ГОЛУБОЕ ТОПЛИВО СТРАН КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА: ПРОБЛЕМЫ ПОСТАВОК НА РЫНОК ЕВРОПЫ

Давид ПРЕЙГЕР, Владимир ОМЕЛЬЧЕНКО


Давид Прейгер, доктор экономических наук, профессор, заведующий отделом проблем развития транспортных коммуникаций Национального института проблем международной безопасности (Киев, Украина)

Владимир Омельченко, главный консультант отдела проблем развития транспортных коммуникаций Национального института проблем международной безопасности (Киев, Украина)


Глобализационные процессы все больше распространяются на традиционно замкнутые регионы, в том числе на Центральную Азию, затрагивая прежде всего систему отношений ее стран с европейскими государствами в сфере поставок углеводородов и способствуя созданию единого геокоммуникационного пространства. На первом этапе для этого процесса характерны определенные трения и противоречия. Но постепенно они неизбежно уменьшатся, поскольку создание такого пространства основано на ряде объективных интеграционных факторов. Важнейшие из них: формирование политики стабильности, безопасности и сотрудничества; взаимовыгодное развитие транснациональных коммуникаций; обеспечение экологического равновесия и охраны биологического разнообразия.

В последнее время большинство прикаспийских стран самостоятельно выходит из тени солидных политических игроков на арену геополитических баталий, что обусловлено данными геологоразведки о крупных запасах углеводородов, сулящих значительные экономические и политические дивиденды. Все это позволит установить в регионе порядки, в наибольшей мере отвечающие интересам региональных элит и транснациональных компаний. Безусловно, приоритетный вопрос этой борьбы — транснациональные коммуникации, в первую очередь определение маршрутов прокладки трубопроводов для доставки каспийских энергоносителей на международные рынки. Ведь перекачка нефти и газа не только стабильный источник валютных поступлений за транзитные услуги, но и эффективный (к тому же долговременный) рычаг политического влияния. Иными словами, распределение энергоресурсов становится не только экономической, но и социально-политической проблемой международного сотрудничества и соперничества. Поэтому в ход пускаются все дозволенные (и не только) средства и методы — от дипломатических и финансовых ресурсов до детально выверенных и четко спланированных масштабных PR-компаний.

Активными участниками действий в регионе выступают (наряду с государствами, владеющими недрами) компании США, стран ЕС, Турции, Японии, Китая и т.д. Их активность связана с тем, что, при остром дефиците финансовых средств, современных технологий, необходимого оборудования и материалов, а также квалифицированных кадров, у прикаспийских стран нет прямого выхода к платежеспособным рынкам. К тому же в большинстве этих стран весьма остро стоят социальные проблемы, важную роль играет определенная политическая зависимость от ведущих мировых держав. Все это нацеливает руководителей республик региона на привлечение иностранного капитала в экономику своих стран, что, естественно, обуславливает как необходимость сотрудничества инвесторов, так и неминуемую конкуренцию между ними.

Серьезными потенциальными возможностями в конкурентной борьбе за участие в транспортировке каспийских энергоносителей на мировые рынки обладает Украина. Она располагает одной из крупнейших в мире транзитных систем газопроводов (их производительность на выходе составляет около 170 млрд куб. м в год), к тому же у нее удобное географическое положение — между сырьевой базой углеводородов Каспия и европейскими рынками сбыта. В то же время Украина входит в ряд пяти крупнейших мировых потребителей природного газа и является платежеспособным его импортером. Ежегодные потребности страны составляют 75—80 млрд куб. м, а собственная добыча — 20—22 млрд куб. м.

Однако, несмотря на столь веские аргументы, позволяющие стать успешным игроком в этом соперничестве, Украина еще далеко не в полной мере использует свои возможности, что обусловлено неокрепшей политической позицией официального Киева в треугольнике Россия — Украина — ЕС. Этот тезис подтверждается противоречивыми решениями по проекту трубопровода Одесса — Броды, недостаточной четкостью определения целей и задач при создании Международного газового консорциума (МГК) по управлению и развитию газотранспортной системы (ГТС) нашего государства, а также отсутствием долгосрочной стратегии формирования газового баланса. Россия и Евросоюз, имеющие четко обозначенные, в определенной мере диаметрально противоположные цели (Европа заинтересована в дальнейшей диверсификации поставок, Россия — в монополизации рынка), при до сих пор неустойчивой позиции Украины между ними, способны заблокировать предлагаемые ею решения, направленные на достижение национальных выгод. (Цели Украины и прикаспийских государств в данной сфере, как правило, не имеют противоречий, потому что все они заинтересованы в создании новых транзитных коридоров и необходимых условий для диверсификации маршрутов поставок газа.) Нельзя не учитывать и роль США, которые способны отстаивать свои интересы в нефтегазовых проектах практически в любой точке мира, включая регион Каспия.

С избранием в Украине нового президента, провозгласившего курс преимущественно на европейское сотрудничество и на более прагматичный подход к разрешению сложных международных проблем, у нашей страны появились новые шансы на формирование и реализацию четко обоснованной национальной политики как по определению маршрутов транспортировки энергоносителей для собственных нужд, так и при оказании транзитных услуг России и государствам ЕС. Отметим, что по ГТС Украины ныне перекачивают свыше 34% всего импортируемого Европой природного газа, а транзитная зависимость российской компании "Газпром" от этой системы составляет 84%. Однако такая политика может принести успех лишь при учете реальных сил каждого игрока на газовом рынке, где РФ представляет упомянутый "Газпром". От этого крупнейшего монополиста зависит возможность реализации транзитного потенциала Украины по перекачке голубого топлива России, а также государств Центральной Азии на европейские рынки и для собственных нужд. Под контроль "Газпрома" постепенно переходит все большая часть ресурсов газа республик ЦА, что позволяет РФ не только выполнять свои долгосрочные обязательства перед Западной Европой, странами Балканского полуострова и Турцией, но и восполнять на своем внутреннем рынке дефицит, возникающий из-за наращивания экспорта и заметного падения собственной добычи.

Здесь уместно отметить, что в настоящее время наибольшую активность Россия проявляет в формировании газотранспортных артерий в каспийском регионе. РФ занимает первое место в мире по достоверным запасам природного газа (47 трлн куб. м, 33,33% мировых). По нашему мнению, в деятельности России в указанной сфере можно выделить несколько аспектов: стратегический — стремление монополизировать экспорт центральноазиатских энергоносителей; экономический — снижение затрат по транспортировке углеводородов, организация новых рабочих мест, реэкспорт закупаемого в государствах региона газа; политический — изменение в свою пользу отношений с государствами СНГ, принимающими участие в этой сфере, а также со странами, потребляющими российские энергоресурсы.

Существенный ежегодный рост потребления голубого топлива в государствах Европы (на фоне падения их собственной добычи и уменьшения остаточных запасов), рост добычи и разведанных ресурсов в странах каспийского региона — факторы, определяющие транзитный вектор поставок минимум до 2020 года. Опережающий рост использования голубого топлива характерен не только для стран ЕС, но и для всего мира. Так, в 1960 году доля потребления природного газа в энергетическом балансе стран Европы составляла менее 2%, в 2000-м — более 22%, а к 2030-му, по прогнозам, достигнет 29%. Это обусловлено прежде всего необходимостью более полного обеспечения газом тех стран, которые сегодня получают его (по экономическим причинам) в недостаточном количестве, а также перспективой закрытия атомных электростанций в ряде государств Евросоюза.

С учетом этих тенденций разработана новая энергетическая стратегия ЕС, а Европейская комиссия подготовила пакет нормативных и рекомендательных документов по развитию газового рынка и газотранспортных сетей Евросоюза. Они ориентируют страны-участницы организации на приоритетное потребление голубого топлива (по сравнению с другими энергоносителями); очерчивают основные меры по диверсификации его источников и путей доставки; определяют главные принципы формирования единого европейского газового рынка (в частности, для упрощения транснационального транзита); определяют приоритетные маршруты и условия финансирования соответствующих проектов. Документы исходят из того, что энергетическая зависимость Евросоюза (в его расширенном составе) от импорта газа может увеличиться с 39% в 2000 году до 73% в 2020-м. При этом ежегодный рост потребления прогнозируется в среднем до 3% и более чем на 60% будет покрываться за счет РФ, стран Центральной Азии и, возможно, Азербайджана (после 2009 г.).

Справка: С 1998 по 2004 год потребление голубого топливе в Европе в среднем ежегодно увеличивалось на 3%, в 2004-м превысив 500 млрд куб. м. По некоторым оценкам, к 2010-му его потребление в странах Западной и Центральной Европы достигнет 630—650 млрд куб. м. Норвегия и Великобритания смогут обеспечить не более 28% потребностей континента (в 2002-м они поставляли 34%). Общая добыча газа в Европе и экспортные поставки России, Алжира, Ливии и Египта суммарно составят 530—540 млрд куб. м. Таким образом, открывается свободная ниша для его импорта из других регионов, прежде всего из прикаспийских стран — до 90—110 млрд куб. м в год.

Потенциал государств Каспийского региона подтверждается достоверными запасами их природного газа (35—40 трлн куб. м, 26% мировых), то есть почти в три раза превосходят суммарные подтвержденные запасы Алжира, Египта, Нигерии и Ливии (второго вектора европейского импорта). Вместе с достоверными запасами России прикаспийские залежи составляют около 58% мировых (в 6,5 раз больше аналогичных показателей африканских стран).

Исходя из этого, можно сказать, что меры по дальнейшей либерализации и диверсификации газового рынка в средне- и долгосрочной перспективе, принимаемые ЕС, не смогут кардинально уменьшить зависимость Европы от поставок из РФ и стран ЦА, лишь несколько "сгладят" ее. В связи с этим следует ожидать усиления влияния ведущих государств Запада и транснациональных компаний на формирование цен и выбор маршрутов новых газопроводов. Увеличится роль "энергетической дипломатии" — важной составляющей внешней политики заинтересованных стран и межгосударственных объединений. Однако это не исключает повышения значимости стран Каспийского региона в обеспечении Европы голубым топливом. Что касается Украины — крупной газотранзитной державы, то ее влияние, вероятно, еще больше возрастет (в связи с развитием МГК), несмотря на вполне возможную реализацию ряда проектов по диверсификации источников и путей доставки газа на континент. В этой связи целесообразно несколько подробнее остановиться на проблемах реализации идеи МГК.

МГК и экспортная политика “Газпрома”

Судьба проекта МГК неразрывно связана с переориентацией экспортной политики "Газпрома" с его собственной ресурсной базы на голубое топливо стран Центральной Азии. Об этом свидетельствуют долгосрочные контракты, в последние годы подписанные Россией с рядом стран региона, предусматривающие закупку их газа и совместную реализацию ряда проектов по его добыче. Таким образом реализуется стратегический план "Газпрома" по созданию нового восточного коридора для перекачки голубого топлива республик ЦА на европейский рынок с соблюдением интересов российского газового монополиста, которые, мягко говоря, не всегда совпадают с целями этих его партнеров. Именно с таких позиций следует оценивать и последние договоренности между "Газпромом" и Национальной акционерной компанией "Нефтегаз Украины". В частности, 27 октября 2004 года они подписали соглашение о сотрудничестве на инвестиционной фазе деятельности ООО "Международный консорциум по управлению и развитию газотранспортной системы Украины". Предусмотрено, что эта фаза начнется со строительства (в 2005 г.) трубопровода Богородчаны — Ужгород протяженностью 214 км. Стоимость прокладки первого участка (50 км) — 54 млн долл. Документ подписан во исполнение заключенного 18 августа 2004 года в г. Сочи соглашения между кабинетом министров Украины и правительством России по обеспечению стратегического сотрудничества в газовой сфере. В нем определены условия реализации проекта Богородчаны — Ужгород, который, в свою очередь, обеспечит загрузку трубопроводов Ивацевичи — Долина и Торжок — Долина.

Справка: Сегодня эти газопроводы используются далеко не в оптимальном режиме: первый — на 28%, второй — на 12%. Реализация всех инвестиционных фаз, связанных со строительством газовой магистрали Новопсков — Ужгород (протяженность — 1 500 км, диаметр трубы 1 420 мм), позволит увеличить транзитные мощности Украины на 19—28 млрд куб. м в год. Эксперты компании "Нефтегаз Украины" прогнозируют, что при этом уровень использования потенциала трассы Ивацевичи — Долина можно повысить до 70%, трубопровода Торжок — Долина — до 90%. Ориентировочная стоимость проекта — 2,0—2,5 млрд долл.

Реализация инвестиционных фаз МГК — неотъемлемая часть плана развития важного для европейской энергетической безопасности газотранспортного коридора Туркменистан — Узбекистан — Казахстан — Украина — Европа. Для решения этой задачи предусматривается модернизировать (при активном содействии России) нитки трубопровода Средняя Азия — Центр (САЦ) и проложить газопровод Александров Гай (Северо-Восточный Казахстан) — Новопсков (Восточная Украина) через территорию РФ. Прогнозируется, что суммарная стоимость всех этих работ составит 10—15 млрд долл. По нашему мнению, реализация проекта выгодна прежде всего "Газпрому", который, как отмечалось выше, проводит в данном регионе активную экспансионистскую политику. Первый шаг российского газового гиганта по укреплению здесь своих позиций — создание летом 2002 года совместного с "КазМунайГазом" предприятия "КазРосГаз", которое стало монопольным покупателем казахстанского газа. Сейчас "КазРосГаз" поставляет голубое топливо месторождений Тенгиз и Карачаганак, но сфера ответственности этого СП распространяется и на будущие совместные газовые проекты Москвы и Астаны в регионе.

Кроме того, в конце 2002 года "Газпром" заключил соглашение с Ташкентом по закупкам узбекистанского газа в 2003—2013 годы (с возрастающими объемами) до 10 млрд куб. м в год. В 2003 году "Газпром" стал оператором по транспортировке центральноазиатского газа по территории Узбекистана, а летом 2004-го подписал с компанией "Узбекнефтегаз" пятнадцатилетнее соглашение по разделу продукции (СРП) на месторождении Шахпахты (плато Устюрт). Наряду с этим "Узбекнефтегаз" и российская фирма "ЛУКойл" заключили СРП по освоению блока Кандымской группы месторождений: участков Хуазак, Шады и Кунградский. Оно предусматривает увеличение добычи газа в Бухаро-Хивинском регионе (доля "ЛУКойла" — 90%, "Узбекнефтегаза" — 10%).

Справка: Доля Узбекистана по разделу прибыльной продукции — 50%. При этом СРП предусматривает возможность ее увеличения до 80% (при повышении рентабельности проекта). Срок действия СРП — 35 лет. Запланированные капитальные затраты — около 1 млрд долл. Утвержденные геологические запасы голубого топлива на контрактной территории — 283 млрд куб. м. Начало промышленной добычи на блоке намечено на 2007 год, ожидаемая максимальная годовая добыча — почти 9 млрд куб. м в год. Перекачка на экспорт пойдет по трубопроводу САЦ. Газ предусмотрено продавать "Газпрому" (на входе "в трубу") по цене около 40 долл. за 1 000 куб. м. Кроме того, часть продукции инвесторы должны реализовывать на территории Узбекистана по согласованным ценам.

Соглашения с Казахстаном и Узбекистаном позволят "Газпрому" с 2010 года дополнительно получать до 20 млрд куб. м газа ежегодно. Но все же ключевым в регионе для российского газового монополиста, безусловно, стал договор, подписанный в 2003 году ООО "Газэкспорт" (100% дочернее предприятие "Газпрома") с компанией "Туркменнефтегаз". В рамках данного соглашения составлен долгосрочный контракт купли-продажи 1,8 трлн куб. м туркменского газа на период с 2004 по 2028 год, в соответствии с которым в 2004 году "Газэкспорт" приобрел у Туркменнефтегаза 4,5 млрд куб. м голубого топлива. В 2006-м эти поставки увеличатся до 10 млрд куб., в 2007-м — до 60—70 млрд куб. м, с 2009-го (ежегодно) будут равны 70—90 млрд куб. м.

Справка: Сегодня годовая добыча в Туркменистане приближается к 55 млрд куб. м. Для внутреннего потребления используется 10—12 млрд куб. м, а остальной объем экспортируется по системе транзитных газопроводов САЦ, пролегающих по территории Узбекистана, Казахстана и России. В соответствии с межправительственными соглашениями "Газпром" обеспечивает транзит туркменского газа по территории России в Украину. Вместе с тем он выполняет функции оператора транзита туркменского газа через Узбекистан и Казахстан.

Анализируя экспортную политику "Газпрома", следует отметить ее трансформации и попытаться объяснить их причины. До недавнего времени менеджмент компании не рассматривал центральноазиатский вектор как приоритетный, а делал ставку на освоение месторождений Северного Ямала, а также шельфа Баренцева и Карского морей. Для выполнения обязательств по экспорту в страны ЕС (в 2004 год 140 млрд куб. м газа, а в среднесрочной перспективе запланировано поставлять, только по уже имеющимся контрактам, — 180 млрд куб. м в год), российской компании уже недостаточно поддерживать его добычу на нынешнем уровне — 540 млрд куб. м в год. Нужны дополнительные источники. (Ежегодная добыча в РФ — около 630 млрд куб. м, потребление — 390—400 млрд куб. м. Сюда следует добавить экспорт в страны Балтии и СНГ — до 100 млрд куб. м в год.) При реализации новых проектов "Газпрома": Ямал — Западная Европа, Северо-Европейский газопровод, МГК — для эффективной работы новых магистралей ежегодно потребуется до 80 млрд куб. м газа. Однако введенное в эксплуатацию месторождение Заполярное (2004 г.) мощностью 100 млрд куб. м в год (пиковый режим), способно компенсировать (да и то лишь до 2007 г.) лишь падение добычи Уренгойского, Ямбургского и Медвежьего месторождений, запасы которых выработаны на 65—85%. Для поддержания добычи в 2008—2015 годы хотя бы на нынешнем уровне, газовый монополист должен очень высокими темпами осваивать месторождения Бованенковское и Харасавейское (их общие запасы составляют 5,65 трлн куб. м). Стоимость этих проектов может достигнуть 60 млрд долл. (с учетом транспортной и социальной инфраструктуры). Трудно точно оценить риски их реализации, однако ясно: они будут значительными, что обусловлено глубиной залегания запасов, необходимостью создать разветвленную транспортную сеть в условиях вечной мерзлоты, а также непростым финансовым положением компании.

В связи с этим понятно, что столь пристальное внимание "Газпрома" к центральноазиатскому газу объясняется гораздо меньшими (в 3—5 раз) инвестициями, необходимыми для выполнения экспортной программы компании, а также возможностью обеспечить ее ресурсами более высокими темпами. Однако и здесь возможны проблемы, вызванные, с одной стороны, различным подходом государств ЦА к сотрудничеству с "Газпромом", с другой — противоречиями между самими странами региона. Среди них Туркменистан занимает наиболее выигрышное положение по потенциалу экспорта голубого топлива. Однако, несмотря на позитивную динамику сотрудничества Ашхабада с "Газпромом", в этой сфере обозначился ряд проблем. Так, оценив ситуацию на мировых рынках, Туркменистан пытался (с 1 января 2005 г.) увеличить цену на газ с 44 до 60 долл. за 1 000 куб. м. В свою очередь, Россия и Украина, обладающие монополией на транзит туркменского газа, оказывают давление на закупочные цены, реэкспортируя голубое топливо в Европу с хорошей прибылью. Что же касается перспектив треугольника Россия — Туркменистан — Украина, то не исключается большая игра за ресурсное обеспечение, цены и условия транзита газа.

Вторая проблема — достоверная оценка запасов углеводородов государств региона. Несмотря на многочисленные утверждения официального Ашхабада о неисчерпаемости запасов его недр, "Газпром", очевидно ориентируясь на опыт оценки нефтяных ресурсов Азербайджана, предложил Туркменистану провести соответствующий аудит. В настоящее время его осуществляют американские и британские компании, после чего будет принято окончательное решение о модернизации трубопроводных систем Центральной Азии, что может повлиять и на формат российско-украинских отношений по развитию МГК. В этом плане заметным событием, затрагивающим интересы стран треугольника, стала замена венгерского оператора поставок в Украину туркменского газа (фирмы "Юрал транс газ") компанией "РосУкрЕнерго", созданной представителями Киева и Москвы. Думается, в рамках реализации этих договоренностей Украине следует на переговорах с Россией настаивать на возможности поставок газа для удовлетворения внутренних потребностей от независимых производителей (до 20 млрд куб. м в год).

Значительное влияние на отношения в треугольнике Россия — Украина — Туркменистан может оказать реанимируемый проект Трансафганского газопровода, технико-экономическое обоснование которого в январе 2004 года подготовил Азиатский банк развития (при участии британской группы экспертов). Предполагается, что эта магистраль, пропускной способностью 33 млрд куб. м в год и протяженностью 1 680 км пройдет от Довлетабада (Туркменистан) через Афганистан и Пакистан до Индии, а стоимость работ составит 3,3 млрд долл. Эта трасса таит в себе потенциальную угрозу не только Украине, но и России, так как по ней пойдет туркменское голубое топливо, из-за чего может возникнуть существенный дефицит в их газовом балансе. Кроме того, у Ашхабада появятся веские аргументы для более жесткой ценовой политики. Однако непростая политическая ситуация в Афганистане и постоянно тлеющий индийско-пакистанский конфликт не дают надежды на скорое претворение проекта в жизнь.

О цене на газ Газпром договорился и с Ташкентом, но еще не решены вопросы, связанные с инвестициями в развитие узбекского участка газотранспортной системы САЦ. Узбекистану невыгодно создавать на своей территории значительные мощности для перекачки туркменского газа, особенно с учетом того, что не он является оператором этих поставок. Нынешние транзитные возможности Ташкента не превышают 43—45 млрд куб. м в год, к 2007-му их необходимо увеличить до 55 млрд куб. м, на что потребуется около 400 млн долл. Что касается Туркменистана, то в развитие газопроводов на своей территории, связанных с системой САЦ, он уже вложил около 300 млн долл. и планирует инвестировать еще до 100 млн долл. Это позволит "Газпрому" с 2007 года прокачивать 80 млрд куб. м ежегодно. Вместе с тем и "КазТрансГаз" в 2001—2002 годах инвестировал в свой участок газопровода более 230 млн долл., повысив его пропускную способность до 60 млрд куб. м в год.

Однако ни модернизация САЦ на территории Узбекистана, ни в целом всей магистрали (по существующим проектам) не решит проблемы перекачки предусмотренных контрактами 100—110 млрд куб. м газа в год. По оценке экспертов, для решения такой задачи необходимо протянуть еще одну нитку в рамках САЦ и построить дополнительный газопровод мощностью до 30 млрд куб. м в год стоимостью 2—2,5 млрд долл. (предварительные оценки). Его маршрут по территории стран ЦА находится в стадии обсуждения. Ашхабад, у которого ныне непростые отношения с Ташкентом, предлагает прокладывать трубопровод через центральную часть Туркменистана (от группы месторождений Советабада до побережья Каспия с выходом в Казахстан в районе Бейнеу). Однако Узбекистан высказывает иное мнение по этому вопросу. Поэтому предстоят (возможно, достаточно жесткие) переговоры, направленные на удовлетворение интересов всех участников проекта.

Казахстан, располагающий необходимыми средствами для модернизации газопроводной системы САЦ на своей территории, к тому же имеющий в нефтегазовой отрасли значительное количество менеджеров, хорошо ориентирующихся в тонкостях международного бизнеса, пытается проводить свою политику в этой сфере. Астана готова предоставить "Газпрому" некоторые преференции при совместной реализации добычных проектов, в первую очередь — в законодательной области (за последний год заметно ужесточившейся по отношению к иностранным инвесторам), но в то же время стремится самостоятельно пробиться на европейский газовый рынок.

Поскольку Украина занимает выгодное географическое положение между Россией и энергодобывающими странами Каспийского региона и при этом располагает соответствующими транзитными возможностями, ее интересы в части увеличения транзита совпадают с экономическими и геополитическими интересами РФ в сфере поставок газа. Поэтому есть определенные основания для прогноза относительно увеличения роли газотранспортной системы Украины в экспорте голубого топлива Каспия на европейские рынки. Учитывая значение ГТС Украины в газообеспечении Европы и ее интеграционную роль в системе евразийских газотранспортных коридоров, официальному Киеву целесообразно инициировать ряд соглашений с Евросоюзом по укреплению своих позиций в системе европейской энергетической безопасности. Как государство, взявшее курс на интеграцию в Европу, Украина должна, по нашему мнению, активизировать работу на этом направлении, разумеется, с учетом баланса интересов стран-экспортеров и потребителей углеводородов. Предлагая свои инициативы по вариантам развития трансрегиональной коммуникативной инфраструктуры, она объективно окажется в эпицентре интересов трех ведущих геополитических игроков (США, РФ и ЕС), у каждого из которых есть свои цели. Сложность в том, что ориентация лишь на один из трех "центров силы" приведет к блокированию этих инициатив другими заинтересованными сторонами, что непосредственно коснется внешнеполитического положения нашей страны.

Поэтому гибкие, взвешенные действия в реализации международных энергетических проектов, обязательно с учетом устанавливающегося баланса интересов основных "центров сил", в том числе при реализации проекта МГК — важное условие утверждения Украины на "игровом поле" европейского газового рынка. Одновременно можно решить и проблему диверсификации импорта голубого топлива для внутреннего потребления.

Опыт европейских государств по диверсификации газовых рынков как школа для Украины

Как мы уже отмечали, за счет собственной добычи газа Украина обеспечивает лишь около 22% своих потребностей, а недостающая часть восполняется импортом из России и Туркменистана (с использованием газотранспортной системы РФ). А почти каждая западноевропейская страна имеет не менее трех независимых источников его поступления. В 1991 году государства Центральной Европы приступили к реализации программы по диверсификации импорта голубого топлива, поскольку это было одним из условий их вступления в ЕС. Однако не все они добились желаемого, многие еще на 80—100% (т.е. критически) зависят от одного поставщика — российского "Газпрома". Достаточно сложно решить обозначенную проблему и Украине. Одна из объективных тому причин — исторически сложившаяся моноориентированность ее системы газообеспечения на Россию и необходимость крупных инвестиций (при высоких рисках) в создание доступа к альтернативным источникам. Поэтому такую программу целесообразно реализовывать поэтапно.

На первом из них Украина должна закрепиться как покупатель голубого топлива в трех странах ЦА: Туркменистане, Узбекистане, Казахстане. На втором возможна дальнейшая диверсификация путем замещения газовых поставок на основе так называемых "своп" — контрактов с использованием транзитных возможностей ГТС. Третий этап предусматривает поступление иранского газа (возможно, и близлежащих к нему государств) в Украину, и частично в Европу по альтернативным маршрутам, которые еще предстоит определить. Однако это реально лишь при кооперации Украины с рядом европейских государств и создании благоприятных возможностей для привлечения широкомасштабных инвестиций. К тому же важное условие на этом этапе — высокий уровень либерализации газового рынка нашей страны и его постепенная интеграция в европейский рынок (по механизмам формирования цен и условиям функционирования).

Доказанные запасы природного газа Ирана приближаются к 27 трлн куб. м (второе место в мире), самое перспективное месторождение — Южный Парс, залежи которого оцениваются в 8,4 трлн куб. м. В стране работают крупные зарубежные нефтегазовые компании: "ЭНИ", "Эльф-Акитэн", "Бритиш петролеум/Амоко", "Сага петролеум", "Тоталь", "Газпром", КННК, "Синопек". В преддверии значительного увеличения добычи газа Тегеран ищет рынки его сбыта. Так, еще в 1995 году заключен контракт на поставки в Турцию (2000 г. — 3 млрд куб. м, 2005—2010 гг. — до 10 млрд) по трубопроводу Тебриз — Анкара протяженностью 1 420 км. Тогда же было подписано соглашение на транзит по этой магистрали туркменского газа (10 млрд куб. м в год) через территорию Ирана в Турцию. Однако до сих пор эти проекты не реализованы.

В августе 2004 года международный консорциум "Набуко", в который входят компании ОМВ, "Ботас", МОЛ, "Булгаргаз", утвердил инвестиционный банк АБН Амро в качестве финансового советника по проекту строительства газопровода из Каспийского региона до Европы (его маршрут еще не определен). Одним из основных поставщиков, по прогнозам аналитиков, должен стать Иран. Протяженность маршрута — более 3,5 тыс. км, мощность магистрали — 30 млрд куб. м. Перекачка до австрийского города Баумгартен (пункт соединения с европейской газопроводной системой) составит 17—20 млрд куб. м в год, остальное количество распределится по транзитным странам. Ввод в эксплуатацию ожидается в 2009—2012 годах. О серьезном отношении Евросоюза к этому проекту свидетельствует то, что на разработку его технико-экономического обоснования ЕС выделил 3,3 млн долл. Из возможных вариантов транспортировки иранского газа в Европу следует выделить четыре принципиальных маршрута с некоторыми модификациями по каждому (в отдельных вариантах одним из поставщиков рассматривается Туркменистан). Начальный пункт будущего газопровода — месторождение Южный Парс (условно Канган). Сегодня обсуждают следующие маршруты: Иран — Турция — Грузия — Черное море (Поти — Феодосия) — Украина — Европа; Иран — Турция — Черное море (Синоп — Феодосия) — Украина — Европа; Иран — Турция — Болгария — Румыния (Сербия) — Венгрия — Австрия — Германия (при этом возможна модификация, когда часть газового потока направится из Болгарии в Украину на основе реверсирования существующего газопровода Тальное — Измаил — Румыния — Болгария). Наконец, четвертый вариант: Иран — Армения — Грузия — Россия — Украина — Европа (здесь вероятна модификация — от Поти до Феодосии — с переходом через Черное море). По данным Института "Трансгаз" (Украина), для подачи газа в нашу страну необходимо вложить 7,0—8,0 млрд долл. и 10—11 млрд — для продления трубопровода в другие страны Европы.

Заслуживает внимания еще один возможный вариант: Иран — Туркменистан — Узбекистан (газопровод САЦ) — Казахстан — Россия — Украина — Европа, в котором более заманчиво выглядят экономические параметры, но не решается проблема диверсификации маршрутов. Однако он станет актуальным лишь после 2008 года, да и то лишь при существенном уменьшении добычи газа в России, что может быть обусловлено трудностями освоения ее новых месторождений в арктической зоне и необходимостью компенсировать дефицит сырья для выполнения "Газпромом" своих экспортных обязательств.

Исходя из экономической целесообразности и политических факторов, по нашему мнению, для Украины наиболее предпочтителен третий вариант, практически совпадающий с проектом концерна "Набуко". Его модификация, на основе реверсирования трубопровода Болгария — Румыния — Украина (Тальное — Измаил), и транспортировка иранского газа с подключением к системе газопроводов Союз, Прогресс, Уренгой — Помары — Ужгород позволит Украине обеспечить ежегодные поставки 10—15 млрд куб. м голубого топлива от альтернативного источника по магистрали, которая не будет связана с "Газпромом" (сегодня российский газ поставляют в аверсном режиме).

У других вариантов есть ряд существенных недостатков. Во-первых, решая проблему диверсификации источников поставок, они не решают вопрос об альтернативных маршрутах. Во-вторых, строительство газопровода по дну Черного моря на больших глубинах создает технологические, экологические и экономические трудности, хотя опыт укладки труб по магистрали "Голубой поток" дает повод для осторожного оптимизма и в этом случае. Строительство газопроводов протяженностью свыше 3,5 тыс. км экономически выгодно при транспортировке не менее 55—60 млрд куб. м газа, для чего необходимо проложить две нитки диаметром труб 1 420 мм, при рабочем давлении 7,5 мПа. Поэтому при создании глубоководных магистралей значительной протяженности целесообразно протянуть три-четыре нитки меньшего диаметра с большим давлением, что значительно удорожает стоимость работ. А для диверсификации поставок энергоносителей в страны Евросоюза (с точки зрения обеспечения их энергетической безопасности) перспективны проекты транспортировки иранского сжиженного газа (СПГ). Учитывая нынешние проблемы Ирана в сфере экспорта голубого топлива на мировые рынки (санкции США, трудности в привлечении крупных зарубежных инвестиций, уровень рисков и т.д.), Тегеран начал искать возможности для транспортировки сжиженного газа, в частности высокими темпами разрабатывает четыре проекта общей мощностью 42 млн т: НИОК СПГ, Парс СПГ, Персиан СПГ и Иран СПГ. Предположительно эти работы будут завершены (выход на производственную стадию) в 2009—2012 годы.

Вопрос о поставках сжиженного газа в Украину, возможно, будет актуальным лишь к 2020 году. Основания для такого прогноза — достаточно высокая цена на СПГ (по сравнению с ценой на используемый ныне газ), а также необходимость создать дорогостоящую инфраструктуру по его приему и использованию, которой сегодня в нашей стране практически нет.

Таким образом, проведенный анализ свидетельствует, во-первых, о наличии весьма острой проблемы, связанной с дальнейшими поставками голубого топлива из стран Каспийского региона на европейские рынки. Во-вторых, о возможностях Украины относительно выбора и реализации маршрутов транспортировки газа, причем с учетом ее национальных интересов по обеспечению энергетической безопасности и эффективного использования транзитного потенциала мощной газотранспортной системы, созданной в стране.


SCImago Journal & Country Rank
  •  Купить юбку  Юбка макси купить. Интернет-магазин MONDIGO. Доставка по РФ shop.germanytrend.com
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL