СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В ДЖАВАХЕТИИ

Сергей МИНАСЯН


Сергей Минасян, кандидат исторических наук, директор Научно-исследовательского центра проблем региональной безопасности и интеграции Южного Кавказа Российско-Армянского (Славянского) государственного университета, научный сотрудник Института истории Национальной академии наук Республики Армения (Ереван, Армения)


Введение

Десятого марта 2005 года парламент Грузии принял постановление о российских военных базах, дислоцированных в стране. В нем было отмечено, что если до 15 мая (за два с небольшим месяца) Москва не примет решения о конкретных и устраивающих грузинскую сторону сроках их вывода, то официальный Тбилиси потребует от РФ сделать это до 1 января 2006 года, для чего предпримет самые жесткие меры. Данный документ вызвал неоднозначную реакцию в Джавахетии (армянское название Джавахк), где расположена 62-я российская военная база. Уже 13 марта в центре региона, г. Ахалкалаки, состоялся многотысячный митинг, не имевший аналогов в истории края, на котором представители местных армянских общественно-политических организаций выступили против решения грузинских парламентариев. Кроме того, они потребовали от руководства страны незамедлительно принять меры по улучшению социально-экономической и политической ситуации в Джавахке и признать геноцид армян 1915 года в Турции1. Этот митинг, ставший катализатором ряда дальнейших событий, вновь привлек пристальное внимание политологов и журналистов как на Южном Кавказе, так и за его пределами к Джавахку.

Данный регион, в который входит Ахалкалакский и Ниноцминдовский районы, расположен на крайнем юго-востоке Грузии и непосредственно примыкает к ее границам с Турцией и Арменией. Демографическая специфика этой территории (свыше 95% ее населения составляют армяне) исторически повлияла на то, что ряд исследователей, журналистов и политических деятелей традиционно рассматривает регион как потенциальную зону конфликта. При этом грузинские политологи конфликтогенность оценивают, исходя из возможных "сепаратистских" проявлений местного армянского населения. А многих других специалистов, в том числе армянских, ситуация в Джавахетии волнует в первую очередь с точки зрения дискриминации армянского меньшинства и защиты его прав на участие в общественно-политической, экономической и культурной жизни. Вместе с тем большинство иностранных исследователей рассматривают регион с позиций анализа геополитических проблем, связанных с Южным Кавказом2.

Различие взглядов армянских и грузинских исследователей (зачастую диаметрально противоположных) проявляется и при освещении исторического прошлого Джавахетии. Так, грузинские ученые считают Самцхе (Месхети) одной из колыбелей грузинской государственности, отмечая, будто армянский этнический элемент появился здесь лишь в результате русско-турецкой войны 1828—1829 годов. Армянские же историки утверждают, что с древнейших времен коренное население региона составляли армяне, поскольку эта территория была частью исторической Армении, а демографические изменения первой четверти XIX века лишь восстановили реальную картину в этой сфере, изменившуюся вследствие многовекового турецкого владычества в Джавахке.

Как уже отмечалось, административно Джавахк разделен на два района — Ахалкалакский и Ниноцминдовский (они составляют 3,7% земель Грузии), где проживает примерно 2% населения страны. Самцхе (Месхети), границы которой соответствуют исторической армянской провинции Нижний Джавахк (области Гугарк) и которая на западе примыкает к Джавахетии, делится на три района: Ахалцихский, Адигенский и Аспиндзский. В этом регионе армяне также составляют значительную часть населения. Отдельно расположен Боржомский район, на севере граничащий с Ахалцихским районом. В результате административных изменений, проведенных грузинскими властями в середине 1990-х годов, все эти районы были объединены в одну административно-территориальную единицу — регион (губерния) Самцхе-Джавахетия, которой руководит уполномоченный, назначаемый президентом страны. Как считают многие в Джавахке, реальная цель создания данной административно-территориальной единицы — снизить удельное соотношение численности местного армянского населения, которое уже не составляет абсолютного большинства. Добавим, что в результате целенаправленной политики, проводимой властями Грузии еще в годы советской власти, значительные размеры приобрела миграция армян из Джавахка в Армению, на Северный Кавказ и другие районы СССР. В итоге, к 1989 году в Ахалкалакском и соседнем Богдановском (ныне Ниноцминдовском) районах было столько жителей, сколько их насчитывалось в Ахалкалакском уезде (включавшем в себя и территорию нынешнего Ниноцминдовского района) в 1914 году — около 100 тыс. чел.3

Негативный потенциал: социально-экономическая и политическая ситуация

Еще с советских времен Джавахк — наименее инвестированная часть Грузии. В регионе не хватает автомобильных и железных дорог, а имеющиеся находятся в крайне запущенном состоянии; слабо развита инфраструктура городов. Лишь во второй половине 1980-х годов, когда начались волнения в Нагорном Карабахе, правительство Грузинской ССР приняло Программу социально-экономического развития населения Джавахетии. Вероятно, это была попытка подстраховаться от возможных выступлений местного населения против Тбилиси. Однако единственным итогом этой Программы стали мероприятия по переселению пострадавших от стихийных бедствий жителей горной части Аджарии на юго-восток Ахалкалакского района. Впрочем, тяжелые климатические условия и социально-экономический кризис, поразивший страну в последние годы существования СССР, привели к фактическому провалу этой Программы4.

Следует отметить, что, несмотря на наличие в регионе значительного рабочего потенциала, в советское время грузинское правительство сознательно не развивало в Джавахке промышленное производство, в результате чего тамошние армяне вынуждены были выезжать на сезонные работы в другие части СССР. При этом тогда Джавахк был одним из наиболее важных сельскохозяйственных регионов Грузии, где к ведущим отраслям относились животноводство, выращивание картофеля, производство сыра, масла и других молочных продуктов. После распада СССР ситуация в регионе значительно ухудшилась, в несколько раз упали все экономические показатели.

В 1997 году правительство Грузии утвердило новую Программу социально-экономического развития Самцхе-Джавахетии. Однако она, как и все предшествующие и последующие проекты, осталась на бумаге. Все это лишь поддерживало сложившееся у местного населения убеждение о целенаправленном нежелании официального Тбилиси решать экономические проблемы края, стимулируя тем самым миграцию проживающих в Джавахке армян.

Итоги 1990-х годов для экономики Джавахка оказались чрезвычайно тяжелыми не только на фоне ухудшения ситуации во всей Грузии. Так, согласно официальным данным, по объему промышленного производства (в том числе в ключевой для региона сфере сельского хозяйства) к концу 1999 года Ахалкалакский и Ниноцминдовский районы уступали даже соседним районам новой административной единицы Самцхе-Джавахетия. К тому же при анализе количественных показателей необходимо учитывать, что численность населения Ахалкалакского района значительно превышает количество жителей всех остальных районов (см. табл. 1), а уровень промышленного производства намного ниже. Например, в Аспиндзском районе, где проживает 13 тыс. чел., в январе — июле 2001 года было выпущено промышленной продукции на 252,5 тыс. лари, а в Ахалкалакском (с населением около 61 тыс. чел.) этот показатель составил лишь 71,3 тыс. лари.

Таблица 1

Численность и этнический состав населения Самцхе-Джавахетии (согласно переписи 2002 г.)

Районы

Армян

(тыс. чел.)

Грузин

(тыс. чел.)

Всего

(тыс. чел.)

Адигенский

0,7

19,8

20,7

Аспиндзский

2,3

10,7

13,1

Ахалкалакский

57,5

3,2

61,0

Ахалцихский

16,9

28,5

46,1

Боржомский

3,1

27,3

32,4

Ниноцминдовский

32,9

0,5

34,3

Итого:

113,4

90,0

207,6

Исключительно сложная ситуация в экономике Джавахка, связанная (как мы уже отмечали), кроме всего прочего, с почти полным отсутствием инфраструктуры, массовой миграцией, нулевым уровнем государственной поддержки и фактическим развалом производства, отчетливо проявляется и при анализе количественных показателей бюджета Ахалкалакского района в последние годы (см. табл. 2).

Таблица 2

Бюджет Ахалкалакского района и распределение по статьям в 2001—2004 годах (в тыс. лари)

Год

Общий бюджет

В том числе местные доходы

Трансферты из Центра

Из них расходы на просвещение и культуру

2001

2 288,0

997,0

1 291,0

1 185,0

2002

2 893,0

852,0*

2 041,0

1 750,0

2003

3 022,2

886,0

2 156,2

1 856,2

2004

3 789,0

839,0

2 950,0

2 420,0

* После снижения и снятия земельного налога.

Источник: Данные, предоставленные администрацией Ахалкалакского района.

Еще в 1999 году президент Грузии Э. Шеварднадзе объявил о предстоящей в ближайшее время реализации проекта социально-экономического развития края. Однако о его подробностях местные власти и население еще долго ничего не знали. Более того, на вопрос о деталях и сроках его выполнения бывший в свое время губернатором Самцхе-Джавахетии Гигла Барамидзе ответил, что проект "имеет гриф секретности и не подлежит освещению"5. Лишь в октябре 2002 года его опубликовали под названием Программа мероприятий по обеспечению социально-экономического развития Самцхе-Джавахетии на 2002—2005 годы6. Документ состоял из 15 разделов, причем в каждом предусматривались отдельные мероприятия по конкретным направлениям. Однако их формулировка, объем и выбор приоритетных задач однозначно позволяли говорить, что они были лишь очередной пропагандистской акцией, призванной показать видимость "заботы" грузинского правительства о нуждах населения региона Самцхе-Джавахетия. Из более чем 30 пунктов данной программы, прямо или косвенно относившихся к Ахалкалакскому и Ниноцминдовскому районам, в конце 2004 года частично выполнены лишь некоторые. Логическим показателем фиктивного характера всех вышеуказанных документов является то, что в ноябре 2004 года бывший губернатор края Н. Николозашвили (возможно, вследствие встречи в октябре президента Грузии М. Саакашвили с руководителем Армении Р. Кочаряном) заявил о начале реализации очередной программы экономического развития Самцхе-Джавахетии.

Значительную долю доходов местного населения составляют денежные переводы из России и других государств СНГ. Например, в Ахалкалаки средства, получаемые из России через местные отделения двух банков, составляют сумму, эквивалентную примерно 25 тыс. долл. в день. Для сравнения отметим, что с января по июль 2001 года промышленное производство всего Ахалкалакского района составляло лишь 35 тыс. долл. В то же время введение Россией визового режима с Грузией вынудило многих сезонных рабочих из Джавахка просто переселиться в Россию, так как их возвращение на родину после завершения очередного "трудового семестра" стало невозможным из-за высокой стоимости поездки, бюрократических трудностей и т.д.

В Джавахке фактически нет реальных механизмов социальной защиты населения, но огромных масштабов достигает коррупция. Особенно остро стоит вопрос о взаимоотношениях армянской части жителей Ахалкалакского и Ниноцминдовского районов с чиновниками губернских структур, расположенных в Ахалцихе, то есть к несовершенству бюрократической системы и коррупции добавляется дискриминация на национальной почве. Кроме того, в регионе остро стоит энергетическая проблема, усугубляемая катастрофической ситуацией с отоплением в Джавахке, который считается самой холодной местностью Грузии (иногда снег лежит там с октября по апрель). В регионе нет элементарных бытовых и санитарных условий. Многие села Ахалкалакского и Ниноцминдовского районов не имеют водоснабжения, люди вынуждены доставлять воду из соседних сел или брать ее из колодцев. В селах нет амбулаторий, квалифицированного медицинского персонала и оборудования, чтобы получить необходимую медицинскую помощь, население вынуждено ездить в соседний Ашоцкий район Армении (50 км от Ахалкалаки).

В свое время жители Джавахка связывали определенные надежды с прокладкой по его территории нефтепровода Баку — Тбилиси — Джейхан. Считалось, что в процессе этого строительства и при последующем обслуживании магистрали будет создано значительное количество рабочих мест, что положительно скажется на социально-экономической ситуации региона. Однако принятое на политическом уровне (под давлением правительства Грузии) решение об изменении направления участка нефтепровода (по первоначальному проекту он должен был пересекать Ахалкалакский район и выходить к турецкой границе через армянскую деревню Карзах), то есть его прокладка по территории Боржомского и Ахалцихского районов, вновь исключило Джавахк из масштабных инвестиционных проектов. Впрочем, обошли его стороной и все косвенные многомиллионные экономические программы помощи, осуществляемые в рамках строительства трубопровода. К тому же в Джавахке не только значителен уровень миграции, но и один из самых высоких в стране уровень безработицы. Это проявляется как в абсолютном значении, так и при сравнении по этим показателям двух районов Самцхе-Джавахетии: Ахалкалакского и Ахалцихского. Так, в Ахалкалакском районе безработица составляет примерно 51,3%, а в Ахалцихском (к концу 2002 г., перед началом строительных работ на нефтепроводе БТД) — около 33,4%7.

В качестве прямой помощи от многочисленных международных организаций-доноров, в последние годы Грузия получила большое количество грантов на реализацию социально-экономических проектов. Однако, как подчеркивают западные эксперты, при этом население Джавахка игнорируют, даже по сравнению с Ахалцихским районом или с другими территориями Самцхе-Джавахетии. Правда, в Джавахке открыты представительства ряда международных организаций. По свидетельству лидеров местных НПО и администрации Ахалкалакского и Ниноцминдовского районов, реального эффекта от их весьма скудных донорских программ (за исключением информационных проектов) нет8.

После Стамбульского саммита ОБСЕ 1999 года, в результате которого было заключено соглашение относительно российских баз, размещенных на территории Грузии, некоторые западные аналитические организации провели ряд исследований о влиянии вероятного вывода этих баз на ситуацию в регионе, в том числе в социально-экономической сфере. Их результаты лишь подтвердили мнение о том, что 62-я военная база РФ — крупнейший экономический фактор для Джавахка. Ее поспешная ликвидация может иметь серьезные негативные последствия на положение в регионе, несмотря на возможную реализацию масштабных программ по его экономической реабилитации, планируемых международными донорами. Как отмечает старший научный сотрудник директор программ по России и Евразии Лондонского международного института стратегических исследований (IISS) Оксана Антоненко, с этой базой напрямую связан доход более 10,4% населения Джавахка (6—7 тыс. чел.). Однако численность жителей, косвенный доход которых в той или иной мере связан с ней, в несколько раз выше. Данная база имеет ощутимое влияние на экономику не только Джавахка, но и всего региона Самцхе-Джавахетия. Будучи крупнейшим потребителем местной продукции, в первую очередь сельскохозяйственной, она способствует развитию торговли и предпринимательства. Кроме того, весьма ощутимо косвенное влияние базы на социально-экономическую ситуацию и на жизненный уровень местного населения. Так она предоставляет ему льготы на транспортное сообщение с Россией и Арменией, на обеспечение окружающих жилых кварталов светом и отоплением, на обучение детей в гарнизонной школе, на пользование услугами военного госпиталя и т.д.9

Вышеуказанные факты однозначно свидетельствуют, что по социально-экономическому положению регион близок к гуманитарной катастрофе. Ситуация осложняется политическим восприятием экономических и социальных затруднений армянами Джавахетии. Исходя из печального опыта постсоветской Грузии, они считают, что причину социально-экономических и гуманитарных проблем следует искать именно в политическом контексте. Соответственно, решить их возможно лишь путем предоставления тамошним армянам более широких прав в сфере местного самоуправления (с учетом европейских стандартов). Однако после прихода к власти в Грузии нового руководства, возглавляемого с М. Саакашвили, ситуация в регионе обострилась. Так, масштабные изменения, произошедшие в стране за последний год, почти не затронули Джавахк, что вызвало определенное беспокойство местного населения, связывавшего свои ожидания с "революцией роз". По мнению многих жителей региона, целенаправленная дискриминация местных армян продолжается, даже активизируется. Появляются сведения, что для изменения демографической картины края реанимирована правительственная программа заселения Джавахка переселенцами из Аджарии и других территорий Грузии.

Вместе с тем новое руководство страны не уделяет должного внимания подписанию, ратификации или претворению в жизнь взятых на себя обязательств перед европейскими и другими международными организациями по защите национальных меньшинств, децентрализации и совершенствованию местного самоуправления. В этом отношении оно недалеко ушло от режима Э. Шеварднадзе. Проходящая в общественно-политических кругах республики дискуссия и позиция в ней грузинской политической элиты позволяют говорить об отсутствии желания смягчить политический курс относительно армянской части населения Джавахка, в том числе о предоставлении ему хотя бы минимального самоуправления.

Свою политику официальный Тбилиси зачастую объясняет слабой интегрированностью армян Джавахка в общественно-политическую и культурную жизнь страны и, как следствие, плохим знанием ими государственного языка (грузинского). При этом, естественно, не упоминается истинная причина — отсутствие стимула для его изучения. Доказательством тому служат реальные примеры кадровой политики Грузии как в советский, так и в постсоветский период. Армяне, составляющие, по различным оценкам, от 6 до 10% населения страны, представлены в исполнительных структурах ее центральной власти лишь одним заместителем министра, а на губернском уровне, то есть в Самцхе-Джавахетии, где более 60% населения составляют армяне, — одним заместителем губернатора, выполняющим сугубо формальные функции. Однако ссылки официального Тбилиси на незнание грузинского языка могут относиться только к армянам Джавахка (Ахалкалакскому и Ниноцминдовскому районам), но не к другим 70—80% армян, проживающих в Грузии.

Впервые после своего избрания на пост президента Грузии М. Саакашвили посетил регион 29 декабря 2004 года. В Ахалкалаки он провел всего несколько часов, выступил перед общественностью Джавахка, но фактически не смог ответить на важнейшие вопросы, волнующие местных жителей. Правда, глава государства дал им обещание построить автотрассу Ниноцминда — Цалка, которая должна обеспечить кратчайшее сообщение со столицей Грузии, однако ничего не сказал о восстановлении небольшого участка автомобильной дороги, связывающей регион с Арменией, а также о решении других социально-экономических проблем региона. Вместе с тем М. Саакашвили сделал особый акцент на то, что с 2005 года примерно для 100 молодых армян, выпускников школ Джавахка, ежегодно будут выделять места в вузах Тбилиси, где они смогут учиться за счет государства.

В начале марта 2005 года стало известно, что бывший уполномоченный президента Грузии в Мцхета-Мтианети Георгий Хачидзе назначен на такую же должность в Самцхе-Джавахетия10. Есть надежды на то, что на этом посту он будет активно воплощать в жизнь декларируемый нынешними властями страны "новый подход" к региону. Так, после ряда встреч с руководством Ахалкалакского района, депутатом парламента Грузии Г. Мовсисяном и другими представителями армянских общественно-политических кругов, которые 13 марта 2005 года организовали митинг, уполномоченный президента признал, что все требования джавахцев справедливы, и обещал принять меры по их реализации. В ходе последней встречи джавахкцы, в частности, говорили о необходимости открыть в Ахалкалаки паспортный отдел, об изучении истории Армении в армянских школах Грузии, об использовании армянского языка местными властями и в судебной практике. Кроме того, речь шла о демократизации выборов в органы местного самоуправления, о предоставлении таможенных услуг в селении Ждановка, расположенном около границы с Арменией (импортируемые из Армении в Самцхе-Джавахетию товары ныне растаможивают в городе Ахалцихе, в 100 км от границы), ремонте автодороги Ахалцихе — Ахалкалаки — Ниноцминда — Ждановка. Представитель президента обещал положительно решить вопрос о паспортном отделе и содействовать скорейшему утверждению Министерством образования Грузии программы обучения истории Армении в армянских школах. Вместе с тем, ссылаясь на то, что он лишь недавно работает в регионе, Г. Хачидзе не смог дать исчерпывающего ответа на остальные вопросы. В итоге участники встречи договорились о том, чтобы внести в правительство Грузии предложение о создании группы специалистов, которая подготовит оптимальные варианты решения обозначенных проблем.

Проблема российской базы и роль военного фактора в политической ситуации вокруг Джавахетии

По мнению экспертов, расквартированная в Джавахетии 62-я российская база имеет больше политическое и морально-психологическое, чем военное значение, так как из-за ее малочисленности и недостаточной технической оснащенности сегодня она вряд ли пригодна для осуществления своей основной (еще с советских времен) функции — защите от вторжения со стороны Турции. Конечно, в последние годы существования СССР 147-я мотострелковая дивизия, на основе которой впоследствии создана эта база, была одной из сильнейших частей тогдашнего Закавказского военного округа. Однако после развала Советского Союза значительную долю ее вооружения и военной техники официально передали грузинской стороне или же похитили и продали. В итоге, к 1998 году на ее балансе остались 41 танк, 118 бронемашин и 61 артиллерийская система. А к началу 2004-го в состав базы входили следующие подразделения: 409-й и 412-й мотострелковые полки, 817-й самоходный артиллерийский полк, 899-й отдельный батальон связи, 65-й отдельный противотанковый дивизион, 176-й отдельный ремонтно-восстановительный батальон11. Численность личного состава не достигала 1 500 чел. Однако в середине 2004 года произошли значительные изменения как в организационно-штатной структуре 62-й базы, так и в ее составе. К настоящему времени она полностью переведена на бригадную структуру, в которую входят один танковый и три мотострелковых батальона, самоходно-артиллерийский дивизион и т.д.

Напомним, что в течение многих лет не были определены ни статус этих баз, ни время пребывания российских войск на территории Грузии. Лишь на Стамбульском саммите ОБСЕ (в конце 1999 г.) Грузия и Россия заключили соглашение о том, что 137-я (Вазианская) и 50-я (Гудаутская) базы будут выведены к 31 декабря 2000 года. Кроме того, стороны обязались в кратчайшие сроки начать переговоры "о сроках и порядке функционирования баз в Батуми и Ахалкалаки и других российских военных объектов на территории Грузии". Однако именно по этой проблеме возникли разногласия. Официальная Москва затягивает их вывод, утверждая, что без подготовки необходимой инфраструктуры в России войска из Грузии выходить не будут. Однако главное здесь отнюдь не экономические, а политические причины. При этом отметим, что еще в конце 2004 года Грузия не выдвигала столь жестких требований (хотя периодически делала весьма громкие заявления). Во многом это объяснялось тем, что официальный Тбилиси не чувствовал реальной поддержки по данной проблеме со стороны НАТО и США, а также желанием Грузии в награду за свою жесткую позицию по отношению к Кремлю получить от Запада более благоприятный режим по индивидуальной программе партнерства с НАТО и т.д. Вместе с тем грузинские эксперты признавали, что наличие на территории страны российских баз, которые в последние годы практически не влияют на ее внутреннюю ситуацию, позволяло Тбилиси использовать их для политического торга с Москвой. С этих же позиций следует увязывать выдвинутый в конце мая 2004 года Грузией "новый подход" по этому вопросу с созданием на основе выводимых российских баз совместных "антитеррористических центров", что, однако, тогда не принесло ей желаемых результатов.

Как считали многие эксперты, ожидалось, что некоторую ясность относительно дальнейшего функционирования 62-й базы и развития военно-политической ситуации в Джавахке мог бы внести визит министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова в Грузию (17—18 февраля 2005 г.). Но неделей ранее, 10—11 февраля, в Тбилиси состоялся очередной раунд российско-грузинских переговоров по вопросу об этих базах. Впрочем, как и все предыдущие раунды, он закончился безрезультатно. Не увенчались успехом и двухдневные переговоры между российской и грузинской правительственными делегациями по рамочному договору между двумя странами. Непосредственно перед началом визита С. Лаврова в Тбилиси член грузинского парламента Гига Бокерия, принимавший участие в переговорах по базам 10—11 февраля, заявил: "Настало время, чтобы наш парламент объявил российские базы на территории Грузии незаконными, так как уже существует для этого международно-правовая практика"
12
. Ситуация еще более накалилась в связи с отказом главы российского МИД возложить венок к мемориалу погибшим в боях за территориальную целостность Грузии, из-за чего власти страны сменили официальный характер визита Лаврова на рабочий. Все это привело к тому, что его визит в целом и встречи с грузинским руководством в частности происходили в обстановке, более чем напряженной.

Таким образом, еще до прилета Лаврова в Тбилиси было ясно, что существенных прорывов на переговорах не предвидится. Тем не менее после ряда бесед российского министра с руководством Грузии, в том числе с главой государства М. Саакашвили, спикером парламента Н. Бурджанадзе и министром иностранных дел С. Зурабишвили, стороны взяли своеобразный тайм-аут, договорившись об интенсивной работе в ближайшие два месяца по основным проблемам в нынешних отношениях между двумя странами. Об этом 18 февраля на совместной пресс-конференции сообщили оба руководителя внешнеполитических ведомств, в частности, они назвали шесть основных вопросов, которые предстоит обсудить экспертам обеих сторон: Рамочный договор, сроки вывода российских военных баз, создание совместного антитеррористического центра, делимитация российско-грузинской границы, урегулирование региональных конфликтов и упрощение визового режима для граждан Грузии. "По истечении двух месяцев мы доложим своим президентам о выполненной работе. После этого, 9 мая президент Грузии Михаил Саакашвили посетит Москву и встретится с президентом России Владимиром Путиным, если, естественно, переговоры будут развиваться так, как этого желают обе стороны", — заявила Саломе Зурабишвили
13
.

Однако вскоре Грузия более конкретно поставила вопрос о сроках вывода баз, что некоторые в Тбилиси связывали с результатами прошедшей в феврале в Братиславе встречи Дж. Буша и В. Путина, на которой в числе прочих обсуждалась и эта проблема. И 10 марта, как мы уже отмечали, грузинские парламентарии приняли постановление о российских военных базах. Этот документ — ультиматум Российской Федерации, так как его суть заключается в следующем: официальный Тбилиси готов в случае неудовлетворения его требований пойти на крайние меры. Под этим подразумевается прекращение выдачи въездных виз российским военнослужащим, установление специального режима их перемещения по территории страны (под контролем министерств обороны, внутренних дел и общественной безопасности). Под тотальный контроль попадает перемещение военной техники, вооружения, имущества и т.д. Министерство финансов определяет задолженность российских военных баз и объектов за аренду земли и выставляет РФ счет в качестве ее государственного долга, сумма которого составит минимум 400 млн долл. Министерство охраны окружающей среды подсчитывает и оценивает экономический ущерб, нанесенный деятельностью военных баз, и намерено взыскать его с Российской Федерации. Кроме того, до 1 января 2006 года военные базы должны функционировать лишь в режиме вывода, что, по мнению депутатов парламента Грузии, означает запрещение тактических и командно-штабных учений, а также ротации личного состава.

Исполнительная власть довольно осторожно отреагировала на такую инициативу, тем не менее постаралась извлечь из нее максимальную пользу в своем противостоянии с Москвой. "Парламент принял несколько острую резолюцию по российским базам, но я не теряю надежды на цивилизованное достижение соглашения, которое не ущемит интересов России, но защитит суверенитет Грузии", — отметил 12 марта года на пресс-конференции в Тбилиси М. Саакашвили. При этом особый акцент он сделал на 62-й базе, дислоцированной в Ахалкалаки. Заметив, что Джавахк, в частности ареал дислокации базы, населен в основном гражданами Грузии армянской национальности, которые работают на этой базе и опасаются, что скоро лишатся единственного источника дохода, президент заявил, что гарантирует жителям региона трудоустройство, в том числе в результате передислокации туда 11-го Телавского батальона грузинской армии14. Впрочем, это весьма спорно, да и стабильности присутствие в Джавахке грузинских войск не обеспечит: в регионе хорошо помнят, как жестоко обращались с местными армянами в 1941—1945 годах передислоцированные тогда в Ахалкалаки национальные грузинские формирования Советской Армии (даже под командованием русских офицеров).

23 марта в Москве начался очередной раунд переговоров по базам. На сей раз российская сторона значительно смягчила свои позиции, можно сказать, почти вплотную приблизилась к предложениям грузин. Впрочем, и официальный Тбилиси продемонстрировал готовность к "минимальным компромиссам". Его представители заявили, что Грузия готова согласиться на вывод российских войск в течение четырех лет (до 1 января 2009 г.), но при условии, что все это время они будут функционировать "в режиме вывода", то есть не проводить учения, не оснащаться новой боевой техникой, а личный состав начнет сокращаться. Кроме того, грузинская сторона сообщила, что готова передать в дар российским офицерам квартиры в центре Тбилиси, которые перед выездом в Россию они смогут продать, а также намерена изыскать 10—15 млн долл. для транспортировки личного состава и техники в РФ. Сумму, запрошенную ранее Москвой (300 млн долл.), глава МИД Грузии С. Зурабишвили посчитала "нереальной"15.

Вместо заключения: нестандартный выход из надвигающегося кризиса?

На фоне перманентной дискриминации армянского этнического меньшинства Джавахетии, надвигающейся гуманитарной катастрофы, а также в контексте возможного вывода из Ахалкалаки 62-й российской базы представляется, что в целях профилактики вероятного конфликта, чреватого глобальными последствиями для всего Южного Кавказа, в среднесрочной перспективе одной из основных проблем станет обеспечение физической безопасности армянского населения Джавахка. Некоторые аналитики уже обсуждают варианты решения этой проблемы и выдвигают довольно нестандартные предложения о механизмах гарантии безопасности для армянской части жителей региона. Считается, что одним из них, который устраивал бы Тбилиси и положительно воспринимала армянская сторона, может стать временно дислоцированный в Джавахетии ограниченный американский воинский контингент.

Кстати, такой проект уже привлекает внимание Вашингтона. Недавно регион посетили ответственные сотрудники посольства США в Грузии. Интерес американцев к Джавахку обусловлен рядом причин. Во-первых, Белый дом озабочен накапливающимся там конфликтным потенциалом, который может создать угрозу не только для правительства М. Саакашвили, но и для властей Армении, особенно в свете того, что в долгосрочной перспективе Соединенные Штаты рассматривают Ереван в качестве весьма серьезного партнера в сфере региональной безопасности. Во-вторых, по территории Джавахка пролегает главный геоэкономический проект США на Южном Кавказе — нефтепровод Баку — Тбилиси — Джейхан, естественно, любая дестабилизация по маршруту его прохождения нежелательна для Вашингтона. О реальной заинтересованности американской администрации ситуацией вокруг Джавахетии свидетельствует хотя бы то, что ряд авторитетных учреждений Соединенных Штатов, в том числе аналитических институтов, уже вплотную занимается изучением данного вопроса. По имеющейся информации, в качестве одного из необходимых условий подключения Тбилиси к проекту "Вызовы тысячелетия" Вашингтон выдвинул требование об обязательной и первоочередной реализации проектов по экономической реабилитации Джавахетии. Однако грузинская сторона предложила использовать эти средства не столько на эти цели, сколько на строительство автомагистрали Ниноцминда — Тбилиси и железной дороги Карс — Ахалкалаки, имеющих для руководства страны важнейшее стратегическое и геоэкономическое значение.

В целом, можно констатировать, что интерес США к Джавахку вызван в основном соображениями геоэкономического характера. При этом менее значимым, но более декларируемым элементом вовлечения Вашингтона в проблему может стать стремление Белого дома ускорить вывод российских баз и нежелание допустить "вакуума безопасности" на юге Грузии. Вместе с тем американская администрация вынуждена учитывать и точку зрения весьма влиятельной армянской общины США. Как нам представляется, именно этот фактор может оказаться конструктивным для согласования позиций Еревана и Тбилиси по проблеме Джавахка. Согласно неоднократным заявлениям армянской стороны, ввиду того, что по объективным причинам Грузия не в состоянии реализовывать в Джавахке социально-экономические проекты, Ереван и армянская диаспора готовы взять на себя решение ряда первоочередных мер по смягчению напряженности в регионе (при параллельной либерализации политических подходов официального Тбилиси). О возможностях этой диаспоры решать такие проблемы свидетельствуют многомиллионные средства, которые она выделяет на развитие экономики Нагорного Карабаха.

Однако только решение проблем безопасности армянской части жителей Джавахетии может стать необходимым условием реализации масштабных инвестиционных программ, в том числе с участием международных доноров. К тому же приток зарубежных капиталовложений будет способствовать решению важной политической проблемы — предоставление населению Джавахка хотя бы элементарных полномочий в сфере местного самоуправления, что соответствовало бы и принятым Грузией обязательствам перед международным сообществом.


1 См.: Новиков В. Грузинские армяне не отпустят российские базы // Коммерсантъ, 14 марта 2005; Армяне Джавахети требуют от грузинского парламента признать геноцид армян [www.regnum.ru], 14 марта 2005. к тексту
2 См.: Kanbolat H., Gul N. The Geopolitics and Quest for Autonomy of the Armenians of Javakheti (Georgia) and Krasnodar (Russia) in the Caucasus // Center for Eurasian Strategic Studies (AVSAM), Ankara, 28 December 2001 [www.avsam.org]; Дарабиан Амир-Реза. Роль армян, проживающих в Грузии, в региональных событиях Кавказа // Аму-Дарья (иранский журнал по изучению Центральной Азии и Кавказа), Зима 2003, № 13. к тексту
3 Об этом подробнее см.: Minasian S., Agajanyan M. Javakhk (Javakhetia): Legal Aspects of Protection of Armenian National Minorities' Rights in Georgia on International Level. Political and Socio-economic Situation in the Region in Modern Period // Program for Political Monitoring of Samtskhe-Javakheti. Scientific Research Center for South Caucasus Security and Integration Studies. Research Paper № 2. Erevan, 2005. к тексту
4 См.: Guretski V. The Question of Javakheti // Caucasian Regional Studies, 1998, Vol. III (1). к тексту
5 Из беседы с представителем администрации Ахалкалакского района. к тексту
6 См.: Врастан, 26 октября 2002 (на арм. яз.). к тексту
7 См.: Economic Capacity Building Project Samtskhe — Javakheti. Mid-term Report. Tbilisi: IOM, November 2002. P. 6—9. к тексту
8 См.: Wheatley J. Obstacles Impeding the Regional Integration of the Javakheti Region of Georgia // ECMI Working Paper #22, Flensburg, September 2004. P. 28. к тексту
9 См.: Antonenko O. Assessment of the Potential Implications of Akhalkalaki Base Closure for the Stability in Southern Georgia. EU Response Capacities // CPN Briefing Paper, August 2001. P. 25—26. к тексту
10 См.: Назначен новый уполномоченный президента Грузии в Самцхе-Джавахети [www.regnum.ru], 3 марта 2005. к тексту
11 См.: Соловьев В., Иванов В. Военно-базовая удавка // Независимое военное обозрение, 27 февраля 2004. к тексту
12 Гуларидзе Т. В связи с военными базами Россия "затягивает время" // Civil.Ge, 12 февраля 2005. к тексту
13 Гуларидзе Т. Тбилиси и Москва согласовали план переговоров // Civil.Ge, 12 февраля 2005. к тексту
14 См.: Литовкин В. Готовность — ноль // Московские новости, 18 марта 2005. к тексту
15 Новиков В. Грузия меняет базы на квартиры // Коммерсантъ, 24 марта 2005. к тексту

 


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL