КИТАЙСКОЕ ПРИСУТСТВИЕ В НЕФТЕГАЗОВОМ СЕКТОРЕ ТУРКМЕНИСТАНА

Владимир ПАРАМОНОВ, Алексей СТРОКОВ


Владимир Парамонов, основатель и директор интернет-проекта [www.ceasia.ru] и аналитической группы «Центральная Евразия» (Ташкент, Узбекистан)

Алексей Строков, член экспертного совета аналитической группы «Центральная Евразия» (Ташкент, Узбекистан)


АННОТАЦИЯ

Если в 1990-х годах Китай практически не проявлял никакого интереса к туркменской нефтегазовой отрасли, то с середины 2000-х китайское присутствие в данной сфере постоянно усиливается. К настоящему времени, в особенности с учетом договоренностей от сентября 2013 года, Пекин прочно занял лидирующие позиции в нефтегазовой отрасли этой центральноазиатской страны.

Ключевые слова: Китай, Туркменистан, Си Цзиньпин, нефтегазовая отрасль, КННК, газовые месторождения Южный Иолотань, Осман, Яшлар и Минара, проект «Галкыныш», территория Багтиярлык, Государственный концерн «Туркменгаз», «Газпром», Сейдинский НПЗ, газопровод Туркменистан — Китай, газопровод ТАПИ (Туркменистан — Афганистан — Пакистан — Индия), газопровод «Набукко».

Введение

Несмотря на быстрый рост китайских потребностей в энергоресурсах в конце ХХ века и на то, что дипломатические отношения между Китайской Народной Республикой (КНР) и Туркменистаном были установлены практически сразу после распада СССР (6 января 1992 г.), вплоть до середины первого десятилетия XXI века Китай и китайские компании не проявляли особого интереса к этой центральноазиатской стране, в том числе и к ее нефтегазовому сектору. Это во многом определялось географической отдаленностью двух государств, а также неразвитостью транспортной инфраструктуры между Туркменистаном и Китаем.

Отсюда и крайняя слабость двусторонних торговых связей, которые вплоть до 2006 года включительно не…………….


Пожалуйста заполните подписную форму чтобы получить полный текст этого журнала

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL