ПОСТМОДЕРНИСТСКИЙ ДИСКУРС СОВРЕМЕННОГО ТЕРРОРИЗМА В КОНТЕКСТЕ РИТОРИКИ АПОКАЛИПСИСА МАССМЕДИЙНОЙ ПРОДУКЦИИ И ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Елена ЕРМАКОВА, Майра ДЖИЛКИШЕВА, Гузель ФАЙЗУЛЛИНА, Ирина КАРАБУЛАТОВА, Хабиба ШАГБАНОВА


Елена Ермакова, доктор филологических наук, профессор Тюменского государственного университета (Тобольск, Российская Федерация)

Майра Джилкишева, доктор педагогических наук, профессор Таразского государственного педагогического института (Тараз, Республика Казахстан)

Гузель Файзуллина, кандидат филологических наук, доцент Тюменского государственного университета (Тобольск, Российская Федерация)

Ирина Карабулатова, доктор филологических наук, профессор Института социально-политических исследований РАН (Москва, Российская Федерация)

Хабиба Шагбанова, доктор филологических наук, профессор Тюменского государственного нефтегазового университета (Тобольск, Российская Федерация)


АННОТАЦИЯ

Обозначив семантические контуры понятий «террор» и «терроризм» в современном социально-политическом пространстве, мы можем сделать вывод, во-первых, о высокой степени определенности той моральной оценки, что дается этим явлениям сегодня, и, во-вторых, о высокой степени неопределенности содержательно-логического наполнения этого понятия. Эта неопределенность позволяет включать данные понятия в различные идеологические схемы, прагматика которых часто остается скрытой и может вызывать сомнения именно с моральной точки зрения. Первое десятилетие XXI века показало, что в рамках установившейся гегемонии «контртеррористического» дискурса, где апофеозом стала всемирная солидарность в оценке «события 9/11», террор и терроризм дезавуируются, поскольку не имеют моральной поддержки со стороны революционной парадигмы. Они обретают свой истинный статус — ничем не оправданного преступления как в правовом, так и в этическом контексте. Понятие «терроризм» утратило референцию к революционному дискурсу из-за спада активности левых радикалов. В применении этого понятия и в самой террористической риторике произошли различные семантические сдвиги. Ультраправые боевики, или религиозные экстремисты, вообще не имеющие отношения к политике, объявляют себя «революционными армиями» или подразделениями «народной милиции». Такое использование потерявших историческую основу осколков революционных идеологий левого толка симптоматичны для распада революционно-террористической парадигмы и возникновения внутренне эклектичного «постмодернистского» дискурса терроризма. Вместе с ним внутренний алогизм и семантическая гетерогенность, напоминающая коллаж, сочетающий взаимоисключающие смыслы, становятся конструктивными чертами концепта «терроризм». Кроме самого феномена террора/терроризма, существует еще соответствующее понятие, контекст его понимания и истолкования, а также — общественно-политическая дискуссия о его смысле, комплекс эмоциональных реакций и дискурсивного оформления суждений о нем. Этот интеллектуальный пласт оказывается крайне запутанным и плохо изученным. Функционирование сегодняшнего «контртеррористического» дискурса фактически не учитывает антропологической сущности насилия. Это по сей день сказывается в том, что антитеррористические операции идеологически оформляются как «акции возмездия», что запускает в коллективной памяти ассоциативные отсылки к «процессам над ведьмами» и т.п. До сих пор работает «искупительная» риторика, описывающая террориста как жертву, а теракт как жертвоприношение. В современном дискурсивном пространстве осуществляется сочетание несочетаемого, являющееся симптомом десемантизации и девальвации террористического дискурса и соответствующего ему понятия, отрывающегося от своей исторической основы — революционного терроризма.

Ключевые слова: дискурс, постмодернизм, террор, терроризм, апокалипсис, риторика.


Пожалуйста заполните подписную форму чтобы получить полный текст этого журнала

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL