ЭТНОРЕЛИГИОЗНАЯ СИТУАЦИЯ В КЫРГЫЗСТАНЕ

Чолпон Чотаева


Чолпон Чотаева, кандидат философских наук, старший преподаватель Международного университета Кыргызстана (Бишкек, Кыргызстан)


Кыргызстан — полиэтническая и поликонфессиональная республика, в которой, согласно переписи населения 1999 года, проживает свыше 90 этносов. К наиболее многочисленным из них относятся кыргызы — 64,9% жителей, узбеки — 13,8%, русские — 12,5%. Однако за годы, прошедшие после этой переписи, в этнической структуре населения отмечены существенные сдвиги. Так, удельный вес численности мусульманских этносов резко увеличился: кыргызов на 40%, турок на 57%, дунган на 40%, уйгуров на 27%, таджиков на 27%, узбеков на 21%, а исповедующих христианство — уменьшился. В частности, доля русских снизилась на 9%, немцев — на 2%, украинцев — на 1,5%. Все это обусловило большие изменения в структуре верующих. Согласно данным Комиссии по делам религий при правительстве КР, по конфессиональной принадлежности население страны ныне дифференцируется следующим образом: 80—84% жителей исповедуют мусульманство, 14—15% относят себя к христианству, около 3% — к другим направлениям1.

Либерализация социально-политической жизни, провозглашение курса на демократизацию и соблюдение прав человека способствовали росту этнического самосознания всех жителей республики. Это выразилось в формировании национально-культурных центров, деятельность которых направлена на возрождение родного языка, истории и культуры этносов республики. В свою очередь, "этнический ренессанс" подготовил почву для религиозного возрождения и реанимации соответствующих традиций, прежде всего мусульманских.

Возрождение мусульманства

С конца 1980-х годов в КР, как и в других республиках региона, отмечается значительный рост мусульманского сознания, существенно увеличивается число мечетей (в 1991 г. их было 39, а в 2003-м — 1 600)2. При этом свыше 1 000 мечетей действует на юге республики: в Ошской, Джалал-Абадской и Баткенской областях. В начале 1990-х годов в Кыргызстане не было ни одного религиозного учебного заведения. Местные священнослужители в свое время получали соответствующее образование в Бухаре и Самарканде. Сегодня в республике функционирует восемь исламских вузов, в том числе совместные: Кыргызско-Иранский и Кыргызско-Кувейтский университеты. Кроме того, в Ошском госуниверситете в 1993 году открыт теологический (исламский) факультет, финансируемый турецким фондом "Дианет Вакфы". Аналогичный факультет создан в Кыргызско-Турецком университете "Манас". Вместе с тем в республике насчитывается 38 действующих медресе, а в зарубежных мусульманских центрах в 2001—2002 году обучались 284 гражданина Кыргызстана: во Всемирном университете "Аль-Азхар" (Каир) — 155, в Турции — 84, Пакистане — 22, Сирии — 24, Кувейте — 5, Саудовской Аравии — 4, Иордании — 3, Ливии — 13.

В то же время возникает проблема взаимоотношений ислама и государства, поскольку в течение 13 веков ислам был политической основой государственных образований на территории Средней Азии, главным регулятором социальных отношений. Свидетельство тому — создание Духовного управления мусульман Кыргызстана (ДУМК) и 9 казыятов (его территориальных структур).

После обретения независимости в религиозной сфере нашей республики проведены важные реформы; в частности, в 1991 году принят закон "О свободе вероисповедания и о религиозных организациях". Однако стремительно меняющаяся международная обстановка, политическая и социально-экономическая ситуация в стране выявили недостатки этого документа. Уже подготовлен новый его проект, который, по мнению экспертов ОБСЕ, более адаптирован к современным условиям.

Указом президента РК (март 1996 г.) в правительстве создана Комиссия по делам религий, ответственная за формирование и реализацию государственной политики в данной сфере. Она осуществляет свою деятельность, опираясь на Конституцию страны, где закреплены такие общепризнанные нормы, как свобода совести и светскость государства. В соответствии с пунктом 11 статьи 16-й Основного закона "Каждому гарантируется свобода совести, вероисповедания, религиозной или атеистической деятельности. Каждый вправе свободно исповедовать любую религию или не исповедовать никакой…" Пункт 3 статьи 8-й декларирует: "Религия и все культы отделены от государства". В пункте 2 статьи 15-й зафиксировано: "…Никто не может подвергаться какой-либо дискриминации, ущемлению прав и свобод по мотивам происхождения, пола, расы, национальности, языка, вероисповедания, политических и религиозных убеждений…"

Ислам и этническая идентичность

Ислам — важный элемент кыргызской этнической идентичности. Однако сила мусульманского компонента в национальной идентичности народов Центральной Азии не всегда привносит убежденное чувство принадлежности к более широкой, наднациональной мусульманской общности. В отношении мусульман Центральной Азии, которые обрели национальную идентичность при советской власти, исламскую идентичность необходимо рассматривать во взаимосвязи с этнической и национальной категориями.

Мусульманское возрождение и рост религиозного сознания кыргызов во многом обусловлены этническим ренессансом конца 1980 — начала 1990-х годов. Ислам рассматривается как способ реконструкции и обретения кыргызской этнической и культурной идентичности в условиях новой независимой государственности, важен как часть исторической памяти коренных этносов. Для кыргызского общества характерно отождествление этнического и религиозного начал, поэтому в общественном сознании кыргызов национальные традиции воспринимаются как мусульманские, а последние как национальные. Сегодня даже те, кто не относит себя к истинным мусульманам, считают своим долгом соблюдать соответствующие праздники и обряды. Даже в период российской колонизации и в годы советской власти обе идентичности (исламскую и этническую) воспринимали как единое целое.

Говоря о возросшем значении ислама как фактора этнокультурной идентификации кыргызов, следует выделить два основных уровня (по классификации А. Малашенко)4. На первом (личностном) уровне речь идет о вере во Всевышнего, об изменении в мировоззрении индивида. Здесь обращение к религии прежде всего означает избавление от советского мировоззрения и меньше — противопоставление себя верующим других конфессий. Второй уровень — традиционно-обрядовый, где степень приобщенности к исламу определяется регулярностью совершения обрядов, соблюдением исламских норм поведения, в том числе запретов. На этом уровне групповой идентификации мусульманство — один из элементов кыргызской идентичности (наряду с языком), за ней — принадлежность к своему роду, общность исторической судьбы и территории.

Конкретизируя эти уровни, следует отметить, что первому свойственны проявления собственного религиозного сознания, а на втором актуализируется так называемая "секуляризованная религиозность", играющая роль этнокультурного идентификатора5.

В постсоветский период ислам становится фактором легитимации почти всех социальных форм и действий, так как в кыргызстанском обществе еще не утрачено значение регуляции общественного мнения и поведения людей через традиции, обычаи, ритуалы и обряды. Кыргызстан еще остается традиционным обществом, где мораль предписывает совершать одни поступки и воздерживаться от других, уважать определенные свободы, проявлять приверженность конкретным ценностям. Здесь сказываются особенности ислама, который играет роль морально-нравственного фактора, формирующего ценностные представления людей и регулирующего отношения между ними. Забегая вперед, отметим, что в республике преобладает второй тип религиозности и верующих, не связанных с регулярной культовой практикой.

Этнорелигиозная ситуация

Хотя по числу последователей мусульманская община — наиболее массовая в республике, на ее территории, как мы уже отмечали, проживают и другие этносы, в том числе традиционно исповедующие христианство. Сегодня во всех областях страны есть храмы и приходы Русской Православной церкви (таковых 44, в том числе один женский монастырь). Больше всего их в северных областях: в Чуйской — 20, в Иссык-Кульской — 11. Это обусловлено историко-географическими особенностями расселения этнических славян в республике.

И в годы СССР, и ранее ислам и православие воспринимались как этнические религии, принадлежностью к которым определялась этноконфессиональная идентификация народов Кыргызстана. Так, кыргызы, узбеки, уйгуры, дунгане, таджики считались мусульманскими этносами, а русские, украинцы и белорусы — православными. В постсоветское время появились смешанные общины (протестантские, евангелические и другие), где представители разных этносов (мусульманских и христианских) исповедуют общие духовные ценности.

Наиболее серьезная альтернатива православному христианству — протестантство. Ныне в стране насчитывается 218 его молельных домов и 11 течений. К наиболее многочисленным относятся Свидетели Иеговы (7 тыс. чел.), баптисты (3 тыс.), пятидесятники (1,5 тыс.), а также адвентисты, пресвитериане, лютеране6. До середины 1990-х годов традиционную этническую базу протестантизма составляли немцы, проживавшие на севере республики. Однако в связи с их массовой эмиграцией (70%) на историческую родину с 1995—1996 годов численность этих общин растет за счет кыргызов. По данным Госкомиссии по делам религий, в 2003 году в республике было зарегистрировано около 20 тыс. кыргызов-протестантов.

В то же время в нашей стране появились и нетрадиционные для ее народов религии: Саентологическая и Универсальная церкви, община христиан-пресвитериан Еммануил, пресвитерианская церковь Саран, Церковь объединения (Муна), общество сознания Кришны и многие другие. Финансируемые соответствующими организациями США, Германии, Южной Кореи, они приобретают все большую популярность. Многие их центры занимаются благотворительной деятельностью: участвуют в строительстве школ и больниц, раздают гуманитарную помощь. К тому же в созданных ими религиозных школах богословие преподают наряду с общеобразовательными дисциплинами. Зарубежные миссионеры стремятся адаптировать богослужение к специфике местного населения, в том числе упростить ритуалы, в частности, к наиболее привлекательным факторам относится языковая доступность. Ряд общин, например евангельские христиане-баптисты, специальные молитвенные собрания проводят на кыргызском языке, имеются экземпляры Библии на кыргызском языке — Инжыл, издают буклеты с духовными песнями и открытки с выдержками из Библии на кыргызском языке7.

Особой популярностью среди кыргызов пользуется община Бахаи, создавшая 18 местных Духовных собраний, объединенных в Национальное духовное собрание. Учение Бахаи ассимилирует и вбирает в себя духовные ценности разных религиозных систем. Бахаи не отрицают других богов и пророков, пропагандируют традиционные общечеловеческие ценности добра, гуманности и нравственности. В Кыргызстане их община появилась в 1992 году и зарегистрирована Министерством юстиции в 1997-м. Национальное духовное собрание проводит семинары и конференции, на которых бахаиты делятся своим опытом, исходящим из их теоретической и практической работы. Например, в декабре 1999 года на базе Национальной библиотеки страны была организована конференция "Воспитание нравственности у детей и юношества (из опыта Бахаи)", в которой участвовали не только члены данной общины, но и преподаватели школ, колледжей, вузов, представители творческой интеллигенции КР8.

Кроме того, в стране действуют 3 общины католиков, 2 иудейские и 2 буддийские. Они обосновались в основном на севере и в столице республики, а на юге активизируются радикальные исламские группировки фундаменталистского толка.

Большинство новообращенных протестантов, бахаитов и представителей других нетрадиционных течений — женщины, то есть наиболее уязвимая часть населения, пытающаяся найти духовную опору в религии. К тому же, возможно, в нетрадиционных вероисповеданиях их привлекают более демократичные, нежели мусульманские, нормы поведения в быту и семье.

В силу указанных особенностей Кыргызстана проблема межконфессиональных отношений проецируется в межэтническую сферу. Тесная связь религии и этноса выражается в негативной оценке отдельных случаев смены традиционной этноконфессиональной принадлежности. На бытовом уровне нередки столкновения между кыргызами-мусульманами и кыргызами-протестантами. Так, первые предлагают, чтобы вероотступникам не выделяли землю под огороды, не давали воду для полива, отключали у них электроэнергию. Иногда подобные конфликты принимают более радикальные формы. В частности, жители поселка Актюз Кеминского района потребовали, чтобы из этого населенного пункта выдворили кыргызов-протестантов9. Особенно часты столкновения во время проведения похоронных обрядов. Так, одно из них произошло в селе имени Усубалиева в Нарынской области на похоронах кыргыза Замира Истиева, члена секты Свидетели Иеговы. В этом конфликте участвовали три стороны: жители села (кыргызы), представители секты и родственники покойного, так как приверженцы ислама, возглавляемые местным имамом, возражали против его захоронения на мусульманском кладбище10.

В начале 2002 года муфтий республики издал фетву (решение), согласно которой кыргызов, при жизни перешедших в нетрадиционную веру, запрещается хоронить на мусульманских кладбищах. Это вызвало волну недовольства со стороны протестантских организаций. В частности, лидеры одной из них, причем довольно известной, в которую входят кыргызы и представители других национальностей, пытались воздействовать на официальные власти, мотивируя тем, что эта фетва нарушает право граждан на свободу совести и вероисповедания.

Аспекты формирования языковой, этнической и религиозной идентичности

Этим проблемам, а также степени интеграции кыргызстанского общества посвящено этносоциологическое исследование, проведенное (в форме анкетирования) автором этих строк летом 2003 года. Было опрошено 1 000 чел (не моложе 16 лет) — по 200 респондентов в Чуйской, Иссык-Кульской, Ошской, Джалал-Абадской областях и в Бишкеке. Это обусловлено тем, что население данных территорий полиэтнично и, что особенно важно, в них высока доля некоренных жителей. А не охваченные исследованием области страны — Таласская, Нарынская и Баткенская — моноэтничны. Исходя из этнической картины населения республики, 63% респондентов составили кыргызы, 18,8% — русские, 11,7% — узбеки. Представители иных национальностей (6,5% от общего числа опрошенных) были выделены в отдельную колонку под названием "другие".

По результатам нашего опроса, 76,7% респондентов считают себя мусульманами, 15,1% — христианами, 0,2% — приверженцами иудаизма, 7,2% отметили, что вообще не исповедуют никакую религию. Полученные нами результаты почти идентичны данным Госкомиссии по делам религий, что позволяет говорить о высокой репрезентативности и достоверности исследования.

По национальностям показатели принадлежности к конкретному вероисповеданию отражены в таблице 1. Хотя 92% респондентов считают себя приверженцами одной из трех конфессий — ислама, христианства и иудаизма, численность выполняющих необходимые религиозные предписания (регулярно или не всегда) составляет, по областям, лишь 77,4% (см. табл. 2).

Таблица 1

Какую религию Вы исповедуете? (в %)

Кыргызы

Русские

Узбеки

Другие

Ислам

96,3

0,5

100

70,8

Христианство

0,5

73,8

0

15,4

Иудаизм

0

0

0

3,1

Не исповедую никакой

3,0

25,1

0

9,2

Другое

(затрудняюсь ответить)

0,2

0,5

0

1,5

Таблица 2

Выполняете ли Вы религиозные предписания? (в %)

 

г. Бишкек

Чуйская область

Иссык-Кульская область

Ошская область

Джалал-Абадская область

Всего

Выполняю всегда

4,4

7,2

3,6

5,5

5,0

25,7

Выполняю, но не всегда

10,5

7,6

12,1

10,1

11,4

51,7

Не выполняю

2,4

4,7

2,5

2,8

1,9

14,3

Затрудняюсь ответить

2,7

0,2

1,7

1,6

1,6

7,8

Численность тех, кто совершает молитвы, еще меньше (см. табл. 3).

Таблица 3

Умеете ли Вы молиться и как часто Вы молитесь? (в %)

 

г. Бишкек

Чуйская область

Иссык-Кульская область

Ошская область

Джалал-Абадская область

Всего

Умею молиться и молюсь каждый день

3,0

3,0

2,1

3,2

4,2

15,5

Умею молиться, но молюсь нерегулярно

8,0

5,7

6,3

6,5

7,9

34,4

Умею молиться, но не молюсь

2,9

2,7

2,5

4,0

1,8

0,4

Не умею молиться и не молюсь

6,1

8,4

8,9

6,2

6,0

13,9

Хуже всего дело обстоит с посещением религиозных храмов (см. табл. 4).

Таблица 4

Как часто Вы ходите в мечеть, церковь или другие молельные дома? (в %)

 

г. Бишкек

Чуйская область

Иссык-Кульская область

Ошская область

Джалал-Абадская область

Всего

Раз в неделю

2,1

1,5

1,1

2,4

2,8

9,9

Раз в месяц

2,4

1,2

1,2

0,8

2,0

7,6

Время от времени

6,7

6,4

5,3

5,8

4,9

29,1

Не хожу

8,8

10,9

12,1

10,7

10,3

52,8

В аспекте национальностей наиболее религиозны узбеки (см. табл. 5 и 6).

Таблица 5

Выполняете ли Вы религиозные предписания? (в %)

 

Кыргызы

Русские

Узбеки

Другие

Выполняю всегда

25,9

13,3

41,0

33,8

Выполняю, но не всегда

55,2

49,5

44,4

41,5

Не выполняю

12,8

24,5

7,7

12,3

Затрудняюсь ответить

6,1

12,8

6,8

12,3

Таблица 6

Как часто Вы ходите в мечеть, церковь и другие молельные дома? (в %)

 

Кыргызы

Русские

Узбеки

Другие

Раз в неделю

8,1

2,7

28,7

15,4

Раз в месяц

8,3

9,1

3,5

4,6

Время от времени

29,0

42,8

15,7

16,9

Не хожу

54,5

45,5

52,2

63,1

Во вторую группу наиболее религиозных респондентов входят представители "других" национальностей: дунгане, уйгуры, украинцы, татары, казахи, таджики, турки и т.д. Из них 33,8% всегда соблюдают все религиозные предписания, 41,5% — не всегда. К тому же 15,4% опрошенных посещают мечеть или церковь один раз в неделю, 4,6% — одни раз в месяц и 16,9% — время от времени.

По степени религиозности кыргызы занимают третье место. При этом 25,9% из них всегда соблюдают религиозные правила, 41,5% — не всегда, 8,1% посещают молитвенные дома один раз в неделю, 8,3% — один раз в месяц, 29% — время от времени.

Как мы уже отмечали, после обретения республикой независимости наблюдается рост религиозного самосознания. Курс на демократизацию, а также возникший в связи с распадом СССР идеологический и духовный вакуум, способствовали повышению интереса к религии. В результате значительно выросла численность тех, у кого дома есть одна из трех книг — Коран, Библия, Тора (или другие религиозные издания). Однако лишь 16,2% опрошенных прочли их полностью, 49,1% — читали отдельные главы и страницы, 34,4% — абсолютно не знакомы с ними.

При этом наибольший показатель тех, кто полностью прочитал Коран (Библию, Тору), отмечен у респондентов "других" национальностей — 23,1% (см. табл. 7).

Таблица 7

Читали ли Вы Коран (Библию или другие религиозные книги)? (в %)

 

Кыргызы

Русские

Узбеки

Другие

Да, читал полностью

15,1

19,1

13,7

23,1

Да, читал отдельные страницы и главы

52,1

44,1

46,2

41,5

Не читал

32,8

36,7

40,2

33,8

С конца 1980-х годов небывалую популярность приобрели паломничества к святым местам. Впрочем, кыргызские кочевники совершали их задолго до обращения в ислам. Наибольшей популярностью пользуется гора Тахт-и-Сулейман (г. Ош), куда во время мусульманских праздников стекаются сотни паломников со всей Центральной Азии. Вместе с тем резко возросла численность тех, кто совершает хадж в Мекку (ежегодно 3 тыс. чел.). По данным нашего исследования, 11,5% респондентов совершают паломничество к святым местам. Среди них 14,7% составляют кыргызы, 13,7% — узбеки, 6,1% — вошедшие в графу "другие", 1,6% — русские.

Обобщая полученные результаты, еще раз отметим, что многие верующие не соблюдают требования, предписываемые религиями. Большая часть респондентов придерживается их ритуальной стороны. Отдавая предпочтение этим ритуалам, последователи разных вероисповедений не могут подчиниться комплексу строгих религиозных правил и следовать им в своей повседневной жизни. Таким образом, в религии они, прежде всего, выделяют национально-идентификационный элемент. Приверженность религии, в понимании опрошенных, в значительной степени способствует формированию их этнической идентичности.


1 См.: Омаров Н.М. К проблеме становления поликонфессионального общества в суверенном Кыргызстане // Ориентир. Аналитический бюллетень Международного института стратегических исследований при президенте КР, 2003, № 1. С. 7—8. к тексту
2 См.: Мамаюсупов О.Ш. Вопросы (проблемы) религии на переходном периоде. Бишкек, 2003. к тексту
3 См.: Омаров Н.М. Указ. соч. С. 10. к тексту
4 См.: Малашенко А. Исламские ориентиры Северного Кавказа. М., 2001. С. 82—83. к тексту
5 См.: Курбанов Г. Религия в постсоветском Дагестане: социологические аспекты // Центральная Азия и Кавказ, 2002, № 6 (24). С. 152. к тексту
6 См.: Омаров Н.М. Указ. соч. С. 8—9. к тексту
7 См.: Галиева З. Проблемы и противоречия современного поликонфессионализма в Кыргызстане // Труды Института мировой культуры. Вып. 3 "Государственность и религия в духовном наследии Кыргызстана". Бишкек-Лейпциг: Илим, 2003. С. 159—160. к тексту
8 См.: Громова С.М. Вера Бахаи в системе мировых религий // Труды Института мировой культуры. Вып. 3. С. 166. к тексту
9 См.: Дело №…, 13 апреля 2002, № 13. к тексту
10 См.: Аналитический отчет по материалам социологического исследования "Молодежь и религия". Бишкек, 2002. С. 16. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL