КИТАЙ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЕВРАЗИИ: ИНТЕРЕСЫ БЕЗОПАСНОСТИ И ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ АКТИВНОСТЬ

Джаннатхан ЭЙВАЗОВ


Джаннатхан Эйвазов, кандидат политических наук, заместитель директора Института стратегических исследований Кавказа, заместитель главного редактора журнала "Центральная Азия и Кавказ" (Баку, Азербайджан)


Введение

Протяженная географическая связь — важнейший, но не единственный на сегодня фактор, формирующий значение Центральной Евразии (ЦЕА) в концептуализации Китаем своей безопасности. Распад СССР и образование новых независимых государств (ННГ) были условиями, в целом благоприятствующими ускоренному движению Поднебесной к статусу сверхдержавы. Вместе с тем эти условия требовали по-новому взглянуть на ЦЕА, ибо процесс ее анархизации сопровождался обострением комплекса этнотерриториальных проблем, грозивших перекинуться на северо-западные районы Китая. Этот же процесс актуализировал геополитическое значение этого пространства в отношениях КНР с ее основными конкурентами на надрегиональном уровне.

Новые условия требовали от КНР активизировать ее политику в отношении как освободившегося от советского доминирования центральноевразийского пространства, так и тех держав, которые вступили в борьбу за геополитический контроль над этим пространством. Какие интересы безопасности лежат в основе китайской политики в ЦЕА, в чем геополитическое значение этого пространства для КНР, каковы тактические особенности ее региональной политики — эти и другие связанные с этим вопросы рассматриваются в данной статье.

География и вовлеченность КНР в ЦЕА

КНР обладает непосредственной географической связью только с "центральноазиатским сегментом" ЦЕА. Однако по общей протяженности китайская связь с Центральной Азией (ЦА) сопоставима только с российской, а по числу региональных государств, с которыми КНР имеет здесь общую границу, эта связь превосходит российскую. С учетом Афганистана Китай географически соприкасается с четырьмя из шести стран региона (Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Афганистан), что суммарно составляет 2 908 км. Разумеется, такая географическая основа не может не порождать вовлеченность китайских интересов безопасности в этот регион и поведенческую функциональность соответствующей взаимозависимости КНР с государствами ЦА.

Вопрос о возможностях проникновения Китая в два других центральноевразийских региона не имеет однозначного ответа: можно оперировать достаточным числом аргументов "за" и "против" и так и не прийти к какому-то определенному выводу относительно текущего состояния. С другой стороны, почему это………………..


Пожалуйста заполните подписную форму чтобы получить полный текст этого журнала

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL