нарушало права членов "Бирлик". Миссия ограниченного наблюдения за выборами Бюро по демократическим институтам и правам человека — БДИПЧ/ОБСЕ — направила запрос в Министерство юстиции с целью изучения копий документов по регистрации оппозиционных структур, однако министерство должным образом на него не ответило6.

В таких условиях оппозиция оценила предстоящие парламентские выборы как очередной фарс правительства, которое пытается создать себе имидж сторонника "управляемой демократии". Вместе с тем она заявила, что будет бойкотировать эти выборы, к чему также призвала граждан страны и международное сообщество7.

Наряду с выдвижением кандидатов в депутаты политическими партиями законодательство Узбекистана предусматривает и их выдвижение так называемыми "инициативными группами граждан", но не менее 300 человек в каждой. Этот вариант был последним шансом для оппозиции. Однако многие кандидаты, выдвинутые от таких групп в разных областях страны, сообщали о нарушениях их прав местными избирательными комиссиями, которые прилагали все усилия, чтобы не зарегистрировать таких претендентов на депутатский мандат. Случаев давления на оппозиционных кандидатов и угроз в их адрес было довольно много8. В итоге, на этой основе были выдвинуты пять представителей партии "Бирлик", но ЦИК не зарегистрировала ни одного из них9.

С ноября и до дня голосования оппозиционные группы совместно с правозащитными структурами провели ряд акций протеста, в основном в столице республики, призывая бойкотировать выборы10. А за несколько дней до 26 декабря "Бирлик" опубликовала заявление с призывом к населению прийти на избирательные участки и проголосовать против всех кандидатов в депутаты. Лидеры партии объясняли, что такая тактика, во-первых, способствует признанию выборов несостоявшимися, во-вторых, ведет к проведению повторных, но уже с участием демократической оппозиции. Однако в ответ на это власти организовали соответствующие контрмеры. Например, 27 ноября сотрудники правоохранительных органов задержали по пути следования к месту акции протеста секретаря оппозиционной партии "Озод дехконлар" Нигору Хидоятову, а отпустили ее только после вмешательства представителя международной правозащитной организации "Хьюман райтс уотч"11. В сообщениях местных правозащитных групп также упоминается о случаях давления и даже нападения на участников этих акций, об уничтожении их плакатов и т.д. Кстати, выступая на одной из международных конференций, посвященной этим выборам (Самарканд, 4 ноября), представитель Министерства юстиции страны заявил, что оппозиция в Узбекистане должна существовать только между политическими партиями, а не выступать… против правительства.

Мы уже отмечали, что избирательную кампанию освещало огромное количество республиканских СМИ. Однако при жалком состоянии свободы слова в стране их деятельность может иметь лишь ничтожное значение, а также свидетельствовать, что многим средствам массовой информации такую задачу власти просто навязали. Свою озабоченность положением, сложившимся в стране в период избирательной кампании, выразило и мировое сообщество. Так, 18 октября 2004 года международная правозащитная организация "Хьюман райтс уотч" обратилась к действующему председателю ОБСЕ с требованием не направлять в Узбекистан Миссию наблюдения за парламентскими выборами, так как голосование будет проходить отнюдь не в условиях политического плюрализма.

ОБСЕ приняла решение направить Миссию ограниченного наблюдения12. (Группа БДИПЧ/ОБСЕ состояла из 21 международного наблюдателя, был организован ограниченный мониторинг голосования13.) Отмечалось некоторое улучшение избирательного законодательства по сравнению с аналогичными выборами 1999 года (в частности, введение 30%-й квоты для депутов-женщин, выдвинутых политическими партиями, а также новые положения по финансированию деятельности партий и т.д.). Однако, по мнению наблюдателей, данная кампания по большому счету не соответствовала измерениям ОБСЕ и другим международным стандартам по демократическим выборам. "К великому сожалению, усилия властей по выполнению положений избирательного законодательства не смогли обеспечить плюралистических, соревновательных и прозрачных выборов", — отметил посол Любомир Копай, глава Миссии БДИПЧ/ОБСЕ14. Вместе с тем Владимир Рушайло, глава Миссии наблюдателей от Содружества Независимых Государств, сообщил, что на выборах присутствовали 78 наблюдателей из стран СНГ15. В своих первичных заключениях они отметили, что голосование прошло честно, легитимно, свободно и без особых нарушений законодательства16.

Здесь уместно отметить и отношение властей республики к зарубежным наблюдателям, к узбекистанским противникам режима и к последним событиям в Грузии и Украине, то есть к "революции роз" и "оранжевой революции", организованным оппозицией этих стран.

26 октября 2004 года с участием зарубежных и отечественных экспертов в Ташкентском государственном юридическом институте прошла конференция "Международные стандарты по демократическим выборам и законодательство Узбекистана", где ряд высших чиновников страны выразил недовольство поведением действующего главы Центра ОБСЕ в Ташкенте г-на Пера Нормарка. Он осмелился сказать, что в республике нет политического плюрализма, власть отказывает в регистрации политической оппозиции, ограничивает свободу слова и выражения, что может существенно повлиять на результаты парламентских выборов.

В интервью РИА "Новости" (27 декабря) президент страны Ислам Каримов заявил: "...заключение Миссии ОБСЕ по парламентским выборам в Узбекистане не может быть доминирующей точкой зрения на данный вопрос, так как ОБСЕ — это только одна из уважаемых и ведущих организаций в Европе"17. Вместе с тем он отметил, что на этих выборах было много наблюдателей из азиатских стран, а также обвинил ОБСЕ в "искусственном создании оппозиции в Узбекистане". По мнению И. Каримова, группы, называющие себя оппозицией, уже дискредитировали себя в обществе и отвергнуты им. В частности, президент обвинил Партию народного движения "Бирлик" в том, что она поддерживает тесные связи с движением "Талибан" и с другими исламскими экстремистскими организациями, даже участвовала в подготовке взрывов в Ташкенте (1999 г.). Что же касается отказа в регистрации партии "Озод дехконлар", то глава государства сказал: "...партия, которая не способна собрать подписи хотя бы 50 членов, лидером которой является женщина по фамилии Хидоятова, еле говорящая на узбекском языке, не может быть зарегистрирована". Президент также отметил, что в ситуациях, которые в последнее время возникли в Грузии и Украине, в первую очередь виноваты руководители этих стран, так как они "...не смогли обеспечить общий консенсус и понимание среди своих народов".

Заключение

Новые избирательные технологии, использовавшиеся политическими партиями на минувших парламентских выборах, и, по мнению правительства, ставшие общенародным явлением, отнюдь не означают, что политический климат в стране существенно улучшился. Эти новшества, продвигаемые властями, скорее носят поверхностный, а не системный характер. Чтобы убедиться в этом, достаточно вспомнить упомянутое выше мнение представителя Министерства юстиции: официальная оппозиция в Узбекистане будет существовать только между политическими партиями, но без какого-нибудь вызова правительству страны. Эти выборы в Узбекистане не могут быть названы демократическими и честными. Если же посмотреть на итоги голосования, то Либерально-демократическая партия и Народно-демократическая партия получили большинство в Законодательной палате парламента, так как они выдвинули наибольшее количество кандидатов для участия в выборах (119 и 118 соответственно).

Принимая во внимание авторитарную природу правительства и все более проявляющуюся тенденцию возврата к традициям законодательного органа советского периода, можно предположить, что новый парламент станет одним из декоративных атрибутов нынешнего режима в Узбекистане, а не представительным органом народа, который должен принимать законы, учитывающие общественные интересы, контролировать работу исполнительной ветви власти, привлекать ее к ответственности за допущенные ошибки.

Правда, есть и другие мнения. Так, узбекистанский независимый журналист С. Ежков утверждает, что новый парламент способен стать реальной демократической законодательной структурой и привести страну к демократии. Его основные аргументы заключаются в следующем. Несмотря на схожесть предвыборных платформ политических партий, открыто поддерживающих политику президента И. Каримова, в реальности они думают более радикально и, когда попадут в парламент, будут активно бороться за реализацию своих платформ. Однако лидеры этих партий пока не демонстрируют свое несогласие с правительством, так как ждут итогов голосования. Все это происходит с молчаливого согласия главы государства, который понимает, что долго у власти не продержится. Исходя из своих доводов, г-н Ежков делает вывод, что в ближайшем будущем благодаря усилиям нового парламента появится шанс сделать Узбекистан демократической страной, но с присущими ей восточными чертами18. Конечно, можно было бы согласиться с г-ном Ежковым, если не учитывать, что все политические партии, зарегистрированные в республике, созданы правительством и не выражают истинных интересов избирателей.

Как мы уже отмечали, в своем интервью (27 декабря) года президент страны заявил, что группы, называющие себя демократической оппозицией, отвергнуты народом Узбекистана. По нашему мнению, несмотря на низкую популярность этой оппозиции, не следует утверждать, что она "отвергнута народом". При все более обостряющемся социально-экономическим кризисе и углубляющейся некомпетентности правительства симпатия населения к ней будет расти. В этом же интервью президент отметил, что оппозицию надо искать среди молодежи. Что ж, принимая во внимание сравнительно конкурентоспособную систему образования, сохранившуюся с советских времен, у молодого поколения есть реальный потенциал для формирования конструктивной оппозиции правительству, к тому же признанной руководством страны. Чтобы создать возможности для дальнейшего развития этого потенциала, узбекистанская молодежь должна активнее участвовать в проектах и действиях, способствующих подготовке будущих лидеров. Однако с первых лет независимости Узбекистана правительство стремится держать молодежь под строгим контролем, используя для этого, в частности, общенациональную прогосударственную молодежную организацию "Камолот".

Таким образом, исходя из всего сказанного выше, можно сделать вывод, что избранная 26 декабря 2004 года Законодательная палата парламента будет работать под полным контролем исполнительной власти.


1 В пресс-релизе ЦИК отмечены политические партии, которым разрешили участвовать в выборах: Народно-демократическая партия Узбекистана, Национально-демократическая партия "Фидокорлар" ("Самоотверженные"), Либерально-демократическая партия Узбекистана, Социал-демократическая партия "Адолат" ("Справедливость") и Демократическая партия Узбекистана "Миллий тикланиш" ("Национальное возрождение"). Это полный список официально зарегистрированных в стране политических партий: согласно статье 21 закона "О выборах в парламент", только после государственной регистрации в Министерстве юстиции партия может подать в ЦИК заявку на участие в выборах. к тексту
2 См.: Ежков С. Выборы без выбора. Статья опубликована на вебсайте узбекистанской неправительственной некоммерческой группы "Комитет для свободы слова и выражения" [www.freeuz.org], 2 декабря 2004. к тексту
3 Выступление Ш. Кудратходжаева на международной конференции "Избирательные технологии и СМИ: правовые и этические аспекты". Ташкент: изд-во "Узбекистан", 7—8 октября 2004. к тексту
4 См.: Шекхара А. Пресс-конференция Б. Мустафаева, председателя Центральной избирательной комиссии [www.centrasia.ru], 22 октября 2004. к тексту
5 Основные оппозиционные партии: "Бирлик" ("Единство"), "Эрк" ("Свобода") и "Озод дехконлар" ("Свободные дехкане"). "Бирлик" создана в конце 1980-х годов, "Эрк" — в начале 1990-х, "Озод дехконлар" — в начале 1990-х, но вскоре она на некоторое время приостановила свою деятельность, возобновив ее в 2004-м. к тексту
6 "Избирательный процесс в Узбекистане требует основных улучшений". Заявление Миссии ограниченного наблюдения за выборами в республике БДИПЧ/ОБСЕ, 27 декабря 2004 года. Ташкент: Центр ОБСЕ. к тексту
7 См. пресс-релизы "Бирлик", "Озод дехконлар" и "Эрк", опубликованные соответственно 15 октября, 22 октября и 6 ноября на сайте независимого Интернет издания www.centrasia.ru. к тексту
8 См.: Заявление "Давра Кенгаши" (Коалиция узбекистанской оппозиции) Генеральному прокурору и председателю ЦИК по поводу нарушения прав кандидатов от инициативных групп [www.centrasia.ru], 25 октября 2004. к тексту
9 Интервью с г-жей Василой Иноятовой, секретарем Центрального правления "Бирлик", 29 декабря 2004 года. к тексту
10 См.: Uzbek Protest Demands Return of Former U.K. Envoy // BBC Monitoring Newsfile, 9 December 2004; Uzbek Protest Urges OSCE not to Send Observers to Elections // BBC Monitoring Newsfile, 27 November 2004; Opposition Groups Call on U.S. to Impose Sanctions on Uzbek Government // BBC Monitoring Newsfile, 2 December 2004. к тексту
11 См.: Нет наблюдателям ОБСЕ во время парламентских выборов в Узбекистане. Пикет в Ташкенте [www.centrasia.ru], 27 ноября 2004. к тексту
12 ОБСЕ имеет трехуровневый подход к наблюдению за выборами: полное наблюдение, ограниченное наблюдение и отсутствие наблюдения, применяемые в зависимости от ситуации в стране. Если же данная организация решает не направлять Миссию полного наблюдения, это свидетельствует о важности такого шага: Миссия полного наблюдения уместна только для стран, где созданы системные условия для проведения честных выборов. Согласно "Хьюман райтс уотч", в сложившихся в Узбекистане условиях выборы не могли быть честными и отвечать требованиям даже Миссии ограниченного наблюдения ОБСЕ. к тексту
13 См.: БДИПЧ/ОБСЕ отправит Миссию ограниченного наблюдения за выборами в Узбекистан // Кыргызское независимое информационное агентство "АкиПресс", 3 декабря 2004. к тексту
14 "Избирательный процесс в Узбекистане требует основных улучшений". к тексту
15 См.: Over 70 Observers to Monitor Parliamentary Election in Uzbekistan // ITAR-TASS World Service, 30 December 2004. к тексту
16 См.: Узбекистан: предварительные заключения Миссии наблюдателей СНГ [www.centrasia.ru], 27 декабря 2004. к тексту
17 "Если не существует оппозиции, она не должна искусственно создаваться, говорит узбекский президент". Материал российского агентства РИА "Новости". Перепечатан независимым узбекистанским Интернет изданием "TRIBUNE-uz" на вебсайте [www.tribune-uz.info], 27 декабря 2004. к тексту
18 См.: Ежков С. Бомба для господина президента. Статья опубликована на вебсайте узбекистанской неправительственной некоммерческой группы Комитет для свободы слова и выражения [www.freeuz.org], 15 декабря 2004. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL