СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ: ПРОЦЕСС "РАСТЕКАНИЯ ДЖИХАДА"

Игорь ДОБАЕВ


Игорь Добаев, доктор философских наук, профессор, заместитель директора Центра системных региональных исследований и прогнозирования при Южном федеральном университете (Ростов-на-Дону, Россия)


Пришедшие на постперестроечной волне в начале 1990-х годов к власти в Чечне сепаратистски ориентированные элиты в целях идеологической консолидации чеченского общества первоначально пытались реанимировать элементы древней традиционной социальной системы вайнахов — коренного этноса. В ее основе лежат кровнородственные кланы (снизу — вверх: дъозал, вар, варис), более крупные социальные образования — тайпы и тукхумы, в своей совокупности образующие чеченскую нацию — нохчи къам. Однако наличие огромного числа тайпов и тукхумов, отсутствие у вайнахов на протяжении их истории собственной государственности не дали возможности реализовать эту идею. И ставка была сделана на идеологию традиционного "местного ислама", прежде всего суфийских вирдов Кунта-хаджи и Вис-хаджи, относящихся к кадирийскому тарикату (ордену), известному в Чечне под брендом "зикризм". Но и эта попытка не увенчалась успехом в силу разобщенности чеченцев по нескольким десяткам суфийских структур (вирдовых братств). Тогда пришел черед интегристского ислама, не признающего деления мусульман на расы, этносы, тайпы, другие локальные этнические и конфессиональные группы, ставшего известным в регионе как "ваххабизм" (салафизм).

Сегодня, несмотря на успехи в восстановлении Чечни, ситуация, как представляется, еще далека от идеала. Поражение сепаратистов и распыление салафитского движения в других республиках Северного Кавказа трансформировало сопротивление частично в партизанщину, частично в мобильные, слабо связанные между собой террористические группировки.

Молодежные джамааты — форма институализации терроризма в регионе

В нынешних условиях Северного Кавказа экстремистские религиозно-политические организации, как правило, являются сетевыми структурами, не несущими обязательств даже перед своими рядовыми членами, не ограниченными в выборе целей и средств. Сети в широком смысле слова представляют собой самоорганизующиеся полицентричные структуры, ориентированные на достижение конкретных целей и решение определенных задач. Они состоят из вполне автономных коллективов, иногда даже временных, с прозрачной легитимацией власти, децентрализацией ответственности, с горизонтальной (а не только вертикальной) направленностью связей и коммуникаций. Это открытые структуры свободно связанных между собой равноправных и независимых участников, что способствует их неограниченному расширению на основе включения все новых узлов, если последние используют аналогичные коммуникационные коды (решают те же задачи и/или исповедуют те же ценности).

Эти сети являются куда более подвижной и трудно уязвимой целью, нежели централизованные организации. Более того, они прекрасно приспособлены к инфильтрации в…………….


Пожалуйста заполните подписную форму чтобы получить полный текст этого журнала

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL