К ПЯТИДЕСЯТИЛЕТИЮ ВСЕОБЩЕЙ ДЕКЛАРАЦИИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА.

(К итогам конференции Фонда Сорос - Кыргыстан.
11-13 сентября. 1998 г. Чолпон-Ата)

Зульфия МАРАТ (Бишкек)


Анна МУРАТОВА (Бишкек)

Со времени обретения независимости постсоветскими государствами было сделано немало для укрепления трех ветвей власти. Во всех государствах, в том числе и в пяти центральноазиатских, были приняты новые конституции, избраны президенты и парламенты. Но самым слабым звеном продолжает оставаться "третья", судебная власть . Будучи неполитической по своей сути и функциям, она оказалась зависимой в материально-структурном отношении от двух первых и, к сожалению, до сих пор воспринимается как институт, обслуживающий их политические и экономические интересы. Однако опыт первых семи лет независимости свидетельствует, что слабая судебная власть не только не в состоянии обеспечить законную защиту прав граждан, но и не способна придать устойчивость самой политической и экономической элите в период кризиса. После значительного укрепления институтов исполнительной и законодательной власти пришло время реформ в юридической сфере. Но реформы продвигаются крайне медленно, хотя совершенно очевидно, что самым надежным юридическим средством защиты прав человека являются независимые суды и сильные независимые ассоциации адвокатов. Поэтому в год 50-летия Всеобщей декларации прав человека участники Центральноазиатского форума (1. Центрально-азиатский Форум под эгидой Фондов Сорос-Кыргызстан и Сорос-Казахстан был создан в 1996 году с целью обсуждения злободневных проблем, стоящих перед регионом.) решили обсудить достижения в продвижении юридических реформ и проблемы, стоящие перед новыми независимыми государствами в этой сфере.

На побережье озера Иссык-Куль, в поселок Булан-Соготтуу, съехались около 70 человек из разных стран Содружества - России, Грузии, Азербайджана, Таджикистана, Узбекистана, Казахстана, Кыргызстана, а также из стран "дальнего зарубежья" - Великобритании, США, Германии, Хорватии, на семинар "Юридические реформы и защита прав человека". Проведенный с 11 по 13 сентября под эгидой Фонда Сорос - Кыргызстан и Бюро по правам человека и соблюдению законности, он объединил людей с различным статусом в обществе: депутатов, судей, прокуроров, юристов, адвокатов, правозащитников, представителей международных правозащитных организаций (Amnesty International, Human Rights Watch, а также Европейского института СМИ и др.), журналистов. Перед участниками стояла задача укрепления регионального сотрудничества представителей "третьей" власти, с одной стороны и представителей гражданского общества - с другой. Это была попытка преодолеть разобщенность юридической элиты разных государств, а также разобщенность и непонимание между представителями "третьей" власти и гражданским обществом, так как в деле защиты прав человека они находятся не по разные стороны баррикад, а практически на одной линии защиты.

Аспектов для дискуссий на самом деле было более чем достаточно. Они поделились на несколько блоков:

  • состояние системы юридической защиты прав человека в переходный период;
  • перспективы развития системы юридической защиты прав человека;
  • способы достижения реальной независимости судейского корпуса как необходимого гаранта защиты прав человека;
  • традиции народов и общие юридические нормы защиты прав человека;
  • опыт правозащитных НПО как новый фактор самоорганизации общества;
  • реальные возможности и перспективы регионального межгосударственного сотрудничества в области юридической защиты прав человека;
  • международные стандарты независимости судей и адвокатов;
  • возможности сотрудничества "первой" и "третьей" ветвей власти и др.;

В самом начале встречи таджикская участница Ойнихол Бобоназарова, известная правозащитница (ныне председатель правления Фонда Сороса в Таджикистане), отметила, что, несмотря на прошедшую гражданскую войну, страна подписала больше международных документов по правам человека, чем другие страны региона. К сожалению, президент страны руководствовался больше интересами привлечения инвестиций, чем реальным строительством демократического государства. Его указ о праздновании 50-летия Всеобщей Декларации прав человека не зафиксировал взаимодействие государственной системы и НПО. При аппарате президента создано главное управление по защите конституционных прав человека. Готовится при содействии ОБСЕ создание института омбудсмена. Активное участие НПО (которых в стране около 500 ) в обсуждении проекта нового УК позволило, к примеру, сократить число статей с санкцией смертной казни с 44 до 15. В указанном проекте также предусмотрена возможность мирового соглашения без суда. Кстати, условия регистрации НПО в последнее время ужесточились.

Правозащитники призвали также проявить гуманность, в соответствии с нормами международного права, в известном политическом процессе, когда был обвинен брат бывшего кандидата в президенты в покушении на президента Рахмонова в Ходженте (он тяжело болен раком). Лев Ройтман, комментатор радио "Свобода", говорил о том, что быть независимым судьей в политическом процессе невозможно, когда он назначается президентом страны по представлению министра юстиции. Олег Панфилов, сотрудник российского Фонда защиты гласности, напомнил участникам семинара о том, что в мае этого года парламент Таджикистана принял Закон "О защите чести и достоинства президента", запрещающий называть себя президентом кому-либо, кроме самого президента страны. Закон предусматривал санкцию в виде лишения свободы до 6 лет, хотя механизм определения вины в нем отсутствовал. Благодаря усилиям Фонда защиты гласности данный закон не был подписан президентом Рахмоновым. Но все же, свобода слова в стране постоянно под угрозой.

Кипение страстей, конечно же, было вызвано столкновением так называемой официальной точки зрения на положение с правами человека и неофициальной. Особенно сильно оно проявилось вслед за выступлением участника из Узбекистана Баходыра Исмаилова (сотрудника Национального Центра по правам человека), который попытался описать ситуацию в своей стране, исходя из официальной точки зрения.

Как известно, Узбекистан - одно из немногих государств в Центральной Азии, создавшее всеобъемлющую систему государственной защиты прав человека. На десятой сессии парламента (Олий Мажлиса) был принят закон о порядке подготовки законодательных актов, в котором предусмотрены четыре основных направления, два из которых непосредственно связаны с защитой прав человека (приоритет прав человека, имплементация международных законов в национальное законодательство). Поскольку реформы в области прав человека в Узбекистане проходят "сверху", государство взяло на себя обязательство создания и финансирования национальных учреждений по правам человека, в частности, института омбудсмена, Национального Центра по правам человека (в ранге министерства), Института мониторинга действующего законодательства. Первое учреждение в данное время готовит национальные доклады по шести основным международным документам по правам человека. Второе - координирует деятельность всех правительственных структур в области прав человека, проводит научно-исследовательскую работу и изучает зарубежный опыт. Существуют и так называемые неправительственные организации по "...изучению, пропаганде и защите" прав человека. Так, указом от 26 июля 1997 года был учрежден Центр по повышению правовой пропаганды среди населения и даже был издан президентский указ "О правовом воспитании населения".

Как выразился Исмаилов, узбекская правовая система "переходит из социалистической в систему классического романо-германского права". Принято 14 кодексов, в том числе и Семейный кодекс, одним из пунктов которого является введение понятия брачного контракта в целях защиты прав женщин (в других странах региона подобное понятие в юридической системе совершенно отсутствует). Узбекистан присоединился к 42 международным пактам, конвенциям, договорам по правам человека. (2. Тем не менее, Узбекистан до сих пор не присоединился к Конвенции о статусе беженца 1951 года и Протоколу 1966 года, из-за чего многие беженцы из Таджикистана, Афганистана и других "горячих точек" мира не могут получить статус беженца в этой стране. Более того, в прошлом году из страны были депортированы два афганских беженца.) Непосредственная защита прав человека осуществляется судебной системой. Но, к сожалению, как выяснилось, положение узбекской судебной системы аналогично таджикской и ситуация усугубляется тем, что, при отсутствии реального избирательного права, парламент полностью зависим от президентской воли и не обеспечивает принципов открытого гражданского общества. К тому же, суды коррумпированы (так, 43 судьи были привлечены к уголовной ответственности за получение взяток).

Как было замечено, несмотря на обилие законодательных актов по защите прав журналистов, они преследуется (64-летний самаркандский радиожурналист Шади Мардиев в июне этого года был приговорен к 11 годам лишения свободы). Существующие независимые СМИ слабы и не имеют самостоятельной информационной политики. Всего в стране зарегистрировано около 800 СМИ.

Думается, принципы независимости и объективности в деятельности государственных центров по правам человека со временем все же дадут свои плоды. Пока же их представителям приходится испытывать на себе всю тяжесть неудобных вопросов, задаваемых со стороны правозащитных неправительственных организаций соседних стран относительно недостатков, скажем, уголовного или гражданского законодательства Узбекистана. Когда Жемис Турмагамбетова (Казахстанское Международное бюро по правам человека) подвергла сомнению адекватность наказания в виде смертной казни, к примеру, за угон автомобиля, то получила вполне ожидаемый ответ, что смотря какой человек угнал машину. Таким образом, узбекские суды рассматривают стоимость машины и человеческой жизни как вполне сравнимые величины, в "...условиях переходного периода", в то время как, например, в Грузии введен мораторий на применение смертной казни (с 1992 года по 1997 год был казнен лишь один человек). (3. В процессе обсуждения выяснилось, что в Грузии реально отменена система прописки. Другое достижение в том, что пенитенциарная система передана министерством внутренних дел под начало министерства юстиции.) Участников семинара не убедили доказательства отнюдь не репрессивного характера УК, тем более, что узбекская делегация отказалась признать факт политических заключенных, отговорившись тем, что во время переходного периода "лес рубят, щепки летят".

Наталья Ходжаева (помощник советника президента Казахстана по юридическим вопросам) обрисовала ситуацию с правовыми реформами в Казахстане. Были приняты различные новые кодексы, в которых есть многое, что поможет в деле защиты прав человека. Так, в частности, в новом УК остались только 2-3 статьи с санкцией смертной казни. Введен институт пожизненного заключения, что впервые применяется в судебной практике государств региона. Впервые устанавливается институт необходимой обороны. После небольшой "обкатки" УК, УПК, появилась необходимость в их корректировке, поэтому создается механизм поправок и изменений, дополнений. Реформирование государственных структур, в том числе и налоговой службы, идет с трудом, поэтому был создан Фонд правовой инициативы "2030", ставящий задачу изучения общественного мнения.

Журналисты чувствуют себя неуютно и в этой стране. Так, объединение "Курдастар" заставило одного журналиста выплатить компенсацию в судебном порядке за причинение морального вреда. Суд, естественно, не мог не согласиться с мнениемобъединения, которое представляет собой круг одноклассников президента страны. Согласно статье 82 конституции страны, все судьи непосредственно назначаются президентом по представлению министра юстиции. Отличительной особенностью казахской "судебной независимости" является высший судебный совет, который возглавляет сам президент страны. Состав совета, дающий рекомендации главе государства, опять же полностью назначается президентом. Такая "арканная логика" не позволяет даже рассуждать о независимости судей.

Киргизские судьи не согласились с мнением, что назначение должностных лиц президентом обязательно приводит к лишению независимости, напротив, оно только повышает их ответственность и статус. Профессионализм судьи и определяет во многом его независимость. Так, Верховный суд Киргизии смог преодолеть давление "сверху" во время прошлогодних политических процессов над журналистами.

Независимость судебной системы - очень абстрактная категория. Носитель независимости - это сам судья, что подразумевает субъективность фактора. Азербайджанский опыт говорит о возможности выстоять против любого давления, если судьи создают ассоциации по защите преследуемых судей.

Некоторые эксперты предположили, что первый, трехгодичный, срок назначения судей в Киргизии можно рассматривать как испытательный срок, лишь затем они переназначаются сроком на 7 лет. Таким образом, выстраивается менее зависимая от президента вертикаль, чем в других странах Центральной Азии.

Заместитель председателя Верховного суда Киргизии Жениш Досматов в своем выступлении признал, что судебная реформа не дает ожидаемых результатов действий самих судей. С конца прошлого года в стране действует Совет судей, на его совместном заседании с правительством 7 сентября этого года обсуждались вопросы материально-технического обеспечения судей. Было отмечено, что сохранена старая логика при принятии нового Административного кодекса КР, не соответствующего во многом Конституции КР (множество случаев разрешается вне судебных механизмов).

В дискуссиях выяснились многие болевые точки киргизского законодательства о СМИ. Юристы уподобили его синусоиде, когда все положительные наработки напрочь отметаются последующими законами. Так, парламент принял закон о закрытии СМИ, получивших в течение года не менее трех судебных решений по опровержению информации (президент страны его не утвердил). Парламент в сентябре этого года вновь отклонил поправку к УК, освобождающую от суровой уголовной ответственности за клевету в виде лишения свободы. В области электронных СМИ царит полная неразбериха. В отсутствие закона о телерадиовещании эту сферу регулируют закон "Об электрической и почтовой связи" и другие правительственные постановления, которые в сущности вводят цензуру. Чиновники Национального агентства связи (НАС) даже не задумываются над тем, что нарушаются конституция, закон о СМИ, предпочитая выдавать на гора все новые и только им понятные ограничительные инструкции.

Судьи категорически были против института доследования, предполагая, что судья должен выносить однозначное решение. Они также были против принципа выборности судей, ставящего их в условия зависимости от местных органов власти, населения, поиска "спонсоров". Судьи согласились с общим мнением об исключении из единой судебной системы так называемых судов аксакалов. Участие населения в судебных процессах можно видеть только в форме суда присяжных и не более.

Судья стоит на страже закона и подчас, следуя ему, он выносит решения, ущемляющие права человека. Но судьи считают, что не все от них зависит. Парламент не должен принимать законы, вынуждающие судей преступать нормы международного гуманитарного права. Как оказалось, при аттестации у киргизских судей даже не требуют знаний норм международного права. Судьи предложили парламенту создать правовую систему, объединенную единой концепцией приоритета международного права. Они оказались не готовыми к процессу включения норм международного права в национальное законодательство, привычно ожидая "сверху" специальных решений, указов и т.д. В свою очередь, адвокаты желали бы введения института адвокатского следствия и апелляционных судов, перепроверяющих решения судов.

Анатолий Карташов, представитель МИД КР, заверил всех присутствующих на семинаре, что вскоре будет отменена в паспортах так называемая разрешительная запись на выезд ("виза КГБ"). Для иностранцев, прибывающих в страну, упрощена процедура регистрации. Ранее они могли зарегистрироваться только в Бишкеке. Ныне открыты районные отделы ОПВР, где они также могут быть зарегистрированы . Вопрос о фактически двойной регистрации иностранцев (при въезде и в местных ОПВР), сказал он, будет разрешен открытием службы ОПВР в аэропорту. Ключевым вопросом в дискуссиях по поводу регистрации НПО, религиозных организаций являлся характер регистрации таких организаций (уведомительный или разрешительный ).

Заключительным аккордом семинара прозвучала готовность юристов региона сотрудничать друг с другом вне государственных рамок посредством создания межрегиональных профессиональных союзов, чему может служить опыт сотрудничества правозащитных НПО. Региональные представительства международных организаций готовы поддержать эти стремления.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL