АВГУСТОВСКИЙ КРИЗИС НА КАВКАЗЕ И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ

Александр СКАКОВ


Александр Скаков, кандидат исторических наук, начальник отдела проблем ближнего зарубежья Российского института стратегических исследований (Москва, Россия)


Ситуация, складывавшаяся на Кавказе до лета 2008 года, определялась балансом сил и паритетом основных игроков: США и России — в первую очередь; в качестве игроков второго плана выступали Евросоюз, Турция, Иран. Размораживание положения шло по инициативе Грузии, заинтересованной в изменении формата миротворческих операций и вступлении в НАТО, — все это ради установления контроля над мятежными автономиями и превращения Грузии в лидирующую страну региона.

В изменении соотношения сил были заинтересованы также США и Евросоюз (НАТО), недовольные необходимостью соизмерять свои амбиции с интересами других стран и считающие уровень своего присутствия в регионе незначительным. В качестве инструмента размораживания выступали конфликты в Абхазии и Южной Осетии, при этом вокруг обеих непризнанных республик шло балансирование на грани войны. Внешние игроки, исходившие из своих сиюминутных политических интересов, искусственно ускоряли процесс сближения Грузии с Североатлантическим альянсом.

Вплоть до 7—8 августа ситуация относительно получения Грузией ПДЧ (Плана действий по членству в НАТО) определялась решениями Бухарестского саммита Альянса, отложившего решение этого вопроса до декабря 2008 года, но пообещавшего непременно принять Грузию и Украину в НАТО. В самом же Альянсе существовали серьезные противоречия по данной теме между США и странами "новой Европы", с одной стороны, и странами "старой Европы", учитывавшими как позицию России, так и весьма далекие от стандартов НАТО реалии современного Кавказа, — с другой.

Ситуация резко изменилась после начала военной операции Грузии в Южной Осетии. Именно этим и был обусловлен дальнейший ход событий, и как бы ни повела себя Россия в тот или иной момент, вернуться к статус-кво и разрешить возникшие или обострившиеся проблемы уже не представлялось возможным.

Обращаясь к грузино-осетинскому конфликту, к его высшей точке — военной операции Тбилиси в Южной Осетии в ночь на 8 августа, следует отметить, что более 15 лет Россия поддерживала принцип территориальной целостности Грузии и строго выполняла свои миротворческие функции, возложенные на нее Дагомысскими соглашениями 1992 года, оказывая реальное содействие в поддержании мира и спокойствия в регионе.

Согласно пунктам Соглашения от 24 июня 1992 года о принципах урегулирования грузино-осетинского конфликта в зоне грузино-осетинского противостояния были созданы миротворческие силы и начала действовать Смешанная контрольная комиссия. Подписание данного Соглашения имело своей целью создать условия для мирного правового решения конфликта. Важнейший постулат, на котором оно строилось, — принцип территориальной целостности государств, подкрепленный в его тексте ссылкой на Устав ООН и на Заключительный акт совещания в Хельсинки. Россия сохраняла приверженность принципу территориальной целостности Грузии даже после того, как многие страны Запада признали независимость автономного края Косово. При этом они заявляли, что……………


Пожалуйста заполните подписную форму чтобы получить полный текст этого журнала

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL