ГРУЗИЯ: ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ ДО И ПОСЛЕ "РЕВОЛЮЦИИ РОЗ"

Экатерине ГАХОКИДЗЕ


Экатерине Гахокидзе, кандидат политических наук, доцент кафедры политологии Тбилисского государственного университета (Тбилиси, Грузия)


Страна идет по пути утверждения демократического общества и соответствующих институтов, поэтому большое значение она придает справедливому и законному проведению выборов, формированию и развитию сильных политических партий, поскольку они — один из основных гарантов демократии и стабильности государства. Выборы — политическая технология мирного обновления власти и мобилизации граждан, что позволяет избирателям и политическим силам использовать свое конституционное право принять участие в политической жизни страны. Однако порой эти силы не могут осознать ответственность перед избирателями, в результате чего все большая часть населения теряет надежду на представительную демократию и выборы — ее политический институт. Часто с помощью выборов не только не достигается общественное согласие, но еще больше усугубляются существующие политические или социальные конфликты. Яркий тому пример — "революция роз", которая стала непосредственной реакцией на массовую фальсификацию парламентских выборов 2 ноября 2003 года. Тогда массовые выступления граждан вынудили президента страны Э. Шеварднадзе досрочно уйти в отставку. Однако вскоре развитие ситуации удалось направить в конституционные рамки, были сделаны важные шаги для демократического проведения выборов. Но все же еще рано говорить о стабильности избирательной и политической системы нашего государства.

Следует отметить, что наряду с партиями, которые после распада Советского Союза накопили довольно солидный опыт в борьбе за власть, в Грузии появились и новые политические структуры, точнее — клубы, еще не имеющие четкой политической платформы и не принимающие активного участия в политической жизни страны. К тому же параллельно ныне распадаются и (или) разделяются существующие относительно стабильные партии. Эти неоднородные и хаотичные процессы в основном обусловлены потребностями общества и времени. Конечно, идеальных партий не бывает, они всегда отражают политический климат в стране. И если говорить о формировании и развитии политической системы в Грузии, то необходимо учитывать ее исторические, политические, экономические особенности: степень развития демократии, менталитет народа, структуризацию электората, уровень идентификации политических партий, а также основные противоречия и тенденции, сопровождающие их формирование.

К сожалению, политическая система нашего государства неустойчива, многие партии активизируются только в предвыборный период. В условиях коммунистического и тоталитарного режимов их роль впервые активно проявилась в 1980—1990-х годах, а деятельность была в основном нелегальной. Некоторые партии только появились, некоторые существовали еще во время независимой Грузии (1918—1921 гг.), то есть фактически были восстановлены. Кроме того, в тот период возник ряд общественных организаций: "Общество Руставели", "Общество Ильи Чавчавадзе", "Хельсинкский союз" и т.д. — которые объявили своей целью выход Грузии из Советского Союза, восстановление независимости, формирование демократического государства.

На первых многопартийных выборах, состоявшихся 28 октябре 1990 года, с большим преимуществом победил блок "Круглый стол — свободная Грузия" (62% голосов избирателей). Коммунистическая партия Грузии получила 25,6%, а другие политические силы не смогли преодолеть барьер. Этими выборами фактически завершилось многолетнее господство коммунистов, к власти пришла антикоммунистическая и стоявшая на национальных позициях коалиция, возглавляемая Звиадом Гамсахурдиа. Тот короткий период характеризуется как переходный этап к многопартийной системе. Оживилась политическая жизнь страны, в частности в парламентских выборах участвовало довольно много избирателей; официально было зарегистрировано около 80 партий. Однако их количество не определяло качество партийного строительства — одни существовали только на бумаге, у других возникли серьезные организационные проблемы. Фактически активно работали только 4—5 партий.

Теме не менее тогда на первый взгляд казалось, что в политической системе страны представлен весь политический спектр: от правых до левых, от радикалов до либералов, но политическая система не была ни структурированной, ни устойчивой. Процессы ее становления протекали стихийно, их сопровождала острая борьба за политическое лидерство, что (наряду с внешним фактором) обусловило одну из причин краха власти. Из-за неэффективной деятельности представительных органов власти социальный оптимизм, зафиксированный на первых многопартийных выборах, вскоре сменился разочарованием, а электоральный подъем начал уступать место растущему абсентеизму. Вскоре 14-месячное правление блока "Круглый стол — Свободная Грузия" завершилось крахом. В январе 1992 года избранный народом первый президент был свергнут силой оружия (при содействии внешних сил). Предъявленное ему основное обвинение — попытка установить авторитарный режим.

Эти годы оказались самыми трагическими для страны: не было устойчивой власти, шла война в Абхазии, судьба государства на 50% зависела от криминальных вооруженных формирований. Тем не менее в октябре 1992 года Э. Шеварднадзе смог провести выборы и легитимировать свое правление, постепенно нейтрализовал находившиеся под частным контролем вооруженные группы и установил элементарный порядок. В 1995 году была принята Конституция. Однако все эти успехи еще не означали, что созданы устойчивые основы демократии. Не удалось сформировать систему политической конкуренции, общество поляризовалось. Вся политическая и экономическая власть сконцентрировалась в руках "кланов", а политические институты — парламент, партии, неправительственные организации — скорее представляли собой декорации демократии, чем выполняли свои реальные функции. В результате парламентских выборов 1995 года победил Союз граждан Грузии и было создано парламентское большинство, а президентом страны избрали главу Союза граждан Э. Шеварднадзе1.

Что касается парламентских выборов 1999 года, то они резко отличались от предыдущих выборов представительной власти, так как перед политическими силами стояли совершенно новые задачи, в частности, эти силы пытались использовать технологии, необходимые для проведения избирательных кампаний современного западного типа. Поэтому все значительные политические партии приглашали имиджмейкеров, которые помогали избирательным субъектам решать поставленные задачи.

Когда на политическом рынке присутствуют многие партии, альянсы или блоки, то в борьбе за власть они пытаются набрать как можно больше голосов и выгодно "продать" предвыборные обещания, лозунги и программы; создать себе имидж политической организации (и ее лидера), соответствующий вкусам и позициям широких масс избирателей; используют технологии, представляющие собой совокупность средств воздействия на электорат и "заставляют" его действовать в соответствии с интересами политических партий. В то же время все эти меры должны создавать иллюзию возможности свободного волеизъявления.

Однако 10 лет избирательной практики показали, что использовать западный опыт без учета местной специфики неэффективно. На результаты голосования значительное воздействие оказывают следующие факторы: политическое, экономическое и социальное положение страны, ее исторические традиции, уровень правовой и политической культуры избирателей, менталитет народа, степень развития демократии. Поведение наших граждан как электората значительно отличается от моделей поведения избирателей, которые приняты в государствах с развитой демократией. Мы имеем в виду не только грузинский характер, но и степень развития демократии в стране. Например, в США 70—80% избирателей стабильно отдают голоса Республиканской или Демократической партии, и реальная борьба идет за те 20—30%, которые пока не решили, кому отдать свой голос. Проведение выборов в Соединенных Штатах основывается на налаженной работе соответствующих механизмов партии, в этом важную роль играют ее местные структуры. В Грузии же нет политических партий западного типа, реального политического рынка и конкуренции между политическими силами, в избирательной борьбе часто используются недемократические элементы, что находит выражение в применении девиантных технологий. Победы добываются с помощью административных, силовых или финансовых ресурсов, налицо слабая структуризация электората, а также недостаточная правовая и демократическая культура избирателей, низкий уровень идентификации политических партий.

Одно из обязательных условий демократического проведения избирательных кампаний — формирование и развитие политического рынка, поскольку он создает оптимальные условия для политической жизни и прогресса общества. В западных странах процесс секуляризации и маркетизации политической сферы идет медленнее, чем в новых политических системах. На фоне распада старой системы и отсутствия новой — демократических традиций, структур, стереотипов и рыночных отношений, а также, вследствие субъективных или объективных факторов можно сказать, что на постсоветском пространстве, как мы уже отмечали, нет реального политического рынка и свободной конкуренции между политическими силами. (Участие в выборах нескольких партий еще не означает конкуренции.) Наличие относительно большего, нежели в годы СССР, числа претендентов на власть вызывает обратный процесс, в частности, не позволяет электорату сделать осмысленный и целенаправленный выбор, так как избиратель не видит принципиального различия между существующими на политическом рынке альтернативами.

В Грузии, как и в других постсоветских странах, протекали аналогичные процессы. Характерная для коммунистической эпохи социально-классовая структура распалась, новая пока не сформировалась, а освободившееся пространство заняла старая элита или ее новые, постсоветские представители. Вместе они создали чиновничье-олигархический "капитализм", а значительная часть населения оказалась в маргинальном положении. В такой обстановке страна встретила парламентские выборы 1999 года. Единственным конкурентом правящей партии Союз граждан стал Союз демократического возрождения2, вокруг которого объединились оппозиционные силы. Кроме того, в выборах участвовали такие структуры, как "Промышленность спасет Грузию", Лейбористская партия и "Национально-демократический альянс — Третий путь!", в который вошли две партии: Национально-демократическая и Республиканская. А население больше всего волновали проблемы преодоления бедности, безработицы, коррупции, развития промышленности. На фоне сложных экономических проблем и наличия социально незащищенных слоев Союз граждан обнадеживал электорат международными проектами, которые якобы принесут каждому гражданину счастливое будущее. При этом обещаемые стабильность и благополучие страны отождествлялись с именем Эдуарда Шеварднадзе, председателем данной партии.

По мнению психологов, чтобы снять напряженный эмоциональный фон масс создается "образ врага" (как объединяющий фактор). Такую модель Союз граждан эффективно использовал против блока "Возрождение". "Идет темная сила, которая все уничтожит и вызовет гражданскую войну, не будет ни демократии и ни того, что сделали мы". Эта стратегия оправдала себя: Союз граждан одержал убедительную победу, получив 41,75% голосов избирателей; "Возрождение" — 25,18%, "Промышленность спасет Грузию" — 7,08%. Неожиданно для многих в парламент не прошла победившая 1998 году на выборах в местные органы власти Лейбористская партия3. Что касается "Национально-демократического альянса", то он не смог соответствующим образом разъяснить избирателям сущность третьего пути и предложить им собственную альтернативу. Выборы 1999 года проходили в основном на фоне противостояния между центром и регионами, хотя, согласно неофициальной информации, победившие структуры действовали на основании предварительного соглашения. По сравнению с результатами выборов 1995 года Союз граждан выиграл убедительнее, увеличил свое большинство. А блок "Возрождение", несмотря на то что он представлял оппозиционную силу в масштабах страны, был региональной организацией, правящей в автономной Аджарии, где имел такие же права, что и Союз граждан во всей Грузии. Что касается "Промышленников", то их вхождение в парламент скорее представляло собой лишь фиксирование самой партии, поскольку она не могла активно участвовать в политической жизни страны.

В государстве сформировалась клановая экономика и коррумпированно-клановая система правления. Постсоветская демократия и приватизация позволили представителям коммунистической номенклатуры не только сохранить контроль над властью, но и "приватизировать" экономические привилегии. Выборы для них были только возможностью сохранения и укрепления власти, а самым главным ее рычагом — фальсификация результатов голосования. Коррумпированно-клановая система почти полностью присвоила ресурсы страны, затем началась острая борьба за перераспределение власти и финансовых средств, за которой последовал процесс распада и расчленения крупных политических сил. Так, в 2001 году из Союза граждан вышла группа успешных бизнесменов, на базе которой впоследствии сформировалась новая политическая партия "Новые правые", а вскоре и другая группа (под руководством М. Саакашвили), создавшая структуру Национальное движение. Перед выборами в органы местного самоуправления (июнь 2002 г.) президент страны отказался от поста председателя Союза граждан. Другие же его группы начали обвинять друг друга в измене, в игнорировании программы и основных принципов партии. От нее отделилась еще одна часть, так называемая "команда З. Жвания", которая на выборах в органы местного самоуправления выступала от имени Христианско-консервативной партии (со временем она была названа "Объединенные демократы").

Кстати, на этих выборах в органы местного самоуправления политический спектр был относительно многообразным, а основное внимание уделялось социальным вопросам и дискредитации правящей партии, в частности обличению ее несостоятельности. При этом использовались соответствующие лозунги, призывавшие население к определенным действиям. Так, Национальное движение провозгласило: "Тбилиси без Шеварднадзе", Лейбористская партия — "Отстраним от власти грабителей", Христианско-консервативная партия (команда Жвания) — "Покажи твою силу власти". На этом фоне довольно несостоятельно выглядел лозунг Союза граждан: "Вы советуете — мы выполняем!" Однако избирателей уже нельзя было обмануть, поскольку они хорошо помнили, как правящая партия "выполнила" обещания 1999 года. А блок "Возрождение" использовал тактику противопоставления своих интересов интересам других политических сил, для чего, в частности, выдвинул лозунг: "Другие обещают — мы делаем!" Однако в Тбилиси мало кто верил в реальность этих замыслов, хотя блок попытался развеять миф о региональной и "батумской партии". Например, по результатам голосования в сакребуло (муниципалитет) столицы Лейбористская партия получила 25,50% голосов, Национальное движение — 23,75%, "Новые правые" — 11,36%, Христианско-консервативная партия — 7,27%, "Промышленность спасет Грузию" — 7,13%, "Возрождение" — 6,34%.

Таким образом, в тбилисское сакребуло прошли оппозиционные силы, его председателем был избран М. Саакашвили, лидер Национального движения. А правящая партия Союз граждан даже не смогла преодолеть 5%-й барьер (получила 2,52%). Можно сказать, что именно с того периода началась подготовка "революции роз". Конечно, обещания и лозунги победителей не имели ничего общего с городским самоуправлением и муниципалитетом. Сложившуюся тогда обстановку, вероятно, следует объяснить тем, что приближались парламентские, а затем и президентские выборы, поэтому партии уже готовились к постшеварднадзевской эпохе. И почти ни у кого не возникало сомнений в том, что на предстоящих парламентских выборах победит оппозиция: Союз граждан был дискредитирован, его рейтинг упал, а из "Возрождения" сначала вышли "Традиционалисты", а затем и Социалистическая партия — на парламентских выборах 2003 года последняя оказалась в правительственном блоке "За новую Грузию". В стране сложилось тяжелое политическое и экономическое положение, она занимала одно из первых мест среди постсоветских республик по развитию теневой экономики и одно из последних — по доле государственных доходов в национальном валовом продукте. Наиболее низок был уровень эффективности госорганов и доверия общества к ним. Люди требовали реальных улучшений, на что указывало активное участие избирателей в парламентских выборах 2 ноября 2003 года. Однако их итоги не соответствовали настрою общества (см. табл. 1)4.

Таблица 1

Результаты парламентских выборов, проходивших 2 ноября 2003 года

Число голосов (в %)

Количество мандатов

Блок "За новую Грузию"

21,32

38

Блок "Возрождение"

18,84

33

Лейбористская партия

12,04

20

Блок "Саакашвили — Национальное

движение"

18,08

32

Объединение "Бурджанадзе — Демократы"

8,79

15

Партия "Новые правые"

7,35

12

Партия "Промышленность спасет Грузию"

6,17

Чтобы сохранить свои должности и привилегии еще на четыре года, правительственный блок "За новую Грузию"5 пытался использовать любые методы. Выборы проходили на фоне массовой фальсификации и лишения избирателей прав голоса, что вызвало выступления протеста, которыми руководил лидер "Национального движения" М. Саакашвили. Из-за сложившейся в стране кризисной ситуации Э. Шеварднадзе был вынужден уйти в отставку. Эти события, обусловленные крайней реакцией на отношение власти к интересам общества, получили название "революция роз". Правда, при этом использовались неконституционные методы, но вскоре ситуация возвратилась в рамки закона. Победители смогли быстро консолидировать государственную власть — на внеочередных президентских выборах (4 января 2004 г.) главой государства был избран лидер революции М. Саакашвили, получивший 96% голосов, а на парламентских выборах (28 марта того же года) убедительный успех достался его партии Национальное движение (см. табл. 2)6.

Таблица 2

Результаты парламентских выборов, состоявшихся 28 марта 2004 года

Число голосов (в %)

Количество мандатов

Лейбористская партия

6,01

 

Блок "Правая оппозиция —

Промышленники", "Новые правые"

7,56

15

Блок "Возрождение"

3,86

 

"Национальное движение — Демократы"

66,24

135

"НДП — Традиционалисты"

2,55

 

После "революции роз" политическая ситуация в стране резко изменилась. Некоторые партии вообще исчезли с политической сцены, некоторые, не прошедшие в парламент, утратили свое влияние. Следует отметить, что эти неоднородные процессы в основном были обусловлены сложившейся в стране революционной ситуацией. Членов "победившего" на парламентских выборах 2003 года правительственного блока "За новую Грузию" фактически беспокоило лишь спасение самих себя. Та же участь постигла "Возрождение", правительственную партию Аджарии: при активности партии "Национальное движение — Демократы" в этой автономной республике был свергнут авторитарный режим А. Абашидзе, а его самого выдворили из страны.

Что касается оппозиционных структур (Лейбористской партии, "Новых правых", "Промышленников", НДП и т.д.), не поддержавших революцию, то их объявили "врагами народа", в результате чего на этих парламентских выборах им досталась лишь минимальная поддержка населения. Причем, весьма ощутимые потери понесла Лейбористская партия, так как многие ее представители перешли в Национальное движение. Лейбористы уступили большинство мест и в сакребуло Тбилиси. Правые на этих выборах выступали единой силой (блок "Правая оппозиция — Промышленники", партия "Новые правые"). Отметим, что их электорат в стране пока малочисленный, но, как показала практика, довольно устойчивый, даже "революция роз" не оказала влияния на результаты его голосования — правые силы, преодолевшие 7%-й барьер, поддержало столько же избирателей, что и до этих событий. Кстати, партия "Новые правые" создана в 2001 году, но за столь относительно короткий период времени она сумела приобрести хоть небольшой, но довольно устойчивый электорат. Тем не мене все политическое пространство страны монополизировали инициаторы "революции роз" — "Национальное движение — Демократы". Они получили конституционное большинство в парламенте и ведут его работу. Конечно, имевшие место революционные процессы обуславливались протестом против фальсификации парламентских выборов 2003 года, но данный протест был вызван накопившимся недовольством населения относительно положения, сложившегося в стране.

Революционная ситуация порождает в обществе эйфорию, поэтому неудивительно, что Национальное движение и его харизматический лидер М. Саакашвили, вселивший в людей надежду на лучшее будущее, получили от народа огромный мандат доверия. Однако этой победе способствовал, в частности, установленный на парламентских выборах 7%-й барьер, хотя Евросоюз и другие международные организации рекомендовали снизить эту планку, что позволило бы и оппозиционным партиям преодолеть ее. Тогда в представительную ветвь власти смогли бы пройти относительно многообразные политические силы. (Однако этого не сделали.) Кроме того, оппозиция требовала провести выборы несколько позже. По ее мнению, обществу следовало несколько поубавить эйфорию и "отрезветь". Необходимо учесть и то, что избирательная кампания фактически совпала с экспортом "революции роз" в Аджарию, в результате чего эта фактически отделенная от Центра автономная республика вновь вернулась в единое политическое пространство, а эйфория в обществе еще больше усилилась. Правда, и до того было понятно, что "Национальное движение — Демократы" представляли на выборах безальтернативную силу. Конечно, на результатах голосования сказалось настроение масс, но наличие такого большинства сдерживало развитие политических партий. Так, П. Чихрадзе, один из лидеров "Новых правых", отмечал, что оппозиции трудно действовать в таких условиях, пусть даже с точки зрения скудности аппарата, поскольку на большинство работают государственные институты, весь парламентский аппарат... а на оппозицию только ее аппарат, причем имеющий довольно скудные ресурсы. А ведь наличие сильной оппозиции способствует здоровому развитию в стране демократических процессов.

И все же можно сказать, что за 15 лет в ставшей независимой Грузии создана многопартийная система. Однако, к сожалению, она работает неэффективно: все проведенные выборы свидетельствуют, что фактически превалирует однопартийная система, один доминант под руководством партии, которую поддерживало довольно большое количество населения. Сначала это был "Круглый стол", затем Союз граждан, наконец, "Национальное движение — Демократы". Конечно, победители гордятся этими результатами, но через определенное время — на фоне невыполненных предвыборных обещаний и отклонения от демократического правления — они начинают работать против них, что влечет за собой смену власти в стране насильственными и неконституционными методами. Жертвой указанных процессов сначала стал "Круглый стол", который распался через год, а затем и Союз граждан, правда, для его отстранения от власти потребовалось 10 лет. Что касается нынешнего большинства, то указанные тенденции возлагают на него огромную ответственность, которую оно взяло на себя в период "революции роз". В ином случае, на фоне неустойчивости электората и быстрого изменения его взглядов, избиратели настроятся против победителей, и структура "Национальное движение — Демократы" может оказаться перед аналогичной опасностью. Напомним, что в свое время руководители правящей партии получали на президентских выборах огромное количество голосов: З. Гамсахурдиа — 87%, Э. Шеварднадзе — 79,82%, М. Саакашвили — 96%. Это означает, что в определенный момент общество связывает выход страны из кризиса с одним лидером, одаренным харизматическими качествами, отождествляет с ним будущее благополучие государства. Другими словами, в стране еще низка политическая культура избирателей, электорат плохо структурирован, очень слаба роль демократических институтов, в частности политических партий.

Результаты анализа процесса формирования партийной системы в нашей стране высвечивают проблемы, препятствующие формированию и развитию политических организаций современного западного типа. Многие партии, несмотря на то что они открыто заявляют о своей приверженности демократии, строятся в основном на принципе "вождя", где акцент делается на фигуре лидера, а не на принципе коллегиальности. В них нет внутренней демократии, так как их руководители принимают решения единолично, что способствует зарождению конфликтов в рядах партии, ее разделению, а порой даже исчезновению с политической сцены.

Подобный процесс способствует, с одной стороны, увеличению числа партий, с другой — препятствует их укреплению и функционированию. Некоторые партии малочисленны, слабо организованы и плохо структурированы, не имеют необходимого для своей работы механизма, у них нет устойчивой электоральной базы, они не способны сформировать сильные местные подразделения. К тому же ряд партий испытывает дефицит финансовых средств, без которых трудно организовать эффективную деятельность не только во время избирательный кампании, но и в период между выборами.

* * *

Интересно, что руководители политических партий думают о протекающих в стране политических процессах, как представляют себе будущую работу ныне слабой оппозиции, намерена ли она объединиться или же структуры, ее представляющие, и впредь будут бороться независимо. Например, П. Чихрадзе, один из лидеров "Новых правых", отмечает: "Известный постулат демократии — существование сильной оппозиции. Она необходима, чтобы процессы протекали на фоне здоровой конкуренции. Когда же в стране существует конституционное большинство, принимающее решения единолично, оппозиционным партиям работать довольно трудно. Поэтому основной нашей функцией является то, чтобы в условиях существования большинства такого типа мы смогли показать обществу иное мнение и убедить людей в его необходимости. Что касается объединения оппозиции, то наша первоочередная задача — не нарушить альянс с "Промышленниками" и осуществить партийное слияние, поскольку из-за слабости электората правых не следует разделять эти сегменты"7.

Приведем мнение одного из основателей и лидеров Национального движения К. Давиташвили, который (вместе с рядом своих коллег) после "революции роз" вышел из этой структуры и создал партию "Единые консерваторы". Он, в частности, утверждает: "То, что у одной партии есть в парламенте такое количество депутатов, которое превышает конституционное большинство, нельзя назвать положительным для страны. Ведь фактически к этим личностям и их политическим желаниям происходит "подборка" Конституции. Необходимо усилить оппозицию за счет сокращения такого большинства, поскольку (когда оно составляет 2/3 голосов) не действует принцип уравновешивания, члены парламента могут принимать неправильные решения... Поэтому мы оставили партию и продолжим отстаивать идеи, для реализации которых в свое время объединились в Национальном движении. "Единые консерваторы" — политическая структура, в которой допускается широкая конкуренция. И если какая-нибудь политическая сила хочет сотрудничать с нами, то мы призываем ее к прямому объединению. Мы считаем, что разные мнения, высказываемые в партии, не разрушают организацию, а усиливают наши ряды. Мы готовы сотрудничать со всеми политическими силами, которые разделяют наши принципы"8.

В оппозиции особым радикализмом отличается Лейбористская партия, которая, правда, как мы уже отмечали, потерпела поражение на выборах в парламент. Ее лидер Ш. Нателашвили отмечает: "Я не могу сказать, что оппозиция слаба, мы — мощнейшая сила, что было подтверждено даже во время моего визита в США. Однако победившая партия не позволила нам пройти в парламент. Есть два выхода из этой ситуации — или провести досрочные парламентские выборы, или произойдет настоящая революция, от которой мы уже не отступим, а она может закончиться довольно неприятными последствиями"9.

Заключение

Исходя из изложенного, еще рано говорить о формировании в Грузии устойчивой политической системы. Однако за последние 10—15 лет прогресс в этом отношении неоспорим, так как процесс приобщения к демократическим ценностям требует гораздо больше времени. Выборы пока не выполняют свою основную функцию, суть которой выражается в рекрутировании политической элиты и в мирной смене власти. Поэтому государство должно содействовать развитию политических партий, с одной стороны, совершенствовать соответствующую законодательную и правовую базу, с другой — предоставить политическим силам одинаковые условия функционирования, что позволит создать здоровую конкуренцию между политическими партиями.

Лишь после преодоления всех отмеченных трудностей, мы сможем говорить о формировании партийной демократии и многопартийной системы. Однако само слово "многопартийный" не означает наличие бесконечного числа партий, даже при двух партиях может быть хорошая перспектива. Но они должны стать структурами западного типа, то есть соблюдать внутрипартийную демократию и защищать реальные интересы общества.


1 7%-й барьер преодолели также "Возрождение" и Национально-демократическая партия. к тексту
2 В избирательный блок входили Союз демократического возрождения, Социалистическая партия Грузии, Союз традиционалистов Грузии, Народная партия, общества "Чкондидели" и движение "Зов нации". к тексту
3 Однако, как отмечает лидер партии, Ш. Нателашвили, она преодолела 7%-й барьер, что подтвердили и международные организации. к тексту
4 [www.cec.gov.ge]. к тексту
5 В блок входили следующие структуры: Союз граждан, Социалистическая партия, Национально-демократическая партия, Партия "зеленых", Христианско-демократический союз, Партия освобождения Абхазии, сторонники Г. Шарадзе. к тексту
6 [www.cec.gov.ge]. к тексту
7 Интервью записано 12 января 2005 года. к тексту
8 Интервью дано 30 декабря 2004 года. к тексту
9 Интервью от 13 января 2005 года. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL