РЕЛИГИОЗНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ ПОЛИТИКИ ТУРЦИИ В АДЖАРИИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ГРУЗИНСКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

Владимир ИВАНОВ


Владимир Иванов, независимый исследователь (Ереван, Армения)


Введение

В СССР атеистическая идеология не давала возможности обращаться к политическим спекуляциям в отношении религии. Ситуация изменилась лишь с началом "перестройки" и последовавшим распадом Советского Союза. Тогда некоторые соседние страны получили возможность влиять на постсоветское пространство, в том числе и с помощью религиозных инструментов. Одной из таких стран оказалась Турция.

Распад СССР вызвал у турецких политических кругов эйфорию. М. Челикпала, в частности, отмечал: "Впервые за свою новейшую республиканскую историю Турция получила шанс расширить свою сферу влияния. Развал Советского Союза и появление новых тюрко-мусульманских республик открыли для Турции множество новых возможностей играть важную роль на Кавказе и в Центральной Азии".

Помимо налаживания связей в политической, экономической и других сферах широко использовался и религиозный фактор. Не стала исключением и Грузия.

Турецко-грузинские взаимоотношения стали динамично развиваться приблизительно с середины 1990-х годов, то есть после относительного "замораживания" этнополитических конфликтов, некоторой стабилизации внутриполитического пространства Грузии, начала реализации значимых энергокоммуникационных проектов и т.д. Однако не всегда эти отношения были безоблачными.

Один из факторов, периодически осложняющих отношения между двумя странами, — неразрешенность вопроса о статусе Аджарии, в которой часть населения исповедует ислам. Эта проблема нередко всплывает в кризисные моменты, сопровождающие становление новой грузинской государственности. Как отмечает И. Мурадян, "в период с 1992-го по 2003 год Турция трижды вмешивалась во внутренние дела Грузии, и все по тому же поводу — ущемление прав Аджарии".

До свержения А. Абашидзе в этот регион были устремлены геополитические интересы в основном двух игроков — России и Турции. Однако вывод из Батуми российской военной базы и сворачивание грузино-российских отношений позволили Турции стать одним из основных внешнеполитических акторов на территории Аджарии. Так, во время противостояния между Тбилиси и Батуми после "революции роз" турецкая сторона довольно четко дала понять новому грузинскому руководству, что она с пристальным вниманием наблюдает за малейшими изменениями в приграничных с ней районах. 17 марта 2004 года посол Турции в Азербайджане У. Чевикоз заявил, что согласно Карсскому договору, подписанному в 1921 году, Анкара в случае кризисной ситуации имеет право ввести свои войска в Аджарию. Данное заявление явилось ответом на………….


Пожалуйста заполните подписную форму чтобы получить полный текст этого журнала

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL