АФГАНИСТАН: НАРКОТОРГОВЛЯ И РЕГИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

Ирина КОМИССИНА


Ирина Комиссина, старший научный сотрудник отдела проблем Азии и АТР Российского института стратегических исследований (Москва, Российская Федерация)


Прошло уже около четырех лет, с тех пор как в Афганистане свергли режим талибов (в июне 2002 г. было сформировано новое, переходное правительство) и при непосредственном содействии сил международной антитеррористической коалиции страна приступила к строительству нового государства. Это вселило в мировое сообщество надежду на то, что новая власть, пусть и не сразу, сможет остановить героиновый поток, исходящий из страны. Ведь мировым лидером по производству наркотиков опиумной группы она стала еще в 1990-е годы. Позднее, когда к власти пришли талибы, ситуация еще более усугубилась. Как следует из опубликованного в 2003 году отчета Венского отделения Управления по наркотикам и преступности ООН — УНП ООН1, за 1996—1999 годы производство наркотиков в этой стране увеличилось в два раза. А если сравнивать с периодом присутствия в Афганистане ограниченного контингента советских войск, то данные показатели выросли более чем в 15 раз2. В 2000 году на долю этого государства пришлось 70% мирового производства опия, "вклад" Мьянмы составил 23%, Лаоса — 4%, Колумбии — 2%.

Тем не менее с приходом к власти в стране новых сил положение в этой сфере не изменилось. Сразу переключить на выращивание сельскохозяйственной продукции население страны, которое более 25 лет ориентировалось на возделывание опийного мака, оказалось достаточно трудным делом. Так, в докладе Управления по наркотикам и преступности ООН, опубликованном в декабре 2004 года по результатам проведенного в Афганистане мониторинга наркоситуации, отмечено, что в указанном году площади наркоплантаций в стране увеличились на две трети, достигнув небывалого прежде уровня — 131 тыс. га (в 2003 г. они составляли 80 тыс. га)3. Прекурсоры для переработки опия в героин и морфин импортируют в основном из Пакистана, Таиланда, Гонконга и Индии.

По данным специалистов ООН, в 2004 году в Афганистане было собрано не менее 4 200 т опия-сырца, этот показатель мог быть еще выше, но помешали плохие погодные условия. Из этого зелья, согласно расчетам, получилось бы около 420 т героина4, то есть 87% его мирового производства — на 11% больше, чем в 2003 году5. Однако согласно отчету Управления по национальной политике в области контроля над наркотиками США, опубликованному в марте 2005 года, посевы опийного мака в Афганистане составили 206 700 га, и при благоприятных условиях его урожай достиг бы 4 950 т.6 Из этого же отчета следует, что данные Вашингтона, полученные им в результате научно обоснованного выборочного обзора сельскохозяйственных регионов Афганистана (с использованием американских спутников), намного выше представленных ООН.

От наплыва афганских наркотиков в первую очередь страдают республики Центральной Азии. По мнению экспертов региона, ситуация будет усугубляться. Так, представители Агентства по контролю над наркотиками при президенте Таджикистана считают, что за счет расширения площадей посевов в северных провинциях Афганистана, увеличения мощности мини-заводов и создания дополнительных лабораторий, в которых делают героин, производство наркотиков в этой стране за ближайшие два года увеличится на 20%. Ведь, по данным УНП ООН, в 2003 году площади посевов опийного мака только в граничащей с Таджикистаном афганской провинции Бадахшан увеличились на 55%.

Таким образом, судя по всему, страна очень быстро преодолевает последствия антиопиумной политики, которую в последние годы своего правления проводило движение "Талибан". Чтобы улучшить свой имидж в глазах мирового сообщества, в 1999 году лидер талибов мулла Омар запретил выращивание мака и производство опия (но не на торговлю им), в результате чего были ликвидированы лаборатории по изготовлению героина и уничтожены плантации зелья в основных районах его разведения. В 2001 году в результате карательных мер урожай опия-сырца на контролируемой талибами территории был уничтожен на 96%, а уцелевший его сбор составил ничтожно мало — 185 т, что привело к сокращению объема мирового рынка на две трети (торговцы даже были вынуждены прибегнуть к экстренным мерам — разбавлять товар).

Однако уже на следующий год после свержения режима талибов посевы мака обнаружили в 24 провинциях (в 1999 г. — в 18). В настоящее время отмечен рекордный прирост посевов опийного мака даже на тех территориях, где его прежде не возделывали — теперь этим бизнесом заняты все 34 провинции страны (в 2003 г. — 28)7. Но в основном опийный мак культивируют в южных (37%), восточных (28%) и северо-восточных (13%) регионах, а вклад трех провинций — Нангархар, Гильменд, Бадахшан — составляет 56% наркотиков, изготавливаемых в стране.

По данным ООН, в 2004 году доходы местных дельцов от экспорта наркотиков (опий, морфин, героин) были равны 2,8 млрд долл. (60% ВВП Афганистана)8. Несмотря на возросший риск доставки товара, обусловленный антинаркотической кампанией в самом Афганистане и эффективными мерами, предпринимаемыми соседними странами по пресечению транзита зелья через их территорию, отмечен рост прибыли наркокурьеров — с 1,3 млрд долл. в 2003 году до 2,2 млрд долл. в 2004-м. Доходы же непосредственных производителей не превысили 0,6 млрд долл. (Для сравнения в 1994—2000 гг. валовой доход от продажи опия был равен 150 млн долл. в год.)

Согласно докладу Комиссии по наркотическим веществам Управления по наркотикам и преступности ООН, в котором были представлены результаты полевых исследований, все большее количество крестьян (несмотря на проводимую правительством антинаркотическую политику) намерено выращивать эту высокодоходную культуру. Так, подобное обследование, проведенное в октябре 2003 года в районах разведения мака, показало, что более 70% крестьян планировали в 2004 году увеличить посевные площади и только 4% были склонны сократить их9.

Причины трансформации Афганистана в опиумное государство таковы: сохраняющаяся политическая нестабильность, отсутствие эффективной государственной власти, деградация сельского хозяйства и экономической инфраструктуры за десятилетия военных действий, черный рынок. Экономика страны переживает коллапс — разрушены ирригационная и дорожная системы, производство обычной сельскохозяйственной продукции сдерживается из-за отсутствия хранилищ, рынков и транспортной сети. Для опия таких сложностей не существует — его легко хранить и перевозить (разумеется, без учета борьбы с наркотрафиком).

За долгие годы выращивания опийного мака налажена и система его переработки. Ныне в стране функционирует свыше 400 лабораторий, изготовляющих героин10. До середины 1990-х годов около 100 из них располагалась в пограничных районах Пакистана. Победа талибов позволила передислоцировать эти "фабрики" в Афганистан, а наркодельцы создали прекрасно отлаженную систему логистики, позволяющую бесперебойно снабжать сырьем лаборатории, расположенные даже в самых труднодоступных горных районах.

Основную часть зелья реализуют за пределами страны, чему не мешают, а скорее даже способствуют слабая центральная власть и прозрачность границ (cм. cхему). С коммерческой точки зрения впечатляет успех незаконных афганских опиатов как глобального товара, ныне на 100% удовлетворяющего "потребности" соседних стран (в первую очередь входящих в Организацию экономического сотрудничества — ОЭС), и на 80—90% — государства Европы, Аравийского полуострова, Африки, Южной Азии (в основном Индии и Шри-Ланки).

Наркотики экспортируют по трем основным направлениям: по северному маршруту — через Центральную Азию и Россию, по балканскому (через Иран, Турцию и Балканы) и по пакистанскому11. При этом значительная их часть "оседает" в транзитных государствах. В результате в соседних с Афганистаном странах резко увеличилось количество наркоманов. Так, в Пакистане их численность достигла 4 млн чел., в Иране — 1,25 млн. За последние 10 лет число наркоманов в республиках Центральной Азии, по разным оценкам, увеличилось в три — семь раз12.

Активную борьбу с наркотрафиком ведет Иран, через который проходит около 40% афганских наркотиков (в Турцию, затем в Европу). Вдоль ирано-афганской границы (протяженностью свыше 900 км) в последние годы созданы внушительные бетонные заграждения и рвы, сюда подтянуты крупные армейские части и подразделения Корпуса стражей исламской революции. Тем не менее в страну часто проникают многочисленные вооруженные группы афганских и иранских контрабандистов, а стычки на границе (с применением огнестрельного оружия) приняли хронический характер. По официальным данным, в ходе этих столкновений за последние 20 лет погибли 3 200 иранских полицейских, пограничников и военнослужащих. Однако полностью перекрыть наркотрафик не удается — за 2004 год в Иране изъяли около 200 т наркотических веществ13.

Второй по объему поток наркотиков (36%) идет через Пакистан (транзитный пункт — порт Карачи) в основном в ОАЭ и в Европу. В самом Пакистане численность наркоманов ежегодно увеличивается на 7% (0,5 млн из них употребляют героин время от времени). В 1970—1980-е годы эта страна была одним из крупнейших производителей и поставщиков героина: в конце 1970-х там ежегодно изготавливали около 800 т наркотиков. Однако во второй половине 1980-х годов правительство Зия уль-Хака приняло жесткие меры по уничтожению этого производства, для чего использовало даже авиацию. И в 2000 году УНП ООН констатировало, что в результате выполнения 15-летней программы в стране фактически прекращено изготовление опия и уничтожена вся наркопродукция, Пакистан признан ООН государством "свободным от выращивания опийного мака". Однако опиум, морфий и героин продолжает поступать в страну. Глава МВД Пакистана Моинуддин Хайдер заявил, что за последние пять лет казнены 347 наркоторговцев, 167 — получили пожизненные сроки заключения. Полиция конфисковала наркотиков на сумму 84 млн долл.14 Рост наркопотока из Афганистана в последние годы привел к тому, что в Пакистане возобновилось производство героина. Существенную роль в этом процессе играет его Читральский регион. По данным генерального директора Фонда по борьбе с наркотиками Надима Ахмеда, в 2003—2004 годах площади под посевами опия составили 6 694 га, на 78% которых урожай был уничтожен. В 2004 году спецподразделения пакистанской полиции изъяли 7 783 кг героина, 679 кг опия-сырца и 57 111 кг гашиша, а приблизительно за полтора месяца 2005-го — 1 359 кг опия, 1 654 кг героина и 3 719 кг гашиша15.

Северный маршрут афганских наркотиков (24% всего оборота) проходит через границы Афганистана с Туркменистаном, Узбекистаном и Таджикистаном.

Больше всего изъятий из незаконного оборота отмечалось на таджикско-афганской границе. По мере роста производства наркотиков в Афганистане росло и количество конфиската. Впервые героин был конфискован в 1995 году, а с 1997-го его изъятия резко увеличиваются. В 2004 году, по данным Агентства по контролю над наркотиками при президенте Таджикистана, из незаконного оборота в стране изъяли свыше 8 т наркотических средств, из них 5,1 т — героина и более 2 315 кг опия-сырца16. Всего за 1998—2003 годы в республике конфисковано 30 т наркотиков, в том числе свыше 16 т героина. Соответствующие международные структуры высоко оценили сложившуюся на этом участке модель трехстороннего сотрудничества (таджикских властей, российских пограничников и УНП ООН) по противодействию наркотранзиту.

Многие эксперты, учитывая общий высокий уровень коррупции чиновников Таджикистана, среди которых есть немало влиятельных фигур, причастных к этому бизнесу, утверждали, что вывод российских пограничников из республики сделает ее государственные рубежи практически прозрачными. А теперь, когда это стало свершившимся фактом, до 90% афганского героина, пересекающего таджикско-афганскую границу, будет поступать в Россию. К тому же нет оснований рассчитывать на то, что в ближайшее время его поток ослабнет. Наоборот, учитывая начавшиеся в регионе процессы транснационализации наркобизнеса, можно прогнозировать резкое увеличение нелегального экспорта зелья из Афганистана.

Таким образом, очевидно, что военное присутствие в регионе войск антитеррористической коалиции, возглавляемой США, отнюдь не нарушило структуру незаконного производства и транзита наркотиков, налаженную афганской наркомафией. Хотя, по мнению специалистов, ситуацию можно было резко улучшить, используя этот военный контингент по прямому назначению, например установить жесткий контроль над всеми внутриафганскими транспортными коридорами, то есть создать на дорогах блокпосты, оборудованные средствами досмотра транспорта. Однако, как показывает практика, финансовая помощь, выделяемая международным сообществом на борьбу с наркотиками, практически не доходит до населения, проживающего непосредственно на транзитной территории, например по обе стороны таджикско-афганской границы. Адресное распределение этих средств могло бы способствовать пресечению наркотрафика.

А пока Россия и соседние с Афганистаном страны с тревогой ждут последствий сбора урожая опийного мака 2005 года, который, по предварительным данным, оказался рекордным — на уровне 5 тыс. т., поскольку прошедшей зимой выпало большое количество осадков, что повысило его урожайность. Особое беспокойство РФ вызывает то, что посевные площади все больше смещаются в приграничные с Таджикистаном северо-восточные провинции, в первую очередь в Бадахшан, приводя к росту объемов наркотрафика на российском направлении. И без того непростую ситуацию ухудшает отмеченный нами выше уход из Таджикистана российских воинских подразделений, занимавшихся охраной этой границы.

Политика правительства в сфере борьбы с незаконным оборотом наркотиков

Пришедшая к власти временная администрация страны предприняла ряд мер, призванных содействовать борьбе с этим национальным бедствием. Уже в январе 2002 года вышел указ о запрете выращивания опийного мака, в феврале — создано Национальное агентство по борьбе с наркотиками, в апреле того же года издан декрет о денежной компенсации крестьянам (500 долл. за каждый акр — 0,4 га), выразившим намерение уничтожить посевы этой культуры.

Однако вскоре Х. Карзай признал ошибочной практику выплаты компенсации за уничтожение урожая, поскольку большая часть этих денег попала не крестьянам, а в карманы государственных чиновников. Некоторые же производители опия, получив деньги, продолжали его выращивать. Возмещение убытков за уничтожаемый урожай зачастую побуждало крестьян увеличивать посевы этой культуры. Попытки переориентировать сельских жителей на выращивание, например, зерна не нашли у них широкого отклика, так как доходы от мака многократно выше.

Затем Кабул объявил о начале кампании по ликвидации опийных плантаций. Однако этот указ вышел, когда поля уже были засеяны. Кроме того, сделали свое дело и высокие цены перекупщиков, в результате чего Афганистан вернул себе звание основного в мире производителя опия. А в ряде провинций — Нангархаре, Гильменде, Урузгане и других — даже отмечались вооруженные столкновения крестьян, выращивающих опийный мак, с подразделениями полиции, прибывшими для ликвидации его посевов. В Джелалабаде (административном центре провинции Нангархар), попытка оказать нажим на наркопроизводителей едва не стоила жизни министру обороны генералу М.К. Фахиму, на которого 8 апреля 2002 года был совершено покушение. Существенное снижение посевных площадей под мак (на 63%) отмечено только в провинции Вардак (данные на 2004 г.)17.

Как видим, в противодействии выращиванию опиумного мака новая власть столкнулась с сопротивлением крестьян. Да и вряд ли можно было ожидать от них иной реакции. Во-первых, из-за военных действий, продолжавшихся длительное время, в стране практически нет рабочих мест. Во-вторых, не созданы условия, чтобы крестьяне отказались от посевов этой культуры. В-третьих, правительство Х. Карзая осознает, что если оно начнет крупномасштабную кампанию по борьбе с производителями наркотиков и наркоторговцами, то Афганистан может погрязнуть в еще одном междоусобном вооруженном противостоянии, что, разумеется, абсолютно неприемлемо. Ведь после окончания гражданской войны, в ходе которой сельхозугодья были заброшены или превращены в пустыри, и при жесточайшей многолетней засухе опийный мак стал единственным средством выживания обнищавших крестьян. В числе причин, побуждающих выращивать его, отметим и ряд других.

— Для его возделывания не нужны обширные площади — в 2000 году они составили лишь 0,9% пахотных земель страны. Даже в деревнях, полностью ориентированных на выращивание мака, используется не более 8% таких земель.

— Опий не требует столь крупных вложений труда и капитала, как посевы пшеницы, риса и других культур.

— Мак лучше всего подходит для засушливого климата Афганистана. Его не обязательно выращивать на орошаемых площадях, хотя, конечно, на них он дает больший урожай. Это неприхотливая культура, не требующая особого ухода и приносящая стабильный урожай (в среднем по стране 45 кг с 1 га; в Лаосе — 7, Мьянме — 11, Колумбии — 13 кг).

— Мак приносит намного больший доход, чем другие агрокультуры, — 4 600 долл. с 1 га, а пшеница — 390 долл. В 2003 году эта разница была намного выше (соответственно 12 700 и 470 долл.). Если за 1 кг опия крестьянин получает от 600 до 1 000 долл., то за 1 кг риса — лишь… 1 долл.

Проблема афганских наркотиков имеет многоплановый характер. Исполнительный директор УНП ООН Антонио Мариа Коста отметил: "Вся экономика, вся социальная ткань афганского общества пронизана проблемой наркотиков. Как люди могут быть склонны к наркотикам, так и государства — к наркоэкономике". Наркобизнес вытесняет легальные сферы экономической активности: до начала гражданской войны крестьянские хозяйства производили свыше 80% потребляемого в стране продовольствия, сейчас — до 60%18. Наркотики оказывают существенное влияние и на военно-политическую ситуацию. В стране сформировался солидный слой наркобаронов, среди которых доминируют полевые командиры. Деньги от наркобизнеса они направляют на финансирование своих вооруженных отрядов и личное обогащение. Многие командиры связаны не только с представителями местной администрации, но и с некоторыми чиновниками центральных государственных структур, что порождает невиданную коррупцию. Определенную долю в наркобизнесе имеют и лидеры талибов, а также Усама бен Ладен, которые также используют эти средства для финансирования своих вооруженных отрядов. С большой долей вероятности можно предположить, что афганские наркодельцы тесно связаны с международной сетью наркомафии.

Бывший командующий российской погрангруппой в Таджикистане Александр Баранов считает, что вооруженные формирования правительства Афганистана и иностранные подразделения лишь номинально контролируют ситуацию в стране. Ныне там практически создана вооруженная оппозиция, оказывающая сопротивление правительственным и международным силам, особенно в южных и юго-восточных провинциях. Эти силы стремятся создать опорные базы, позволяющие обеспечить развертывание масштабных партизанских действий и в приграничных северных провинциях — Кундуз, Тахар и Бадахшан, откуда не прекращаются попытки незаконно перебросить наркотики через границу. Можно предположить, что оппозиционные силы финансируются за счет торговли опием и героином.

Проблемой для Афганистана становится и рост числа наркоманов (0,5% взрослых жителей потребляют опий и 0,1% — героин)19, хотя не столь значительный, как в соседних странах. Однако при интенсивной маргинализации населения употребление героина может быстро стать массовым явлением, по крайней мере в северных провинциях.

В октябре 2004 года вновь избранный президент Афганистана Х. Карзай заявил, что наркотики угрожают политической и экономической безопасности страны больше, чем талибы и "Аль-Каида", и борьба с ними становится приоритетом политики его правительства. И уже в декабре в Министерстве внутренних дел был учрежден пост замминистра, ответственного за борьбу с наркотиками, а также создано Министерство по вопросам борьбы с наркотиками (взамен прежнего Агентства). Кроме того, уничтожению посевов опийного мака должны были содействовать вооруженные отряды и полиция.

В начале 2005 года правительство одобрило План борьбы с наркобизнесом, предусматривающий развитие альтернативного сельского хозяйства, создание специальных антинаркотических силовых структур и судебных органов, уничтожение посевов мака, снижение спроса на опий, лечение наркоманов и региональное сотрудничество. Срок выполнения этой программы — 10 лет, но уже к 2008 году предусматривается уменьшить производство наркотиков на 75%20. Ответственность за реализацию плана возложена на замминистра внутренних дел генерала Мохаммада Дауда. Кстати, и работу, уже проводимую в этой сфере, можно считать достаточно впечатляющей: в 2004 году специальные силы по борьбе с наркотиками изъяли 80 т опия, уничтожили 75 лабораторий, закрыли несколько наркорынков, в том числе два крупных — под Кандагаром и Джелалабадом21.

В интервью агентству ИРИН глава антинаркотического ведомства Афганистана Х. Кадери отметил, что посевы опийного мака сократились на 30—50%22. Правда, это противоречит данным замминистра внутренних дел генерала М. Дауда, антинаркотические подразделения которого с декабря 2004 года по март 2005 года уничтожили 14,8 тыс. га таких площадей, а 2005 год объявили годом ликвидации опийных плантаций. По официальным материалам, за первые месяцы 2005 года уничтожено 70% посевов опия в провинции Нангархар, 50% — в провинции Гильменд и 60% — в провинции Бадахшан23, что, однако, вызывает большие сомнения.

Более реально оценивает ситуацию Госдепартамент США. По мнению его экспертов, если в 2005 году посевы мака в Афганистане сократятся хотя бы на 15 тыс. га, то это будет хороший результат24.

Международная помощь

Сразу же после свержения режима талибов мировое сообщество начало оказывать Афганистану существенную помощь, цель которой — восстановление его экономики и борьба с наркобизнесом. Принципы и размеры содействия в этих сферах обсуждались на многочисленных международных конференциях. Так, на встрече представителей стран-доноров (Берлин, март 2004 г.) было принято решение в ближайшие три года выделить официальному Кабулу 8 млрд долл: США взяли на себя строительство госаппарата и вооруженных сил, Германия — создание полицейского аппарата, Великобритания — борьбу с наркоторговлей.

При этом Лондон выделил два направления — обучение местных силовиков методам борьбы с незаконным оборотом наркотиков и развитие альтернативного сельского хозяйства, но на обоих направлениях потерпел фиаско. Задумав привлечь к борьбе с наркобизнесом местных таможенников и полицейских, англичане организовали для них двухнедельные курсы подготовки кадров. Однако их слушателями оказались либо разорившиеся крестьяне, либо… мелкие боевики, рассчитывавшие на легализацию при новом режиме. Проверить последних на причастность к наркоторговле практически невозможно. Пройдя краткосрочные курсы по методам обнаружения зелья и выявления наркодельцов, они не только получали оружие, но и фактически выходили из-под опеки англичан. Не осуществились и планы по переводу Афганистана на альтернативное сельское хозяйство. По замыслу Лондона местные крестьяне должны были с международной помощью перейти с выращивания опийного мака на посевы пшеницы, кукурузы, абрикосов и винограда. Но при несравнимой доходности этой нелегальной и легальных культур производство опия, мягко говоря, не снижается. Ситуацию не изменили и денежные кредиты на развитие крестьянских хозяйств. Мало того, что их никто не собирался возвращать, часть этих средств, как считают работающие в Афганистане российские наблюдатели, пошла на развитие… наркопроизводства. По данным Службы внешней разведки РФ, многие представители афганской чиновничьей элиты — губернаторы и даже члены правительства — имеют самое прямое отношение к наркобизнесу, так как именно они ведают распределением всей материальной помощи, направляемой в страну мировым сообществом. Львиная доля средств попадала в руки подставных дельцов. Потом эти деньги все-таки пошли на кредиты крестьянам — на закупку… семян опийного мака.

Осознав собственные ошибки, англичане приняли решение сократить ассигнования на проект альтернативной экономики, причем даже в случаях, когда крестьяне действительно начинали выращивать пшеницу, кукурузу и другие легальные культуры. Но из-за разрушенной войной инфраструктуры, отсутствия транспорта и дорог крестьяне просто не могут вывезти эти товары дальше соседнего аула и продать их по достойным ценам. Как один из выходов из ситуации англичане инициировали принятие специальной программы по развитию транспортной системы Афганистана.

По словам британского министра международного развития Хилари Бенн, общая сумма помощи официальному Кабулу за 2002—2007 годы составит 500 млн фунтов. Предусмотрено, что эти средства пойдут главным образом на укрепление безопасности страны (на ее южных и восточных границах) и на борьбу с наркоторговлей. Однако очевидно, что Великобритания не справляется со взятой на себя ролью.

Не принесли желаемых результатов и неоднократные просьбы афганского правительства о помощи, обращенные к США. Каждый раз американцы заявляли, что борьба с наркотиками не входит в их функции, главная задача Соединенных Штатов — воевать с талибами и "Аль-Каидой", а наркотиками занимается Великобритания. Более того, Вашингтон сквозь пальцы смотрел на деятельность полевых командиров, связанную с наркобизнесом, поскольку хотел использовать их в борьбе с террористами. Так, в ходе практически всех своих поездок в Афганистан министр обороны США Д. Рамсфельд встречался с наиболее влиятельными полевыми командирами, многие из которых известны как крестные отцы наркомафии. Смысл этих встреч был понятен: помогайте нам воевать с талибами, и никто не сможет помешать вашему бизнесу. Таким образом, Белый дом, несколько лет наблюдавший за стремительным ростом площадей под выращивание мака, почти не оказывал помощи в пресечении быстро растущего производства наркотиков. Российские спецслужбы неоднократно пытались наладить взаимодействие с американцами в этой сфере, в частности, предоставляли им оперативную информацию о местонахождении крупных нарколабораторий, складов героина и даже самих афганских наркобаронов. Но эти данные не были использованы25.

Теме не менее ситуация, сложившаяся в 2004 году, не могла не вызвать беспокойства Вашингтона, поскольку афганский героин стал угрожать уже не только европейским странам, но и самим США. Так, если в 1999 году 6% потребляемого американцами героина имело афганское происхождение, то в 2003-м — уже 15%26. Соединенные Штаты были вынуждены приобщиться к международным усилиям по борьбе с афганскими наркотиками. Представитель Пентагона Питер Родман заявил, что торговля наркотиками коррумпирует все правительственные учреждения Афганистана, без ее самого энергичного уничтожения невозможно обеспечить безопасность в этой стране. "Мы располагаем данными, что прибыли от незаконной торговли наркотиками поступают в распоряжение местных вооруженных отрядов, идут на подкуп правительственных чиновников и поддержку экстремистских сил", — отметил Родман. А в очередной раз (август 2004 г.) посетивший Кабул министр обороны США Д. Рамсфелд, наконец, заявил, что Вашингтон готов сделать борьбу с наркотиками одним из приоритетных направлений своей политики. Хотя незадолго до этого визита он сказал журналистам, что Пентагон все еще работает над "генеральным планом" операций по борьбе с наркотиками в Афганистане27. Однако документ, получивший название "Доклад о международной стратегии борьбы с наркотиками", увидел свет лишь в марте 2005 года.

Увеличилась и американская помощь Афганистану. Если в 2004 году Вашингтон выделили на эти цели 127 млн долл., то на 2005 год конгресс США одобрил решение предоставить 780 млн долл. Реализация соответствующего плана (по колумбийскому типу) рассчитана на три года. Из этой суммы около 120 млн долл. предполагается использовать на развитие альтернативного сельского хозяйства (выращивание зерновых, огородных и садовых культур). Кроме того, деньги будут направлены на восстановление ирригационной системы, ремонт дорог, создание системы мелкого кредитования, обеспечение земледельцев семенами улучшенных сортов традиционных культур и удобрениями28.

Первую фазу этого проекта начали реализовывать в провинции Нангархар — одном из самых крупных производителей опиума. Так, на реставрацию ее ирригационных каналов и других объектов экономической инфраструктуры предполагается привлечь 50 тыс. местных рабочих. В качестве символического жеста правительство США уже поставило местным крестьянам 500 т семян пшеницы и 500 т удобрений, что, правда, хватит лишь для 5—10% хозяйств29. Остальные средства пойдут на уничтожение посевов опийного мака и подготовку силовых структур, специализирующихся на борьбе с наркобизнесом. Причем многие американские конгрессмены ратуют даже за то, чтобы в борьбе с наркотрафиком активнее использовать дислоцированные в Афганистане подразделения Пентагона.

В то же время и официальный Кабул диверсифицирует поиск средств и методов борьбы с наркобизнесом. Так, в августе 2004 года крестьяне ряда уездов провинций Нангархар и Бадахшан обратились в правительство с жалобой: их поля опыляют с воздуха пестицидами, и это наносит невосполнимый ущерб не столько опийным плантациям, сколько людям, домашним животным и посевам традиционных сельскохозяйственных культур. Подозрение пало на американцев и англичан, которые поспешили с опровержением. Однако вряд ли в условиях полного воздушного контроля со стороны американцев кто-либо иной сможет организовать такие акции. Дело приняло настолько серьезный оборот, что в декабре 2004 года 32 международные и афганские организации обратились к госсекретарю США Кондолизе Райс с просьбой принять соответствующие меры и прекратить опыление полей пестицидами30. Против подобной практики выступил и президент Афганистана Х. Карзай.

К настоящему времени с помощью США и Великобритании в Афганистане подготовлена специальная группа по борьбе с наркотиками (1 000 чел.). Из них 600 человек уничтожают посевы опийного мака. К концу 2005 года, по предварительным данным, численность отряда увеличилась до 2 300 чел. Однако, по подсчетам экспертов, для мониторинга и уничтожения плантаций опийного мака стране необходимо не менее 4 тыс. специалистов и еще 5 тыс. — для охраны границы31.

Вместе с тем, как это ни парадоксально, правительство Х. Карзая выступает против скорейшей ликвидации наркобизнеса, так как значительная часть доходов от него вкладывается в экономику страны. "Мы не должны спешить с ликвидацией всех посевов опия в течение одного года, — заявил министр по делам наркотиков Хабибулла Кадери. — Иначе мы потеряем 2,8 млрд долл., чего нельзя допустить, так как эти деньги идут в экономику"32. Эта нелегальная отрасль настолько пронизывает хозяйственную деятельность страны, что если бы все международные программы по ликвидации наркотиков удалось реализовать одновременно, то афганская экономика оказалась бы в рецессии. Кроме того, ускоренная ликвидация посевов опийного мака, не сопровождающаяся обеспечением крестьян, выращивающих его, альтернативными источниками существования, может привести к резкому росту безработицы, голоду и, соответственно, к всеобщему недовольству и дестабилизации обстановки. Но в то же время эти меры будут способствовать повышению цен на зелье, от чего выиграют наркодилеры и наркобароны, накопившие немалые его запасы на своих складах.

Международные эксперты весьма пессимистично оценивают ситуацию: в ближайшие годы в борьбе с культивированием опийного мака изменений не произойдет, поскольку экономические меры, предпринимаемые афганским правительством на этом фронте, не способствуют улучшению положения дел в сельском хозяйстве. Поэтому, по их же прогнозам, можно убедить крестьян не выращивать мак, но лишь через 10—15 лет. О том, что нейтрализация наркотрафика из Афганистана займет много времени, сразу же после свержения талибов говорил в своем интервью известный французский специалист по наркотикам Ален Лабрусс: "Пока в Кабуле не утвердится достаточно авторитетное центральное правительство, контролировать ситуацию с производством наркотиков будет невозможно"33. Об ухудшении положении в этой сфере говорится и в недавно обнародованном докладе Госдепартамента США, посвященном проблеме контроля над наркотиками34.

Ясно одно: для эффективной борьбы с афганским наркотрафиком необходимо объединить усилия всех заинтересованных сторон — России, стран Центральной Азии, Ирана, Пакистана, государств Европы, а также США, Китая и Индии. Наркоторговля — такая же мировая проблема, как глобальный терроризм, и представляет угрозу для всех стран нашей планеты.


1 В октябре 2002 года переименовано из Управления по контролю над наркотиками и предупреждению преступности ООН. к тексту
2 См.: The Opium Economy in Afghanistan. An International Problem. N.Y.: UN, 2003. к тексту
3 См.: Afghanistan. Opium Survey 2004. UNODC, November 2004. P. 3. к тексту
4 Для производства 1 кг героина в подпольных лабораториях и на мини-заводах требуется 10—15 кг опия-сырца. к тексту
5 См.: Afghanistan. Opium Survey 2004. Р. 4. к тексту
6 См.: International Narcotics Control Strategy Report, Bureau for International Narcotics and Law Enforcement Affairs. US Department of State, March 2005. к тексту
7 См.: Afghanistan. Opium Survey 2004. P. 24. к тексту
8 См.: World Drug Report 2005, UNODC, Vol. 2. P. 181. к тексту
9 Ibid. P. 206. к тексту
10 См.: McDonald M. As Heroin Flourishes, So Could Terror // The Philadelphia Inquirer, 10 May 2004. к тексту
11 См.: Спирин Ю. Афганский героин под американским флагом // Известия, 11 марта 2005. С. 6. к тексту
12 См.: Войтенко В.П. Угроза наркотрафика из Афганистана для европейского сообщества // Право и безопасность, Март 2004, № 1 (10). к тексту
13 См.: Казеев К. Борьба с наркоторговлей // ИТАР-ТАСС, 10 марта 2005. к тексту
14 [http://www.radiomayak.ru/archive/text?stream=abroad&item=10076]. к тексту
15 См.: Afghan Drugs Trade Matter of Concern: Shaukat // Pakistan Link, 18 February 2005. к тексту
16 ИТАР-ТАСС, 3 марта 2005. к тексту
17 См.: Afghanistan. Opium Survey 2004. к тексту
18 См.: Коргун В. Афганские наркотики — главная угроза России и Центральной Азии [http://centrasia.org/newsA.php4?st=1113768840]. к тексту
19 См.: Chouvy P.-A., Koutouzis M., Labrousse A. Afghanistan and Narcotraffic, Paper for Ministerial Conference on the Drug Routes from Central Asia to Europe, Paris, 21—22 May 2003. к тексту
20 См.: Afghanistan Launches Poppy Eradication Force // Kabul, AFP, 2 February 2005. к тексту
21 The Fight against Narcotics Is On and Will Continue Unabated Until a Narcotics-Free Afghanistan // Presidential Palace Press-Release, 2 March 2005. к тексту
22 Агентство ИРИН освещает гуманитарную деятельность организаций ООН и благотворительных миссий в странах Азии, Африки и Ираке. к тексту
23 См.: Afghanistan Seeks World Support to Fight Drug // Kabul, Xinhua, 5 September 2005. к тексту
24 См.: International Narcotics Control Strategy Report, P. 52. к тексту
25 См.: Известия, 28 августа 2003. к тексту
26 См.: News International — Pakistan, 31 August 2003. к тексту
27 См.: Энтехаби-Фард К. США все еще работают над генеральным планом борьбы с афганской наркотой // Eurasianet.org, 16 August 2004. к тексту
28 См.: Afghan Anti-drug Czar Says Opium Fight Needs Farm Subsidies. South Asia // AFP, 19 January 2005. к тексту
29 См.: Afghans Report Decline of Poppy Crop // The Washington Post, 2 August 2005. к тексту
30 См.: Newberg P.R. A Drug-Free Afghanistan Not So Easy // Yale Center for the Study of Globalization, 3 August 2005. к тексту
31 См.: Kazem H. Crop Spraying Draws Controversy in Afghan Drug Fight // The Christian Science Monitor, 25 January 2005. к тексту
32 Lobjakas A. Afghanistan: Antidrug Minister Vows Action But Says Farmers Need Aid, Alternative Incomes. Brussels: RFE/RL, 21 January 2005. к тексту
33 Известия, 12 октября 2001. к тексту
34 См.: International Narcotics Control Strategy Report. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL