ТАДЖИКИСТАН: СПЕЦИФИКА НОВЫХ УГРОЗ СТАБИЛЬНОСТИ И ПУТИ ИХ ПРЕДОТВРАЩЕНИЯ

Абдурахмон МАХМАДОВ, Махфират ХИДИРОВА


Абдурахмон Махмадов, доктор политических наук, профессор, ректор Таджикского института физической культуры (Душанбе, Таджикистан)

Махфират Хидирова, кандидат политических наук, доцент кафедры философии и культурологии Государственного университета коммерции (Душанбе, Таджикистан)


Очередной этап развития Таджикистана как самостоятельного субъекта международных отношений, преодолевшего гражданское противостояние, характеризуется изменениями почти во всех сферах жизни. К тому же необходимо отметить, что на всех этапах развития человеческого общества существуют проблемы, которые могут стать факторами усиления противоречий. Однако само наличие противоречий, в свою очередь, может служить и основой развития, если уметь правильно управлять ими. Несмотря на то что межтаджикский конфликт был решен мирными средствами, есть проблемы, связанные с нынешними политическими процессами, и в случае их неправильного и несвоевременного решения они могут угрожать стабильности нашего государства. Одна из таких проблем — бедность значительной части жителей республики, хотя ее уровень, в 1997 году составлявший 82%, уже намного снизился.

Бедность подталкивает людей к преступлению и предательству, бедный человек может стать объектом манипуляции преступных организаций и террористических группировок, имеющих достаточную финансовую базу. За небольшое денежное вознаграждение они используют такого человека в своих корыстных целях, что в конечном счете может стать фактором дестабилизации любого общества. В условиях Таджикистана, который по своему геополитическому положению, а также по ряду региональных, национальных и религиозных особенностей остается объектом распространения влияния разных сил, этот вопрос имеет огромное политическое значение. Бедность способствует развитию коррупции во властных структурах, формированию мафиозных группировок и разделу зон влияния между ними, увеличению незаконного оборота наркотиков, что в конце концов может привести к развалу государственности.

Руководство страны принимает меры по повышению уровня жизни населения, о чем, в частности, свидетельствует Стратегия сокращения бедности, принятая на среднесрочный период. Она предусматривает ряд направлений решения этой проблемы. Во-первых, достижение равноправия между различными слоями населения и, как следствие, установление социальной справедливости. Во-вторых, управление демографическими ресурсами, предполагающее планирование семьи, что будет способствовать снижению напряженности демографических процессов и улучшению качественных показателей населения. Сюда же относится улучшение экономической деятельности людей, прежде всего женщин, которые должны стать активными субъектами общественных отношений. В-третьих, правильное распределение и перераспределение трудовых ресурсов. В-четвертых, решение экологических проблем и рациональное использование природных богатств. В-пятых, организация миграционной политики, так как усиливающиеся миграционные процессы со временем могут приобрести массовой характер. Их регулирование и управление ими будет способствовать решению проблем занятости и повышения жизненного уровня населения. В-шестых, повышение уровня занятости жителей республики на основе инвентаризации рабочих мест и создания ярмарок вакансий. В-седьмых, совершенствование деятельности местных джамаатов, а также банков (в части предоставления кредитов) и сотрудничество с неправительственными организациями в подготовке малообъемных проектов и т.д. В-восьмых, упорядочение системы налогообложения, так как налоги — основной источник пополнения доходов государственного бюджета.

Хотя с 1996 года в Таджикистане прослеживается приостановление спада сельскохозяйственного и промышленного производства, еще рано говорить о решении социально-экономических проблем. И пока они не решены, в обществе не будет полной стабильности. В плане угроз стабильности необходимо особо отметить партию "Хизб ут-Тахрир". Ее цель — создание исламского халифата, которым будет руководить один халиф. Согласно многим источникам, первый этап программы этой организации — воздействие на сознание людей, второй этап — идеологическая подготовка человека к революции, третий — государственный переворот и завоевание абсолютной власти на Земле1. Одним из руководителей этой партии был Такаюддин Набахони (1909—1979), живший в Палестине. Партия была создана в 1952 году, и в ее ряды влились последователи Набахони из Сирии, Ливана и Иордана. Ее лидеры прогнозировали, что она решит эти задачи за 13 лет. Однако в рамках заранее определенного времени они не смогли этого сделать и продлили срок до 30 лет.

Здесь уместно отметить, что за 10 лет своей деятельности в Центральной Азии партия не достигла успеха в своих политических мероприятиях. В первую очередь это обусловлено тем, что по своим политическим установкам и ориентациям она не склонна к компромиссу, то есть радикализм — основная причина ее поражения. Именно из-за радикализма в 1984 году привлекли к уголовной ответственности основных лидеров организации, и с того времени ее сторонники как в арабских странах, так и в государствах нашего региона преследуются законом.

Распространение "Хизб ут-Тахрир" в Таджикистане несет угрозу его стабильности, потому что в стране, пережившей гражданскую войну, всегда найдутся люди, недовольные новым режимом, даже небольшое денежное вознаграждение может заинтересовать тех, кто живет за чертой бедности. Кроме того, слабая работа образовательно-просветительских учреждений и недостаточный уровень политико-правового воспитания не позволяют молодежи правильно оценивать общественно-политическую ситуацию и ориентироваться в ней, а низкий уровень политического сознания и политической культуры значительной части населения помогает радикальным силам втянуть молодых людей в русло своей незаконной деятельности. В рядах "Хизб ут-Тахрир" и других новых противозаконных организаций могут оказаться и маргиналы, не способные найти свое место в обществе.

В нашей стране эта партия наиболее активно действует в Худжанде, Гиссаре, Зафарабаде и нацелена в основном на молодежь2. Само влияние этой организации распространяется в основном из Узбекистана, а ее популярность на севере Таджикистана объясняется близостью Ферганской долины, которая стала оплотом Исламского движения Узбекистана (ИДУ).

Исследование пропагандистской литературы тахриристов, исповедующих идеи панисламизма, свидетельствует об их структурной устойчивости, то есть партия не определяет конкретных границ распространения ислама, а стремится создать всемирный халифат. Как мы уже отмечали, она отрицает возможность любого компромисса и переговоров с другими партиями и движениями3, что и служит основной угрозой с ее стороны. Ведь любая партия, склонная к компромиссу, способна (в зависимости от особенностей этапа ее развития) подкорректировать свои программные цели. Однако радикализм тахриристов не позволяет им налаживать какие-либо коммуникативные связи.

Спекулируя на религиозных чувствах населения, на свободе вероисповедания, а также используя то, что у государственных институтов нет опыта взаимодействия с конфессиональными структурами, исламские экстремисты пытаются изменить существующий конституционный строй любыми средствами, не исключая насилия4. Это одна из причин распространения радикального движения в Центральной Азии. Однако распространение тахриристов в каждом государстве региона имеет свои особенности, обусловленные, в частности, внутренней структурной спецификой каждой его страны, что в первую очередь связано с отношением властных структур к религии. Так, после серии взрывов, организованных в Ташкенте, ИДУ было лишено права на легальную деятельность в Узбекистане, что заставило это движение уйти в подполье или примкнуть к тахриристам. Политические процессы современного мира показывают, что оказание давления на радикальные группы не всегда ведет к успеху. По утверждению Ш. Акинера, "недостаточно обвинять членов "Хизб ут-Тахрир" в экстремизме. Важно понять их аргументы, чтобы ответить им более эффективно. Это является ответственностью для всех думающих индивидов, но, в частности, это вызов Совету, членам и лидерам ПИВТ. Конечно, это нелегкая задача. Однако это, несомненно, является наилучшим путем создания более сильного интегрированного общества"5.

Распространение "Хизб ут-Тахрир" в нашей стране тесным образом связано и с другим фактором. После подписания Общего соглашения о мире и национальном согласии многие радикально настроенные члены Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) посчитали, что лидеры партии предали их, став на путь сотрудничества со светским режимом.

ПИВТ признает, что должна взять на себя часть вины за усиление "Хизб ут-Тахрир" в стране. "В последние несколько лет "Хизб ут-Тахрир" стала действовать очень активно, поскольку многие мусульмане разочаровались в нашей партии. Они думали, что их судьба изменится, как только наша партия придет к власти, но… ничего не изменилось, и мы идем на уступки... Поэтому они сделали вывод, что если ПИВТ не может ничего изменить, то зачем нужна такая партия"6.

Исходя из этого, следует сделать вывод, что такая влиятельная сила, как ПИВТ, пользующаяся авторитетом в обществе, потеряла влияние на некоторых своих представителей, а это позволяет еще раз подчеркнуть огромное значение партии, как политической организации общества, сплачивающей его, а также преграждающей распространение радикальных сил и не позволяющей им завоевать массовое сознание. В этом плане политическим партиям необходимо наиболее эффективно организовывать свою деятельность, обеспечить внутреннее единство и защитить общество от натиска чужеземных радикальных структур.

Согласно Отчету № 4 — МГПК — Азия от 1 марта 2001 года, партия "Хизб ут-Тахрир" отказывается от насильственных средств и методов свержения правительств, полагаясь на пропаганду и убеждение (в основном путем распространения листовок). Ее члены объединены в автономные группы, лишь ограниченно связанные с руководством. Информация и деньги распространяются через махаллинские мечети и другие места вероятного сбора сочувствующих"7.

Однако такой метод борьбы, как распространение антиправительственных листовок, привел, согласно данным ряда СМИ, к расколу в центральноазиатской сети "Хизб ут-Тахрир". В партии появилась группировка, которая считает, что лишь с помощью распространения листовок невозможно свергнуть существующие в странах региона режимы и призывает к активной силовой борьбе. Согласно имеющейся информации, в последние годы из "Хизб ут-Тахрир" выделились и стали самостоятельными две группы: "Акрамия" и "Хизб-ан-нусра". Первая была создана в 1996 году бывшим членом "Хизб ут-Тахрир" Акрамом Юлдошевым. Ее члены считают, что пути и методы борьбы, приемлемые для арабских стран, не подходят к условиям Центральноазиатских государств, в связи с чем исламская организация должна захватывать власть на местном, а не общенациональном уровне8. Вторая — в 1999 году в Ташкенте. Ее руководители считают, что мирные способы конфронтации с режимом И. Каримова не смогут привести к его свержению, поэтому необходимо стремиться к вооруженной борьбе.

Необходимо отметить, что это разделение, с одной стороны, свидетельствует о существовании разногласий, с другой — об адаптации "новых, импортированных" в Центральную Азию методов. И хотя эти методы порой и не несут принципиальной угрозы для какого-либо политического ареала, но когда они адаптируются к его условиям, то уже могут представлять реальную опасность, так как становятся жизнестойкими. Исходя из этого, деятельность "Хизб ут-Тахрир" представляет особую угрозу стабильности не только Таджикистана, но и всех стран ЦА. Поэтому нашей республике необходимо направить все усилия на снижение уровня бедности и улучшение социально-экономических условий жизни населения, повысить эффективность работы образовательных учреждений и структур политической социализации, скоординировать деятельность всех политических партий и общественных организаций, не нарушая при этом политического плюрализма. Кроме того, следует больше внимания уделять джамаатам, чтобы они действительно могли выступать как институт гражданского общества на местах и вносить свою лепту в сохранение стабильности. Вместе с тем необходимо повысить активность государственных силовых структур — МВД, Министерства национальной безопасности и других, которые должны поставить барьеры на пути проникновения новых угроз. Нельзя забывать и о разъяснительной работе среди населения, способствующей повышению уровня его политической сознательности и политической культуры.

Еще одна проблема, представляющая особую опасность для нашей республики, — ее государственные рубежи с Афганистаном и Узбекистаном. Важность и актуальность этой проблемы заключается в том, что она имеет двойственный характер: "Граница является перманентной ареной политических битв и потенциальным объектом конфликта"9. И пока Афганистан будет нестабильной страной, нестабильной останется и граница с ним, а возникающие в этом контексте угрозы имеют социально-политический, экономический и психологический характер.

Социально-политическая угроза заключается в том, что вооруженные формирования постоянно ведут поиск новых возможностей обеспечения своей деятельности. Об этом свидетельствуют неоднократные нарушения государственной границы с целью перевозки наркотиков, которые пока остаются единственным источником финансирования противозаконных вооруженных формирований в Афганистане.

Экономическая угроза сохраняется в силу того, что по ту сторону границы экономика находится в разрушенном состоянии, а географические условия и рельеф местности позволяют жителям приграничных районов перебираться на территорию Таджикистана и увозить большое количество продовольствия, что негативно влияет на экономическое положение наших приграничных районов и страны в целом.

Что касается угроз психологического характера, то прежде всего следует отметить распространение идеологии экстремистских организаций, а также заимствование некоторых "ценностей", способных негативно повлиять на нравственные и моральные устои нашего общества.

Характеризуя социально-психологический тип общественной среды таджикского побережья реки Пяндж, по которой проходит значительная часть границы с Афганистаном, С. Зохидов пишет: "Он состоит преимущественно из конформистов с элементами девиантного поведения". Согласно конформно-девиантному типу, такое поведение членов общества — перманентное условие существования этого общества; переход каждого индивида (в отдельности) и социальной группы (в целом) из данной альтернативной группы в другую возможен только на основе их вовлечения в социальную деятельность10. Это обусловлено тем, что для населения приграничных районов характерна психология, которая подвержена влиянию двух сторон.

Психологическая угроза, как мы уже отмечали, в основном исходит из Узбекистана, о чем можно судить уже по распространению "Хизб ут-Тахрир". Именно такая угроза может оказаться наиболее опасной, так как основная цель любой психологической атаки направлена на личность — основной субъект политических отношений. Психологические угрозы способны поколебать устойчивость идеологических основ государства, и когда в них появляется трещина, то любое общество может разрушиться. Чтобы этого не произошло, местные органы государственной власти и пограничные силы должны предусматривать мероприятия, направленные на формирование и развитие политической культуры, устойчивых идеологических позиций и мотивов поведения населения приграничных районов.

Психологическая угроза особо опасна, когда обостряются социально-экономические проблемы. В этом случае не составляет особого труда манипуляция общественным сознанием. Исходя из этого, необходимо особое внимание уделять стабильности и безопасности государственных рубежей, так как вооруженный конфликт на границе имеет (наряду с прочими) военные и политические аспекты, которые способны отрицательно повлиять на отношения между граничащими странами как в политической, так и в военной сфере.

Следующая проблема, тесно связанная с предыдущей, — незаконный оборот наркотиков. Наличие этой угрозы обусловлено именно соседством Таджикистана с Афганистаном. Последний — один из мировых центров изготовления и производства зелья, а в качестве коридора для его транзита используется наша республика.

Координатор ООН по гуманитарным вопросам в Таджикистане Метью Кахане подсчитал, что оборот наркотиков в экономике нашей страны составляет 30—50%. ООН выявила шесть маршрутов транспортировки наркотиков из Афганистана. Два из них проходят по территории Таджикистана: один — из Кундуза, на севере Афганистана, до Хатлонской области, затем через другие страны СНГ в государства Западной Европы; второй — из афганского Бадахшана в Горно-Бадахшанскую область Таджикистана, далее — через Кыргызстан, Казахстан и Россию в те же европейские государства.

Угроза, порождаемая наркотиками, заключается в том, что постоянно нарушаются государственные рубежи, в результате чего возникают стычки и перестрелки между пограничниками и наркокурьерами. К тому же при низком уровне социально-экономической жизни простые люди зачастую легко становятся добычей наркокурьеров, которые стремятся как можно быстрее распространить свой товар. Многие жители приграничных сел стали их заложниками и были вывезены на сопредельную афганскую территорию. Наряду с этими факторами оседание определенного количества наркотиков в нашей республике угрожает здоровью ее населения и общественному порядку.

В итоге Таджикистан был вынужден принять Национальную программу стратегии борьбы с незаконным оборотом наркотиков, а при президенте республики создано Агентство по контролю над наркотиками, что свидетельствует о стремлении нашего государства активно включиться в борьбу международных организаций и стран против этого зла.

Само понятие "незаконный оборот наркотиков" говорит о криминальном характере этого вида деятельности, тесно связанной с преступностью в целом, рост которой может негативно повлиять на имидж государства и авторитет правительства внутри страны и за рубежом. Ведь если народ делегирует свои права правительству, чтобы оно охраняло и защищало его, то рост преступности свидетельствует о беспомощности всей политической системы. Поэтому необходимо усилить меры, препятствующие проникновению наркотиков из Афганистана, улучшить совместную деятельность силовых структур, включая МВД, Министерство по национальной безопасности, Пограничную службу и Агентство по контролю над наркотиками, а также совершенствовать работу в сфере борьбы с их незаконным оборотом и в целом с преступностью. Наряду с этим следует улучшить деятельность социальных учреждений в плане организации агитационно-разъяснительных мероприятий среди населения и т.д.

На современном этапе развития, как мы уже отмечали, к основным угрозам относится нынешнее социально-экономическое положение страны, в связи с чем возникают и другие угрозы: распространение радикальных движений, незаконный оборот наркотиков, рост преступности в целом и т.д. Исходя из этого, необходимо:

— повысить уровень жизнедеятельности политической системы нашего государства, пережившего тяжкие испытания. Ранее здесь в определенной степени срабатывал иммунитет против разных угроз, теперь же (в случае возникновения новых) необходимы совместные и сплоченные действия многих составных элементов этой системы;

— как можно быстрее решить социально-экономические проблемы;

— усилить роль образовательно-воспитательных учреждений с целью формирования у населения, особенно у молодежи, устойчивых идеологических позиций, основанных на приоритете общечеловеческих ценностей;

— способствовать развитию высокого уровня политической культуры, которая поможет человеку правильно ориентироваться в условиях идеологического плюрализма и активизации экстремистских структур;

— особое внимание уделять охране государственной границы с Афганистаном и Узбекистаном, наладить эффективную борьбу против распространения наркотиков, оружия, нелегальной литературы и радикальных идей.


1 См.: Мусозода Х. З-ин хилофат буи ихтилоф ояд // Чумхурият, 29 июля 2000. С. 3. к тексту
2 См.: Таджикистан: хрупкий мир // Интервью МГПК с У. Файзуллоевым — первым заместителем председателя ПИВТ Согдийской области. Худжанд, 6 декабря 2001 г. к тексту
3 См.: Молдалиев О. Исламский экстремизм в Центральной Азии // Центральная Азия и Кавказ, № 5 (11), 2000. С. 39—43. к тексту
4 Там же. к тексту
5 Акинер Ш. Экстремизм: глобальный феномен. В кн.: Религиозный экстремизм в Центральной Азии. Душанбе, 2002. С. 20. к тексту
6 Таджикистан: хрупкий мир // Отчет МГПК, № 30, Азия Ош — Брюссель, 24 декабря 2001. С. 11. к тексту
7 Там же. к тексту
8 См.: Рузи нав, 30 октября 2003. С. 1. к тексту
9 Мертон Р. Социальная структура и экономия. В кн.: Социология преступности. М., 1966. С. 12. к тексту
10 См.: Зохидов С. Влияние пограничных конфликтов на государство и систему его безопасности (на примере таджикско-афганской границы). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук. Душанбе, 2003. С. 13. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL