МИГРАЦИЯ В ГОРНЫХ РЕГИОНАХ ЕВРАЗИИ: ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ
(Таджикистан, Кыргызстан, Афганистан, Пакистан)

Саодат ОЛИМОВА


Саодат Олимова, кандидат исторических наук, сотрудник научно-исследовательского Центра "ШАРК" (Душанбе, Таджикистан)


Памиро-Алай, Тянь-Шань, Гиндукуш, Каракорум, Гималаи — не только высочайшие горные системы Земли, расположенные в сердце Евразии, но и ареал обитания кыргызов, таджиков, пуштунов, пенджабцев, народов Бадахшана, Читрала, Гилгита, Нуристана, Пенджаба и т.д. В Таджикистане горы занимают 93% территории, в Кыргызстане — 94%, в Пакистане — 61% (где проживают 25% населения страны), в Афганистане — 60% (89% населения)1. Труднодоступность, изолированность и отдаленность таких регионов способствует сохранению древних традиций, а также исключительного культурного, лингвистического, антропологического разнообразия местного населения. Эти факторы и тяжелые биоклиматические условия делают жителей гор чрезвычайно уязвимыми. Тем не менее в последние десятилетия они испытывают все большее воздействие современного мира. Политические потрясения: распад СССР и образование в Центральной Азии новых государств, война в Афганистане, антитеррористическая кампания, индо-пакистанские отношения и кашмирская проблема оказали непосредственное влияние на жителей этой части мира. Их изоляцию постепенно разрушают такие процессы глобализации, как мобильность населения, развитие инфраструктуры, информационные технологии и т.д. Одно из наиболее заметных новых явлений в жизни горцев — масштабная миграция.

Выезд на заработки, издревле бывший неотъемлемой частью деятельности представителей горных сообществ, ныне приобрел первостепенное значение для многих регионов стран Центральной Азии, Афганистана и Пакистана. О его масштабах можно судить по численности участвующих в этом процессе людей: в Кыргызстане — 350—500 тыс. чел., в Таджикистане — 650 тыс., в Афганистане — 1 500 тыс. — 1 700 тыс., в Пакистане — 4—5 млн чел. Доходы от трудовой миграции играют все более важную роль в развитии этих государств. Так, в 2004 году, по оценкам, по этим каналам в Таджикистан поступило 500 млн долл., в Кыргызстан — свыше 120 млн долл., в Афганистан — около 200 млн долл., в Пакистан — 3,5 млрд долл. Вместе с увеличением объемов трудовой миграции изменилось и ее качество, направления, виды, а также формы экономического, социального, культурного влияния на жизнь горных сообществ. Острота этой проблемы вызывает дискуссии, в которых высказываются противоположные мнения о том, способствует или препятствует трудовая миграция развитию этих регионов.

Наша статья посвящена вопросам, связанным с трудовой эмиграцией горцев, ее экономическим и социальным влиянием на жизнь горных сообществ в Кыргызстане, Таджикистане, Афганистане и Пакистане. При подготовке были использованы материалы исследований "Мигранты из Бадахшана"2, "Внешняя трудовая миграция в Кыргызской Республике" (2003 г.)3, работы по трудовой миграции в Таджикистане, выполненные Центром "Шарк" в 2002—2004 годах, а также серия интервью, проведенных автором этих строк и проф. Музаффаром Олимовым в марте — июне 2004 года в Таджикистане, Кыргызстане, Казахстане, России, Афганистане, Пакистане в рамках проекта МОМ (Международной организации по миграции).

Исторический контекст

Для горных районов характерны сезонные миграции местных жителей, связанные с отходничеством на заработки, отгоном скота на сезонные пастбища и другими сезонными работами. Производство в горах развито намного слабее, чем на равнине, а естественный прирост населения достаточно высокий. Малоземелье, дефицит продовольствия, необходимость поиска средств к существованию издавна вынуждали жителей гор уходить на временные заработки или эмигрировать.

Кыргызстан

В прошлом основным видом отходничества коренных жителей был извоз, перевозка грузов на верблюдах. Очень бедные кыргызы, в силу обстоятельств потерявшие весь свой скот и не имевшие возможности кочевать, нанимались возделывать землю за определенную долю урожая4. Сезонное батрачество всегда было редким явлением для горных кыргызов, а в советский период оно вообще исчезло как таковое. Однако после распада СССР система занятости развалилась, возникла безработица, резко упали доходы населения. С 1993—1994 годов в Кыргызстане начался рост трудовой миграции (в том числе жителей гор), чему способствовали разница в уровне доходов в странах СНГ, смягчение пограничного режима с Китаем, создавшее большие возможности для приграничной и транзитной торговли. Ее основные тренды — челночная торговля и строительство. Несколько меньшее значение имеет выезд крестьян на сельскохозяйственные сезонные работы, а дипломированных специалистов и квалифицированных рабочих — на промышленные предприятия России.

Таджикистан

Основными территориями в Бухарском и Кокандском ханствах, поставлявшими отходников, были Бальджуван, Куляб, Гиссар, но особенно Каратегин и верховья Зеравшана. Так, об отходничестве из Каратегина неоднократно упоминал российский исследователь А.П. Федченко. В 1871 году он встречался в Фергане и Ташкенте со многими каратегинцами, которые были там сезонными рабочими и поденщиками5. О каратегинцах в Фергане сообщал и В.П. Наливкин, описывавший Ферганскую долину вскоре после присоединения Коканда к России6. О каратегинцах-отходниках в свое время писал и А.А. Семенов7. Н.А. Кисляков объяснял их миграцию "…аграрной перенаселенностью Каратегина при существовавшем уровне развития производительных сил, малоземельем и безземельем некоторой части его населения, общей бедностью, а также избытком рабочих рук"8. На рубеже ХIХ—ХХ веков из отдельных селений верховьев Зеравшана ежегодно уходили на заработки от 25% до 75% мужчин9, преимущественно в Ферганскую долину. Основные сферы их занятости — строительство, переноска тяжестей, работа на хлопкоочистительных заводах10.

Выше мы уже отмечали, что отходничество как явление исчезло в советский период. А в годы гражданской войны в Таджикистане даже начался обратный процесс — горные районы страны приняли сотни тысяч беженцев, что вызвало быстрое накопление населения на этих территориях, рост численности безработных, обострение экономических и социальных проблем, постоянную угрозу голода и как следствие — стремительный рост внешней трудовой эмиграции. С 1995 по 1999 год резкий ее подъем наблюдался в верховьях Зеравшана, в Раштской (бывшей Каратегинской) долине и в других горных районах страны. Однако с 2000 года социально-экономическое положение в республике начало улучшаться, постепенно увеличиваются доходы населения, расширяется рынок труда, что стабилизировало миграционную ситуацию.

Несколько иная картина обозначилась в Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО), где уровень трудовой миграции так же высок, как и в других горных районах страны. Тем не менее ситуацию в определенной степени смягчала массированная гуманитарная помощь населению, оказываемая Фондом Ага-хана. Но с 2000 года этот Фонд, ПРООН и другие международные организации начали менять стратегию и переходить к техническому содействию и реализации проектов по развитию. Прекращение масштабной гуманитарной помощи, вывод российских погранвойск в 2004—2005 годах, следовательно, сокращение рабочих мест, стали толчком к дальнейшему росту трудовой миграции из ГБАО.

Афганистан

В первой половине ХХ века большое число отходников-горцев страны направлялось на заработки из Бадахшана, Хазараджата, Панджшера, Нуристана. Тогда были распространены те же типы временной трудовой миграции, что и в настоящее время. В их числе:

— Дальние ежегодные походы за покупками на базары в Западный Бадахшан, Тахар и Каттаган, сопровождаемые наймом по дороге на временные и случайные работы с целью увеличить средства на приобретение необходимых товаров.

— Одиночная или семейная миграция на сезонные работы. Как свидетельствуют источники, в 1940—1950-х годах безземельные и малоимущие крестьяне выезжали со своими семьями и за пределы Бадахшана, например в Каттаган и другие провинции, где они занимались уборкой урожая в помещичьих и крупных крестьянских хозяйствах на условиях получения его доли в пропорциях 1/10 и 1/8 .

— Одиночная или семейная миграция на заработки с осени до весны, то есть после окончания сельскохозяйственного сезона в горах. Чаще всего мигранты занимаются тяжелыми работами (в том числе переноской тяжестей и выпасом скота)11. В конце 1950-х годов оплата пастуха в крупных животноводческих хозяйствах в каждой провинции имела свои расценки. В Герате пастух получал от 180 до 200 афгани в месяц, в Каттагане — от 150 до 200, в Бадахшане — от 70 до 15012.

— Миграция мужчин на заработки в города. Наиболее привлекательными из них и по сей день остаются Кабул, Мазари-Шариф.

Исследователи сходятся в том, что особенно высокий уровень миграции в горах Бадахшана был обусловлен ограниченностью земельных ресурсов, наследственным дроблением наделов, в результате чего производство злаковых на душу населения постепенно сокращалось и приводило к дефициту сельскохозяйственных продуктов. По некоторым оценкам, до войны (до 1979 г.) сельское хозяйство провинции только на 50% обеспечивало потребности населения в продовольствии. (А в 1920-х годах в некоторых высокогорных районах, например в селениях волости Коран и Мунджан, хлеба хватало только на девять месяцев. Подобное положение было также в Шугнанской волости и уезде Вахан13.) Военные действия оказали негативное влияние на производство продовольствия и, опосредованно, увеличили трудовую миграцию. Так, ее подъем наблюдался в 1992 году — после прихода к власти моджахедов, а также в 1996-м, когда из-за военных действий между "Талибаном" и Северным альянсом производство сельхозпродуктов сократилось на 40%14.

Своеобразный характер имеет миграция афганских кочевников. Рассмотрим ее на примере торговли в том же Бадахшане. Регулярный обмен товарами тамошних крестьян (орехи, фрукты, пшеница, рис, импортные ткани, шерсть) с кочевниками, приходящими из Каттагана в летний сезон (на летовье) в Северный Бадахшан, в район озера Шива, во многом способствовал формированию торговой миграции горных пуштунов. Мощный рост этой и иной предпринимательской миграции, превращение традиционной караванной торговли в коммерческую миграцию современного типа в свое время были вызваны формированием в стране рынка контрабанды. Перевозка и реализация контрабандных товаров из (в) Пакистана и Ирана стала основной сферой деятельности многих горных пуштунов, которых война, голод и развал прежней сферы занятости выталкивают за пределы страны. В основном они участвуют в перевозке грузов по основному шоссе Пешавар — Карачи, многие работают в странах Персидского залива, прежде всего в ОАЭ (Дубай, Абу-Даби), Омане, Катаре и в Саудовской Аравии15.

До 1980-х годов за пределами Афганистана находилось не более 5 000 чел., в основном занимавшихся торговлей и другими видами бизнеса, а также свыше 1,5 млн кочевников-кучи, которые выезжали на сезонные работы16. А с 1980-х годов страну охватили волны вынужденной миграции, выбросившие за ее пределы миллионы беженцев. К середине 1990-х годов часть из них стала адаптироваться к сложившейся ситуации, искать работу и находить ее в государствах, в которые этим людям пришлось выехать. С этого времени можно говорить о формировании внешней трудовой миграции из Афганистана. В последние годы она стала заметно превосходить внутреннюю миграцию, сформировалась отчетливая тенденция не только ее роста, но и превращения в один из важнейших видов деятельности населения. Соответственно отношение к ней постепенно меняется. Если раньше работу за пределами своей страны афганцы рассматривали как крайне нежелательное явление, то ныне крестьяне продают землю, чтобы отправить сына работать за рубеж.

Самый высокий уровень трудовой эмиграции характерен для больших городов (Кабул, Герат), горных регионов страны (афганский Бадахшан, Панджшер, Парвон, Нуристан и др.), приграничных провинций (Герат, Кунар, Джелалабад, Пактика, Кандагар и др.) и беднейших районов (Хазараджат и др.).

Пакистан

В горных районах страны отходничество имело такие же формы, как и в Афганистане. Большое значение для трансформации его в трудовую миграцию современного типа имел военный фактор. Потрясения, сопровождавшие образование Пакистана (1947 г.), вызвали потоки беженцев, определили направления выезда, постепенно сформировали сферы занятости, создали мигрантские сети.

Существенным фактором развития трудовой миграции был и демографический "взрыв", следствием которого стала острая нехватка земли, стимулировавшая уход "лишних" рабочих рук на заработки. За 20 лет (со дня получения независимости) размеры земельного участка на одну семью сократились в 2,1 раза17. Быстрый рост численности населения вытолкнул горцев на заработки сначала в города, а потом и за пределы страны. Этот процесс стимулировала политика Великобритании по привлечению иностранной рабочей силы в 1950-х годах, способствовавшая организации государственной системы выезда пакистанцев за рубеж (Бюро эмиграции и внешней занятости Пакистана, Фонд внешней занятости пакистанцев)18. Стремительный рост трудовой миграции начался в эпоху "нефтяного бума" в странах Персидского залива. (С 1971 по 1984 г. она увеличилась в три раза19.) Наиболее высок ее уровень из горных районов Пенджаба, Белуджистана, Вазиристана.

Оценка численности трудовой миграции. Направления выезда

Из-за недостатка данных трудно проводить компаративистские исследования влияния трудовой миграции на развитие современных горных сообществ, хотя эта проблема привлекает все большее внимание.

За последние годы в Таджикистане проведен ряд работ по этой теме, однако все они рассматривали миграцию в масштабе страны20. Единственное специальное исследование, в котором рассматривается влияние данных процессов на горные регионы, — "Мигранты из Бадахшана", осуществленное в рамках "Программы поддержки и развития обществ горных регионов" (2004 г.)21.

Активно изучают трудовую миграцию и в Кыргызстане. Так, МОМ организовала исследование "Внутренняя миграция в Кыргызской Республике"(2001), "Внешняя трудовая миграция в Кыргызской Республике"(2003)22. Известность получили многочисленные работы проф. А.Б. Элебаевой23 и других исследователей24. Однако изучение воздействия миграции на отдающее общество (выезд из страны) еще не достигло нужного уровня.

В последние годы в Центральной Азии приступили к реализации региональных проектов по изучению миграции различного странового состава. Так, в 2004 году МОМ провела исследование "Трудовая миграция в странах Центральной Азии, Российской Федерации, Афганистане и Пакистане25. В том же году по инициативе ЮНЕСКО был осуществлен проект "Международная миграция в Центральной Азии"26. Однако оба этих проекта, в которых участвовала автор данной статьи, не выделяли горные регионы в качестве специального объекта изучения.

В Пакистане трудовая миграция давно привлекает внимание исследователей. Опубликованы отдельные работы антропологического характера, посвященные перемещениям народностей и племен, проживающих в горах. В 2004 году офис МОМ в этой стране организовал исследование трудовой миграции. Но в его цели не входило определение влияния данного процесса на развитие горных регионов.

Наименее изучена современная миграционная ситуация в Афганистане, где сложилось и наиболее трудное положение с ее учетом. Кроме исследования МОМ по трафику женщин и детей, отчетов и других материалов УВКБ, МОМ и НПО, данных о миграции нет.

Впрочем, и для статистики по миграции во всех обозреваемых странах характерна скудность. В таких постсоветских странах, как Кыргызстан и Таджикистан, учет трудовой миграции затруднен из-за безвизового режима с основными странами достижения — Россией и Казахстаном. Поэтому в качестве основных источников данных используются обследования домохозяйств и социологические опросы. В Пакистане с 1978 года внешняя трудовая миграция учитывается достаточно полно, но нет данных о незаконной миграции, которая имеет особенно большой размах в горных регионах.

По вышеуказанным причинам определить объем трудовой миграции из горных регионов каждой страны очень трудно. Ее можно оценить лишь приблизительно, пользуясь данными местных органов власти (если они их собирают), косвенными показателями, соответствующей информацией местных НПО и результатами научных исследований.

Уровень трудовой эмиграции в горных районах Таджикистана — наиболее высокий в стране: от 17% до 30% трудоспособного населения, а в Горно-Бадахшанской автономной области — 20%. Свыше 34% домохозяйств ГБАО имеют не менее одного мигранта27. Основная принимающая страна — Российская Федерация (97,6% выехавших на заработки). В других странах их значительно меньше: в Казахстане и Объединенных Арабских Эмиратах — по 0,8%, в Афганистане и Кыргызстане — по 0,4%28.

По данным Департамента миграционной службы при МИД Кыргызской Республики, общая трудовая миграция из страны превышает 350 тыс. чел. Самый высокий ее уровень наблюдается в горном Чаткальском регионе и в Ошской области, а в ней наибольший выезд отмечается в г. Кара-Кульджа и в Узгенском районе. Стабильно он высок и постоянен в Алайском районе. Основные принимающие страны — Россия и Казахстан. По данным посольств Кыргызской Республики в этих государствах, более 200 тыс. кыргызских трудовых мигрантов находятся в Российской Федерации, от 50 до 100 тыс. — в Казахстане, 20 тыс. — в Объединенных Арабских Эмиратах29. По данным проф. А. Элебаевой, две трети трудовых мигрантов из Ошской области едут в Россию, треть — в Казахстан.

Как мы отмечали выше, объем трудовой миграции из Афганистана учесть очень трудно, поскольку пока невозможно четко отделить трудовую миграцию от вынужденной и традиционной (сезонной). Неясно, кого считать беженцем, кого — трудовым мигрантом, кого — кочевником (кучи). Непонятно также, кого считать гражданином Афганистана, кого апатридом или гражданином другого государства. Отсутствие или недостаточность законов, нормативно-правовых актов, должностных инструкций в период становления национального законодательства препятствует организации учета в этой сфере. Однако, по оценкам экспертов, общее количество граждан Афганистана, которые стали беженцами и занимаются трудовой деятельностью за пределами своей страны, составляет 1 500—1 700 тыс. чел. В последние годы возникла и сугубо трудовая миграция. По оценке Министерства труда и социальных дел, в 2002—2003 годах в поисках работы из Афганистана ежегодно выезжали 25—27 тыс. чел.30 Основные принимающие их страны — Иран и Пакистан. Самые привлекательные города в Иране — Тегеран и Мешхед.

В Пакистане легальная трудовая миграция в целом учитывается достаточно полно. По оценке Бюро по эмиграции и внешней занятости, общее число выехавших в поисках заработка во все страны мира достигает 4—5 млн. Однако отдельных данных по горным и долинным регионам нет. Пакистанцы главным образом работают в государствах Ближнего Востока — 45%, Западной Европы — 29% и в США —23%31.

Причины миграции

В настоящее время трудовая миграция из горных регионов обозреваемых стран обусловлена дефицитом продуктов питания, демографическим давлением на рынке труда, безработицей и бедностью. Так, по данным 2000 года, в отдельных районах афганского Бадахшана дефицит продовольствия составляет от 2 до 6 месяцев32. В ГБАО в 1999 году 54% детей хронически недоедали (показатель — соотношение веса к росту). Правда, в 2005-м число таких детей снизилось до 32%33. По материалам исследования "Мигранты из Бадахшана", основные причины и цели выезда на заработки таковы: необеспеченность домохозяйств продуктами питания отметили 40% опрошенных мигрантов, безработица — 41%, заработать деньги на учебу, жилье, свадьбу и т.д.— 17%, на открытие своего бизнеса — 2%34.

Профиль мигрантов (пол, возраст, квалификация, сфера занятости, период работы)

В этом плане структура трудовой миграции зависит от стран и от высотности регионов исхода. Мужчины абсолютно доминируют среди выезжающих из Афганистана и Пакистана. Из Таджикистана на заработки направляются 85% мужчин и 15% женщин35, а из Кыргызстана соответственно — 60% и 40%36. Но в последнее время отмечается все большее включение в этот процесс женщин из высокогорья.

О возрасте отъезжающих из этих районов можно судить по материалам исследования "Мигранты из Бадахшана": молодежь от 15 до 29 лет составляет 56,5% мигрантов из ГБАО, от 30 до 45 лет — 36,7%37. Аналогичная картина сложилась Афганистане и Пакистане. Среди кыргызских мигрантов значительно больше лиц среднего возраста.

В то же время между странами отмечаются значительные различия по уровню образования мигрантов. Для эмиграции из горных районов Таджикистана и Кыргызстана характерен его высокий уровень. Так, 32% выезжающих в поисках работы из Бадахшана имеют высшее образование, 23% — неполное высшее и среднее специальное, 45% — среднее. Однако они редко работают по специальности. Чаще всего они вынуждены заниматься малоквалифицированным трудом, так как не имеют востребованной в странах приема квалификации38. Правда, в последние годы наблюдается стремительный рост квалификации мигрантов, осваивающих специальности, востребованные в государствах, в которые они прибыли на работу. Аналогичное положение складывается и у выехавших из Кыргызстана.

Уровень образования мигрантов из горных районов Пакистана и Афганистана невысок. По данным на 2004 год, в Пакистане в целом он был равен 41,5%, но в северных высокогорных зонах — значительно ниже. Тем не менее квалифицированные работники составляют свыше 50% трудовых мигрантов страны39. Неквалифицированным трудом, по имеющимся данным, в странах Ближнего Востока занимаются 40% пакистанских мигрантов40.

Трудовая миграция из Афганистана представлена в основном лицами с начальным образованием или вообще неграмотными (по данным УВКБ, 83% беженцев)41. Лишь один из тысячи, работающих в Иране, имеет квалификацию42. Отсутствие образования и низкая квалификация — причины того, что большая часть афганских мигрантов занята на низкооплачиваемых работах.

Сферы занятости на выезде, в которых специализируются трудовые мигранты-горцы из Таджикистана — строительство (48%), торговля (20%), неквалифицированные рабочие (26%), сельское хозяйство (6%)43. А 75% выехавших из Ошской области Кыргызстана — так называемые "челноки", 16% работают в строительстве, остальные трудоустроились в иных сферах44.

Афганцы всех этнических групп из горных районов заняты на тяжелых, вредных, низко квалифицированных работах, включая такелажные (особенно в Карачи), — главным образом на транспорте и в строительстве. Кроме того, они трудоустраиваются в сфере услуг, в торговле, на кирпичных заводах и химических предприятиях, в частности по производству пластмассы и изделий из нее. Оплата их труда составляет 20—30% от суммы, получаемой резидентами45. В афганской миграции высок удельный вес батраков. В летний и осенний сезон их нанимают богатые землевладельцы в Иране и Пакистане, где за мизерную плату они выполняют самые тяжелые сельхозработы, а более старшие по возрасту в основном занимаются торговлей и уборкой мусора46.

Структура пакистанской трудовой миграции существенно отличается от афганской. В ней превалируют производственные рабочие (75%), в том числе водители автомобилей, строители и т.д.47

Зависимость характеристик миграционных потоков от высотности регионов исхода

Исследование показало, что тип и профиль миграции зависит от высотности регионов исхода. Можно выделить миграцию из среднегорья — некоторых районов Согдийской области и Раштской долины (Таджикистан), Ошской и Баткенской областей (Кыргызстан), Парвона (Афганистан), Северного Пенджаба (Пакистан). Она характеризуется преобладанием сезонных рабочих, относительно высоким уровнем квалификации мигрантов, значительным удельным весом "челноков", относительно большими денежными переводами.

Для миграции из таких высокогорных районов, как ГБАО Таджикистана, афганский Бадахшан, некоторые регионы Пакистана и т.д., характерны несколько иные параметры. Ее свойственны, в частности, молодой возраст, соответственно, и более низкий уровень квалификации выезжающих, а также большое число холостяков среди них, относительно активное участие женщин, небольшое количество участвующих в коммерческой деятельности, сравнительно низкие денежные переводы оставшимся дома родственникам.

Однако наиболее заметное отличие заключается в сроках пребывания в странах приема и в экономической эффективности. Миграция из среднегорья носит главным образом сезонный характер. В ней прежде всего участвуют мужчины, которые уходят на заработки на сезон (март — ноябрь), а на зиму возвращаются домой. Большая часть из них — семейные люди, которые оставляют хозяйство на плечи женщин, подростков или же на кого-либо из мужчин-родственников. За четыре зимних месяца пребывания дома сезонники выполняют часть самых тяжелых хозработ. Экономическая эффективность трудовой миграции из среднегорья выше, чем из высокогорья, из-за более низких затрат на дорогу и сокращения расходов в зимний сезон ("мертвый" для мигрантов). Однако наиболее важный фактор — сохранение тесных связей с семьей, поэтому мигранты стараются переслать на родину максимальное количество заработанных средств.

Выезд из высокогорья характеризуется большими сроками пребывания в странах приема, ослаблением или потерей связи с семьями, что обусловлено удаленностью, труднодоступностью и плохими коммуникациями, значительно более высоким уровнем так называемой "нетто-эмиграции", следовательно, и меньшими суммами денежных переводов на родину.

Влияние миграции на домашнее хозяйство и экономику горных регионов. Денежные переводы

Денежные переводы улучшают положение домохозяйств, в которых есть мигранты. О значении доходов от трудовой миграции для горных регионов говорит то, что они основной источник существования для 50—60% всех домохозяйств Горного Бадахшана (РТ)48. Суммы валютных переводов зависят от численности мигрантов, размеров их доходов и склонности к сбережению в период пребывания за рубежом, а также от связи с семьями.

Согласно данным опросов, наиболее популярные способы денежных переводов таковы: перечисление через банк — 54,8%, передача со знакомыми — 33,2%, "перекидкой" ("хавала") — 5,2%, привозят сами — 24,8%, отказались отвечать — 2,8%. Кроме того, многие мигранты возвращаются в родные края с дорогостоящими товарами (79% респондентов сообщили, что привозили их для своей семьи и в качестве подарков родственникам)49. За 2003 год в Таджикистан только через банки страны поступили денежные переводы на 256 млн долл.50 В 2004 году все виды доходов от трудовой миграции достигли 500 млн долл., что составило 22% ВВП нашего государства51.

Афганские мигранты редко переводят деньги через банки. Основные способы их доставки — хавала, самопривоз, передача с родственниками и знакомыми. Из-за отсутствия официальных материалов трудно оценить сумму этих средств. Тем не менее на основе данных афганских обменных компаний Sarai Shahzada их объем исчисляется в 197 300 000 долл.52

Денежные переводы — второй по важности источник валютных поступлений в Пакистане. В 2002—2003 финансовом году мигранты перечислили в страну 423 685 000 долл., а с июня 2003 по март 2004-го — 2 840,45 млн долл.53

Исследования в Таджикистане и Пакистане показали, что увеличение доходов семей мигрантов не побуждает их сокращать трудовые усилия. Наоборот, оставшиеся дома родственники работают больше, интенсивнее, иногда даже нанимают людей со стороны, чтобы компенсировать отсутствие наиболее трудоспособных членов семьи. Однако наблюдения показали, что трудовая миграция ведет к ухудшению качества рабочей силы и к "обезлюживанию деревни".

Сельское хозяйство в горах требует больших физических затрат. Работу, которую прежде выполняли уехавшие в поисках денег члены семьи, чаще всего компенсируют не за счет внедрения современной техники, а путем привлечения и интенсификации женского и детского труда. Это сдерживает подъем сельского хозяйства, в том числе ухудшает возможности выращивания продовольственных культур и развитие животноводства. К тому же заработки мигрантов слабо влияют на рост производства, в частности на развитие малого и среднего бизнеса.

Однако существует непрямая связь между переводами мигрантов и развитием бизнеса. В Афганистане и Пакистане она осуществляется на основе системы хавала, которая выступает как средство кредитования оптово-розничной торговли. Ее механизм таков: трудовой мигрант, скажем из Афганистана, в стране приема, например в Иране, обращается к посреднику — далолу или прямо к дилеру-хаваладару, которому дает деньги, предназначенные оставшимся дома родственникам. Хаваладар обращается к торговцу-дукандару или банкиру/меняле (сарроф). Сарроф передает их торговцу. Он покупает на эти средства товары, которые отправляет своему коллеге в Афганистане. Последний продает присланные товары и из вырученных денег передает семье трудового мигранта сумму, которую тот отправил. На всех этапах передачи все фиксируется письменно. Другими словами, цепочка перевода денег и одновременно кредитования торговли состоит из следующих звеньев: трудовой мигрант (коргар) — посредник (далол) — дилер (хаваладар) — меняла (сарроф) — оптовик (туджор) — розничный торговец (дукандар) — семья трудового мигранта. В процессе передачи деньги оборачиваются, кредитуя оптовые закупки в стране приема, вновь превращаются в деньги (в процессе розничной торговли импортными товарами в Афганистане), и в итоге попадают семье трудового мигранта54. Однако сказанное не означает, что трудовой мигрант ждет, когда обернутся его деньги. Переводы осуществляются молниеносно, но в то же время они кредитуют бизнес афганских торговцев, участвуют в валютном обмене и поддерживают курс афгани.

Таким образом, переводы мигрантов через хавалу работают аналогично банковским переводам. Они ослабляют давление на платежный баланс государства; весьма существенно пополняют внутренние накопления и сокращают дефицит иностранной валюты; поддерживают сферу занятости в стране, создавая рабочие места, так как базары, которые в значительной степени существуют на мигрантские поступления, способствуют формированию инфраструктуры торговли, транспорта, сферы услуг, общественного питания55. Кроме того, этот способ передачи денег содействует завозу продовольствия в горные регионы — через увеличение базарной торговли. Отмеченный исследователями рост базаров в афганском Бадахшане, по нашему мнению, связан с формированием трудовой эмиграции современного типа, использующей хавалу как основой канал передачи мигрантских сбережений. В то же время эти деньги становятся основным законным источником кредитных ресурсов для экономического развития горных районов.

Однако главная задача, которую решают эти доходы, — обеспечение продовольствием и удовлетворение других первоочередных потребностей людей. Наряду с этим домохозяйства мигрантов значительно лучше, чем все остальные, обеспечены предметами длительного пользования, в частности дорогой радио- и телеаппаратурой, транспортными средствами56. Семейный характер миграции в горах обретает всеобъемлющее качество: почти каждая такая семья вписана в родовые и земляческие структуры. Например, в Таджикистане 3/4 домохозяйств мигрантов прямо или косвенно помогают нескольким родственным домохозяйствам (25,8% опрошенных мигрантов оказывают эту помощь постоянно, 46,3% — время от времени)57. В связи с этим трудовая миграция не стала источником быстрого роста благосостояния отдельных семей, почти не увеличивает имущественную дифференциацию. Другими словами, трудовую миграцию в горных регионах Таджикистана, Афганистана и Пакистана следует рассматривать не как средство обогащения, а как стратегию выживания горных сообществ в целом.

Выводы

Влияние трудовой миграции на жизнь горных сообществ многообразно и противоречиво. Денежные переводы оставшимся дома родственникам поддерживают торговлю и — опосредованно — сферу занятости. Об этом, например, говорит развитие в последние годы рынков в афганской и в таджикской частях Бадахшана, а также в Кыргызстане. В то же время трудовая миграция не стала крупным источником накопления, следовательно, и экономического развития. Массовый отъезд молодых мужчин (при слабой технической оснащенности сельского хозяйства) обуславливает распространение и интенсификацию низкоэффективного и трудозатратного женского и детского труда.

В высокогорье миграция мужчин постепенно приводит к уменьшению собственного производства продовольствия, что почти не восполняется завозом продуктов питания мигрантами извне из-за отдаленности, труднодоступности и высокой стоимости доставки грузов. Трудовые мигранты из таких районов предпочитают вкладывать заработанные деньги в переселение своих семейств на среднегорье или в долины, где жизнь значительно легче. Таким образом, трудовая миграция из высокогорья становится началом распада горных сообществ и деградации регионов их проживания.

Можно признать закономерными и необходимыми споры о том, какое влияние (позитивное или негативное) оказывает трудовая миграция на жизнь этих сообществ. Но в любом случае результаты исследований свидетельствуют, что трудовая миграция, имеющая в нынешних условиях высокую эффективность в краткосрочной и среднесрочной перспективе, в более отдаленной приведет к переселению в долины и к обезлюживанию высокогорных территорий.


1 См.: Nygaard D., Jumakhonov D., Hendrickx K. Trends: Food Security and Livelihoods. В кн.: Strategies for Development and Food Security in Mountainous Areas of Central Asia. Dushanbe: International Workshop, 6—10 June 2005. к тексту
2 См.: Хакназар И. Мигранты из Бадахшана. Программа поддержки и развития обществ горных регионов (Проект Фонда Ага-хана), 2004 (на правах рукописи). к тексту
3 См.: Внешняя трудовая миграция в Кыргызской Республике. МОМ, 2003. к тексту
4 См.: Наливкин В.П. Туземцы раньше и теперь. В кн.: Мусульманская Средняя Азия. Традиционализм и ХХ век. М., 2004. С. 25. к тексту
5 См.: Федченко А.П. Путешествие в Туркестан. В Кокандском ханстве // Известия Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии, 1875, ХI. С. 95. к тексту
6 См.: Наливкин В.П. Краткая история Кокандского ханства. М., 2003. С. 22. к тексту
7 См.: Семенов А.А. Этнографические очерки Зерафшанских гор, Каратегина и Дарваза. СПб., 1903. С. 67. к тексту
8 Кисляков Н.А. Очерки по истории Каратегина. К истории Таджикистана. Сталинабад, 1954 . С. 120. к тексту
9 См.: Дынин В.В. Очерк быта горцев верховьев Зерафшана // Известия Туркестанского отделения Русского географического общества. Т. Х. Вып 1. Ташкент, 1914. С. 72. к тексту
10 См.: Губаева С. Население Ферганской долины в конце Х1Х — начале ХХ века. Ташкент: Изд-во "Фан", 1991. С. 60—63. к тексту
11 См.: Давыдов А.Д. Аграрный строй Афганистана. М., 1967. С. 130. к тексту
12 См.: Baer O.R. de. Afghan Interlude. London, 1957. P. 130—131. к тексту
13 См.: Афганистан на переходном этапе. М., 2002. С. 121—122. к тексту
14 См.: Афганистан. М., 2002. С. 33. к тексту
15 Интервью с сотрудником "Азия фаундэйшн". Исламабад, май 2004. к тексту
16 См.: Migration and Development. AISA Afghan Investment Support Agency [http://www.aisa.org.af/migration_delawri.htm]. к тексту
17 См.: Трудовые ресурсы Востока. Демографо-экономические проблемы. М., 1987. С. 102, 191. к тексту
18 См.: Emigration Ordinance, 1979 and Emigration Rules. Updated by Nazir Ahmad Aasi. Islamabad, 2001. к тексту
19 Данные Бюро по эмиграции и внешней занятости Пакистана. к тексту
20 См.: Олимова С., Боск И. Трудовая миграция из Таджикистана. МОМ, 2003; Аминов А., Бозрикова Т. и др. Таджикистан: проблемы трудовой миграции и возможные подходы к формированию политики. Душанбе, 2004. к тексту
21 См.: Хакназар И. Указ. соч. к тексту
22 См.: Внутренняя миграция в Кыргызской Республике. МОМ, 2001; Внешняя трудовая миграция в Кыргызской Республике (результаты экспертной оценки Международной организации по миграции). Август 2003. Бишкек, 2003. к тексту
23 См.: Элебаева А. Миграционные процессы и рынок труда в Кыргызстане. В кн.: Миграция и рынок труда в странах Средней Азии / Под ред. Л.П. Максаковой. Москва — Ташкент, 2002; Элебаева А. Трудовая миграция в Кыргызстане // Центральная Азия и Кавказ, 2004, № 3 (33). к тексту
24 См.: Кумсков Г.В. Закономерности и особенности развития миграционных процессов Кыргызстана на современном этапе. Бишкек, 2002; Кыргызстан: проблемы в сфере трудовой миграции и возможные подходы к формированию политики. Бишкек, 2004. к тексту
25 См.: Трудовая миграция в странах Центральной Азии, Российской Федерации, Афганистане и Пакистане. Аналитический обзор. Алматы: МОМ, 2005. к тексту
26 См.: Материалы Центрально-Азиатской конференции ЮНЕСКО по международной миграции. Алматы, май 2005. к тексту
27 См.: Хакназар И. Указ. соч. С. 21. к тексту
28 См.: Материалы опроса мигрантов. Душанбе: Центр "Шарк", март 2004 (на правах рукописи). к тексту
29 См.: Элебаева А. Миграционные процессы и рынок труда в Кыргызстане. С. 49. к тексту
30 Интервью с сотрудником Министерства труда и социальных дел Афганистана. Кабул, апрель 2004. к тексту
31 См.: Tahir P. Diaspora’s Implication for Human Resources in Pakistan. Paper for National Seminar “Labor Migration and Socio-Economic Development”. Islamabad, 23—24 September 2003. к тексту
32 См.: Афганистан на переходном этапе. С. 121—122. к тексту
33 См.: Nygaard D., Jumakhonov D., Hendrickx K. Op. cit. к тексту
34 См.: Хакназар И. Указ. соч. С. 23. к тексту
35 См.: Олимова С., Боск И. Указ. соч. С. 27. к тексту
36 См.: Элебаева А. Трудовая миграция в Кыргызстане. к тексту
37 См.: Хакназар И. Указ. соч. С. 26. к тексту
38 Там же. С. 46. к тексту
39 Интервью с директором Бюро эмиграции и внешней занятости. Исламабад, апрель 2004. к тексту
40 Данные Фонда внешней занятости пакистанцев. к тексту
41 OCM Kabul. Operational Information Summary Report 28/03/04. к тексту
42 Интервью с заместителем министра планирования Афганистана. Кабул, апрель 2004. к тексту
43 См.: Хакназар И. Указ. соч. С. 27. к тексту
44 См.: Элебаева А. Миграционные процессы и рынок труда в Кыргызстане. С. 45. к тексту
45 Интервью с сотрудником Министерства труда и социальных дел. Кабул, апрель 2004. к тексту
46 Интервью с начальником пограничной полиции Шерхон-Бандара. Шерхон-Бандар, апрель 2004. к тексту
47 Данные Фонда внешней занятости пакистанцев. к тексту
48 См.: Хакназар И. Указ. соч. С. 45. к тексту
49 См.: Олимова С., Олимов М. Международная миграция в постсоветском Таджикистане. Аналитический отчет // Материалы Центрально-Азиатской конференции ЮНЕСКО по международной миграции. С. 24. к тексту
50 В 2002 г. сумма переводов составила 75 млн долл. Резкий рост инвалютных переводов в 2003 года объясняется тем, что благоприятные условия для переводов денег мигрантов через банки Таджикистана сложились только в начале 2003 года. к тексту
51 Интервью с сотрудником миссии Всемирного Банка в РТ. Душанбе, март 2005 г. к тексту
52 См.: Migration and Development. к тексту
53 Данные Бюро по эмиграции и внешней занятости Пакистана. к тексту
54 Интервью с торговцами и хаваладарами в Кабуле и Кундузе, апрель 2004. Информацию о хавале как важнейшем источнике кредитования мелкой торговли в Афганистане подтвердил французский исследователь Алессандро Мансутти на презентации своей книги о миграции хазарейцев в Кабуле в апреле 2004 года. к тексту
55 Подробнее об истории базаров в Афганистане см.: Давыдов А.Д. Традиционный рынок Афганистана (возникновение и модернизация промтоварных базаров). М., 1999. к тексту
56 См.: Материалы опроса мигрантов. к тексту
57 См.: Олимова С., Боск И. Указ. соч. С. 93. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL