ОСОБЕННОСТИ АДАПТАЦИИ МИГРАНТОВ ИЗ АЗИАТСКИХ СТРАН В ЭКОНОМИКЕ РОССИИ

Сергей РЯЗАНЦЕВ, Роман МАНЬШИН


Сергей Рязанцев, член-корреспондент РАН, доктор экономических наук, профессор МГИМО и РУДН, руководитель Центра социальной демографии Института социально-политических исследований РАН (Москва, Российская Федерация)

Роман Маньшин, кандидат экономических наук, доцент РУДН, ведущий научный сотрудник Центра социальной демографии Института социально-политических исследований РАН (Москва, Российская Федерация)


АННОТАЦИЯ

Проанализированы основные официальные источники информации о миграции из Китая, Вьетнама и КНДР: данные пограничной службы ФСБ РФ, Росстата, переписи населения 2010 года, ФМС РФ, Министерства образования и науки РФ. Проведенный анализ позволил выявить особенности адаптации трудовых мигрантов из азиатских стран дальнего зарубежья в экономике России. Потоки трудовых мигрантов в Россию из азиатских стран дальнего зарубежья включают жителей Китая, Вьетнама, Северной Кореи, Турции, Таиланда и Филиппин. Больше всего таких мигрантов приходится на Китай, Вьетнам, КНДР, Турцию. Значительна роль Китая, Вьетнама и других стран Азии в формировании потоков образовательных мигрантов в Россию. На фоне сильной «китаефобии» в российских регионах, иммиграция из Вьетнама может рассматриваться как наиболее реальная альтернатива китайской миграции в Россию. Вьетнам имеет достаточный демографический потенциал, для того чтобы в среднесрочной перспективе занять лидирующие позиции в Юго-Восточной Азии в качестве страны-источника трудовой миграции в Россию. Китай — один из крупнейших экспортеров трудовых ресурсов на российский рынок труда (пятое место) — 51,7 тыс. разрешений на работу (2015 г.). В 2015 году на российском рынке труда присутствовало около 30,7 тыс. мигрантов из Северной Кореи, из Вьетнама — 12,5 тыс., из РеспубликиФилиппины — 2 тыс., из Таиланда — 1,4 тыс.Азиатские мигранты занимают определенные ниши на российском рынке труда: китайцы заняты в строительстве, торговле, сельском хозяйстве; вьетнамцы — в сельском хозяйстве, текстильной промышленности, ресторанном бизнесе; корейцы — в лесной отрасли; тайцы — в секторе медицинских услуг (массаж); филиппинцы — в домашнем хозяйстве. Можно выделить и региональные особенности распределения трудящихся-мигрантов: китайцы преимущественно размещаются в Москве и на Дальнем Востоке, вьетнамцы распределены более дисперсно: в Москве, Санкт-Петербурге, на Урале, в регионах Юга России, корейцы представлены в приграничных регионах Дальнего Востока, таиландцы и филиппинцы — в Центральной России, преимущественно в крупных городах. Отмечены также гендерные особенности трудовой миграции: среди граждан КНР и Северной Кореи преобладают мужчины, среди вьетнамцев наблюдается примерно равное распределение между мужчинами и женщинами, среди выходцев из Таиланда и Филиппин больше женщин. Отличаются и их стратегии адаптациина российском рынке труда. Китайские мигранты предпочитают подолгу работать в российских регионах, зачастую пытаются даже получить вид на жительство, а некоторые — российское гражданство. Среди вьетнамских трудящихся-мигрантов доминирует трехлетний период пребывания в России с последующим возвращением на родину. Мигранты из Северной Кореи являются краткосрочными трудовыми мигрантами, работают в российских регионах несколько месяцев.

Ключевые слова: миграция населения, трудовая миграция, адаптация мигрантов, Китай, Вьетнам, КНДР, Филиппины, Таиланд.


Пожалуйста заполните подписную форму чтобы получить полный текст этого журнала

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL