ПАРЛАМЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ В НАГОРНОМ КАРАБАХЕ: ПРАВОВЫЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

Давид БАБАЯН


Давид Бабаян, кандидат исторических наук, преподаватель международного права Степанакертского представительства Российско-армянской гуманитарной академии (Степанакерт, Нагорный Карабах)


Практически всю первую половину 2005 года, особенно в мае — июне, темой № 1 общественно-политической жизни Нагорно-Карабахской Республики (НКР) были выборы в ее парламент, которые состоялись 19 июня. И хотя нагорно-карабахский конфликт еще окончательно не разрешен, предвыборная лихорадка в республике свидетельствовала об атмосфере мирного времени, типичной для подобного рода ситуации.

Эволюция нормативной базы

Как и в других демократических странах, выборы в НКР проводятся на основе всеобщего, равного и тайного голосования. До 2004 года все процедурные вопросы по их организации регулировались следующими основополагающими документами: Законом о Президенте НКР, Законом о выборах депутатов Национального собрания НКР и Законом о выборах местных органов самоуправления. Следует отметить, что первый закон о выборах депутатов Национального собрания (НС) был принят в Нагорном Карабахе еще в 1994 году. В марте 2000 года был утвержден новый закон о выборах в парламент республики, изменивший ряд положений предыдущего в соответствии с международными нормами. А с декабря 2004 года в республике действует Избирательный кодекс, фактически объединивший в себе все законы, регулирующие подготовку и проведение выборов. Внесенные в него изменения и дополнения еще больше отшлифовали нормативную базу в этой сфере.

В соответствие со статьей 32 данного кодекса в период подготовки к выборам создаются центральная (ЦИК), районные (городские) и местные (на избирательных участках) избирательные комиссии1. До его принятия в соответствии со статьей 41-й Закона о выборах депутатов Национального собрания НКР в Центральную избирательную комиссию входило девять человек2. Из них троих выдвигал президент НКР (один должен был представлять какую-либо зарегистрированную в республике партию). Еще трое шли от Национального собрания на основе представления партий, блоков, общественных движений (при этом от какой-либо партии, блока и т.д. НС назначало лишь одного члена комиссии). Кабинет министров также выдвигал в ЦИК трех человек.

В те годы ЦИК избирали на 5 лет и не ранее чем за 69 дней до дня выборов. После принятия Избирательного кодекса эту комиссию так же избирают на 5 лет, но теперь она должна быть сформирована на 40-й день после избрания нового состава Национального собрания. Президент республики предлагает (как и прежде) трех членов ЦИКа. Но теперь по одному члену предлагают партии или блоки, имеющие свои фракции в действующем или распущенном Национальном собрании. Если таковых не более трех, то каждая делегирует в ЦИК двух своих представителей. Если ко дню формирования Центризбиркома какая-либо партия или блок партий, имеющие в НС фракцию, не выдвигает своего кандидата, то его избирают от членов другой фракции. На сегодняшний день свои фракции в парламенте имеют лишь две партии — АРФ ("Дашнакцутюн") и Демократическая партия Арцаха (ДПА), которая создана в результате трансформации Союза "Демократический Арцах" (ЖАМ). Таким образом, накануне парламентских выборов 2005 года Центральная избирательная комиссия состояла из семи человек — трех делегировал президент, по два — "Дашнакцутюн" и ДПА.

Изменился и принцип формирования городских (районных) избирательных комиссий, а также комиссий на избирательных участках. До принятия Избирательного кодекса в соответствии со статьей 42-й Закона о выборах депутатов Национального собрания НКР состав городской или районной избирательной комиссии определяла местная администрация по представлению предприятий и организаций, политических партий и общественных организаций3. Комиссии избирательных участков также формировались по представлению предприятий и организаций, политических партий и общественных структур. Ныне же городские (районные) избирательные комиссии формируются по тому же принципу, что и ЦИК, то есть троих предлагает президент, по одному — партии или блоки, имеющие фракции в действующем или распущенном Национальном собрании4. Что касается комиссий избирательных участков, то каждый член городской (районной) избирательной комиссии прелагает в их состав по одному человеку.

Еще одна существенная особенность выборов-2005 — в парламент уже можно избираться не только по мажоритарной системе (22 депутата), но и по партийным спискам (11 депутатов). До этого все 33 депутата проходили в НС на мажоритарной основе. (Кстати, в Верховном совете первого созыва (1992 г.) было предусмотрено 81 депутатское место.)

На сегодня в целом по НКР 22 избирательных округа — по числу депутатов, избирающихся на мажоритарной основе. Из них в столице республики Степанакерте — 8, а остальные распределяются на семь районов. Например, в Мартунинском — 4 округа, в Гадрутском — 3, в Аскеранском — 2, в Шаумянском — 1, в каждом можно создавать несколько избирательных участков. Разумеется, наибольшее их количество (23) образовано в столице, но на каждом численность избирателей не должна превышать 2 тыс. чел.

Как видно из приведенных данных, за последние годы в нормативной базе НКР, регулирующей выборы, произошли серьезные изменения в сторону их демократизации и транспарентности. Одно из наиболее ярких тому подтверждений — изменение в механизме формирования избирательных комиссий всех уровней. Если раньше, как мы уже отмечали, местные органы власти играли достаточно важную роль в формировании городских (районных) избирательных комиссий, то сейчас они полностью отстранены от этого процесса. Вместе с тем и Кабинет министров уже не играет никакой роли в формировании ЦИК республики. Таким образом, сегодня избирательные комиссии всех уровней формируют выборные институты (президент, Национальное собрание), а не назначенные органы (Совет министров, региональные администрации). Эти, казалось бы, технические изменения на самом деле имеют существенные политические последствия. Например, в таких условиях чрезвычайно трудно (практически невозможно) задействовать в ходе голосования административный ресурс.

Предвыборная гонка

Все эти прогрессивные меры, а также кардинальные изменения во внутренней жизни республики, ставшие результатом мощного демократического импульса после известных событий 1999—2000 годов, оказали непосредственное влияние на общественность и ее участие в выборах. Так, избирательную кампанию 2005 года можно назвать самой активной не только среди парламентских выборов в республике, но и одной из наиболее активных из прошедших в НКР за всю историю молодой карабахской государственности.

Борьбу за парламентские кресла вели 167 чел.: 115 баллотировались по мажоритарной системе, а 81 — по партийным спискам (из последних 29 претендентов выставили свои кандидатуры и по мажоритарным спискам). Для сравнения: на парламентских выборах 2000 года было зарегистрировано 113 человек, из них 88 человек были выдвинуты на основе гражданской инициативы, 25 — партиями5, а на выборах 1995 года количество кандидатов в депутаты составляло 81 человек.

В столице на одно место в парламенте в среднем претендовали 10 человек, в районах — по 4—5. При этом среди кандидатов в депутаты по мажоритарной системе число членов партий составляло 54 человека (47% от общего количества претендентов). Остальные 61 кандидат (53%) были выдвинуты на основе гражданской инициативы, что свидетельствует о высокой общественной активности.

Расклад политических сил в борьбе за места в Национальном собрании по партийным спискам выглядел следующим образом: от ДПА было зарегистрировано 25 человек (из них 5 выставили свои кандидатуры и по мажоритарным спискам), от блока "Дашнакцутюн — Движение-88" — 18 (из них 6 и по мажоритарным спискам), от "Свободной отчизны" — 17 (из них 9 и по мажоритарным спискам), от Компартии — 10 (из них 4 и по мажоритарным спискам), от партии "Наш дом — Армения" — 4 (из них 3 и по мажоритарным спискам), от Партии социальной справедливости — 4 (из них 1 и по мажоритарным спискам), от Партии нравственного возрождения — 3 человека. Наряду с этим, подчеркнем еще раз, представители политических партий баллотировались и по мажоритарной системе. В целом расклад следующий: от блока "Дашнакцутюн — Движение-88" — 20 человек, от Компартии — 12, от ДПА — 10, от "Свободной отчизны" — 9, от партии "Наш дом — Армения" — 4, от Партии социальной справедливости — 1 и от партии "Арменакан" — 1 кандидат.

Эти данные свидетельствовали, что ожидалась достаточно серьезная борьба за места в Национальном собрании. Некоторые политические структуры заявляли, что уверены в своей победе. Так, в одном из своих интервью лидер ДПА Ашот Гулян подчеркнул: "Мы планируем завоевать большинство в парламенте, победив и по округам, и по партийным спискам. Все остальные политические силы могут принять участие в дальнейшей работе"6. Во время встречи американских наблюдателей из Группы международного права и политики с представителями блока "Дашнакцутюн — Движение-88", состоявшейся за день до выборов, 18 июня, его лидеры Гегам Багдасарян и Атрут Агабекян уверяли своих собеседников, что блок победит на выборах и получит 17 мест7. А представители партии "Свободная отчизна" во время встречи с той же группой американских наблюдателей заявили, что из 17 их кандидатов в парламент пройдут 13—14 8. Партии "Социальная справедливость", "Нравственное возрождение", "Наш дом — Армения" и Компартия были уверены в том, что преодолеют 10%-й барьер.

Однако было бы неправильно думать, что в парламент баллотировались исключительно представители вышеуказанных партий. Как мы уже отмечали, по мажоритарной системе представители партий составляли 47% от общего количества кандидатов, а 53% были независимыми. Кроме того, некоторые партии внесли в свои списки и беспартийных кандидатов. Среди таковых лидировала ДПА — 6 человек, за ней шел блок "Дашнакцутюн — Движение-88" — 3 кандидата.

Вообще эти выборы были весьма специфичны. Например, "Дашнакцутюн" и "Движение-88", сформировавшие блок, существенно отличались друг от друга идеологически. По своим политическим взглядам Движение-88 намного ближе, скажем, к Партии социальной справедливости, нежели к дашнакам, а последние имеют намного больше общего с партией "Наш дом — Армения", чем с "Движением-88". Однако для населения Нагорного Карабаха идеологические платформы партий не имеют существенного значения. Как правило, наши избиратели в первую очередь смотрят на персоналии, то есть на личности кандидатов в депутаты, а также принимают во внимание те или иные конкретные партийные идеи. Однако степень восприятия этих идей во многом зависит от того, кто их конкретно озвучивает. Во многом это обусловлено тем, что НКР — государство с относительно малым количеством населения (по данным на 2002 г., численность его жителей составляет 145 тыс. чел.9). Другими словами, люди знают практически всех кандидатов и кому-либо из них нецелесообразно высказывать идеи, которые в глазах общественности идут вразрез с его или ее имиджем, поступками, жизнью. Кстати, такая специфика — одна из составляющих частей демократии, так как выступает в качестве ключевого компонента общественного контроля. Если в демократических странах с большим количеством жителей единственным, пожалуй, механизмом контроля со стороны общественности и ее участия в политических процессах выступают средства массовой информации, то у нас к этому добавляется и непосредственный контроль со стороны общественности посредством более обширной и относительно более достоверной информированности населения о политиках.

Если же говорить о предвыборных программах партий и кандидатов, то в них отмечаются и различия и много общего. Первые касаются видения социально-экономического будущего страны и оценок нынешней внутриполитической ситуации. Так, ДПА считает, что за последние пять лет республика достигла больших успехов в госстроительстве, в экономике, в укреплении демократии, развитии гражданского общества и его институтов10. Однако, по мнению этой же партии, в стране еще не решены многие проблемы. ДПА считает, что своей деятельностью она способствовала улучшению имиджа НКР на международной арене. В сфере экономики партия выступает за продолжение рыночных реформ, но с особым акцентом на защиту социально уязвимых слоев населения; предлагает придать городу Шуше статус особой экономической зоны, а также использовать природные богатства республики (недра, водные ресурсы, лес и т.д.) для обеспечения уже достигнутых высоких темпов развития экономики. Кроме того, ДПА —активный сторонник принятия конституции НКР и ведет борьбу против нарушений экологической безопасности страны.

Блок "Дашнакцутюн — Движение-88" отмечает, что в повседневной жизни страны еще не созданы механизмы укоренения концепции карабахской государственности11, политика же властей в социально-экономической сфере носит не стратегический, а скорее ситуативный характер. Блок считает, что в НКР не сформирован конкурентоспособный частный сектор. Дашнаки и представители "Движения-88" заявляют, что оставляет желать лучшего социальная защита неимущих слоев населения, в том числе темпы возвращения беженцев и их размещения на освобожденных территориях, особенно в городе Шуше. По мнению лидеров блока, НКР и Армению необходимо провозгласить родиной всех армян в мире и каждый армянин должен иметь право получить гражданство НКР, что еще более укрепит единство Арцаха, Армении и диаспоры. Вместе с тем блок выступает за ограничение полномочий президента республики и расширение полномочий парламента.

Партия "Свободная отчизна" намерена вести борьбу с поствоенным синдромом, суть которого выражается в том, что многие молодые люди вынуждены покидать республику, и ратует за то, чтобы к власти пришли самые достойные12. Партия ставит перед собой следующие цели: принятие конституции НКР, формирование гражданского общества и укоренение демократических принципов, достижение социальной справедливости, создание конкретной программы по уменьшению безработицы и бедности, продолжение экономических реформ при резком снижении налогов, борьба с коррупцией, разработка и проведение новой приватизации государственной собственности, формирование молодежных союзов и их вовлечение в политическую жизнь страны и т.д.13

Партия "Наш дом — Армения" считает своей основной задачей борьбу за справедливость в республике, заявляет, что НКР необходимо переименовать в Арцахское Армянское Государство или в Государство Арцах. Вместе с тем она выступает за укрепление демократических принципов и гражданского общества, за коренное улучшение демографической ситуации в республике, за экономическое возрождение освобожденных и пострадавших от войны территорий, за введение двойного гражданства — Армении и Нагорного Карабаха.

Партия нравственного возрождения выступает за коренное обновление всего государственного и общественного устройства НКР. Если этого не сделать, то возможно возобновление войны, считает главный идеолог и лидер партии Мурад Петросян. Он убежден, что в республике необходима "революция сверху", а не снизу, утверждая при этом, что президент понимает правильность его доводов, но главе государства трудно бороться против укоренившихся норм жизни и могущественного чиновничества. Ввиду этого Петросян основной целью своей партии считает не получение мест в парламенте, нужно завоевать вотум доверия избирателей для воодушевления президента и ощутимого давления на него14.

Для Партии социальной справедливости приоритетами являются человек, фундаментальные ценности справедливости, добра, любви и нравственности. В сфере экономики партия выступает за современные рыночные реформы с акцентом на социальную политику и минимальное, но эффективное государственное регулирование15, считает себя демократической оппозицией существующей власти, партией граждан, а не начальников. Она также придает приоритетное значение принятию конституции. Идеолог и лидер партии Карен Оганджанян полагает, что только эта партия является самой профессиональной и единственной, способной успешно преодолеть стоящие перед НКР проблемы и ответить на все вызовы.

Коммунисты основной акцент делают на экономическое возрождение Нагорного Карабаха, считают, что приватизация была проведена в угоду не большинству, а меньшинству, выступают за создание в НКР народного государства, где защита прав трудящихся стала бы приоритетным направлением госполитики. Коммунисты считают, что лишь в народной республике можно всецело обеспечить права человека16. Наряду с этим Компартия ставит своей целью коренное переустройство экономической жизни общества, где при доминировании государственной собственности существовали бы частная, коллективная и другие виды собственности.

Предвыборная стратегия кандидатов в депутаты, баллотировавшихся по партийным спискам, естественно, отражала видение соответствующих партий. Предвыборную риторику же независимых кандидатов можно было разделить на четыре группы. Для первой в тот период была характерна суровая критика властей, для второй — умеренная критика их ошибок (параллельно с умеренным одобрением успехов, достигнутых за последние пять лет), для третьей — полное одобрение политики властей, для четвертой — призывы не разделять общество на лагеря и сконцентрироваться на решении общенациональных задач, особенно в условиях неразрешенного конфликта с Азербайджаном.

Однако есть ряд вопросов, по которым абсолютно все партии и независимые кандидаты имеют абсолютно одинаковые подходы. Во-первых, это урегулирование нагорно-карабахского конфликта. (Все без исключения партии и кандидаты считают, что Нагорный Карабах ни при каких обстоятельствах не может быть частью Азербайджана, а независимость НКР не может быть предметом торгов.) Во-вторых, абсолютно все, даже коммунисты, сторонники демократического пути развития. В-третьих, все считают, что одна из ключевых гарантий безопасности республики и невозобновления боевых действий в зоне конфликта — боеспособная и сильная Армия Обороны НКР.

Итоги голосования

В ходе избирательной кампании не было зафиксировано серьезных нарушений закона, выборы признаны свободными, честными и прозрачными, что отмечали практически все международные наблюдатели, число которых превышало 130 человек. Одними из первых свою оценку ситуации дали американские наблюдатели из Группы международного права и политики. Так, на пресс-конференции, состоявшейся 20 июня, Джим Хупер, один из руководителей этой группы, назвал прошедшие накануне выборы в Национальное собрание НКР свободными, справедливыми и прозрачными17. В частности, он отметил, что этому содействовали внесенные в Избирательный кодекс изменения, позволившие всем существующим в стране политическим силам участвовать в предвыборной борьбе, которая, по мнению этой группы наблюдателей, соответствовала международным стандартам. Наряду с этим американские наблюдатели считают, что НКР сделала еще один важный шаг на пути к демократии, а прозрачность этих выборов окажет положительное воздействие на Нагорный Карабах во многих смыслах. "Маленькие государства тоже иногда добиваются больших результатов. Мы уезжаем, оставляя здесь народ, который стремится к более высокому уровню демократии", — сказал другой представитель этой группы, Пол Уильямс. По его убеждению, состоявшиеся выборы окажут положительное воздействие и на работу Минской группы ОБСЕ. Аналогичное мнение высказывали и другие наблюдатели. Так, депутат Государственной Думы Российской Федерации, директор Института стран СНГ Константин Затулин на пресс-конференции 20 июня отметил, что на этих выборах население Нагорного Карабаха проголосовало за разные партии, разных кандидатов, но в целом — за демократию18. Нынешние парламентские выборы в Нагорном Карабахе, по мнению Затулина, еще раз показали, что их ход и критерии выше, чем в некоторых соседних государствах, которые не хотят признать НКР.

По итогам голосования по партийным спискам лидером стала Демократическая партия Арцаха (5 мест), партия "Свободная отчизна" получила 3 места, блок "Дашнакцутюн — Движение-88" — 3. По мажоритарной системе наибольшее количество мандатов завоевали независимые депутаты — 8, затем представители ДПА — 7, "Свободная отчизна" — 7. В процентном соотношении голоса распределились следующим образом: ДПА — 37,6%, "Свободная отчизна" — 26,7%, блок "Дашнакцутюн — Движение-88" — 24,4%, Компартия — 4%, Партия нравственного возрождения — 3,6%, "Наш дом — Армения" — 2,1%, Партия социальной справедливости — 1,3%19. 30 июня состоялось первое заседание Национального собрания четвертого созыва. По итогам голосования (30 депутатов "за" и 3 недействительных бюллетеня) спикером парламента избран лидер ДПА Ашот Гулян, вице-спикером — представитель "Свободной отчизны". Кроме того, эти две партии назначили своих людей руководителями постоянных комиссий. Из шести таких комиссий парламента три возглавили представители ДПА, другие три — представители "Свободной отчизны". ДПА также создала свою фракцию под названием "Демократия", "Свободная отчизна" — фракцию "Родина", свою фракцию сформировали и представители блока.

Разумеется, партии по-разному оценивают итоги выборов. Так, лидер Партии нравственного возрождения Мурад Петросян обратился к народу и сказал буквально следующее: "Мы скорбим и приносим вам свои соболезнования в связи со случившимся, так как вы отвергли выдвинутые нами конкретные идеи по капитальному ремонту и обновлению системы госуправления, отвергли идею о первичности нравственного чувства в кадровой политике... Но, несмотря на это, мы не отказываемся от объявленного ранее замысла: активизации вашей роли путем создания общественной организации "За нравственное возрождение"20. Однако, что характерно, и эта партия не сомневается в демократичности и прозрачности выборов.

Блок "Дашнакцутюн — Движение-88" считает, что выборы не были свободными и прозрачными21. Для него непонятен тот факт, что, заняв на выборах третье место по пропорциональным спискам, по мажоритарной системе блок не сумел одержать победу ни на одном избирательном участке. "Мы сожалеем, что тот прорыв, который наблюдался в 2004 году в ходе муниципальных выборов, поддержать не удалось". Представители блока заявили на пресс-конференции, что наступил момент для анализа собственных ошибок. А они действительно были, именно они привели к поражению блока "Дашнакцутюн — Движение-88" на нынешних выборах. Анализируя его предвыборную политику, можно выделить две ключевые ошибки этого объединения. Во-первых, еще до начала избирательной кампании представители партий "Дашнакцутюн" и "Движение-88" предприняли попытку создать "биполярную" предвыборную ситуацию. Это предполагало формирование широкой коалиции оппозиционных сил и достижение того, чтобы в выборах участвовали два лагеря — проправительственный и оппозиционный. Логика была проста: создав два таких лагеря, можно представить себя защитниками интересов народа, трансформировав выборы в плоскость взаимоотношений "народ — власть", благодаря чему получить больше мест в парламенте. Именно это произошло в ходе муниципальных выборов 2004 года, когда оппозиция победила. Но на парламентских выборах 2005 года создать аналогичную модель не удалось. В коалицию вступили лишь две партии — "Дашнакцутюн" и "Движение-88". Остальные оппозиционные структуры выступили отдельно и фактически отняли друг у друга электорат. Вторая ошибка заключалась в том, что с самого начала предвыборной кампании блок хотел взять очень высокую планку критики властей. Если в первые 15 дней предвыборной гонки многим людям это было по душе, то затем ажиотаж начал спадать — избиратели просто устали от критики. Более того, постоянная критика стала восприниматься как отсутствие у блока конкретных программ, что также сказалось на результатах голосования.

Но при этом следует отметить, что все партии вели достаточно интенсивную предвыборную кампанию.

Заключение

Итак, выборы еще раз продемонстрировали, что Нагорный Карабах строит свою государственность на основе демократии, намного опережая на этом пути соседние страны. При этом не только у общественности, но и у руководства республики ярко проявилась приверженность принципам построения демократического государства и гражданского общества. Логически для властей непризнанных государств намного выгоднее иметь тоталитарное или как минимум авторитарное общество, которое не угрожало бы их положению, так как в результате справедливых и открытых выборов правящая элита этих режимов может потерять бразды правления. Непризнанность фактически создает благоприятные для того условия: если по тем или иным политическим мотивам подавляющее большинство стран отказывается контактировать с непризнанным государством, то что можно сказать о международных структурах, которые оказывают помощь разным странам в сфере экономики и государственного строительства. Естественно, что в таких условиях у первых лиц некоторых непризнанных стран появляется соблазн удержать власть любой ценой, а наибольшей угрозой, естественно, является гражданское общество. Тем не менее заявление руководства НКР о приверженности демократическим принципам и идеям гражданского общества не носит декларативный характер и яркое тому подтверждение — состоявшиеся выборы.

Данный аспект — ключевой для укоренения институтов демократии и гражданского общества, развитие которых возможно лишь при понимании важности этих понятий как общественностью, так и властями. В ином случае о поступательном развитии демократии не может быть и речи, а демократизация будет носить характер революций и социальных потрясений. С подобной ситуацией Нагорный Карабах столкнулся в 1988 году, когда началось карабахское движение, оказавшееся по своей сути именно движением за демократию, за восстановление прав народа, движением против дискриминации. Однако в тот период сразу же возник дисбаланс между идеями карабахцев, с одной стороны, и официальной идеологией Москвы и Баку — с другой. В результате началась эскалация напряженности, что привело к конфликту, который до сих пор не урегулирован. Именно то, что карабахское движение было демократическим по своей сути, позволило нашему обществу без серьезных потрясений преодолеть политические проблемы поствоенного периода (1994—2000 гг.). Естественно, что демократизация в НКР окажет непосредственное влияние и на нагорно-карабахское урегулирование, так как единственным эффективным механизмом в этом процессе является именно демократизация, что на первый взгляд может показаться нереальным. Ведь в разрешении нагорно-карабахского конфликта необходимо преодолеть такие фундаментальные проблемы, как, например, статус, территории, беженцы и т.д. Чтобы покончить с этим противостоянием мирными средствами, необходимы взаимные уступки. После всеобъемлющего урегулирования в регионе возникнет ситуация, которая, естественно, будет кардинально отличаться от той, что сложилась в 1988 году. Между тем изменения могут быть неоднозначно восприняты обществами, особенно проигравшими военное противостояние. Со временем недовольство способно привести к непреодолимому желанию реванша. И тогда последствия окажутся еще более непредсказуемыми. Для их предотвращения необходима трансформация мышления и ценностей, отход от этнополитических мифов. Именно построение демократического, гражданского общества позволит достичь этого на практике, иной альтернативы просто нет.


1 См.: Избирательный кодекс Нагорно-Карабахской Республики. Степанакерт, 2005. С. 25 (на арм. яз.). к тексту
2 См.: Закон Нагорно-Карабахской Республики о выборах депутатов Национального собрания НКР. Сборник действующих законов Нагорно-Карабахской Республики (1994—2001). Степанакерт, 2002. С. 723 (на арм. яз.). к тексту
3 Там же. С. 725. к тексту
4 См.: Избирательный кодекс Нагорно-Карабахской Республики. С. 30. к тексту
5 См.: Давидян С. Демократическим путем: проведенные в НКР выборы (2000—2002). Степанакерт, 2002. С. 18 (на арм. яз.). к тексту
6 Амелина Я. Оранжевый цвет в Карабахе не моден // ИА "Росбалт", 16 июня 2005. к тексту
7 Встреча американских наблюдателей во главе с Джимом Хупером и Полом Уильямсом с представителями блока "Дашнакцутюн — Движение-88". Степанакерт, 18 июня 2005. к тексту
8 Встреча американских наблюдателей во главе с Джимом Хупером и Полом Уильямсом с представителями партии "Свободная отчизна" во главе с ее сопредседателем Арпатом Аванесяном. Степанакерт, 18 июня 2005. к тексту
9 См.: Статистический ежегодник Нагорно-Карабахской Республики 2000—2002 гг. Степанакерт, 2003. С. 13. к тексту
10 См.: Предвыборная программа Демократической партии Арцаха. Степанакерт, 2005 (на арм. яз.). к тексту
11 См.: Предвыборная программа блока "Дашнакцутюн — Движение-88". Степанакерт, 2005. С. 4 (на арм. яз.). к тексту
12 См.: Цели и позиции // Голос Армении, 14 июня 2005. к тексту
13 См.: Предвыборная программа партии "Свободная отчизна". Степанакерт, 2005 (на арм. яз.). к тексту
14 См.: Цели и позиции // Голос Армении, 14 июня 2005. к тексту
15 См.: Предвыборная программа Партии социальной справедливости. Степанакерт, 2005 (на арм. яз.). к тексту
16 См.: Предвыборная программа Компартии НКР. Степанакерт, 2005 (на арм. яз.). к тексту
17 См.: Пресс-конференция американских наблюдателей по итогам выборов. Пресс-центр при ЦИК НКР, Степанакерт, 20 июня 2005. к тексту
18 Об этом подробнее см.: Григорян Л. Народ НКР доказал, что живет в настоящем демократическом государстве // Азат Арцах [http://www.artsakhtert.com/rus/index.php?id=2345], 23 июня 2005. к тексту
19 Подробнее о результатах выборов см. вебсайт ЦИК НКР [http://www.elections.nkr.am/rus/rezultaty.htm]. к тексту
20 Партия "За нравственное возрождение" скорбит по поводу итогов парламентских выборов в Нагорном Карабахе // ИА РЕГНУМ [http://www.regnum.ru/news/karabax/473033.html], 21 июня 2005. к тексту
21 См.: Пресс-конференция представителей блока по итогам выборов. Пресс-центр при ЦИК НКР. Степанкерт, 20 июня 2005; Оппозиция намерена выступить с заявлением по итогам выборов в Нагорном Карабахе // ИА РЕГНУМ [http://www.regnum.ru/news/karabax/472649.html], 20 июня 2005. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL