ИРАН КАК ЭКСПОРТЕР ПРИРОДНОГО ГАЗА В СТРАНЫ ЮЖНОГО КАВКАЗА

Владимир САПРЫКИН


Владимир Сапрыкин, кандидат технических наук, директор энергетических программ Украинского центра экономических и политических исследований им. А. Разумкова (Киев, Украина)


Уже много лет в мире идет жесткая борьба за доступ к энергоносителям и право контролировать их транспортные потоки, энергетика давно стала авангардом мировой дипломатии, сглаживающей межгосударственные споры и прокладывающей дороги если не к союзам, то к примирению отдельных стран. Конечно, сегодня неизвестно, кто и как будет определять энергообеспечение мира через 30 лет но, по прогнозам экспертов, добыча и потребление природного газа будут увеличиваться быстрыми темпами, в среднем на 2,4% в год (нефти на 1,6%, угля на 1,4%). Впрочем, и цены на голубое топливо будут расти. К тому же можно предугадать, что одним крупнейших экспортеров газа во многие государства Евразии станет Иран, ныне занимающий второе место в мире (после России) по его запасам. Несмотря на сопротивление и конкуренцию некоторых других стран, это государство уже приступило на столь обширнейшей территории к реализации ряда соответствующих проектов, которые воплотятся в жизнь в ближайшие годы.

Хотя экспансия иранского газа начинается со стран Южного Кавказа, Тегеран намерен существенно потеснить российский "Газпром" и в Европе, что может значительно изменить расстановку сил на этом наиболее платежеспособном рынке и повлиять на ценообразование.

Фатальный газовый треугольник: Азербайджан — Грузия — Армения

Газовые секторы республик Южного Кавказа почти на 100% созданы во времена Советского Союза. Как и другим странам СНГ, им сегодня приходится преодолевать в этой сфере одинаковые (а порой и общие) проблемы. В первую очередь к ним относятся физическая изношенность оборудования и трубопроводов, дефицит сырья, инвестиций и т.д. Однако у стран региона есть одна особенность, нехарактерная для других государств Содружества, — невозможность организовать стабильные поставки голубого топлива по причине меж- и внутригосударственных конфликтов. В их числе Нагорный Карабах, Абхазия, Аджария, Южная Осетия и др. Многие из них сопровождаются экономической блокадой. Наиболее серьезные конфликты, например в Нагорном Карабахе, не позволяют использовать трубопроводы для доставки природного газа и полностью изменили схему снабжения им всех трех независимых стран Южного Кавказа. Во-первых, Армения не имеет возможности получать газ (ни российский, ни центральноазиатский) с территории Азербайджана, как это было во времена СССР, и вынуждена поставлять его через Грузию, причем нестабильно (поставки систематически уменьшаются, часто даже прерываются). Это обусловлено тремя факторами: хронической задолженностью Грузии за потребленный ею газ, террористическими вылазками на объекты газовой инфраструктуры и ухудшением отношений между Москвой и Тбилиси. Во-вторых, географическая изоляция Нахичеванской автономной республики (НАР) Азербайджана от "материнской" территории не позволяет стабильно обеспечивать газом ее экономику. В-третьих, транспортная блокада Армении со стороны Турции и Азербайджана ограничивает число ее экспортеров газа Россией (трубопровод Иран — Армения еще не проложен). В-четвертых, ни РФ (на Кавказе), ни государства Южного Кавказа не могут обеспечить надлежащую охрану своих объектов газотранспортной инфраструктуры, которые подвергаются атакам террористов.

Для анализа возможностей возобновления нормального обеспечения голубым топливом республик Южного Кавказа и для оценки потерь в этой сфере целесообразно рассмотреть показатели загрузки их национальных газотранспортных систем (ГТС) в сравнении с другими странами СНГ и Балтии. Безусловно, сегодня они весьма разняться, главным образом из-за износа линейной части газопроводов и перекачивающего оборудования, а в отдельных случаях и полного разрушения некоторых участков, а также из-за того, что экономики стран региона еще не достигли уровня развития времен СССР. Хотя автор и не "поет осанну" Советскому Союзу, необходимо отметить, что технологическая целесообразность и инженерное совершенство его Единой системы газоснабжения ныне в значительной мере утрачены. Почти у всех постсоветских стран возникла общая проблема — необходимость диверсифицировать источники поступления газа.

Таблица 1

Динамика загрузки газотранспортных систем стран СНГ и Балтии

Таблица

Источник: Kazarian Y.A. Development of Relationship of Russia with other CIS Countries on the Gas Market // Proceedings of the 22nd World Gas Congress. Tokyo, 1 June 2003.

Сопоставление динамики загрузки их газотранспортных систем, представленное в табл. 1, позволяет сделать следующие выводы.

Во-первых, в 1990 году, перед развалом СССР, средний коэффициент загрузки ГТС страны составлял 92% (в Балтийском регионе и в союзных республиках Южного Кавказа — 62%, в Узбекистане — 100%). Это обуславливалось как уменьшением потребления газа из-за частичного падения производства, так и снижением предусмотренной в проекте пропускной способности этой системы.

Во-вторых, в середине 1990-х годов все страны СНГ и Балтии значительно уменьшили загрузку своих ГТС, в среднем до 36%, что обуславливалось уменьшением потребления газа, в основном из-за общего экономического кризиса и резкого повышения цен на него. Относительно благоприятная ситуация сложилась в странах Западного региона (загрузка составляла 67%), что объясняется транзитным характером основной части их ГТС, по которым продолжался экспорт в государства Европы, самая неблагополучная — на Южном Кавказе, главным образом из-за межгосударственных и внутренних конфликтов. По некоторым данным, на грузинских газопроводах, по которым голубое топливо транспортируют и в Армению, было зафиксировано несколько десятков террористических вылазок.

В-третьих, в начале XXI века большинство стран СНГ существенно увеличило загрузку своих газотранспортных систем, в основном из-за роста экономики; однако в государствах Южного Кавказа она продолжала снижаться до минимальных для Содружества значений. Это обусловлено не только наличием в регионе неразрешенных конфликтов, но и систематическим уменьшением поставок газа в Грузию (значит, и в Армению, куда он идет транзитом через грузинскую территорию), в первую очередь в связи с задолженностью Тбилиси за эти поставки Москве и ухудшением отношений между ними.

Но главное в том, что на нынешнем этапе роста производства в республиках Южного Кавказа (см. табл. 2), хотя и разноскоростного (параллельно отмечается стабилизация уровней потребления голубого топлива либо его увеличение), конфликты в регионе и сложные политические отношения стали помехой в обеспечении их экономик природным газом. "Газпром", а значит, РФ не может обеспечить необходимые поставки (в т.ч. из-за неспособности обеспечить охрану трубопроводов на российской территории, прилегающей к региону).

Таблица 2

Предварительные социально-экономические характеристики стран Южного Кавказа и Ирана (по состоянию на конец 2004 г.)

Страна

Территория

(тыс. кв. км)

Численность населения (млн чел.)

Валовой внутренний продукт (млрд долл.)

Рост валового внутреннего продукта

(в %)

Валовой внутренний продукт на душу населения

(в долл.)

Азербайджан

86,6

8,3

8,2

9,2

988

Армения

29,8

3,2

3,7

9,8

1 071

Грузия

69,7

4,3

5,0

9,1

993

Иран

1 648,2

69,0

127,0

4,4

н/д

Источник: Global Insight.

Стратегия обмена дешевого российского газа на политическое сотрудничество или хотя бы на лояльность не срабатывает. А проекты, патронируемые США, не обеспечат страны региона необходимыми объемами голубого топлива. При любых политических трудностях для развития экономики нужны адекватные поставки углеводородов. С другой стороны, желание повысить уровень энергетической безопасности или избежать влияния политики на импорт газа обуславливает поиск и реализацию мероприятий по диверсификации источников его снабжения. Таким образом, в странах Южного Кавказа были созданы объективные условия для появления на традиционно российском газовом рынке нового "игрока" — Исламской Республики Иран (ИРИ).

Газовый сектор Азербайджана

Несмотря на значительные залежи голубого топлива (до 2 трлн куб. м) и возможность получать попутный газ при добыче нефти, газовая отрасль республики развита слабо. Доминирование нефтегазовых месторождений над газовыми, а также технические проблемы использования попутного газа, прежде всего на шельфе, не позволяют быстро наращивать его добычу.

Во времена Советского Союза Азербайджан получал газ из республик Средней Азии и Ирана, но после распада СССР эти поставки прекратились. Продолжительное время обеспечением Азербайджана газом (преимущественно туркменским) занималась Международная компания "Итера". После изменения стратегии на просторах СНГ "Газпром" вернулся и в эту страну.

В 2004 году собственная добыча Азербайджана составила 5 млрд куб. м — на 0,2 млрд куб. м меньше, чем в 2003-м (при потреблении 11—12 млрд куб. м). Сокращение добычи обусловлено прежде всего исчерпанностью старых месторождений и незаинтересованностью западных компаний в увеличении объемов использования попутного газа, так как для решения таких задач необходимы значительные капиталовложения. Дефицит газа компенсирует российско-казахстанское СП "КазРосГаз" (4 млрд куб. м казахстанского газа и 1 млрд куб. м российского), которому переуступил свой контракт российский "Газэкспорт" (дочерняя структура "Газпрома"). Его перекачивают по трубопроводу Ширвановка — Моздок — Кази-Магомед, однако для его нормальной работы необходима модернизация и частичное обновление. Так, с 21 по 23 апреля 2004 года "КазРосГаз" полностью прекратил эти поставки из-за вынужденного ремонта магистральной "трубы".

Кроме того, стабильность поставок срывают террористические акты (только в 2004 г. было три взрыва, последний — 7 декабря в Дагестане, в результате чего несколько дней газ не поступал в Азербайджан). В целом из-за аварий и терактов на северокавказском участке в 2004 году газопровод простаивал до 50 суток. Только наличие в стране двух подземных хранилищ газа позволяет ей смягчать эти проблемы.

На шельфовом нефтегазовом месторождении Бахар, расположенном южнее полуострова Апшерон, сегодня получают до 40% газа, добываемого в стране. Но его запасы уже исчерпываются (намечается освоение месторождения Бахар-2). Дополнительные объемы можно получить в основном на старых месторождениях (за счет попутного газа нефтяных месторождений) и на ряде новых. Однако для этого нужно создать соответствующую инфраструктуру; в частности, в рамках расширения Сангачальского нефтяного терминала (разработка морских нефтяных залежей проекта "Азери — Чираг — Гюнешли") необходимо построить установку комплексной подготовки газа, так как на промыслах попутный газ все еще сжигают в факелах. (Планом предусмотрено пробурить до 20 газовых скважин на мелководной части месторождения Гюнешли.)

Несмотря на повышение в ноябре 2004 года цен на газ (для населения они увеличились с 7,2 до 16,5 долл. за 1 000 куб. м, для других потребителей — до 48,1 долл.), его продажа на внутреннем рынке невыгодна, поскольку страна импортирует голубое топливо по 52 долл. за 1 000 куб. м. В 2005 году отменяются субсидии ЗАО "Азеригаз" из госбюджета, что неминуемо приведет к дальнейшему росту внутренних цен.

Переговоры о цене за российский газ на 2005 год, состоявшиеся 10 декабря 2004-го между гендиректором "Газэкспорта" А. Медведевым и вице-премьер-министром Азербайджана Я. Ейюбовым, не принесли желаемого результата. Российская фирма намеревалась поднять цену с 52 долл. за 1 000 куб. м до 70—80 долл., с чем азербайджанская сторона не согласилась. И с 1 января 2005 года "Газэкспорт" прекратил поставки газа в Азербайджан, возобновив их лишь вечером 10 января. По некоторым данным, договориться о повышении цены не удалось, по другим — она будет увеличена до 60 долл. за 1 000 куб. м. Тем не менее 10 суток 40 районов страны оставались без топлива, что создавало серьезные проблемы для населения и промышленности. Согласно официальной российской версии, прекращение поставок было вызвано неполадками на трубопроводах, проходящих по Туркменистану и Узбекистану в Россию.

Второй страной, в конце 2004 года продолжившей "парад газовых цен", стал Туркменистан. Он хотел поднять цену на газ, поставляемый в Россию и Украину, с 44 до 60 долл. за 1 000 куб. м (по плану на 2005 г. только в РФ будет поставлено 7 млрд куб. м). Ашхабад прекратил его подачу 31 декабря 2004 года (в 10 часов по московскому времени) с мотивацией: необходимость ремонтно-восстановительных работ на трубопроводе Средняя Азия — Центр. Упомянутый выше А. Медведев заявил, что это не повлияет на выполнение "Газпромом" своих обязательств перед потребителями в России и за рубежом.

Вместе с тем ссылка "Газэкспорта" на туркменские проблемы при поставках российского и казахстанского газа свидетельствует об элементарном давлении этого газового монополиста РФ на Азербайджан. Газоконденсатное месторождение Шах-Дениз — одно из важнейших в республике. Эта перспективная структура, расположенная на шельфе Каспия, обнаружена еще в 1976 году. Но при наличии гигантских месторождений Западной Сибири ее разведку и разработку сочли нецелесообразными. Лишь в 1996 году, после подписания контракта с консорциумом иностранных компаний, приступили к детальной разведке этих месторождений. В целом реализация проекта осуществляется отдельно от других начинаний в газовой отрасли республики, что обусловлено ее экспортной направленностью на Турцию и Грецию, возможно, и в другие страны Европы, прежде всего в Италию (как часть проекта ЕС "Набуко"). Баку, Тбилиси и Анкара договорились о поставках 178 млрд куб. м газа Шах-Дениза (на первом этапе). Добыча начнется в середине 2006 года (планировалось в 2004-м), на первой стадии проекта она должна составить 8,1 млрд куб. м, в дальнейшем — до 16 млрд.

Консорциум международных компаний под руководством фирмы "Статойл" (на первой стадии проекта) планирует перекачивать в Турцию 6,3, в Грузию — 0,8, в Азербайджан — 1,5 млрд куб. м газа. 21 октября 2004 года компания "БП" объявила о начале строительства Южно-Кавказского трубопровода (более известного как Баку — Тбилиси — Эрзерум или БТЭ), и на его 213-м километре (Азербайджан) состоялась церемония сварки труб. Все работы планируется завершить за 10 месяцев, в том числе на азербайджанском участке проложить 443 км труб и столько же на грузинском. Подрядчиками выступают греческая компания и франко-американский альянс, поставщиком труб — японская фирма "Сумитомо".

Руководители нефтегазового комплекса Азербайджана заявляют, что уже в ближайшие два-три года страна будет готова отказаться от импорта газа. Однако их оптимизм вызывает сомнения. Во-первых, Баку не сможет самостоятельно распоряжаться газом Шах-Дениза, поскольку доля республики в консорциуме равна лишь 10%. Более того, ей необходимо экспортировать законтрактованные объемы по трубопроводу БТЭ. Во-вторых, существуют определенные технические проблемы с добычей и использованием попутного газа, получаемого на шельфе, а перспективы добычи голубого топлива на других месторождениях незначительны.

Необходимо отметить, что "слабым звеном" азербайджанского газа может стать его цена — добыча на море, как правило, значительно дороже, чем на суше. Более того, на Шах-Денизе необходимая глубина бурения скважин превышает 6,5 км. Вследствие этого бюджет первой стадии этого проекта уже увеличен с 2,7 млрд долл. до 3,2 млрд (включая стоимость строительства трубопровода). В декабре 2004 года пресс-секретарь компании "БП" Т. Одоун заявил, что расходы по проекту Шах-Дениз могут возрасти на 25%. Таким образом, начальная стоимость работ — 3,2 млрд долл. (из них 2,3 млрд планируется затратить на добычу газа, еще 0,9 млрд — на строительство трубопровода протяженностью 1 050 км и мощностью 15—20 млрд куб. м газа в год) увеличится до 4 млрд долл. Можно предположить, что это не последнее удорожание.

Значительное расстояние до Европы и сложная геологическая структура месторождения кардинально увеличивают конечную стоимость азербайджанского газа. На границе с Турцией она достигнет 100 долл. за 1 000 куб. м. Это усложняет конкуренцию с иранским газом, цена за который на границе с той же Турцией ниже. При этом Анкара считает иранский газ слишком дорогим и просит Тегеран снизить его цену.

Конечно, в Европе цены значительно выше, чем на Южном Кавказе. Но большая протяженность газопровода до Европы делает окончательную цену на газ Азербайджана слишком высокой даже для Турции. Вместе с тем политическая поддержка этого проекта как Соединенными Штатами, так и Евросоюзом (ЕС поддерживает проект и финансово — через кредит ЕБРР Баку) дает гарантии его реализации путем урегулирования взаимных претензий. 14 декабря 2004 года ЕБРР выделил Азербайджану 170 млн долл. на реализацию газовых проектов, из них 110 млн долл. — на освоение месторождения Шах-Дениз (общая стоимость работ оценивается в 4,3 млрд долл.), 60 млн долл. — на строительство трубопровода БТЭ (проектная стоимость — 1 млрд долл.).

Несмотря на формальное участие РФ в проекте (в консорциум вошла ее фирма "ЛУКойл"), появление нового конкурента на газовом рынке ЕС не устраивает Москву, о чем свидетельствует систематическая критика азербайджанского проекта в российских СМИ. Впрочем, к каким именно мерам прибегнет "Газпром" относительно экспорта газа в Азербайджан, покажет время. А возможность для этого у него есть — от резкого увеличения цены на газ (что уже происходит) до ограничения объемов поставок.

Таким образом, при среднесрочной потребности в импорте голубого топлива Баку пытается выйти со своим газом на турецкий рынок, а в дальнейшем и на европейский. Столь уязвимая ситуация, к тому же осложненная высокой стоимостью собственного газа, делает Азербайджан заложником ценовой газовой политики своих основных конкурентов — России и Ирана. Все эти проблемы создают почву для очередного срыва графика реализации проекта Шах-Дениз.

Иран: друг и конкурент

Азербайджан не сможет обойтись и без иранского газа, о чем свидетельствует подписанный двумя странами меморандум о поставках в анклавную Нахичеванскую автономную республику, куда в советское время голубое топливо шло по территории Армении, что ныне нереально вследствие противостояния между Баку и Ереваном. Переговоры об этих поставках проходили довольно сложно, что вызвано как отсутствием в Нахичевани газовой инфраструктуры, так и особенностями расчетов за газ. В обмен на свой газ (ежегодно по 0,35 млрд куб. м) Иран хочет получать эквивалентное количество с месторождения Шах-Дениз, а в дальнейшем возможно увеличение до 0,5 млрд куб. м в год, что связано с планом перевода четырех турбинных блоков Нахичеванской ТЭС с жидкого топлива на газ.

Иранский газ будет поступать в НАР по трубопроводу Джульфа — Нахичевань протяженностью 42 км, который еще надо построить (при финансировании из бюджета Азербайджана). Для газификации автономии необходимо 12,6 млн долл., и Баку согласен на выполнение работ Тегераном. Газ должен возвращаться Ирану по трубопроводу Кази-Магомед — Астара (на азербайджанской территории), но на его восстановление необходимо изыскать 18,3 млн долл. (Это ветка магистрали Газах — Астара — Иран, введенной в строй в 1971 г. и много лет не эксплуатируемой, ее пропускная способность составляла 10 млрд куб. м в год.) В соответствии с договоренностями между Баку и Тегераном азербайджанский газ необходимо перекачивать под давлением в 50 атм., для чего на территории Азербайджана необходимо построить газокомпрессорную станцию и газоизмерительный узел. По плану первый иранский газ (0,05 млрд куб. м) поступит в НАР в сентябре — октябре 2005 года.

Вместе с тем Иран конкурирует с Азербайджаном по поставкам газа в Турцию (куда Тегеран уже поставляет газ) и в Европу, будучи в то же время соразработчиком месторождения Шах-Дениз. Таким образом, у Тегерана есть возможность оказывать довольно сильное влияние на формирование газовых потоков из АР. Вероятно, проблемы в этой сфере помешают официальному Баку в ближайшие 5—7 лет совершить "газовый прорыв" в ЕС. Во-первых, можно ожидать, что его экспорт голубого топлива ограничится лишь Турцией, то есть проект Шах-Дениз будет иметь сугубо региональный статус. Во-вторых, из-за незначительного объема этих поставок проект стоимостью свыше 4 млрд долл. окупится нескоро. В-третьих, Азербайджан не войдет в ряд крупных экспортеров газа из-за серьезных просчетов в своей углеводородной стратегии (он относится к газовой отрасли как к производной от нефтяной). В-четвертых, попытка экспортировать газ, имея статус его нетто-импортера, может привести к резкому повышению цен на голубое топливо для Азербайджана со стороны России, в дальнейшем, возможно, и Ирана. И главное, что наиболее реально, Азербайджан вынужден будет сосредоточиться на обеспечении газом внутренних потребностей страны.

Ситуация в Грузии

Грузия добывает мизерное количество газа: в 2003 году лишь 0,02 млрд куб. м. В начале 1990-х годов она закупала недостающие объемы в Туркменистане, но в связи с тем, что Тбилиси задолжал ему огромные деньги, исчисляемые миллионами, Ашхабад эти поставки прекратил. С середины 1990-х годов основным поставщиком российского и туркменского газа стала компания "Итера"; в частности, в 2002 году продано 1,34 млрд куб. м по 60 долл. за 1 000 куб. м. Часть газа идет по грузинской территории транзитом и в Армению (суммарно в две страны до 2,5 млрд куб. м). К тому же за годы контактов с Тбилиси "Итера" смогла почти за бесценок приобрести 90% акций Грузинского завода минеральных удобрений "Азот" и часть газораспределительных сетей низкого давления. Тем не менее в октябре 2003 года "Итера" прекратила поставки газа в страну, так как туда вернулся "Газпром".

Путь российского газа в Турцию через Грузию — один из наиболее коротких. Но сейчас он пролегает через Украину и другие европейские страны, а также по дну Черного моря — по новому трубопроводу "Голубой поток". Ведь трасы газопроводов не всегда выбирает экономика, довольно часто их определяют политика и проблемы энергетической безопасности стран, что подтверждают договоренности между Тбилиси и Тегераном (об этом см. ниже).

Старый друг лучше новых двух?

В конце 1990-х годов Грузия приступила к переговорам с "Газпромом" о создании акционерного общества "ГрузРосГазпром". Однако в 2002 году они были прерваны по инициативе официального Тбилиси, который тогда решил, что создание этого СП негативно повлияет на энергетическую безопасность страны.

В июле 2003 года руководитель "Газпрома" А. Миллер подписал с министром топлива и энергетики Грузии Д. Мирцхулава (по поручению президента страны Э. Шеварднадзе) 25-летнее соглашение о стратегическом сотрудничестве в газовой отрасли. Оно предусматривало не только поставки голубого топлива, но и реконструкцию газотранспортной системы страны. Грузинская оппозиция, включая З. Жвания, назвали этот договор "изменой национальным интересам государства".

После массированного вытеснения "Итеры" из стран СНГ в Грузию пришел "Газэкспорт" (1 октября 2003 г.), но цена на голубое топливо не изменилась. (Хотя Тбилиси выступал за присутствие двух поставщиков, "Газпром" не позволил "Итере" остаться.) Следует отметить, что Соединенные Штаты не только возражали против того, чтобы Грузия создавала с "Газпромом" совместное предприятие, но и доказывали нецелесообразность поставок голубого топлива по магистральному трубопроводу Владикавказ — Тбилиси — Ереван. Об этом в июне 2003 года говорил специальный советник администрации США по вопросам энергетической политики на Каспии С. Манн: "Не должны быть ущемлены интересы проекта БТЭ; сотрудничество с "Газпромом", прежде всего реконструкция магистрального газопровода, снижает рыночную стоимость БТЭ, при реализации которого Грузия получит значительные преференции, в том числе в сфере снабжения газом".

Последнее утверждение имеет реальные основания — за транзит по БТЭ Грузия сможет ежегодно получать 0,3 млрд куб. м газа (до 2015 г.) и еще 0,5 млрд куб. м —покупать по льготным тарифам. Однако в свое время С. Манн предупредил официальный Тбилиси: "Если магистральные газопроводы страны будут проданы "Газпрому", то она утратит возможность получать бонусы, причитающиеся ей от транспортировки азербайджанского газа по БТЭ". Но потребности Грузии в три с лишним раза выше. К тому же БТЭ войдет в строй лишь в 2006 году. Таким образом, Тбилиси оказался перед выбором одного из двух монополистов: "Итера" или "Газпром".

В сентябре 2004 года тот же З. Жвания в новом качестве (премьер-министра) провел рабочую встречу с делегацией "Газпрома", на которой шла речь о приватизации объектов газовой промышленности Грузии, прежде всего ее газотранспортной системы и газораспределительной компании "Тбилгаз". За контроль над грузинской ГТС "Газпром" предложил 300 млн долл., а грузинская сторона соглашалась продать "Тбилгаз" за 5,4 млрд долл. Но переговоры пока не принесли позитивных результатов.

Из-за накопленных долгов за голубое топливо "Газпром" (впрочем, как в свое время "Итера") регулярно снижает объемы поставок. Основной фактор накопившейся задолженности — низкий уровень финансирования правительством Грузии и слабые возможности бюджета столицы, которые должны компенсировать населению и госучреждениям часть стоимости голубого топлива. Здесь уместно отметить, что "Газпром" (как и "Итера") очень тонко улавливает момент для кардинального уменьшения подачи газа — в период обострения политических отношений между Грузией и РФ. Например, во время июньских событий 2004 года в Южной Осетии поставки в Тбилиси были уменьшены в два раза.

В октябре 2004 года "Тбилгаз" и "Газэкспорт" подписали контракт о поставках газа в 2005-м (по прежней цене — 60 долл. за 1 000 куб. м). Задолженность за потребленный с декабря 2003 года российский газ достигает почти 8 млн долл. и будет погашаться поэтапно. Вопрос о платежеспособности Грузии остается на ближайшее время открытым — ее долг 13 странам-кредиторам превышает 600 млн долл. К тому же экономика страны уже много лет страдает от системной коррупции, долгов, межнациональных конфликтов и вряд ли в ближайшее время сможет выздороветь без существенной международной финансовой помощи.

Новые друзья

Начавшиеся в середине 1990-х годов ирано-грузинские переговоры о поставке газа успехом не увенчались. Главная тому причина — высокая стоимость иранского газа. После "революции роз" официальный Тбилиси вернулся к этой теме, что обуславливается нестабильностью работы ТЭК страны и ухудшением отношений Грузии с Россией. Ныне есть два реальных варианта поставок: через Азербайджан и по территории Армении, однако тамошние газопроводы весьма изношены и нуждаются в ремонте. При этом экономически выгоднее армянское направление, но Грузия предпочла транзит через Азербайджан.

В ходе официального визита президента страны М. Саакашвили в Тегеран (июль 2004 г.) были достигнуты договоренности о поставках иранского газа. В начале января 2005 года Грузия завершила ремонт газовой магистрали на этом направлении (стоимость работ составила 0,5 млн долл.), а Иран подготовил к эксплуатации соответствующую инфраструктуру на своей территории, на что затратил 180 тыс. долл. Перекачку голубого топлива (до 4 млрд куб. м) можно начать в самое ближайшее время.

Официальные представители министерства энергетики Грузии заявляют, что иранский газ будут поставлять только в экстренных случаях — во время приостановки или прекращения перекачки российского. Главная причина временности импорта — более высокая цена иранского газа. Безусловно, эти меры связаны с проблемой обеспечения энергетической безопасности страны, а быстрые темпы начавшегося сотрудничества Тбилиси и Тегерана можно объяснить ухудшением российско-грузинских отношений. Впрочем, вероятное в дальнейшем обострение российско-грузинских связей может трансформировать временный импорт иранского газа в Грузию в основной, хотя и на ограниченный период. А любые намерения расширить экономические контакты между Москвой и Тбилиси, прежде всего относительно приватизации, а также передачи в аренду предприятий грузинского ТЭК россиянам, приобретает политическую окраску, встречая сопротивление не только в Грузии, но и со стороны США. Вместе с тем наличие у страны нескольких источников импорта голубого топлива создает условия для его удешевления за счет освобождения от монопольных поставок из РФ.

Газовый сектор Армении

Армения не добывает ни газ, ни нефть, поскольку не обладает их запасами. В 1959 году она была включена в Единую систему газоснабжения СССР, и до распада Советского Союза в республике проложили до 2 тыс. км газопроводов. Тогда все три союзные республики Южного Кавказа обеспечивались газом главным образом за счет его поставок из Средней Азии в Азербайджан и далее — в Грузию и Армению. Распад СССР и межгосударственные конфликты в регионе привели к развалу его единой системы газообеспечения. Причем вследствие последней причины произошло не только физическое разрушение, но и "географическое": блокирование границ не позволяет использовать созданную в былые годы инфраструктуру (что вызвало ее упадок) и, разумеется, в сложившейся ситуации невозможно прокладывать новые, альтернативные газопроводы.

В декабре 1997 года было создано закрытое акционерное общество "АрмРосгазпром" (владельцы: министерство энергетики Армении и "Газпром" — по 45% акций, "Итера" — 10%). Последняя много лет работала в стране, но в июне 2003 года ее полностью заменил "Газпром", планирующий в ближайшее время увеличить поставки до 1,4 млрд куб. м.

Сегодня два газопровода, соединяющие Азербайджан и Армению, отключены; со стороны Турции поставки невозможны из-за блокады Анкарой армянских границ, и единственный маршрут импорта голубого топлива Ереваном — трубопровод из России через Грузию. Однако расположенная в Моздоке (РФ) компрессорная станция (КС) из-за резкого сокращения объемов перекачки газа в Грузию и Армению работает нестабильно.

Следует отметить, что компания "АрмРосгазпром" — убыточная структура, к тому же в 2004 год она вошла с долгом в 17,54 млн долл.

Учитывая темпы газификации страны и общий рост потребления газа вследствие улучшения социально-экономической ситуации в республике, "АрмРосгазпром" планирует в 2005 году увеличить поставки до 1,6—1,7 млрд куб. м. А в 2007-м Армения начнет получать иранский газ.

Между США и Россией

История проекта газопровода Иран — Армения и простая и сложная. Как мы уже отмечали, после распада СССР российский или туркменский газ перекачивали в республику через Грузию. Частые аварии и уменьшение подачи голубого топлива вследствие нерегулярной его оплаты потребителями на грузинской территории приводили к систематическому прерыванию поставок. Единственной перспективой для Армении был Иран. Вопрос о сотрудничестве в этой сфере они начали обсуждать еще в 1992 году, что, мягко говоря, не устраивало российский "Газпром". Тем не менее в 1995 году Тегеран и Ереван заключили межправительственное соглашение-намерение о строительстве трубопровода, но не смогли решить вопрос о цене на газ. И лишь в конце 2001 года они подписали более конкретизированный меморандум о строительстве этой магистрали.

Что касается "Газпрома", то в последнее время его позиция относительно этого строительства кардинально изменилась: вместо жесткого сопротивления, обусловленного возможной потерей части армянского рынка, пришло понимание необходимости реализации такого проекта. Например, один из руководителей "Газпрома" А. Рязанов, по делам службы прибывший в Ереван (июль 2004 г.), отметил: "Мы понимаем, что для Армении этот проект — стратегический, связанный с газоснабжением и энергетической безопасностью... поскольку трубопровод на территории Грузии находится в плохом состоянии и требует капремонта". Но "Газпром" четко не ответил, будет ли он участвовать в таком строительстве (первая стадия началась без него). С другой стороны, участие в прокладке трубопровода Иран — Армения позволит "Газпрому" контролировать транзит конкурентного иранского газа в северном направлении. В целом РФ считает Армению одним из важнейших стратегических партнеров на Кавказе и довольно пристально наблюдает за событиями в этой стране.

Вторым, не менее весомым противником строительства такой магистрали были Соединенные Штаты, которые до 2002 года считали, что она принесет Тегерану значительную прибыль. Но армянские дипломаты смогли убедить США, что газопровод необходим не только для обеспечения энергетической безопасности страны (за счет диверсификации источников снабжения), но и собственно для ее выживания. Безусловно, это серьезные аргументы, но, очевидно, не обошлось и без вмешательства влиятельного армянского лобби в США.

В итоге, после 12 лет переговоров, 13 мая 2004 года в Ереване был подписан окончательный договор о строительстве этой трассы. Предусмотрено, что на протяжении 20 лет Иран будет ежегодно экспортировать в Армению 1,1 млрд куб. м газа (с возможностью увеличения объемов до 2,3 млрд куб. м) в обмен на армянскую электроэнергию (с Ереванской ТЭС). По некоторым данным, цена иранского газа составит 84 долл. за 1 000 куб. м. Поставки планируется начать в 2007 году, окончательный срок строительства и введения трубопровода в эксплуатацию — 1 января того же года. Эти работы (100 км по территории Ирана и 41 км — Армении) каждая страна на своем участке должна оплачивать самостоятельно. По предварительным расчетам, их стоимость для Еревана составит 90 млн долл., для Тегерана — 120 млн долл. 30 ноября 2004 года в Сюникской области (на юге Армении) была организована торжественная церемония по случаю начала строительства участка Мегри — Каджаран этой магистрали. Тогда же начала работать вторая линия электросети между Ираном и Арменией (она обеспечит экспорт армянской электроэнергии в счет оплаты иранского газа). А к прокладке первых 10 км газопровода на своей территории Иран приступил в июне 2004-го. К тому же два иранских банка выделили 30 млн долл. для строительства на территории Армении. Вопрос финансирования и выполнения последующих стадий газопровода протяженностью 197 км (Каджаран — Арарат) остается открытым.

Следует отметить, что предусмотренный по проекту малый диаметр труб не позволяет перекачивать по этой магистрали иранский газ в Грузию, Украину и далее — в страны ЕС. Таким образом, проект, о котором много лет говорили в Тегеране, Ереване, Тбилиси и Киеве (Украинский проектный институт даже разработал его ТЭО, включая прокладку подводной части трассы), не получил развития1.

Тем не менее с приходом иранского голубого топлива, модернизацией и расширением Абовянского подземного газохранилища (стоимостью 27 млн долл.) в основном будут реализованы главные мероприятия по повышению уровня энергетической безопасности в газовом секторе Армении.

* * *

Важнейший результат реализации проектов поставок иранского газа в страны Южного Кавказа — повышение уровня их энергетической безопасности. Однако, что мы уже отмечали, эти проекты характеризуются относительно низкими экономическими показателями (см. табл. 3).

Таблица 3

Недостатки и преимущества проектов поставок иранского газа в страны Южного Кавказа

Преимущества

Недостатки

диверсификация источников поставок

высокая стоимость проектов

формирование конкурентных рынков, что стимулирует снижение цен всеми поставщиками

малая пропускная способность трубопроводов

создание новых рабочих мест

низкий уровень рентабельности проектов

В целом, несмотря на относительно небольшие объемы (см. табл. 4), приход иранского газа в государства Южного Кавказа — знаковое событие, поскольку это первые реальные шаги по диверсификации источников обеспечения стран СНГ голубым топливом. Не вытесняя российский газ, он становится реальной альтернативой, способствуя их освобождению от монопольной зависимости со стороны российского "Газпрома".

Таблица 4

Технико-экономические показатели газовых секторов стран Южного Кавказа и проектов поставок им иранского газа

Показатели

Азербайджан

Армения

Грузия

Запасы газа (трлн куб. м)

2

0

0,2—0,4

Собственная добыча (млрд куб. м)

5

0

0,4

Импорт из России (млрд куб. м)

5,5

1,6—1,7

1,3—1,4

Цена российского газа (долл. за 1 000 куб. м)

52

79—89

60

Потребление (млрд куб. м)

11—12

1,6—1,7

1,3—1,4

Импорт из Ирана (млрд куб. м)

0,35

1,1

ограниченный*

Предварительная цена иранского газа (долл. за 1 000 куб. м)

90

н/д

н/д

Год начала импорта из Ирана

2005

2007

2005

* Импорт предусмотрен лишь в случае приостановки или полного прекращения поставок российского газа.

Несмотря на то, что в перспективе главным направлением газового экспорта Ирана должен стать Европейский союз, поставки этого голубого топлива начнутся именно в страны Южного Кавказа. А появление на газовом рынке Евразии столь серьезного конкурента заставит "Газпром" пересмотреть свою стратегию и приоритеты, что повлияет на большинство государств-потребителей голубого топлива на этой обширной территории.


1 Более подробно этот вопрос освещен в статье В. Сапрыкина "Из жизни газопроводов: Южный Кавказ идет от России к Ирану?" // Зеркало недели, 22—28 января 2005, № 2. С. 1, 10. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL